КРИЗИС ТРЕХЛЕТНЕГО ВОЗРАСТА

В возрасте от 1,5 до 2,5 лет ребенок преодолевает колоссальное «расстояние» в развитии. К 2,5—3 годам он развивается в личность — единственную и уникальную, и эта трехлетняя личность недвусмысленно начинает заявлять о себе. И тут-то события начинают сменяться одно за другим.

Кризис 3 лет — это диагноз. Как врачи выносят диагноз на основании характерных для болезни симптомов, так и психологи, изучающие возрастные закономерности детского развития, выделили и сформулировали группу симптомов кризиса «Я сам», о которых было рассказано выше.

Малыш начинает чутко относиться к своим делам и поступкам, остро переживает успешные и неуспешные действия. Оценивает себя в соответствии с результативностью в практических делах.

Добавим и о группе симптомов, связанных с воображением. Развитое воображение проявляется двояко. С одной стороны, его развитие ложится в основу предметной деятельности ребенка — у него появляется способность предвидеть результат. Кроме того, в этот период ребенок начинает самостоятельно играть, в том числе сочиняет истории, реально с ним не происходящие, или общается с воображаемым партнером.

С другой стороны, воображение может выступать и как защитная функция. Так, малыш вдруг начинает хвастать несуществующими достижениями, а хронически неуспешный ребенок станет «выдумывать успех», сочинять все новые и новые достижения.

В предметной деятельности развиваются и новые психические процессы. Действия с предметами совершенствуются от элементарных манипуляций до освоения специфических функций: есть ложкой, подметать веником. Постепенно малыш понимает, что не предмет руководит его интересом, как это казалось раньше, а наоборот, он подчиняет предмет своим интересам. Ребенок учится планировать свои действия с предметом и предвидеть результат. В то же время он начинает замечать связь между успешным или неуспешным действием и реакцией на это взрослого. Через оценку родителей, родственников, окружающих у крохи формируются самосознание и самооценка. Возникает феномен «Я». Теперь малыш больше не говорит, например, «Вася хороший», он говорит: «Я хороший». Ребенок осознает себя личностью. И поэтому кризис трех лет в детской психологии часто называют вторым рождением.

Речь маленького человека в этот период тоже активно развивается. На подсознательном уровне ребенок чувствует, что уважающая себя личность должна заявлять о себе, что называется, в голос. Это-то он и делает в меру своих возможностей.

В большинстве своем трехлетний человек не осознает, чего именно он хочет, где ему реализовывать свои несовершенные умения, чтобы получить одобрение и признание, и поэтому он начинает нервничать, переживать. Внешне это похоже на протест. Ведь для нас, взрослых, ребенок по-прежнему маленький, а для него самого он уже большой. И вопиюще несправедливое обращение с ним, как с малышом, заставляет его сопротивляться и бунтовать! Что делать? Вечный вопрос. Следует поменять свое отношение к ребенку. Придется признать, что он уже большой, научиться считаться с ним, наконец, дать ему возможность реализовать свои притязания на самостоятельность. Сложно? Безусловно, и хорошим помощником в выстраивании новых взаимоотношений станет новое достижение — сюжетно-ролевая игра! В ней ребенок может быть кем угодно и делать что угодно: варить суп, стирать, пилить, строить, лечить, резать, шить, командовать, воспитывать, водить машину...

Малыш должен увидеть, что его игра для взрослых — дело серьезное. В таких играх ребенок будет учиться общаться и реализовывать себя, чего пока не может делать в настоящей «взрослой» жизни.

Социум — необходимое условие развития новой родившейся личности. В нем под грамотным руководством взрослого будет развиваться сюжетная игра как основной вид деятельности дошкольника, а в ней — адекватная самооценка, способность маленького человека самостоятельно строить взаимоотношения.

Кризис трех лет — естественная фаза перестройки всей психической жизни ребенка — он стремится к самореализации, становится особенно чувствительным к тому, как оценивают его результаты окружающие, у него формируется чувство собственного достоинства.

Если взрослые не замечают этого, относятся к нему по-прежнему, как к маленькому, неумелому существу, задевают его самолюбие, ограничивают его инициативу и регламентируют активность, если невнимательны к его интересам, то течение кризиса обостряется. Ребенок становится трудным и несговорчивым, а подобные черты поведения способны укорениться в его характере надолго.

Если же взрослые перестроили свои взаимоотношения с ребенком, то трудности легко преодолеваются. В этом случае у маленького человека возникает уважение к себе как отражение от уважения к его делам со стороны взрослых.

Кризисом, собственно, называют любое внезапное прерывание нормального хода событий в жизни индивида или общества, которое требует переоценки моделей деятельности или мышления.

Кризис третьего года жизни своим появлением часто совпадает с окончанием формирования зубного ряда (20 молочных зубов) — это на физиологическом уровне. А на психологическом уровне отмечается повышение интереса ребенка к другим людям, теперь он играет не только с самыми близкими, но и со многими знакомыми взрослыми, интересуется другими детьми.

Именно в этом возрасте ребенок психологически «отрывается» от мамы и постепенно учится общаться с окружающими. Ребенок активно формирует свою речь, причем зачастую очень оригинально (вспомним книгу К.Чуковского «От двух до пяти»). Некоторые родители ведут записи детских «перлов». Не поленитесь, записывайте и вы — по прошествии времени будет очень интересно и весело все это прочитать всей семьей.

Итак, кризис трехлетнего возраста — период «отделения» ребенка от взрослого. Можно даже назвать этот период временем становления личности ребенка, временем чрезвычайно трудным для родителей. Но от того, как они поведут себя, во многом будет зависеть, каким вырастет их ребенок: пассивным или активным, настойчивым и независимым или робким и неуверенным в себе.

Особенно сильно кризис 3 лет проявляется в семьях, где ребенок единственный. Кризис 3 лет — это прежде всего кризис отношений между ребенком и родителями, это яростное стремление ребенка к самостоятельности, и вызвано оно осознанием, формированием своего «Я».

И здесь важно помнить: разрешить ребенку действовать самостоятельно, но под контролем взрослого. Причем контролировать нужно не столько действия самого малыша, сколько пространство вокруг него. Например, ребенок захочет пролезть под столом. Пусть, только лучше подставить руку, чтобы он не ушибся. Если ребенок хочет отбежать или есть ложкой сам — пусть, необходимо только проследить, чтобы рядом не было ножа. Подобное отношение к ребенку позволит ему чувствовать себя уверенно. Часто попытки ребенка быть самостоятельным нервируют родителей — проще и быстрее самим одеть, накормить и умыть. Но если не позволить ему делать это сейчас, то в будущем можно столкнуться с тем, что ребенок окажется ленивым и несамостоятельным. Раздражение взрослых вполне естественно, это чувство можно понять. Ведь на самом деле ребенок еще очень немногое может сделать сам, он неловок, даже неуклюж, у него многое не получается. Ко всему прочему он непоследователен в своем поведении: с одной стороны, настаивает на своем, с другой — оказывается совершенно беспомощным перед самой простой задачей. Но относиться к этому следует спокойно, так как, почувствовав раздражение, ребенок может испытать чувство стыда от своей неуклюжести и отказаться от попыток быть самостоятельным. Пусть сделает так, как умеет. Абсолютно недопустимы насмешки и ирония. В такой ситуации ребенок может решить, что лучше оставаться маленьким и зависимым, потому что маленьких и беспомощных не ругают. Либо ребенок захочет поскорее стать большим и самостоятельным, но поскольку этот путь довольно долог, то он будет постоянно испытывать чувство стыда и вины. Как правило, спокойствие, максимум самостоятельности, право выбора, порядок во всем, укрощение родительского гнева, «разбор полетов», бесконечная любовь к своему малышу делают свое дело — ребенок растет и развивается так же, как и миллионы его сверстников.

Итак, повторим: для поведения ребенка в этот период характерны:

  • 1. Негативизм.
  • 2. Упрямство.
  • 3. Своеволие.
  • 4. Строптивость.
  • 5. Протест — бурные ссоры с родителями.
  • 6. Обесценивание роли взрослых.

В индивидуальном развитии кризису 3 лет предшествует стадия независимости.

В возрасте от двух до трех лет ребенок во многих отношениях по-прежнему беспомощен. Однако по мере развития навыков ходьбы и манипуляций с предметами он обретает постепенно растущую физическую независимость. Ребенок не только учится контролировать свои движения, но и начинает лучше дифференцировать элементы своего окружения, имеющие значение для его нужд и удовольствий. Он становится исследователем ради удовлетворения своего пробуждающегося любопытства. Ощущая свое могущество, начинает более непосредственно восставать против ограничений и стремится к тому, чтобы обо всем составить собственное мнение.

По мнению Шарлотты Бюлер, в этот период ребенок начинает проверять любовь окружающих к себе. В возрасте от восьми месяцев до четырех лет ребенок экспериментирует, пробует сделать то одно, то другое. Он исследует свои потребности в самоопределении и ставит эксперименты, желая проявить свою независимость от матери. Первое социальное достижение ребенка — способность выпустить мать из поля зрения и верить, что она вернется.

3. Фрейд называет этот период «анальной стадией» (см. выше), поскольку первое реальное расхождение между потребностью ребенка в автономности и родительским требованием дисциплины связано с усилиями взрослых приучить ребенка к тому, чтобы он самостоятельно справлял свои физиологические нужды. Первые уроки по контролю над мочеиспусканием и дефекацией влияют на отношения ребенка с родителями. Вскоре он начинает понимать, что может доставить удовольствие или вызвать обеспокоенность, отдавая или задерживая фекалии и мочу. Так, в дополнение к отказу от еды выделительные процессы становятся одним из первых видов «оружия» ребенка в отношениях с родителями.

Эриксон называет этот период стадией «автономии против стыда и сомнения» (см. выше)1. У ребенка развивается потребность быть независимым, однако он продолжает нуждаться в ощущении зависимости и в поддержке. С точки зрения развития у индивидуума способности любить ребенок на этой стадии нуждается в том, чтобы понять: его любят таким, какой он есть, даже «с грязной попой». Ему нужно узнать, что его ценят за его независимость точно так же, как за его зависимость.

Эльконин определяет новообразования раннего возраста, оформляющиеся в три года, как личное действие и сознание «Я сам». Внутри совместной предметно-манипулятивной деятельности действие ребенка есть продолжение ситуации действования. К трем годам возникает желание действовать по собственному усмотрению, вопреки ситуации, вопреки предложенному взрослым.

Симптомы кризиса трех лет появляются в связи с тем, что взрослые не заметили, не поняли необходимости перестройки своих отношений с ребенком, который стал более самостоятельным, независимым, активным.

Следствием проявления перечисленных симптомов кризиса трех лет могут стать внутренние и внешние конфликты, невротические проявления (энурез, ночные страхи, заикание и др.).

Среди психологов известны три возможных способа справиться с возникшими чувствами.

Экстрапунитивный: враждебность направляется вовне, на других людей или на предметы. Когда этот способ становится доминирующим, человек может превратиться в «хронического критикана».

Интропунитивный, когда прямая ответственность возлагается на самого себя, на себя направлен гнев и карательные санкции в форме самокритики и самообвинений. Такие люди могут быть вечно извиняющимися, с излишней готовностью принять вину на себя.

Инпунитивный: агрессивный аспект в данной ситуации подавляется. Когда этот способ становится доминирующим, человек может настолько подавлять свои агрессивные чувства и действия, что уже не в состоянии оценить их последствия для себя самого и для других.

Каждый из описанных выше способов совладания с агрессивными чувствами может быть уместен в определенных ситуациях. Роль родителей состоит в том, чтобы помочь ребенку понять, что иногда бывают виноваты другие, иногда он сам, а иногда его чувства просто преувеличены. Тогда ребенок получает возможность направлять свою агрессию или гнев в конструктивное русло. [1]

Многие психологи убеждены, что даже самому спокойному и послушному малышу иногда необходимо выплеснуть скопившуюся энергию. Способов такой разрядки множество: бегать, прыгать, громко кричать, петь во все горло и делать массу приятных вещей, которые обычно делать запрещено. Наверное, именно поэтому в некоторых странах мира есть узаконенные на государственном уровне праздники детского непослушания.

В Голландии, например, один раз в году проводится праздник «Ночь сонь». В эту ночь всем детям в возрасте от 7 до 15 лет разрешено до утра слоняться по улицам, кричать и петь, звонить в двери домов, шуметь и баловаться. Никто из взрослых не вправе появляться на улицах, кроме булочников, полицейских и учителей, которые обязаны помогать детям веселиться.

А в Мексике издавна существует Праздник шалуна. Нарядно одетые дети, которым не исполнилось еще 10 лет, выходят на улицы и начинают поддразнивать взрослых. Причем самые отчаянные и изобретательные проказники получают подарки.

В 3 года ребенок совершенно открыт для развивающих занятий. В это время можно заложить фундамент будущего математика, музыканта, художника — активно работает воображение малыша, и он может целиком перенестись в другой сказочный мир. Конечно, сосредоточить свое внимание на определенном занятии ребенок в состоянии лишь в течение 15—20 минут, но за это время он способен запомнить многое. К концу третьего года ребенок прекрасно помнит, как ходил с родителями в цирк или театр, может строить предложения из 3—4 слов. Он способен рассказать короткую, хорошо знакомую сказку, спеть песенку или прочитать наизусть стишок.

В данный период ребенок начинает прислушиваться к диалогу взрослых и делать свои умозаключения. Поэтому он не должен присутствовать при любых конфликтных ситуациях, тем более не следует ему быть свидетелем бурных сцен и нехороших поступков взрослых. Родители для ребенка — пример для подражания. На третьем году жизни с ребенком уже можно договориться — он становится управляемым.

Иногда бывает, что родители, не замечая кризисной ситуации, начинают паниковать. Думают, что их ребенок отстает в развитии, а на самом деле «кризис» проходит просто более мягко, чем у других детишек. Главное, чтобы ребенок стал более самостоятельным, гордился своими поступками и имел свою точку зрения.

Как правило, говоря о кризисе 3 лет, в качестве его симптомов традиционно называют упрямство, негативизм, протест против близких взрослых, строптивость, стремление к деспотическому управлению окружающими. Анализ этой негативной симптоматики позволяет выделить неудовлетворенность взаимоотношениями с взрослыми, стремление занять иную позицию в окружающем мире как причину возникновения этих проявлений. Вместе с тем ряд психологических наблюдений показывает, что определенное число детей практически не обнаруживают негативных проявлений в указанном возрасте или легко и быстро их преодолевают, причем их личностное развитие протекает нормально. Эти данные побуждают обратить особое внимание на позитивную симптоматику кризиса 3 лет, ибо без нее картина развития является неполной, а понимание происходящих личностных процессов односторонним. Однако именно эта — позитивная — сторона кризиса наименее изучена.

Вероятно, сегодня представляется продуктивным различать объективный кризис — перелом в психическом развитии и субъективную картину поведения, сопровождающую этот перелом. Объективный кризис — обязательный и закономерный этап развития личности в онтогенезе — обнаруживает себя в появлении личностных новообразований. Внешне же, по субъективной картине протекания, он характеризуется позитивной симптоматикой, свидетельствующей о перестройке личности детей, и необязательно сопровождается негативным поведением. Появление последнего связано с неблагоприятными условиями жизни и воспитания ребенка.

Становлением того качественно нового в поведении детей, что появляется в период кризиса, — форма проявления личностного новообразования, завершается переход к более старшему возрасту. Главным критерием качественно нового в детском поведении в период кризиса российский психолог М.И. Лисина предложила считать появление неожиданного в поведении ребенка в привычной ситуации, всегда сопровождающегося аффективной реакцией, не соответствующей по силе той причине и ситуации, которые ее вызвали, — здесь отчетливо проявляется весьма своеобразный комплекс поведения детей:

  • • во-первых, стремление к достижению результата своей деятельности: долгое и настойчивое манипулирование предметом, перебирание вариантов действий с ним, отыскивание нужного. Неудача, как правило, не приводит к отказу от задуманного: дети обращаются за помощью к взрослому или ищут иные, более легкие решения, не изменяя своего намерения, конечной цели;
  • • во-вторых, достигнув желаемого, дети стремятся тут же продемонстрировать свои успехи взрослому, без одобрения которого эти успехи в значительной степени теряют свою ценность, а радостные переживания по поводу их существенно омрачаются. Отрицательное или безразличное отношение взрослого к демонстрируемому результату вызывает аффективные переживания, побуждает с удвоенной энергией добиваться внимания и положительной оценки;
  • • в-третьих, у детей появляется обостренное чувство собственного достоинства, это выражается в повышенной обидчивости и чувствительности к признанию достижений взрослым, эмоциональных вспышках по пустякам, бахвальстве, преувеличениях.

Описанный поведенческий комплекс (по предложению М.И. Лисиной) называется гордостью за достижения. Он разворачивается в трех плоскостях отношений — к предметному миру, другим людям и к себе. Рассмотрение их во взаимосвязи позволяет увидеть здесь тот узел, который завязывается в процессе личностного развития.

Сегодня описанный комплекс «гордость за достижения» правомерно рассматривать как коррелят личностного новообразования — свидетельством этого являются преобразования в поведении, которые охватывают одновременно три главные стороны отношения человека к действительности и при этом имеют характер не количественного, а качественного изменения, протекающего в достаточно высоком темпе.

Итак, центральным новообразованием раннего детства, согласно мнению В.И. Слободчикова и Е.И. Исаева, высказанном ими в книге «Основные ступени развития субъектности человека», является новая форма организации сознания — Я-действие. Благодаря речи ребенок выделяет себя из окружающего мира, осознает и выделяет свои собственные действия, отделяет их от действий взрослого. Возникает собственное действие — такое действие, к которому ребенок относится как к своему, им самим производимому. Это отчетливо обнаруживается в появлении личного местоимения «я», высказываний типа «Я сам». Феномен Я сам свидетельствует о выделении из единства ребенок — взрослый собственного Я. Ребенок становится субъектом им самим осознаваемых действий. Как пишет Д. Б. Эль-конин в своем труде «Детская психология» (1960), «Ребенок переходит на новый этап своего развития». Важным новообразованием субъектности ребенка, лежащим на границе кризиса раннего детства, является гордость за достижения, которая интегрирует сложившееся у детей на протяжении раннего детства предметное отношение к действительности, отношение к взрослому как образцу, знаменует новое видение ребенком себя.

Новое видение себя состоит в том, что ребенок впервые открывает действенную проекцию своего Я, что может быть воплощено вовне, а его мерой могут служить собственные достижения. Поэтому каждый результат деятельности становится для ребенка и утверждением его Я. Подчиняя свою предметно-практическую активность культурной традиции, главным носителем которой является взрос-лыи, ребенок преобразует свое отношение к нему — взрослый предстает как знаток и ценитель детских достижений. Поэтому ребенок начинает с особым пристрастием воспринимать оценки, искать и требовать у взрослого признания своих достижений и тем самым утверждать себя.

Одобрение и похвала рождают у малыша чувства гордости и собственного достоинства. В свою очередь, признание окружающих преобразует его чувства, испытываемые при достижении результата: из радости и огорчения эти чувства превращаются в переживания успеха-неуспеха. Предметный мир для ребенка становится не только миром практического действия, миром познания, но и сферой самореализации, сферой, где он пробует свои силы, возможности и утверждает себя. Новизна складывающегося видения и связанная с этим обостренность чувств составляют неотъемлемые моменты кризиса раннего детства.

Сроки наступления кризисов, их длительность и глубина у всех разные, однако они подчинены общим закономерностям.

Кризис трехлетнего возраста называют «возрастом строптивости», и не зря: основная его черта — упрямство. Причем малыш настаивает на чем-либо не потому, что ему так уж сильно этого хочется, а потому, что этого потребовал именно он сам. Мало того, он отказывается что-либо делать только потому, что это исходит от взрослых. Стремление к самостоятельности выходит на первый план — ребенок всё хочет делать сам. Казалось бы, только недавно он был ласковым и послушным, и вдруг стал строптивым, постоянно всем недоволен, сопротивляется любым попыткам вмешательства в его жизнь. Теперь он совершенно не похож на прежнее милое создание, которое вы водили за ручку...

Говоря о развитии самостоятельности, о начале «отделения» ребенка от взрослого, стоит не забывать и о таком поразительном и нередком явлении в современном мире, как депривация.

Депривация является психическим состоянием, возникшим в результате таких жизненных ситуаций, при которых человеку не предоставляется возможности для удовлетворения его основных психических потребностей в достаточной мере и в течение длительного времени.

Термин депривация происходит от латинского слова «deprivatio» — потеря, лишение; английский глагол «to deprive» означает лишить, отнять, отобрать, причем с негативным акцентом — когда имеют в виду лишить чего-то важного, ценного, необходимого.

При обсуждении проблемы психической депривации в детском возрасте речь идет о неудовлетворении потребностей ребенка в материнской любви, двигательной активности, во впечатлениях и культуре в широком смысле слова. Психологи считают, что реализация потребностей маленького ребенка во впечатлениях важнее, чем утоление голода или жажды. Психическое развитие детей неизбежно страдает, если ребенок не выходит за пределы комнаты или палаты (в случае болезни), если его движения ограничены или малыш не имеет достаточного количества игрушек и контактов со сверстниками.

Известно, что дети, которые вследствие заболевания в течение длительного времени не могут двигаться, часто страдают депрессией, повышенной возбудимостью и агрессивностью. Младенцы проявляют беспокойство, когда их туго пеленают. Вынужденное ограничение движений всегда отрицательно сказывается на здоровье ребенка. Это происходит из-за дефицита важных для состояния нервной системы ощущений от мышц, суставов, сухожилий. Ограниченную подвижность, состояние двигательного ограничения организм ребенка подсознательно пытается преодолеть патологическими привычными действиями: сосанием пальцев, обкусыванием ногтей, накручиванием волос и т.п.

Маленького ребенка для его полноценного развития совершенно необходимо укачивать, прижимать к себе, гладить и т.п. При этом он чувствует себя защищенным, спокойным и уверенным. Полноценное развитие ребенка возможно только в контакте с матерью, иначе малыш при всяком новом раздражителе испытывает страхи и тревогу. Активность ребенка в познании окружающего базируется на чувстве любви к матери. Доверие к миру, открытость к восприятию нового возможны при ощущении постоянной материнской заботы. Дефицит эмоционального тепла, который испытывает ребенок в младенчестве, в дальнейшем с трудом компенсируется.

Любой возраст важен в накоплении знаний о мире, становлении личности ребенка. Но особенно значим период с 2 до 6 лет. Однако следует стремиться к тому, чтобы в любом возрасте ребенок находился в разнообразной, насыщенной, сенсорно богатой среде. Унылая, однообразная обстановка не способствует формированию яркой человеческой индивидуальности.

Не менее опасен дефицит внимания и ласки со стороны родителей — так называемая материнская депривация. Для полноценного развития ребенка важно, чтобы забота и тепло о нем были сосредоточены в одном человеке. Чаще всего они концентрируются в биологической матери, но ее может заменить и другой взрослый, если он относится к ребенку с любовью. Множественные и постоянно меняющиеся контакты со взрослыми не способствуют эффективному развитию эмоциональности малыша. Именно такая ситуация складывается, например, в детских учреждениях для сирот. Дело в том, что маленький ребенок не в состоянии длительно восстанавливать прерванный эмоциональный контакт с разными людьми, он становится к ним равнодушным.

Изучение психиатрами состояния детей, находившихся в экстремальных условиях (при бомбежках, землетрясении, в зоне военных действий), показывает, что их психическая травма не носит катастрофического характера, если рядом присутствовали родители. Близость с ними позволяет ребенку чувствовать себя в безопасности. Напротив, разлука с близкими быстро приводит к глубоким изменениям психики детей. У малышей при этом нарастает задержка умственного развития, а у детей постарше происходят грубые нарушения поведения. Они становятся подозрительными, недоверчивыми, драчливыми, мстительными.

Дети, которые растут без должного внимания и заботы со стороны родителей, — явление, к сожалению, достаточно часто встречающееся. Если ребенку, особенно в раннем возрасте, не рассказывают сказки, не читают книги, не учат рисованию, лепке, не сообщают элементарных сведений о счете, пространстве, временах года и т.п., то серьезные последствия такого отношения тут же не замедлят сказаться. Безразличие к психическому развитию ребенка, даже если он родился с неплохими задатками, с годами приводит к состоянию, не отличимому от истинной умственной отсталости.

В одном из классических опытов новорожденную обезьянку отделяли от матери и помещали в клетку, где находились два чучела обезьяны-матери. Причем одна суррогатная мама была сделана из проволоки и могла через соску кормить детеныша, а вторая не имела возможности кормить, но зато ее тело было приятно мягким и теплым. Длительные наблюдения за маленькой обезьянкой показали, что она по 16—18 часов проводила с «мягкой мамой», а к «проволочной» подходила лишь для утоления голода. Исследователи объясняют, что эмоциональный комфорт, который испытывала обезьяна вблизи «мягкой мамы», имеет ведущее значение в формировании любви и привязанности к матери. Глубокая любовь возможна лишь при тесном телесном контакте, и, как показывают опыты, чувство привязанности сохраняется у обезьяны всю жизнь.

Подобный феномен был описан еще Я.А. Коменским, позднее — Ж. Итаром (воспитателем «дикого мальчика из Авейрона»), в XX в. — А. Гезеллом, анализировавшим современные попытки воспитания детей, в силу экстремальных обстоятельств долгое время оторванных от социума. Всемирную известность приобрели проведенные в 40-х годах XX в. исследования детей в неблагоприятных условиях интернатных учреждений; эффект замедления и искажения их развития получил название госпитализма — глубокой психической и физической отсталости, обусловленной именно дефицитом общения со взрослым в первый год жизни ребенка. Отдельными признаками госпитализма являются запаздывание в двигательном развитии (прежде всего в освоении ходьбы), резкое отставание в речевом развитии, эмоциональная обедненность, склонность к навязчивым движения (раскачивание тела). Госпитализм может возникнуть не только в домах ребенка, но и в семьях у малоэмоциональных, холодных матерей, которые не уделяют ребенку необходимое внимание.

Частым обстоятельством, вызывающим депривацию, является отсутствие отца (так называемая «патернальная депривация»). Она может касаться многих детей, живущих со своими незамужними или по иным причинам одинокими матерями. Ребенок, растущий без отца, лишен важного мужского примера, который особенно значим для мальчиков старшего возраста в регуляции их поведения, но важен также и для девочек в качестве модели их будущего партнера. Ребенок без отца страдает и от недостатка авторитета, дисциплины и порядка, которые в нормальных условиях олицетворяются отцом. В то время как мать предоставляет ребенку возможность ощутить интимность человеческой любви, отец дает ребенку путь и отношение к человеческому обществу. Наконец, отец представляет для детей и наиболее естественный источник познаний о мире, труде, технике, способствуя как их ориентировке на будущую профессию, так и созданию социально полезных целей и идеалов. Если отца нет, то это имеет еще и другое косвенное депривационное влияние. Дело в том, что если матери одной приходится нести все экономические и воспитательные заботы о семье, то она, как правило, бывает настолько занятой, что у нее не остается для ребенка времени и ослабевает даже интерес к нему. Ребенок в таких случаях предоставлен большую часть дня самому себе; если же о нем не позаботятся иначе, то легко может случиться, что он начинает бродяжничать, у него больше возможностей для правонарушений, он может быстрее сбиться с пути. Если место отца занимает в семье отчим, а иногда дедушка, то депривационные влияния подавляются, зато здесь более благоприятная почва для развития различных конфликтов, причем невротические расстройства, возникающие на данной основе, являются весьма частыми.

Согласно ряду исследований, для полноценного развития ребенка необходимы:

  • 1) многообразные стимулы разной модальности (зрительные, слуховые и пр., их недостаток вызывает сенсорную депривацию;
  • 2) удовлетворительные условия для учения и приобретения различных навыков; хаотичная структура внешней среды, которая не дает возможности понимать, предвосхищать и регулировать происходящее извне, вызывает когнитивную депривацию;
  • 3) социальные контакты (со взрослыми, прежде всего с матерью), обеспечивающие формирование личности, — их недостаток ведет к эмоциональной депривации;
  • 4) возможность осуществления общественной самореализации посредством усвоения социальных ролей, приобщения к общественным целям и ценностям — ограничение этой возможности вызывает социальную депривацию.

Клиническая картина любой из форм психической депривации проявляется бедностью словарного запаса, ограниченного рамками обиходно-бытовой лексики, использованием в речи преимущественно простых, неразвернутых фраз. Наблюдаются фрагментарность, разорванность семантической структуры и линейной последовательности высказываний, потеря нити изложения. Нередко имеют место нарушения звукопроизношения и аграмматизмы в речи. Эти нарушения, как правило, сочетаются с недостаточной сформированнос-тью высших психических функций. Интеллектуальный потенциал детей не соответствует возрасту. Степень снижения может быть от легкой до значительной.

Следует запомнить: кризис, защитная функция, предметно-манипулятивная деятельность, экстрапунитивный, интропунитивный, инпунитивный, стадия негативизма, «первая взрослость», феномен «Я-сам», сюжетно-ролевая игра, депривация.

Вопросы и задания по главе XVI

  • 1. Подготовьте подробные сообщения о кризисе 3 лет.
  • 2. Расскажите о группе симптомов, связанных с воображением.
  • 3. Какие новые психические процессы развиваются в предметной деятельности?
  • 4. Что такое феномен «Я»?
  • 5. Каким образом должны развиваться взаимоотношения ребенка и взрослого в этот период?
  • 6. Расскажите о наиболее показательных признаках поведения ребенка в период кризиса 3 лет.
  • 7. Расскажите о возможных способах справиться с возникшими чувствами.
  • 8. Подготовьте сообщения о детских праздниках в мире.
  • 9. Перечислите, что должен уметь ребенок рассматриваемого в данной главе возраста.
  • 10. Какие диагностики существуют для определения психических возможностей и способностей ребенка трех лет?

  • [1] Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис. — М.: Прогресс, 1996.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >