Деятельностный подход к культурному пространству

Деятельностный подход к культурному пространству формируется в рамках понимания культуры как процесса человеческой деятельности. На этом уровне определение культуры строится на оп-

позиции «деятельность — естественно-исторический процесс». Согласно этому подходу культура является специфическим способом человеческой деятельности. При этом деятельность обособляется от объективно складывающихся общественных отношений: «Общественные отношения являются содержательным наполнением всех социальных институтов, культура же — оформлением этого содержания в процессе созидательной и целенаправленной деятельности людей»[1]. Такой подход позволяет отличать культуру и систему общественных отношений и не отождествлять ее с социальным способом бытия в целом, т.е. понятие культуры конкретизируется. Но вместе с тем устанавливает превосходство общественных отношений над деятельностью, общества над культурой. Существует и другая точка зрения, согласно которой «жизнь общества в любых ее проявлениях есть единство двух сторон: естественно-исторического процесса и деятельности»[2], которые являются взаимодополняющими сторонами человеческого бытия в целом.

Человеческая деятельность как процесс создания, сохранения, передачи и трансформации феноменов культуры составляет суть процесса культурогенеза. Но подобно тому, как интерьер не может существовать без помещения, культурогенез не может быть оторван от своей субстанциальной основы, которая берет истоки в деятельности человека и его мышлении. Данная основа обладает определенными пространственными характеристиками в силу расселения человеческого сообщества по земной поверхности. С точки зрения деятельностного понимания культуры именно эту пространственную характеристику мы можем назвать культурным пространством. Содержанием культурного пространства является деятельность индивидов и групп — творцов и потребителей культурных ценностей. Соответственно деятельность по расширению и укреплению культурного пространства совпадает с деятельностью по наращиванию культурного слоя.

Деятельностный подход, согласно М. С. Кагану, является главным и определяющим в понимании специфики культурного пространства. Он заключается в описании тех специфических качеств, которые делают культуру уникальным феноменом человековеде-

ния. Однако М. С. Каган не сужает этот подход до рассмотрения многообразных форм, продуктов и способов деятельности, но утверждает универсальное, относящееся к любой сфере общественной жизни и к любой обеспечивающей ее подсистеме культуры системно-целостное единство «трех модальностей: человеческой, процессуально-деятельностной и предметной»[3]. М. С. Каган не просто выделил эти модальности, но детально показал их внутреннее взаимосоответствие, бытийную взаимозамкнутость, нераздельность и взаимопереходы в живой, динамической целостности культуры на основе опредмечивающей и распредмечивающей сторон деятельности, в единстве с (материальным и духовным) общением.

Кроме того, М. С. Каган показывает органическую соединенность в любой точке культурного пространства, в любом факте социокультурной реальности всех основных конститутивных (воплощающих ключевые особенности человеческого существования) элементов культуры. Культура как способ человеческого существования в каждый его момент реализуется посредством соединения на базе деятельности орудийных (технических), социальноорганизационных, знаковых, ментальных (психические механизмы сознания) и идеально-информационных (знания, ценности-смыслы, цели и технологии) средств. Выпадение любого из этих начал разрушает и делает невозможным нормальное существование людей, что практически удостоверяет несводимость культуры к одному из них.

Содержанием культурного пространства является деятельность индивидов и групп — творцов и потребителей культурных ценностей. Следовательно, дизайн как специфическая профессиональная деятельность является компонентом культурного пространства и реализуется в практически-преобразуюшей, познавательной, аксиологической и коммуникативной деятельности.

Рассмотрение дизайна как специфической профессиональной деятельности обладает значительным эвристическим потенциалом, поскольку позволяет преодолеть однозначно статичное понимание дизайна как совокупности продуктов этой деятельности; понять дизайн как диалектическое единство материальной и духовной, художественной и конструкторской, предметной и пространственной деятельности; представить во взаимосвязи его основные компоненты, такие как субъект, объект, средства, условия, процесс, результат, система, пространство.

Дизайн как деятельность основывается на таких социальных образованиях, как потребности и способности. Потребность в дизайне как именно профессиональной деятельности возникла в начале XX в. в связи с известными научными, социокультурными и промышленными изменениями. Поскольку искусство и традиционные методы творчества по определению не могли помимо эстетических взять на себя и утилитарные функции, возникла потребность в новом методе творчества, интегрирующем эстетическое и утилитарное, красоту и пользу, т.е. в дизайне. Однако существования потребности еще недостаточно для формирования деятельности по ее удовлетворению, необходимо наличие определенной деятельностной силы, т.е. способности. Первые попытки реализации этой способности на базе ремесленного творчества были предприняты У. Моррисом и Г. Земпером. Несмотря на высокие эстетические показатели, продукция У. Мориса и Г. Земпера не отвечала необходимым требованиям, а именно не использовала достижения современной техники, а потому была очень дорога и, соответственно, не распространилась массово. Вторая попытка формирования способности к дизайн-деятельности была предпринята немецким Веркбундом в 1907 г. Эстетически их изделия были совершенны, но они не смогли избежать стайлинга, косметического внешнего декоративного украшательства. За что были подвергнуты критике представителями Баухауза, в особенности В. Гропиусом, который сформулировал главный принцип работы дизайнера: функция определяет конструкцию, а конструкция — форму изделия. Дальнейшее развитие способностей к дизайн-деятельности связывают с Баухаузом в Германии и мастерскими ВХУТЕМАС в России. Базируясь на появившейся потребности и сформировавшейся способности, дизайн развивается в деятельность, определяющую целесообразное взаимодействие человека с предметным миром, основывающееся на целеполагании. Все компоненты дизайн-деятельности, такие как субъект, объект, средства, условия, процесс и результат, организовываются в систему деятельности и пронизывают всю систему культурного пространства.

  • [1] Каган М. С. Философия культуры. СПб., 1996. С. 96.
  • [2] Сагатовский В. Н. Философия культуры: предмет и базовые понятия // Парадигма: Философско-культурологический альманах. 2008. Вып.И. С. 16.
  • [3] Каган М. С. Философия культуры. С. 44.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >