Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Политология arrow Мировое комплексное регионоведение: Введение в специальность

Предисловие

Несмотря на то что политики и ученые уже достаточно давно оперируют понятием «мировая политика» как обобщающей категорией мирополитического взаимодействия, система международных отношений не полностью однородна. Более того, невзирая на усиление феномена глобальности мировой политики последнее время явно наблюдается повышение степени неоднородности международной системы в основном из-за увеличения количества акторов и тренда регионализации. Они, в свою очередь, требуют новых методов и способов глобального регулирования и глобального управления. Данная ситуация отнюдь не означает, что мировая система распадается на части или начинается война «всех против всех» с вытекающими из этого последствиями, хотя и появляются желающие использовать такое состояние современных международных отношений в своих, нередко и своекорыстных, целях. Неоднородность мирового политико-экономического пространства приводит к тому, что в разных пространственных сегментах мира, имеющих собственные формы эволюционирующей внутренней организации, внешние и внутренние процессы протекают с собственной скоростью и в собственной форме. Соответственно они неодинаково влияют на региональную структуру, задавая своеобразие региональным подсистемам международных отношений в рамках единой международной системы, развитие которой определяется общими закономерностями глобальных процессов. Умение использовать преимущества региональной интеграции, приспособиться к глобальным процессам или двигаться вперед «на гребне» этих глобальных проессов в конечном счете влияет на выбор успешных моделей развития тех или иных наций-государств в современных условиях мировой взаимосвязанности. От этого зависит подъем или упадок и в конечном счете характер мировой системы отношений, сопряженность ее частей и направление развития, а также ход процессов формирования мирового сообщества.

Осознание специфики региональной формы протекания мировых процессов стало вызовом для исследователей и политиков, поскольку требует владения методологией анализа процессов как глобального, так и регионального, и локального уровней. Эти процессы связаны с распределением и перераспределением влияния в мировой системе и структурах международного управления, геополитическим, политическим и экономическим подъемом и упадком национальных государств, характером и методами управ-ления мировыми процессами. Иначе говоря, по своему типу исследование процессов такого рода относится к области международно-политического и политико-экономического анализа. Такой анализ имеет свою специфику методологии постановки и решения проблем, связанную с особенностями предмета исследования:

  • • явлениями анархизированного (т.е. происходящего в отсутствие мирового суверена, но не полной анархии и беспорядка);
  • • определенным образом упорядоченного и структурированного, трансформирующегося содержательного и пространственно-временного взаимодействия суверенных национальных государств и других акторов мировой политики в форме международной жизни, укорененной в региональной сфере.

Важно, что еще каких-то 10—15 лет назад возникающее новое качество регионального и трансрегинального уровня международных отношений вообще не было отражено в теории международных отношений и мировой политики, поскольку считалось, что региональный уровень отношения играет второстепенную роль, а логика протекания процессов на этом уровне подчинена логике мировой политики и полностью определяется ею.

Рост межгосударственного взаимодействия на региональном и макрорегиональном уровнях в качестве значимой тенденции мирового развития, экономическая и политическая модернизация, открытый регионализм, регионализация и появление феномена макрорегио-нального и трансрегионального сотрудничества (трансрегионализма), глокальности (глобализации локальности), а также геополитика трансрегионального сотрудничества в рамках формирующегося феномена глобальной политики определяют не только экономические, но и политические, социально-культурные и цивилизационные факторы. Причина заключается в следующем. В каждом из региональных сегментов существует свой уникальный состав национальных государств с разными типами социального порядка, а также негосударственных акторов со своими правилами взаимодействия. В связи с этим на конкретном историческом этапе развития вероятен переход мировой системы к реальной полицентрич-ной структуре со сложной конфигурацией взаимодействия ее составных частей, основанной на усилении политико-экономической интеграции в регионах, появлением противоречий, связан-ных с необходимостью государств с разными типами социального порядка конкурировать и сотрудничать на пространственно сопредельных региональных мировых сегментах и одновременно развивать трансрегиональное сотрудничество. Точно так же формирование наднационального политического пространства, приобретающего подлинно глобальный характер, но разной степени глубины, выступает в новых условиях специфической формой глобализации. На этой базе формируются мировые центры (включая новые) разной степени конкурентоспособности и одновременно проявляются противоречия между ними: культурные, экономические, политические и иные. В ходе разрешения названных противоречий и при наличии умелой системы глобального управления происходит дальнейшее формирование единого глобального пространства мировой системы в рамках эволюции и трансформации мировых порядков вплоть до перехода международной системы в новое наднациональное и транснациональное качество и постепенного оформления глобальной политики как нового феномена международных отношений.

Нужно сказать, что, хотя все указанные процессы набирают скорость, т.е. повышается интенсивность их протекания, степень их понимания в мировом аналитическом и политическом сообществах не особенно высока. Это объясняется тем, что в существующих сегодня системах образования глобальные, региональные и национальные процессы и специфика их протекания изучаются раздельно в рамках мировой политики, международных отношений, мировой экономики, сравнительной политологии и страноведения. Вместе с тем степень влияния глобализации, полицентричности и регионализации на мировые процессы с каждым годом увеличивается: появление реальной полицентричности и усиление регионализации на конкретном историческом этапе может даже «притормозить» глобализацию, вызывать конфликты, дестабилизацию мировых процессов и кризисы. Это не обязательно означает усиление противоречий в рамках мировой системы, чреватых новой мировой войной, как считают представители теорий фундаменталистского реализма. Хотя такой вариант совсем исключить нельзя, наоборот, скорее наблюдается ускорение процесса взаимозависимости и гомогенизации политик национальных государств внутри макрорегиональных комплексов. За этим последует новый виток трансрегионального сотрудничества и совершенствания системы глобального управления уже на основе сформированных макрорегиональных и трансрегиональных объединений разной степени конкурентоспособности и приспособляемости к мировым реалиям, конечно, если специально не подталкивать мир к военному противостоянию и к третьей мировой войне. Не понимающие этих мировых тенденций национальные сообщества с их политическими элитами «выпадают» из основного потока мирового развития, вытесняются на периферию, подчиняют свое существование более совершенным, более универсальным заимствованным концепциям мирового развития или вынуждены тратить все большие и большие (но все-таки ограниченные, а не беспредельные) национальные ресурсы, чтобы «поспеть за ходом истории», осуществить «модернизацию догоняющего типа», не «скатиться на обочину» всемирного исторического процесса. В рамках концептуального научного, а не нормативно-идеологического объяснения макрорегиональные комплексы (НАФТА и Транстихоокеанское партнерство, ЕС, ВАС, АСЕАН, СНГ и др.) могут выступать в качестве прообразов новых центров полицентричной мировой системы, основанной на преобладании региональных моделей глобально координирующихся кооперативистскихтенденций; трансрегиональные образования (БРИКС) будут способствовать подъему новых мировых центров в рамках новых межрегиональных связей. Другими словами, они помогут выравниванию мирового пространства путем трансрегиональной кооперации нового типа, а теории регионального уровня, разрабатываемые в разных региональных сегментах мира, позволят существенно дополнить существующие сегодня теории международных отношений и мировой политики новой мотивирующей базой, формирующей резоны для укрепления системы глобального управления участвующими членами мирового сообщества, которые форматируют и приспосабливают ее к своим региональным и национальным нуждам благодаря вырабатываемому международному консенсусу.

Задача увязки международной проблематики и вопросов региональной и национальной экономической и политической модернизации была поставлена в рамках междисциплинарного учебного направления «зарубежное регионоведение», оформившегося в 1990-х гг. в учебное (под названием «Зарубежное регионоведение» и «Регионоведение России») и научное под названием «Мировое комплексное регионоведение». По этим направлениям методами кросс-регионального политического анализа изучаются пространственно-временная проекция международных отношений и развитие мирового сообщества в эволюционирующих региональных сегментах мира на основе междисциплинарного синтеза классических международных отношений, регионоведения/страноведения, международной политической экономии, политической и гуманитарной географии, культурной антропологии, социологии и политологии. Если теории развития (Development Studies) объясняли, как нужно развиваться согласно опыту западных стран, то специфика мирового комплексного регионоведения заключается в том, что в этом междисциплинарном и интегральном направлении пространственные, временные и структурные подходы синтезируются в комплексное многомерное понимание обобщенной и одновременно географически/функционально сегментированной региональной специфики в процессе развития мирового сообщества. Это позволяет находить наиболее благоприятные пути такого развития посредством сочетания императивов глобальных и региональных закономерностей.

Таким образом, стержневыми вопросами мирового комплексного регионоведения как научно-образовательного направления становятся методология, характер, способы и методики управления мировым пространством и пространственными аспектами мировых политических и политико-экономических процессов. Речь идет об организации выравнивания или дифференциации развития географических и (или) функциональных сегментов и этапов такого развития в мировом политическом, экономическом, социальном и культурно-цивилизационном пространстве, а также о выявлении и прогнозировании названных процессов. С данной точки зрения политолог или политолог-международник, освоивший мировое комплексное/зарубежное регионоведение, «комплексно подготовленный» (т.е. всесторонне методологически и практически подготовленный), может представлять собой уникальный «интеллектуальный продукт», синтезирующий знание мировых закономерностей (мировых политических и глобальных процессов), региональных закономерностей и региональной проблематики (комплексный анализ регионов мира) и глубокое понимание страновых и локальных особенностей (страновой экономический, политический и социологиеский анализ). Настоящий учебно-методический комплекс нацелен на подготовку такого рода специалистов, способных конкурировать «на равных» и с международниками, и с политологами, оперируя понятиями международного и глобального регионов, концептами регионализации и глобализации на современном международном научном уровне.

Адаптация мирового опыта к региональным сегментам мира непосредственно связана с методологическими дебатами о предметном полz мирового комплексногорегионоведения комплексной, интегральной политико-экономической и социальной дисциплины, изучающей закономерности процесса формирования и функционирования социально-экономической и социально-политической систем международных регионов мира с учетом исторических, демографических, национальных, религиозных, культурноантропологических, экологических, политико-правовых, природно-ресурсных особенностей, места и роли в международном разделении труда и системе (подсистемах) международных отношений. Таким образом, предметная область мирового комплексного регионоведения — изучение современного состояния и прогнозирование роли новых сверхкрупных и крупных (сравнимых с государствами) международных акторов: глобальных, международных, трансграничных и глокальных регионов в политико-экономической системе современного мира. Мировое комплексное регионо-ведение предстает как новый междисциплинарный предметный подраздел политической науки о международных отношениях, подобный мировой политике и международной политической экономии. Такая трактовка позволяет выделить внутренние составные части мирового комплексного регионоведения, т.е. охватывающего комплексным анализом все регионы мира (в другой терминологии — международное регионоведение, или комплексный анализ регионов мира: World Regional Studies, Global Regional Studies или Interdisciplinary International Studies в англоязычном мире, цююй-чжуъи яньцзю или шицзе цююйсюэ в китайскоязычном). Мировое комплексное регионоведение состоит из совпадающих формальных и содержательных научно-образовательных блоков: зарубежного регионоведения, анализирующего глобальные/международные/транснациональные/трансграничные регионы (Global Regions/World Regions/International Regions), и входящих в него составной частью конгломерата дисциплин «внутреннего» или «национального», регионоведения, анализирущих регионы в границах национальных государств и «на стыке» двух-трех национальных государств (трансграничные регионы «малых размеров», «треугольники роста», «глокальные регионы», «внутренние регионы» и др.). «Зарубежное регионоведение» долгое время развивалось «внутри» политко-экономического сегмента науки о международных отношений и к началу XXI в. превратилось в ее полноправную самостоятельную подотрасль наряду с теорией международных отношений, мировой политикой и международной политической экономией. «Внутреннее» регионоведение в разных национальных традициях развивалось и развивается в составе разных традиционных учебных дисциплин и (или) междисциплинарных научных направлений: национального регионоведения и страноведения, экономической географии, региональной науки, пространственной экономики (International Studies, Regional Studies, Economic Geography, Regional Science, Spatial Economy), гуманитарной географии (Human Geography), геоэкономики, политической географии, региональной политологии, политической регионалистики и т.д. в зависимости от того, каким из аспектов изучения региона как объекта исследования уделяется большее внимание и какова специфика национальных научных школ.

Школа комплексного «экономизированного» страноведческого анализа в качестве направления в экономической географии развивалась в России с 1920-х гг. Н. Н. Баранским, И. М. Майергойзом, В. П. Максаковским, Я. Г. Машбицем, В. В. Вольским, И. А. Родионовой, Т. А. Бунаковой, Н. С. Мироненко и многими другими исследователями в МГУ им. М. В. Ломоносова, МГПУ, а также в институтах РАН (ИМЭМО). Затем постепенно происходила трансформация в научно-синтетическое и учебное направление (т.е. со своей комплексной «экономизированной» методологией и методикой изучения регионов с упором на методологию сравнительного анализа) более или менее целостного вида (В. Г. Игнатов, В. И. Бутов, Ю. Н. Гладкий, А. И. Чистобаев, В. А. Дергачев, Л. Б. Вардомский, И. Н. Барыгин, М. В. Иванова и др.). В форме относительно самостоятельного научно-синтетического направления с акцентом на комплексном изучении прежде всего международно-политических регионов мира (зарубежное регионоведение как часть мирового комплексного регионоведения) школа окончательно сформировалась в конце 1990-х гг. на основе международных отношений, сравнительной политологии, международно-экономического и политического кластеров классического страноведения в ИМЭМО, МГИМО—Университете и Дипломатической академии МИД России. В настоящее время в научной и образовательной области она содержательно интенсивно совершенствуется в МГИМО—Университете на базе образовательных стандартов третьего и четвертого поколений по направлению «Зарубежное ре-гионоведение». Однако в рамках некоторых учебно-синтетических дисциплин существует в разных университетах и научных центрах как в России (регионоведение, политическая регионали-стика, региональная политология, экономическая география, экономическая социология, геоэкономика, теория регегионального воспроизводства, региональная политика), так и в США, и в Европе (Regional Science, Economic Geography, Political Geography, Human Geography, Development Studies), а кроме того, в Японии, Китае, Республике Корее и других странах.

Содержание «внутреннего» регионоведения и страноведения как образовательных дисциплин достаточно хорошо изложено в популярных учебниках для бакалавров. Благодаря этому овладение основной проблематикой «внутреннего» регионоведения сегодня в России не представляет собой непреодолимой задачи даже самостоятельно, вне бакалавских программ по «зарубежному регионо-ведению» и «страноведению», однако нередко не только в учебных программах по международным отношениям, но и непосредственно по зарубежному регионоведению или регионоведению России нет учебных курсов, направленных на овладение методологией комплексного регионального и кросс-регионального политического анализа. Вместе с тем, как выявил реальный почти 15-летний опыт преподавания этой дисциплины и проведения государственных испытаний в МГИМО—Университете, РГГУ, Томском государственном и Томском политехническом университетах и других университетах России, понимание содержательных блоков мирового комплексного регионоведения, т.е. проблематики мирополи-тического устройства, в соответствии с феноменом мироцелостно-сти (термин ввден М. Мешковым), адаптированной к региональной специфике крупных географических и (или) функциональных регионов мира, затруднено, поскольку требует знакомства с большим объемом разрозненной информации, в том числе страноведческого характера.

С появлением учебников для магистров и аспирантов «Мировое комплексное регионоведение» и «Практика зарубежного ре-гионоведения и мировой политики»[1] этот уровень изучения мировой регионоведческой проблематики в качестве составной части политической науки о международных отношений оказался обеспеченным научно-образовательной и методической литературой. Однако появление названных научно-методических комплексов выявило несоответствие знаний студентов бакалавриата, готовившихся по специальностям «Зарубежное регионоведение», «Регио-новедение России», программам страноведческой направленнно-сти по этим специальностям, а также по другим бакалаврским программам общественно-политического и гуманитарного профиля (международные отношения, мировая политика, политология, социология, востоковедение, международная журналистика и др.), требованиям обучения на магистерском уровне по направлению «Зарубежное регионоведение». Многолетний опыт проведения выпускных государственных экзаменов по направлению «Зарубежное регионоведение» и «Международные отношения» в МГИМО—Университете и РГГУ, а также вступительных экзаменов в магистратуру по направлению «Зарубежное регионоведение» в МГИМО—Университете выявил у студентов слабое понимание междисциплинарности базовых содержательных блоков мирового комплексноыго регионоведения. Это не позволяет закрыть лакуну между страноведением, «внутренним регионоведением», «зарубежным регионове-дением», мировой политикой и «продвинутой» учебной литературой по мировому комплексному регионоведению, которую штудируют окончившие бакалавриат студенты в магистратуре по этому направлению. Надежды на то, что обучающийся в бакалавриате студент получит комплексное представление о мировых закономерностях и региональных особенностях мировых процессов и одновременно о регионализации как о мировом тренде, который не отменяет мировых закономерностей, а адаптирует и приводит их к эволюционному изменению, во многих случаях не оправдываются. Причина тому — наличие все еще нередко разрозненного конгломерата дисциплин в программах бакалавриата. Многие национальные бакалаврские программы в действительности не имеют стержневых курсов, которые увязывали бы образовательную подготовку в единое, непротиворечивое и современное с точки зрения понимания мировых и региональных процессов целое. Иначе говоря, будучи нацелены на конкретные проблемы международного анализа или конкретные страновые проблемы, бакалаврские программы оставляют проблемы научного исследования мирополитиче-ского устройства на откуп идеологии. Настоящий учебник и учебно-методический комплекс бакалаврского уровня подготовки должен решить этот образовательный вопрос и установить связь между национальной, региональной и международной проблематикой, страновым и мирополитическим устройством во всей возможной целостности современной трактовки политико-экономических процессов.

Предполагается, что учебник и учебно-методический комплекс могут быть использованы как для обучения по курсу или модулю «Введение в мировое комплексное регионоведение» в программах по зарубежному регионоведению, востоковедению, регионоведе-нию России, политологии, международным отношениям, международной журналистике, публичной политике, так и для самостоятельной подготовки к сдаче вступительных экзаменов по магистерским программам направления «Зарубежное регионоведение» в МГИМО—Университете или других вузах России. Кроме того, учебник может служить для фонового чтения при занятиях в рамках бакалаврского курса «Основы кросс-регионального политического анализа» или более продвинутого курса на начальном этапе обучения в магистратуре по курсу «Кросс-региональный политический анализ».

Задача восполнить разрыв между дисциплинами бакалаврского уровня и требованием овладения базовыми блоками знаний для обучения по программам мирового комплексного регионоведения определяет структуру настоящего учебника. Раздел I посвящен мирополитическим теоретико-методологическим основам и понятийному аппарату дисциплины. В этом разделе в сжатом виде представлен теоретический аппарат мирополитического анализа применительно к региональному уровню международных отношений и мировой политики. Дана краткая характеристика главных теорий международной и региональной сферы политического и социально-экономического взаимодействия. Очерчено предметное поле мирового комплексного регионоведения как новой самостоятельной подотрасли политической науки о международных отношениях и политико-экономическом устройстве мира.

В разделе II освещается междисциплинарная проблематика мирового комплексного регионоведения и сопредельных дисциплин. В этом разделе показано, как можно создавать поле междисциплинарного исследования международной и внутриполитической региональной проблематики посредством освоения методологии, методик и предметных областей сопредельных дисциплин политико-экономического, мирополитического и политико-географического профиля.

В разделе III рассматриваются основные прикладные вопросы комплексного регионоведения: как осуществлять долгосрочное прогнозирование мировых и региональных процессов, каким образом строить макрорегиональные прогнозы, в чем состоит специфика международных региональных организаций, как изучать политические границы при помощи международно-политического анализа национального среза отношений между государствами, чтобы способствовать превращению зон вражды, военных противостояний, контрольно-пропускных пунктов и таможен, зафиксированных государственными границами, в зоны совместной экономической деятельности и совместного экономического процветания. Кроме того, раскрывается смысл геокультурного брендинга территорий в качестве важной составляющей процессов внешней и внутренней политики государства и его институтов, способствующих повышению инвестиционной активности и усилению экономической взаимосвязанности, в том числе для создания зон привлечения иностранных портфельных инвестиций и ускоренного технологического развития.

Освоив материал этой книги, студент получит базовые знания по мировому комплексному регионоведению и узнает:

  • • какова взаимосвязь политической философии и идеологии в науке о международных отношениях и в чем их различие, какова роль теории в понимании закономерностей взаимодействия международных акторов;
  • • каково содержание основных понятий мирового комплексного регионоведения (территория, пространство, государство, международный регион, глобальный регион, региональный комплекс, региональная подсистема, региональный порядок), какова связь между ними;
  • • что представляет собой мировой тренд регионализации в современной мировой политике, в чем его основное содержание и каковы его возможные последствия для мировой системы отношений;
  • • в чем заключаются специфика деятельности региональных международных организаций и основные геополитические принципы трансрегионального сотрудничества;
  • • какова взаимосвязь социальных порядков в государствах разных типов и как она влияет на выравнивание или дифференциацию пространства мировой политики;
  • • каково предметное поле мирового комплексного регионове-дения как сомостоятельной подотрасли политической науки о международных отношениях;
  • • как использовать предметные поля сопредельных дисциплин мирополитического и политико-географического профиля, чтобы добиться междисциплинарного понимания сущности региональных процессов и региональных проблем;
  • • какие методы международно-политического анализа можно применить для исследования международной и региональной реальности;
  • • каково основное практическое значение изложенной в разделах I и II учебника теоретико-методологической и теоретико-прикладной проблематики;
  • • каким образом содержательно форматировать знание международных и региональных процессов, чтобы внутренняя политика приводила к успешному развитию государств, консенсусному решению спорных вопросов в государстве и на международной арене, уменьшению мировой и региональной конфликтности и не увеличивала отнимающие силы, время, ресурсы, а нередко и человеческие жизни межстрановое, региональное или даже мировое противостояние.

В ходе обучения по курсу на основе разработанной авторами учебника типовой программы, а также практических семинарских занятий и методики компьютерного тестирования остаточных знаний показано:

  • • как достичь междисциплинарного понимания специфики региональных процессов при помощи методологии сопредельных мировому комплексному регионоведению дисциплин, чтобы это способствовало созданию целостной картины мира вместо разобщенности стран и народов;
  • • каким образом можно проводить прикладной анализ в мировом комплексном регионоведении, долгосрочное прогнозирование макрорегиональных процессов, уменьшать возможную международную и региональную конфликтность, а не раздувать конфликты и международную рознь, чреватые ухудшением уровня жизни и бедствиями для населения;
  • • как исследовать процесс трансформации политических границ и брендировать регионы и территории, чтобы повысить их инвестиционную, экономическую и социально-политическую привлекательность, цивилизационную целостность, активизировать действие моделей успешного развития, а не автаркию, снижение уровня жизни, а в некоторых случаях военные конфликты, «холодные войны», межрегиональное и мировое противостояние.

Учебно-методические приложения не только показывают, как построить обучение по курсу и проводить проверку остаточных знаний, но и объясняют на основе типовой программы вступительного экзамена в магистратуру по направлению «Зарубежное регио-новедение», как готовиться к этому экзамену, т.е. излагается методика экзаменационной подготовки.

  • [1] См.: Мировое комплексное регионоведение / под ред. А. Д. Воскресенского. М.: Магистр, 2014; Практика зарубежного регионоведения и мировой политики / под ред. А. Д. Воскресенского. М.: Магистр, 2014.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >
 

Популярные страницы