Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Литература arrow Письменные работы научного стиля

В. Пример написания статьи

  • (Ф.И.О. автора) (название вуза)
  • (город)

Ритмообразующая функция просодии в стихотворной речи

Изучение стихотворной речи как целостной фонической системы требует наличия комплекса знаний на стыке ряда наук, прежде всего литературоведения и теории информации, а также лингвориторики, герменевтики и экспериментальной фонетики. Однако необходимо признать тот факт, что раньше исследования стихотворной речи сводились в основном к рассмотрению поэтического материала только с литературоведческой точки зрения, не затрагивая другие стороны комплексного подхода. Были хорошо разработаны вопросы метрики и строфики, композиции, семантики и синтаксиса (М.Л. Гаспаров, В.М. Жирмунский, Б.В. Томашевский, Ю.М. Лотман, Л.И. Тимофеев, А. Хойслер, Й. Минор, Э. Зи-верс и др.). Однобокость такого подхода была устранена с распространением в 60—70-е годы XX века экспериментальной фонетики.

Прорыв в экспериментальной фонетике открыл широкие возможности для определения роли различных супрасегментных средств в формировании текста, позволил рассмотреть особенности функционирования просодии в различных сферах коммуникации, в том числе и в поэтической. В настоящее время смещение доминанты научных изысканий в сторону когнитивизма и антропоцентризма обусловило и более широкое понимание поэтической коммуникации. Она представляет собой своеобразную форму коммуникации, характеризующуюся особенностями соотношения компонентов модели ее акта. По мнению А.А. Ворожбитовой, создателя лингвориторической парадигмы, «из семиотического продукта мыслеречевой деятельности языковой личности (автора) в процессе коммуникации индивидуально-рецептивно реконструируются художественная реальность и заключенный в ней духовно-этический, эмоционально-интеллектуальный смысловой потенциал. Литературное произведение выступает снятым моментом коммуникативного акта, плодом писательской интенции — коммуникативного намерения, художественным сообщением автора читателю-интерпретатору» [ 1, с. 109]. Смысловой потенциал, выраженный как эксплицитной информацией (фактуаль-ной, предметно-логической), так и имплицитной (коннотативной) и представляющий собой сложный информационный комплекс, расширяет значение всех элементов различных языковых уровней и связывает их в том числе и на фонетическом уровне [2, 3]. Такое своеобразие поэтической коммуникации привлекло внимание многих фонетистов, сделавших шаг в сторону изучения стихотворной речи как звучащего материала. Она становится предметом ряда фонетических исследований по фоностилистике, фоносемантике, ритмологии, интонологии и когнитивной силла-бике. Как отечественными, так и зарубежными исследователями был внесен вклад в изучение просодического компонента стихотворной речи (А.М. Антипова, Л.В. Златоустова, Р.К. Потапова, Е.В. Скрипниченко, С.С. Татубаев, Е.А. Зоз, Ф. Либерман, И. Фонадь и др.). В русле функционального изучения просодии неоспоримым является факт ее полифункциональности. Такой подход позволяет выявить набор просодических средств, выполняющих ту или иную функцию в речи (коммуникативную, стилеобразующую, структурирующую или ритмообразующую и др.). Причем многими исследователями подчеркивается свойство полисемии просодических средств — способности одних и тех же просодических характеристик выполнять различные функции (А.М. Антипова, С.С. Татубаев, Н.В. Черемисина, Е. Нурахметов, Р.К. Потапова и др.).

В данной статье мы не преследуем цели описать все функции просодии, а подробно остановимся на одной, которая, на наш взгляд, является определяющей и главной в стихотворной речи. Это — ритмообразующая функция просодии. Попытаемся проследить, каким образом она реализуется в стихотворной речи английского, немецкого и русского языков. Ниже приведен обзор уже имеющихся экспериментальных данных о роли просодии в формировании ритма стихотворной речи.

Прежде чем перейти к описанию просодических параметров, создающих ритм стихотворной речи, остановимся подробнее на таком понятии, как ритм. В лингвистических штудиях является неоспоримым тот факт, что ритм не считается больше исключительной привилегией только лишь поэзии. Он универсален и может быть рассмотрен как форма неживой и живой природы. Однако в отличие от ритма разговорной речи или прозы, стихотворный ритм обладает определенными особенностями. Большинство литературоведов и лингвистов единодушны в понимании ритма стихотворной речи. Так, например, стиховед Ю.М. Лотман придерживается мнения, что «ритмичность стиха — это цикличное повторение разных элементов в одинаковых позициях с тем, чтобы приравнять неравное и раскрыть сходства в различном, или повторение одинакового с тем, чтобы раскрыть мнимый характер этой одинаковости, установить отличие в сходном» [3, с. 45]. Ритмичность стиха может поддерживаться выбором и определенных лексических единиц, и синтаксических конструкций. Однако ведущая роль принадлежит просодическим характеристикам, поскольку стихотворение — это звучащий феномен. В работах А.М. Антиповой речевой ритм определяется как «периодичность сходных и соизмеримых речевых явлений» [4, с. 22]. Автор считает, что именно изучение просодии дает ключ к пониманию природы ритма, его вариативного характера, его сущности. Это не означает, что ритм вбирает в себя весь комплекс просодических средств. Он отбирает и использует лишь те из них, которые необходимы для формирования периодических явлений [4, с. 52—53]. К таким средствам относятся: частота основного тона, интенсивность, длительность и даже в какой-то степени тембр.

Большинство исследователей связывают ритмическую организацию стиха с временными просодическими характеристиками, создающими изохронность периодических явлений. Однако уже доказан тот факт, что акцентно-мелодический компонент просодии играет также большую роль в создании ритма стиха, с той лишь разницей, что длительность релевантна для меньших ритмических единиц, таких как ритмическая группа, а не для более крупных — синтагм, строк, строф.

В результате инструментальных анализов, проведенных многими исследователями на материале английского языка, были сделаны выводы, позволяющие судить о ритмических особенностях стихотворной речи (И. Лехисте, Р.И. Гертнер, А.М. Антипова, Е.В. Скрипниченко, С.С. Та-тубаев, Е.А. Зоз и др.). Исследованный материал позволяет констатировать тот факт, что ритмические группы и их компоненты в стихотворной речи английского языка характеризуются большей степенью выраженности по сравнению с прозаической речью английского языка, а именно, большими:

  • • среднезвуковой длительностью;
  • • суммарной длительностью гласных;
  • • относительной длительностью и интенсивностью ударного гласного;
  • • значениями перепадов по относительной интенсивности предударного и ударного гласных;
  • • значениями перепадов по относительной длительности и интенсивности ударного и заударного гласных.

При этом значения перепадов по относительной длительности предударного и ударного гласных свидетельствуют о наличии тенденции к изохронности предударных и ударных гласных в стихотворной речи [5, с. 9].

Таким образом, меньшая скорость артикуляции и увеличение длительности ударных гласных, а в некоторых случаях — и безударных способствуют замедлению темпа речи в стихотворных произведениях английского языка.

Исследователи русской стихотворной речи Н.В. Черемисина, Г.Н. Иванова-Лукьянова, Л.В. Златоустова, проведя ряд акустических и перцептивно-слуховых исследований, пришли к выводу, что эффект замедленного темпа происходит за счет увеличения длительности не только ударного и предударного гласных, но и за счет увеличения длительности заударных слогов в конце каждой строки, ослабляя тем самым их редукцию.

Сравнив стихотворные и прозаические тексты русского языка, Л.В. Златоустова сделала заключение и о том, что «разное количество ритмических групп в рифмующихся строках компенсируется относительной выравненностью частоты основного тона на протяжении всей строки и, главное, периодическим повторением рисунка частоты основного тона рифмующихся строк» [6, с. 113], делая звучание стихотворного произведения более монотонным по сравнению с прозаическими текстами.

Немецкая стихотворная речь является наименее изученной в плане ритмической организации стиха, поэтому экспериментальные данные, по сравнению с данными об английских и русских стихотворных текстах, являются достаточно скупыми. Инструментальный анализ немецкой поэзии и прозы на материале произведений Г. Гейне и И. Гете «позволил выявить, что начало каждой стихотворной строфы в немецком языке характеризуется одинаковым уровнем высоты основного тона голоса в ударных слогах и одинаковым временным интервалом от предыдущего ударного слога до последующего. В прозе подобного явления нет. Резкие движения тона избегают той организующей регулярности, которой отличается стихотворный текст. Прозаический текст в немецком языке характеризуется существенно большим частотным диапазоном (90—160 Гц), чем поэтический (120—128 Гц и 120—144 Гц)» Щит. по 7, с. 31].

Исследования роли паузы в создании изохронности, соизмеримости говорят о том, что суммарное время паузы в стихотворной речи количественно превосходит время паузы в прозе. Однако по продолжительности пауз лидируют прозаические произведения. По мнению Г.Н. Ивановой-Лукьяновой, продолжительные паузы в стихотворной речи нарушают стихотворный ритм, поэтому они являются однообразными по длительности. Они создают периодичность за счет чередования коротких внутри-строчных пауз с паузами в конце строки, превосходящими их по длительности в 2,2 раза, и с еще более длительными паузами, разделяющими строфы [8, с. 168].

Основной единицей ритма по праву считается ритмическая группа. Однако существуют исследования, где за основную ритмическую единицу поэтического произведения принимали слог (А.М. Пешковский), синтагму (Л.В. Златоустова, Н.В. Черемисина, М.Г. Мирианашвили, О.А. Ореховская), строку (Б.В. Томашевский, А.М. Антипова, Е.В. Скрипничен-ко), двустишье (М.А. Смусь, Т.Ф. Семыкина). Многие исследования ритма художественных текстов доказали, что применение различных ритмических групп в стихотворной речи сужается за счет «тесноты и единства стихотворного ряда». На основе экспериментальных данных, полученных Л.В. Златоустовой при изучении стихотворной речи русского языка, можно сделать вывод о различии стиха и прозы за счет специфики набора типов ритмических групп и их расположения в синтагме. Сопоставление процентного соотношения распределения наполнения ритмических групп в прозаических и поэтических текстах обнаружило сокращение типов наиболее частотных ритмических групп в стихотворных текстах. Если в прозе около 90 % ритмических групп представлено девятью типами, то в стихотворных — шестью [6, с. 109, 112]. Мнение Л.В. Златоустовой разделяет и Р.И. Гертнер, проводившая свои исследования на материале стихотворной речи английского языка, которые доказали преобладание двусложных и трехсложных ритмических групп [5].

Результаты исследований ритма и его просодической оформленности в стихотворной речи на материале разных языков помогли стиховедам и исследователям-фонетистам выявить особенности, характеризующие исключительно стихотворную речь, а именно:

  • 1) замедленный темп;
  • 2) монотонность (интонационная нейтральность, выравненность);
  • 3) особенность паузирования;
  • 4) растягивание слов за счет удлинения ударного гласного
  • (Л.В. Златоустова, А.М. Антипова, Н.В. Черемисина, И.И. Ковтуно-ва, Г.Н. Иванова-Лукьянова и др.).

Из вышеизложенного следует, что изучение ритмообразующей функции просодии стихотворной речи является важным для понимания ритмичности стихотворной речи. Таким образом, нельзя не согласиться с тем, что исследование ритма следует вести через изучение просодии, поскольку она во многом формирует периодичность и определяет специфику ритма, делая его вариативным в зависимости от используемых просодических параметров и от смыслового потенциала самого стихотворного произведения. В этом проявляется ритмообразующая функция просодии. Мы полностью разделяем точку зрения А.М. Антиповой, которая заключается в том, что ритм, в свою очередь, можно рассматривать как просодическое явление, как определенный функциональный слой просодии, который формируется всеми ее компонентами [4, с. 53]. Данные многих

экспериментальных исследовании стихотворной речи свидетельствуют о том, что просодия и ритм становятся значимыми и взаимосвязанными элементами именно в стихотворной речи.

ЛИТЕРАТУРА

  • 1. А.А. Ворожбитова. Лингвориторическая парадигма: теоретический и прикладной аспекты. — Сочи: Изд-во СГУТиКД, 2000. — 320 с.
  • 2. С.Ф. Гончаренко. Стилистический анализ испанского стихотворного текста. — М.: Высшая школа, 1988. — 192 с.
  • 3. Ю.М. Лотман. Анализ поэтического текста. Структура стиха. — Л.: Просвещение, 1979. — 272 с.
  • 4. А.М. Антипова. Ритмическая система английской речи. — М.: Высшая школа, 1984. — 119 с.
  • 5. Р.И. Гертнер. Фонетические модификации ритмических структур в стихотворной и прозаической речи: автореф. дис. ... канд. филол. наук. — М., 1985. - 15 с.
  • 6. Л.В. Златоустова. О ритмических структурах в поэтических и прозаических текстах // Звуковой строй языка. — М.: Наука, 1979. — С.109—114.
  • 7. В.В. Потапов. Динамика и статика речевого ритма (сравнительное исследование на материале славянских и германских языков). — К51п, Weimar-Wien: Bohlau Verlag, 2001. — 309 с.
  • 8. Г.Н. Иванова-Лукьянова. Особенности ритмико-интонационной организации стихотворной речи // Проблемы структурной лингвистики, 1982. - М.: Наука, 1984. - С.158-169.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >
 

Популярные страницы