АНТИЧНЫЕ ИДЕИ ОБ ОРГАНИЗАЦИИ УПРАВЛЕНИЯ ГОСУДАРСТВОМ С ПОМОЩЬЮ ГОСУДАРСТВЕННОГО АППАРАТА

ИДЕИ ПЛАТОНА О СТАТУСЕ ФИЛОСОФОВ И СТРАЖЕЙ (ВОИНОВ) В УПРАВЛЕНИИ ГОСУДАРСТВОМ

Идея замены тоталитарной организации общественных отношений в государстве с громадным чиновничьим аппаратом на демократическую с небольшим аппаратом чиновников пришла из Греции и Рима. Представление о чиновничестве в древнегреческой философской традиции сначала проходит путь рационалистических интерпретаций, которые, в свою очередь, сменяются понятийно-логическим анализом Сократа и Платона и начальными формами эмпирико-научного исследования власти, государственного управления и аппарата этого управления в работах Аристотеля.

Это не было случайностью. В «восточных» деспотиях господство предполагало либо «харизму», либо насилие[1]. Господство в виде греческой демократии — это договор, достигаемый посредством дискуссии. Хотя у многих древних народов существовала математика, доказательной эта наука стала только у греков. Жрецы Древнего Египта или Вавилона только вещали — доказывать что-либо им и в голову не приходило. Народ верил им на слово. Но, по мнению Э. Гуссерля, «только у греков мы находим универсальный («космологический») жизненный интерес в существенно новой форме чисто «теоретической» установки»[2]. Действительно, доказательный метод, т.е. приведение любых аргументов, подтверждающих некоторое явление, — это и переход от общего к частному и, наоборот — от частного к общему, — в значительной мере стимулировал логическое мышление древних греков[3].

Именно поэтому Платон размышлял о государстве не как об аппарате подавления, но как о некоем благе. В диалоге «Государство» философ рассматривал государство по аналогии с космосом и человеческой душой. Подобно тому, как в душе человека есть три начала, так и в государстве должно быть три сословия. Разумному началу души в идеальном государстве соответствуют правители-философы, яростному началу — воины-чиновники (стражи), вожделеющему — земледельцы и ремесленники. В античном государстве специалисты управления были представлены исключительно воинами. Это не было случайностью. М. Вебер подчеркивал, что в эллинистической античности переход к дисциплинированному бою гоплитов[4] и, далее, в Афинах растущее значение флота были основой завоевания политической власти теми слоями народа, на чьих плечах как раз таки и лежало бремя воинской повинности[5].

Рассуждая о племени-государстве, что наиболее характерно для политической организации древнегреческих городов-полисов, Б. Малиновский отмечал: «несложно увидеть, что представляет собой личный состав племени-государства. Его изучение включает вопросы центральной власти, полномочий вождей, совета старейшин, а также методов поддержания порядка и управления военной силой»[6] [7]. Ю.П. Виппер подчеркивал, что город-полис мог не только выставить больше воинов, чем поместье, но и то, что горожане бились согласованно, их легче было собрать и обучить одинаковому бою. Все должны были вооружаться за свой счет, но в строю воины размещались по оружию. Отдельно строилась конница. В пехоте впереди становились воины в шлемах и латах. Это были состоятельные люди, потому что такое вооружение стоило дорого. Латники двигались в сражении плотной стеной (фалангой), они составляли главную силу городского ополчения, с боков и сзади стояли ополченцы из бедных, которые не могли купить тяжелого вооружения и бились метательными короткими копьями, или пращами, или стрелами из луков. Обычно они начинали битву или преследовали бегущего врага. Но решали битву латники[5].

Видимо, не случайно Платон много внимания уделяет описанию сословия стражей (воинов), которые исполняли роль защитников закона и охраны от внешней угрозы, что по сегодняшним меркам вполне соответствует задачам государственного аппарата. Именно сословное деление общества, в котором помимо правителей должно присутствовать чиновничество[9], Платон объявил обязательным условием прочности государства как совместного поселения граждан. В частности, в диалоге Сократа и Платона обнаруживаем следующее: «Ну, а согласишься ли ты со мной вот в чем, — говорит Сократ, — если плотник попробует выполнять работу сапожника, а сапожник — плотника, ... считаешь ли ты, что государство потерпит большой ущерб?» — «Не очень большой». — «Но право, когда ремесленник или кто-либо другой, делец по своим природным задаткам... попытается перейти в сословие стражей, или когда кто-нибудь из стражей постарается проникнуть в число членов совета или в стражи, будучи этого недостоин, ... тогда... такая замена и вмешательство не в свое дело — гибель для государства». — «Полнейшая гибель». — «Значит, вмешательство этих трех сословий в чужие дела и переход из одного сословия в другое — величайший вред для государства и с полным правом может считаться высшим преступлением»[10]. В этом аргументе мы обнаруживаем доказательное допущение о том, что любое ослабление жесткой иерархической кастовой системы и особенно ее управленческого звена неизбежно приведет к падению государства.

Стражами государства, по мысли Платона, должны быть люди одновременно и образованные, и опытные, постоянно развивающие свои природные задатки и профессионализм: «...Будущий страж нуждается еще вот в чем: мало того, что он яростен, он должен по своей природе стремиться к мудрости.... Чем более важно дело стражей, тем более оно не совместимо с другими занятиями, ведь оно требует мастерства и величайшего старания.... Для этого занятия требуется иметь соответствующие природные задатки. Начальствовать должны те, кто постарше, а быть под началом те, кто помоложе.... И притом начальствовать должны самые лучшие... Здесь требуются и способности, и понимание, а кроме того и забота о государстве»[11].

Иначе говоря, по Платону, для того чтобы все сословие «стражей» с последующим выделением из него «чиновников» и «правителей» возвышалось над всеми прочими сословиями, занимающимися ручным трудом, в качестве истинного носителя государственного самосознания и государственной власти, оно должно, в свою очередь, разделяться на воспитываемых и воспитывающих, на исполняющих и распоряжающихся. В обоих случаях на одной стороне окажется молодежь, на другой — старики. Таким образом, сословие стражей должно состоять из юношей, еще получающих воспитание, которые по приказу старших выступают против врага и поддерживают порядок внутри страны, и из зрелых мужей, достигших высшего познания и сообразно с ним управляющих государством. При этом воины (стражи) — не только члены государства, способные выполнять свою особую функцию в обществе. Они наделены способностью совершенствоваться в своем деле, подниматься на более высокую ступень нравственной доблести. Некоторые из них могут после необходимого перевоспитания и после стажировки стать правителями-философами[12]. Так, отмечает В. Виндель-банд, Платон различает правителей и чиновников; первыми могут быть, разумеется, только люди науки, философы, которые благодаря своему знанию истинного блага дают законы, воспитывают «помощников» и управляют всем государством[13]. Платон, один из первых среди философов, приходит к важному политическому выводу о неизбежности расчленения общественного организма таким образом, чтобы в нем господствовало научное понимание и от него исходила бы структура воспитания всех тех органов, в которых осуществляется жизненное единство целого[14].

В своем труде «Законы» Платон конкретизирует идею управления: «...никто и никогда не должен оставаться без начальника — ни мужчины, ни женщины. Ни в серьезных занятиях, ни в играх, никто не должен приучать себя действовать по собственному усмотрению: нет, всегда — и на войне, и в мирное время, — надо жить с постоянной оглядкой на начальника и следовать его указаниям. ...А безначалие должно быть изъято из жизни всех людей...»[15].

По мнению В.Ф. Асмуса, Платон ставит принципиально выше нравственные достоинства воинов («стражей») и в особенности представителей третьего, высшего класса граждан — правителей, в отличие от нравственных свойств работников хозяйственной сферы[16]. Платон считал, что необходимость обособления основывается не на профессиональных особенностях, а на нравственных качествах трех сословий государства. Как занятые управлением и военным делом, правители и стражи властвуют, требуют повиновения и не смешиваются с управляемыми.

Правители добиваются от воинов-стражей, чтобы те помогали им, как собаки помогают пастухам, пасти «стадо» тружеников хозяйства. На правителях лежит неусыпная забота — добиваться, чтобы стражи не превратились в волков, нападающих на овец[17]. Для этого, как считал Платон, сословие стражей не должно преследовать никаких частных, сословных, семейных или имущественных интересов, их быт организуется на началах солидарности, общности, равенства и коллективизма. По мысли философа, жизнь стражей складывается из множества ограничений и лишений: «...Прежде всего, никто [из стражей] не должен обладать никакой частной собственностью, если в том нет крайней необходимости. ...Им одним не дозволено в нашем государстве пользоваться золотом и серебром, даже прикасаться к ним, быть с ними под одной крышей, украшаться ими или пить из золотых и серебряных сосудов. Только так могли бы стражи остаться невредимыми и сохранить государство»[18]. Основные черты такого порядка — лишение стражей права на собственное имущество (можно вспомнить современные требования к чиновникам — получать жалование только из государственного бюджета и запрет на работу в других, кроме службы, организациях)[19]. Стражи, по Платону, могут пользоваться лишь тем, что им минимально необходимо для жизни, здоровья и для выполнения своих функций в государстве. У них не может быть ни лично им принадлежащего жилища, ни мест для хранения имущества: «...А чуть только заведется у них собственная земля, дома, деньги, так сейчас же из стражей они станут хозяевами и земледельцами; ...будут они все время жить в страхе перед внутренними врагами, чем перед внешними, а в таком случае, и сами они и все государство устремится к своей скорейшей гибели»[18]. Таким образом, подлинное государство в понимании Платона настолько идеально, что карательные его функции при помощи стражей отходят на второй план.

Платон заложил основные направления в осмыслении одного из самых сложных аспектов государственного управления — формирования механизма, координирующего разнонаправленные интересы граждан полиса и устанавливающего порядок в целях общего блага. Ряд его выводов послужил в последующие эпохи основой дальнейшей эволюции политической мысли о принципах создания государственного аппарата.

  • [1] Древние царства Востока. Ассирия. Вавилон. — М., 2002 . — С. 97.
  • [2] Гуссерль Э. Кризис европейского человечества и философия // Культурология. XX век: Антология. - М., 1995. - С. 307.
  • [3] Словарь античности. — М., 1992. — С. 174.
  • [4] Гоплит - тяжеловооруженный пеший воин. Вооружались за свой счет. Гоплиты по своей сути были солдатами-гражданами, так как долгом гражданина любого свободного полиса было несение военной службы. Поэтому собрание граждан всегда представляло собой собрание солдат: служащих в данное время или отслуживших ветеранов. — Прымеч. авт.
  • [5] Вебер М. Бюрократия (окончание) //Личность. Культура. Общество. — 2007. - Вып. 3 (№ 37). - С. 18.
  • [6] Малиновский Б. Функциональная теория // Научная теория культуры. — М„ 1999.-С. 154.
  • [7] Виппер Р.Ю. История древнего мира / История средних веков / А.А. Васильев. - М., 1993. - С. 49.
  • [8] Вебер М. Бюрократия (окончание) //Личность. Культура. Общество. — 2007. - Вып. 3 (№ 37). - С. 18.
  • [9] Здесь под чиновничеством понимаются те лица, которым приходилось заниматься реализацией властных решений. — Примем, авт.
  • [10] Платон. Государство // История государственно-правовых учений: Хрестоматия / Авт.-сост. С.В. Липень; под общ. ред. В.В. Лазарева. — М., 2006. — С. 39.
  • [11] Там же. С. 41.
  • [12] Асмус В.Ф. Платон. — М., 1975. — С. 243.
  • [13] Виндельбанд В. Платон // Избранное: Дух и история. — М., 1995. — С. 474.
  • [14] Там же. С. 475.
  • [15] Платон. Законы // Собрание сочинений в 4 т. — Т. 3. Ч. 2. — М., 2007. — С. 397.
  • [16] Асмус В.Ф. Платон. - М., 1975. - С. 136.
  • [17] Асмус В.Ф. Античная философия: Учеб, пособие. 2-е изд., доп. — М., 1976. — С. 243.
  • [18] Платон. Государство. С. 41.
  • [19] Асмус В.Ф. Платон. - М., 1975. - С. 146.
  • [20] Платон. Государство. С. 41.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >