Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Политология arrow Мировое комплексное регионоведение: Введение в специальность

Социальное освоение территории и типы пространственной организации

2.1. Социальное освоение территории: право, институты, государство / 2.2. От территории к пространствам глобального мира / 2.3. Типы пространственной организации / 2.4. Международные регионы и геополитика трансрегионализма / 2.5. Политическое пространство международного региона

Ключевые слова: территория, пространство, пространственное развитие, культурно-историческая специфика, социально-территориальная система, право, институты, порядок, государство, демократия, международное право, легитимация, ключевой признак территории, виды и типы территории, ресурсы, типы пространства, базовый тип пространства, транспортные коридоры. Элементы территориальной организации, этапы организации территории, территориальное развитие, регион, международный регион, транснациональный регион, глобальный регион, сепаратизм, трансрегионализм, международная регионализация, политическое пространство.

Пространство — организация геотории (территории и (или) акватории) для определенных образа жизни и обеспечивающих его видов деятельности людей. Этим пространство отличается от геотории как таковой. Пространственное развитие — это не изначальное освоение территории, но ее насыщение всем тем, что необходимо для более полного и эффективного использования геотории в целом и (или) ее частей в интересах и целях человека, общества, государства.

Такая организация, в свою очередь, включает в себя:

  • 1) формальные (закон, право) и неформальные (традиции, обычаи, «понятия») нормы и правила осуществления хозяйственной деятельности в данной части геотории;
  • 2) институты и социальные механизмы, фактически обеспечивающие соблюдение актуальной части этих норм и правил (в полной мере никакие нормы и правила не соблюдаются никогда);
  • 3) социальную инфраструктуру, поддерживающую определенные образ, уровень и качество жизни, отношения между людьми и возможности ведения хозяйственной деятельности;
  • 4) производственную инфраструктуру, обеспечивающую необходимые техно-коммуникационные связи производственного, сбытового, научно-технического, транспортного и иного хозяйственно-экономического назначения.

Путь к пониманию и признанию пространства как явления, осознанию его возможностей, императивов и рисков начинался с того, что дано человеку в его непосредственных ощущениях, повседневно, что имеет для него первостепенное значение — с обустройства и поддержания жизни на каком-то куске земли.

Территория — главный ресурс, в борьбе за обладание которым возникли, сложились, получили развитие все виды и формы человеческих отношений — от древнейших до современных. За территорию воевали как ни за что другое: ее даже частичная утрата всегда осложняла хозяйствование, полная же потеря ставила под вопрос само выживание этноса. Раздел территории оказывался неизменно временным, за ним всегда следовали переделы. Наличие у этноса своей исторически устойчивой территории — непременная предпосылка того, что со временем комплекс практических навыков и умений (какими обладает любой народ) перейдет в более сложные формы культуры, материальные и духовные, а затем, возможно, приведет к становлению цивилизации.

Именно по такой схеме развивалась территория Европы в последние две — две с половиной тысячи лет. Оказавшись по разным причинам ненужной или недосягаемой для ее азиатских и африканских соседей, но и не давая долгое время самим европейцам возможности выбраться за ее пределы и надежно закрепиться там, эта не самая комфортная для тогдашней жизни территория заставила — и предоставляла для этого возможности — заняться каменным строительством, развитием орудий труда и войны (т.е. передела территории и собственности), перейти от умений к ремеслам и накоплению соответствующих знаний. Отсюда уже — великие географические открытия, ранний колониализм (захват новых территорий вне Европы) как форма первоначального накопления, становление капитализма и промышленности и в конечном счете современный облик мира, сложившийся на протяжении XVIII— XX вв. под определяющим воздействием европейской цивилизации. Различия в природно-климатическом и территориальном факторах предопределили культурно-историческую специфику во многом близких европейской и российской цивилизаций. Еше за-

метнее влияние таких различии на культурах и цивилизациях, территориально и духовно далеких друг от друга.

Войны за территории не исключены. Территориальные споры сохраняются между большинством граничащих одно с другим государств. Африка и Европа декларировали как международно признанный у них принцип территориальной целостности государств, нерушимости их сложившихся границ (Решение ОАЕ о нерушимости постколониальных границ на континенте и Заключительный акт СБСЕ 1975 г.). Но в обоих случаях на практике этот принцип подвергается серьезным испытаниям. Конвенция ООН по морскому праву (1982) предотвратила раздел Мирового океана. Однако и в этом случае фактический раздел начат введием практики экономических зон, освоением континентального шельфа. В мировой политике поставлен вопрос о пересмотре секторального деления Арктики. Отсутствие собственной территории делает кочевыми в равной мере и народ, и личность, тем самым перекрывая им возможности и перспективы развития. Человек как род и биологическая форма жизни привязан к геотории и разорвать эту пуповину пока не может, поскольку освоение других планет — дело далекого будущего, а главное — оно расширяло бы территориальные границы деятельности, но ничего не меняло бы по существу в связях человека с территорией обитания и жизнедеятельности.

Столь жесткая и неразрывная взаимосвязь человека и геотории (прежде всего в территориальном аспекте последней) поднимает проблему организации территории для конкретного типа жизнедеятельности, а также самой этой связи в отношениях человека с данной территорией и во взаимоотношениях разных, достаточно сложившихся социально-территориальных систем. В современном мире капиталовложения идут прежде всего туда, где действуют ясные и стабильные законы о земле и недрах, территориальных и внутренних водах, воздушном пространстве, собственности либо где такие законы могут де-факто создаваться с нуля или быть навязаны извне. Все перечисленное служит, помимо прочего, формами организации взаимосвязей человека и геотории. В последние десятилетия для обозначения такой организации как целостного комплекса (и все более — системы) используется категория «пространство».

«Пространство» в сознании людей всегда граничило с «территорией», но никогда не опускалось до полной синонимичности с последней. В восприятии человека «пространство» было и остается больше (иногда неизмеримо больше) «территории». «Пространст-

ву» в большей мере, нежели «территории», присуща объемность (не случайно говорят о «воздушном пространстве» страны, а не о ее «воздушной территории»). Наконец, «пространство» — категория философская, неразрывно связанная с понятием времени; слова «территория» и «время» были бы восприняты в историческом, но никак не философском смысле.

Примерно с рубежа 1980—1990-х гг. понятие «пространство» начинает все шире использоваться в экономической науке («пространственное развитие» в отличие от развития территориального), а также в политике, особенно международной (пространства правовое, экономическое, безопасности и др., устанавливаемые по соответствующим межгосударственным соглашениям). Какими причинами вызвано обращение к понятию «пространство» для обозначения каких-то новых (иначе дополнительная категория не была бы нужна) взаимосвязей человека и геотории и какие последствия может иметь такое обращение через два-три десятилетия, если оно окажется устойчивым?

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >
 
Популярные страницы