Культура речи

Учение о речевой культуре зародилось в Древней Греции и Древнем Риме — в теории и практике ораторского искусства. В России его оригинально осмыслил и развил на материале общественной словесности М.В. Ломоносов.

Чем богаче система языка, тем больше возможности варьировать речевые структуры, обеспечивая наилучшие условия коммуникативного речевого воздействия. Чем обширнее и свободнее речевые навыки человека, тем лучше, при прочих равных условиях, он «отделывает» свою речь, ее качества — правильность, точность, выразительность и др. Чем богаче и сложнее смысловые задания текста, тем большие требования он предъявляет к речи, и, откликаясь на эти требования, речь приобретает большую сложность, гибкость и многообразие.

Структура речи — основа теории культуры речи.

^ Речь — это внешняя, формальная сторона текста; она всегда имеет не только языковую структуру и ее организацию, но и выражаемый ею, по существу, неязыковой (или внеязыковой) смысл, ради которого и во многом подчиняясь которому она строится.

Речь — явление не только лингвистическое, но и психологическое и эстетическое. Именно поэтому люди давно заметили хорошие и плохие стороны речи и давно делают попытки объяснить их, в частности, прибегая к таким словам, как «точная», «правильная», «красивая» и т.д.

Наверное, самым важным качеством речи является правильность речи — ее отнюдь не единственное, но главное коммуникативное качество, потому что прежде всего правильностью речи обеспечивается взаимопонимаемость общающихся. Нет правильности — не могут срабатывать другие коммуникативные качества: точность, логичность, уместность и т.д. Правильность речи всегда ведет к соблюдению норм литературного языка, неправильность — к отступлению от них.

Правильность речи — это соответствие ее языковой структуры действующим языковым нормам.

Одни нормы усваиваются легко и при минимальном участии окружения человека. Другие — укрепляются влиянием окружающей среды. Третьи — остаются полуосвоенными даже по достижении человеком зрелого возраста.

В коммуникации люди передают друг другу ту или иную информацию, те или иные смыслы, что-то сообщают, к чему-то побуждают, о чем-то спрашивают, совершают определенные речевые действия. Мы их почти не замечаем, поскольку они привычны. Заметным становится как раз нарушение неписаных правил: продавец обратился к покупателю на «ты», знакомый не поздоровался при встрече, кого-то не поблагодарили за услугу, не извинились за проступок. Как правило, такое неисполнение норм речевого поведения оборачивается обидой, а то и ссорой, конфликтом в коллективе.

^ Правила речевого поведения регулируются речевым этикетом — сложившейся в языке и речи системой устойчивых выражений, применяемых в ситуациях установления и поддержания контакта.

Это ситуации обращения, приветствия, прощания, извинения, благодарности, поздравления, пожелания, сочувствия и соболезнования, одобрения и комплимента, приглашения, предложения, просьбы совета и многое другое. Речевой этикет охватывает собой все, что выражает доброжелательное отношение к собеседнику, что может создать благоприятный климат общения. Богатый набор языковых средств дает возможность выбрать уместную для речевой ситуации и благоприятную для адресата форму общения ты или вы, установить дружескую, непринужденную или, напротив, официальную тональность разговора.

Важно подчеркнуть, что в речевом этикете передается социальная информация о говорящем и его адресате, о том, знакомы они или нет, об отношениях равенства/неравенства по возрасту, служебному положению, об их личных отношениях (если они знакомы), о том, в какой обстановке (официальной или неофициальной) происходит общение, и т.д. Так, если кто-то говорит другому: «Доброго здоровьица!», то нет сомнения, что это пожилой житель деревни или выходец из нее. Если кто-то бросает: «Привет!» — значит, обстановка неофициальная, люди находятся в равных, непринужденных дружеских отношениях. Но представьте себе, что «Привет!» студент скажет преподавателю!

Таким образом, выбор наиболее уместного выражения речевого этикета и составляет правила (да и искусство) вступления в коммуникацию.

Можно сделать вывод, что в языковых знаках речевого этикета заложены, а в речи реализуются социальные сигналы типа «свой — чужой», «знакомый — незнакомый», «далекий — близкий» и т.д., с одной стороны, и равный — старший — младший по возрасту и (или) положению, — с другой. Ясно, что любое общество в любой момент своего существования неоднородно, многолико и что есть как свой для каждого слоя и пласта набор этикетных средств, так и общие для всех нейтральные выражения. И есть осознание того, что в контактах с иной средой необходимо выбирать или стилистически нейтральные, или свойственные этой среде средства общения. Так, если среди подростков возможно обращение «Эй, ты!», то к взрослому человеку подросток обратится иначе.

Употребляя выражения речевого этикета, мы совершаем сравнительно несложные речевые действия: обращаемся, приветствуем, благодарим... Но почему же в языке существует такое множество способов это делать? Ведь в русском языке существует до сорока выражений, применяемых в приветствиях (у японцев более пятидесяти!), множество форм прощания, благодарности и т.п. А сколько возможностей осуществить просьбу: «Я прошу Вас сделать это»; «Просьба не шуметь»; «Сделайте это, пожалуйста»; «Если Вам не трудно, подвиньтесь, пожалуйста»; «Вы не могли бы подвинуться?»; «Вам не трудно подвинуться?»; «У Вас не найдется, чем записать?» — и так до сорока моделей. А все дело в том, что каждое выражение мы выбираем с учетом того, кто — кому — где — когда — почему — зачем говорит. Вот и получается, что сложная языковая социальная информация заложена как раз в речевом этикете в наибольшей степени.

Зададимся вопросом: почему же выражения речевого этикета обладают «волшебной силой», почему их правильное применение приносит людям удовлетворение, а неисполнение в нужной ситуации ведет к обиде? Думается, можно выделить несколько сущностных признаков речевого этикета, объясняющих его социальную остроту.

Первый признак связан с неписаным требованием общества к употреблению знаков этикета. Хочешь быть «своим» в данной группе — большой или малой, национальной, социальной, — исполняй соответствующие ритуалы поведения и общения.

Второй признак связан с тем, что исполнение знаков этикета воспринимается адресатом как социальное «поглаживание». Объясним это на примере из области биологии. В одном из экспериментов ученые хотели выяснить, являются ли в животном сообществе прикосновение, вылизывание, выискивание и т.п. лишь гигиенической необходимостью или это «социальная» потребность животных в контактах.

Были взяты две группы крысят, одну из которых сотрудники лаборатории постоянно поглаживали. Эти крысята выросли более крупными, умными, устойчивыми к заболеваниям животными, чем те, которых не гладили, не ласкали. Исследователи сделали вывод, что потребность в прикосновении и ласке у животных столь же значима, как и другие жизненно важные потребности. Еще более развита эта потребность у человека. Психологи, педагоги знают, как важно одобрить, вовремя погладить ребенка, да и взрослого! Над этим задумались языковеды и обнаружили, что язык откликнулся на такую потребность и создал систему словесных «поглаживаний» — речевой этикет: здравствуйте — будьте здоровы, благодарю — благо дарю, спасибо — спаси вас Бог за доброе дело извините — признаю свою вину и прошу снять с меня грех и т.д. Вот типичный диалог, которым обмениваются приятели при встрече:

  • — Привет, как дела?
  • — Все в порядке, а у тебя?
  • — Тоже. Ну, всего!
  • — Пока.

Никакой другой информации, кроме той что «я тебя замечаю, узнаю, признаю, хочу с тобой контактов, желаю тебе добра» в таком обмене репликами нет, и тем не менее, это очень важный ритуал «поглаживаний». Вот вы получаете новогодние открытки. Они, как правило, стереотипны: Поздравляю... Желаю счастья, здоровья, успехов!.. Но как бесприютно и холодно без этих поздравлений, без знаков внимания, без «поглаживаний»! И воспринимать эту информацию следует именно как знак социальных контактов и понимать, что вопрос «Как здоровье?» вовсе не предполагает рассказа о ваших болезнях. Это не содержательный вопрос врача или заинтересованного родственника, это знак социального «поглаживания», контактирования на ходу.

Третий важный признак речевого этикета заключается в том, что произношение этикетного выражения представляет собой речевое действие, или речевой акт, т.е. выполнение конкретного дела с помощью речи. Известно, что для осуществления множества действий, состояний речь не нужна. Вы шьете, или режете, или пилите, или ходите, — и для этого вам не надо ничего говорить. Но есть такие действия, которые могут совершаться только с помощью одного инструмента — языка, речи. Как осуществить действие «совет», или «обещание», или «благодарность»? Для этого надо сказать — советую, обещаю, благодарю...

Четвертый признак связан с третьим и касается самой структуры высказываний, в которых открытыми оказываются «я» и «ты»: «Я благодарю Вас»; «Извините меня».

Пятым важным признаком речевого этикета можно считать его связь с категорией вежливости. С одной стороны, вежливость — это моральное качество, характеризующее человека, для которого проявление уважения к людям стало привычным способом общения с окружающими повседневной нормой поведения. С другой стороны — это абстрагированная от конкретных людей этическая категория, получившая отражение и в языке.

Вступая в контакт с родными, друзьями, знакомыми, мы, заранее зная «меру» любви и уважения друг к другу, имеем множество способов это подчеркнуть. С незнакомыми же людьми мера хорошего отношения — это вежливость, и здесь речевой этикет незаменим. С точки зрения речевого поведения вежливость предполагает «нена-несение ущерба» речью (иначе — неоскорбление), оказание знаков внимания, одобрение (по возможности) партнера и в то же время отведение от себя комплиментов, проявление скромности в самооценках и даже некоторое преуменьшение собственных достоинств, проявление такта, не позволяющего вторгаться в личную сферу собеседника, задавать нескромные вопросы, проявление желания оказать услугу, помочь тому, кто в этом нуждается.

Вежливые люди в разных ситуациях и по отношению к разным партнерам ведут себя корректно, учтиво, галантно. А вот неумелая и неуместная вежливость воспринимается как манерность, церемонность. При этом надо понимать, что бывает вежливость искренняя, идущая от чистого сердца, а бывает вежливость — маска, за внешним проявлением скрывающая иные отношения. В мимолетном общении с незнакомыми люди соприкасаются главным образом лишь своими социальными ролями: продавец — покупатель, врач — пациент, юрист — посетитель, служащий — проситель, пассажир — пассажир, кассир — покупающий билет и т.д. В этих ситуациях вежливость-маска лучше, чем открытая грубость, — так улыбаются всем и каждому американцы, так здороваются с продавцом в странах Западной Европы.

Проявления грубости многообразны. Это и заносчивость, и спесивость, и высокомерие, это оскорбление, нанесение обиды. Невежливым бывает неисполнение правил речевого этикета (толкнули и не извинились), неправильный выбор выражения в данной ситуации и для данного партнера (студент говорит преподавателю: «Здорово!»), нанесение партнеру обиды с помощью слов, имеющих негативную окраску: «расселась» (вместо «села»), «напялила» (вместо «надела»), «засунул» (вместо «положил») — и многое другое.

Нужно усвоить, что на грубость нельзя отвечать грубостью, — это порождает целый поток грубости и может вовлечь в скандал окружающих. Корректный, а подчас и подчеркнуто вежливый ответ, как правило, ставит на место грубияна. Речевой этикет служит действенным средством снятия речевой агрессии.

Шестой признак связан с тем, что речевой этикет — важный элемент культуры народа, продукт культурной деятельности человека и инструмент такой деятельности. Речевой этикет является составной частью культуры поведения и общения человека. Являясь элементом национальной культуры, речевой этикет отличается яркой национальной спецификой. Европеец, здороваясь, протягивает руку, а китаец, японец или индиец вынужден пожать конечность чужого человека. Если бы приезжий совал парижанам или москвичам босую ногу, вряд ли это вызвало бы восторг. Житель Вены говорит «целую руку», не задумываясь над смыслом своих слов, а житель Варшавы, когда его знакомят с дамой, машинально целует ей руку. Англичанин, возмущенный проделками своего конкурента, пишет ему: «Дорогой сэр, вы мошенник», без «дорогого сэра» он не может начать письмо. Христиане, входя в церковь, костел или кирху, снимают головные уборы, а еврей, входя в синагогу, покрывает голову. В католических странах женщины не должны входить в храм с непокрытой головой. В Европе цвет траура черный, в Китае — белый. Когда китаец видит впервые, как европеец или американец идет под руку с женщиной, порой даже целует ее, это кажется ему чрезвычайно бесстыдным. В Японии нельзя войти в дом, не сняв обуви, в ресторанах на полу сидят мужчины в европейских костюмах и в носках. В пекинской гостинице мебель европейская, но вход в комнату традиционно китайский — ширма не позволяет войти прямо. Если к европейцу приходит гость и восхищается картиной на стене, вазой или другой безделушкой, то хозяин доволен. Если европеец начинает восторгаться вещицей в доме китайца, хозяин дарит ему этот предмет — так требует вежливость. В Китае к чашке сухого риса, которую подают в конце обеда, никто не притрагивается — нужно показать, что ты сыт.

Кое-что из описанных обычаев устарело, кое-что может быть воспринято субъективно, однако в целом картинки национальной специфики обычаев и ритуалов очень характерны. В русском обиходе, в речевом этикете также есть своя национальная специфика, с которой сталкиваются иностранцы, изучающие русский язык. Достаточно упомянуть хотя бы обращение по имени и отчеству, которого нет у других народов. Да и вообще вся система обращений ярко национально специфична.

Конечно же, нужно изучать речевой этикет при изучении иностранных языков, но надо знать и свой собственный, русский, и обучать ему необходимо с раннего детства, в семье, в детском саду, в школе, да и в вузе, уже профессионально ориентируя в соответствии с тем, какие речевые ситуации окажутся наиболее типичными в трудовой деятельности человека.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >