Информационный подход к культурному пространству

Осмысление культуры как процесса коммуникации связано с тем, как воспринимается, понимается и интерпретируется знаковая система, поэтому усиливается внимание к источникам возникновения знаков и знаковых систем. Таким образом, знаково-информационная составляющая культуры имеет всеобщий характер, а потому формируется информационный подход к культурному пространству, которое рассматривается А. Молем как пространство коммуникативного процесса, обеспечивающего передачу знаний от коллективного уровня индивидуальному и, по сути, выполняющего функцию посредника. Внутри данного пространства он выделяет несколько уровней культуры:

  • — «память мира», или «книжная стена»;
  • — культура общества в целом и отдельных групп;
  • — культура индивидуума, зависящая от интересов, интеллектуальных возможностей индивидуума, степени его участия в первых двух уровнях.

А. Моль утверждает, что существует две стороны культуры: социальная и индивидуальная. Систему социальной культуры он обозначает понятием «память мира», или «всемирная сознательность»[1], которые предстают в качестве «сети знаний», складывающейся в процессе культурогенеза и формирующейся из множества производимых обществом материалов культуры. Информация, содержащаяся в «памяти мира» в виде письменных артефактов культуры и «совокупности сообщений», усваивается человеком в процессе социализации и запоминается в виде оценочных суждений. Коллективная культура формируется потоком сообщений и обусловливает развитие индивидуальной культуры, под которой А. Моль понимает все знания человека, полученные в процессе обучения или накопления опыта. Исследователь называет эту совокупность знаний «экраном знаний», на который проецируются новые стимулы-сообщения, поступающие из внешнего мира, и на этой основе строятся восприятия, т.е. формы, которые могут получить дальнейшее выражение в словах и знаках.

А. Моль также исследует изменения в сфере культуры, происходящие под воздействием достижений современной науки и технического прогресса, и выделяет два вида культуры: гуманитарную и мозаичную. Гуманитарной культурой исследователь называет культуру предыдущего типа, восприятие которой осуществлялось через призму гуманитарной концепции понимания мира. Гуманитарная культура характеризовалась наличием иерархически выстроенной системы, в которой существовало понятное разделение на главное и второстепенное. В сознании человека существовала ясная структура знания, которую А. Моль уподобляет «сети», «сотканной из основных, второстепенных, третьестепенных и т.д. линий; это была как бы сеть маршрутов мысли со своими узловыми точками знаний, [...], то есть ключевыми понятиями или концепциями»[2].

Активное развитие средств массовой коммуникации заставляет формироваться противоположный «гуманитарному» тип культуры, который А. Моль называет «мозаичной». Главным ее отличием от целостной «гуманитарной» культуры является сложенность из множества фрагментов, являющихся результатом постоянного беспорядочного большого потока случайных сведений. Существенная часть знаний в «мозаичной» культуре формируется не системой образования, а средствами массовой коммуникации. Накопление знаний происходит не в результате целенаправленных усилий, а в результате потока разнообразной информации, среди которой человеку необходимо учиться распознавать необходимые в непрерывно поступаемом информационном потоке.

Специфику дизайна в культурном пространстве как пространстве коммуникативного процесса точно выразил директор Лондонского музея дизайна Д. Суджич в книге «Язык вещей»: «Дизайн — это код, который надо изучать, чтобы иметь возможность понять современный мир. Это отражение наших экономических систем, демонстрирующее отпечаток технологий, с которыми мы должны работать. Это своеобразный язык и это проявление эмоциональных и культурных ценностей»[3]. Дизайн как проектирование некоторого сообщения утверждает себя в качестве полноценной культурной практики и становится эффективным коммуникативным инструментом в ситуации всеобщей «семиотизации» вещей. Дизайн наделяет вещи и в целом предметное пространство способностью обеспечивать коммуникацию в процессе их использования и зрительного восприятия. С помощью дизайна вещи обретают знаково-коммуникативную сущность и становятся носителями определенной культурной, мировоззренческой, утилитарной и эстетической информации, выраженной художественно-образными средствами в дизайн-формах. Именно дизайн дает вещи язык и тем самым определяет ее бытие: «Да неужели же я существую до своего языка? И что же в таком случае представляет собой это «Я», будто бы владеющее языком, между тем как на самом деле именно язык вызывает «Я» к бытию?»[4]. Так, дизайн выступает как коммуникативный процесс, обеспечивающий связь между человеком и человеком, человеком и обществом, человеком и вещью.

  • [1] Моль А. Социодинамика культуры. М., 2008. С. 12.
  • [2] Моль Л. Социодинамика культуры. С. 36.
  • [3] Суджич Д. Язык вещей. М. : БчЫкаРгезз, 2013. С. 56.
  • [4] Барт Р. Критика и истина // Избр. работы. Семиотика: Поэтика. М., 1989. С. 339.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >