Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Политология arrow Мировое комплексное регионоведение: Введение в специальность

Историческая эволюция мировой системы

Несмотря на наличие в целом более или менее общего интеллектуального осмысления мира и его исторической эволюции, единой мировой политики и единой мировой системы в ее современном сегодняшнем понимании до XIX в. не существовало, а сосуществовали несколько не связанных, но частично перекрещивающихся иерархизированных регионально-цивилизационных мир-систем (протоевропейская, исламская, китайская). Наиболее универсальной и наиболее открытой из них была европейская система, которая в силу своего универсализма и открытости для других государств оказалась самой привлекательной, с точки зрения всех участников международной жизни. Европейская система была привлекательной еще и потому, что она покоилась на стремительно развивавшейся экономической модели, на основе которой был создан современный уклад жизни. К началу XIX в. в европейской традиции

начала формироваться концепция современного единого открытого для всех мирового сообщества равных государств. К данной концепции к середине XX в. добавилась идея эволюции этих государств с разной скоростью к системе справедливого и полного участия народа в управлении государством всеобщего благосостояния (демократическое государство открытого социально-политического доступа с системой социальной поддержки) и модернизации современного типа, основанной на целенаправленно разрабатываемых массовых научно-технических инновациях, представляющих собой коммерциализированные научные открытия, меняющие мировой технологический уклад. Эти концепции и сформировали социальный облик современного человечества. Система европейского типа, единственная на тот исторический период, была открытой, т.е. она позволяла присоединиться к ней всем желающим государствам, которые принимали такую систему координат и готовы были соблюдать определенные правила, получившие название «международное право». Этого оказалось достаточно, чтобы к такой системе постепенно стали присоединяться другие, периферийные, де-юре независимые и равные друг другу в этой системе государства, в частности страны Азии и Африки, ранее входившие в другие, неевропейские иерархические системы (исламская, китайская), показавшие свою меньшую конкурентность, либо страны, входившие в европейскую систему сначала на подчиненных началах в качестве колоний и полуколоний. Следует специально обратить внимание на то, что все ранее существовавшие неевропейские межународные протосистемы де-юре вообще никогда не признавали равноправие других государств. Они исходили из базовых принципов иерархии и подчинения, а степень зависимости внутри этой системы варьировалась в соответствии с исторической обстановкой и геополитическими соображениями, цивилизационными и религиозными установками, конкретными обстоятельствами.

После Второй мировой войны модернизирующаяся на этапе деколонизации Азия должна была выбирать одну из двух версий распространившейся на весь мир европейской модели модернизации и развития: авторитарно-плановую модель, основанную на идеологии циклического чередования мобилизации — стабилизации/застое — системном кризисе/политическом «подмораживании» — «политической оттепели» или демократическую рыночную, основанную на самоорганизации и экономической и политической конкуренции, а в дальнейшем — и на системе открытого социально-политического доступа. В противоборстве этих тенденций и сформировалась современная авторитарная и антиавторитарная индустриальная и антиавтор итарная постиндустриальная модель развития, а Восток вступил в этап политической модернизации, который продолжается до сегодняшнего времени. На этом этапе некоторые из незападных стран (включая страны Востока) сумели построить систему открытого социально-политического доступа, позволяющую избежать системных кризисов и догнать страны Запада, одновременно сохраняя свою культурно-национальную специфику, а некоторые так пока и не смогли выйти из повторяющихся циклов «мобилизация—стабилизация—застой—кризис».

? «Вся история России показывает, что она развивается не эволю-ционно, а в прямой зависимости отличных качеств очередного вождя, царя, генсека, президента. Вся деятельность государственных органов и даже международные отношения строятся в соответствии с мировоззрением правителя... Уход очередного первого лица и замена его на другого создает непредсказуемые последствия для всей политической системы с возможной потерей управляемости».

Енгибарян Р. Время жить — выбор судьбы. М.: Изд-во «МГИМО—Университет», 2014. С. 22.

Модель старого экономического уклада к концу XX в. практически отслужила. Соответственно другие, незападные страны, которые приняли западную модель рыночной экономики и конкуренции, но с национальной спецификой, разработали свои варианты модернизации и стали догонять по некоторым параметрам лидеров мировой системы («догоняющая» модель развития). Другие, создав региональные версии системы открытого доступа, даже попытались оспорить западную модель постиндустриального развития, привнеся в нее свои культурные параметры и свою специфику (Япония, Южная Корея, Тайвань, Сингапур). Также появились страны, сформировавшие модель авторитарного регулирования частично децентрализованной экономики с частично ограниченным (по различающимся причинам и разным образом) социально-политическим доступом (Тайвань, Южная Корея, Сингапур). Такая модель показала свою успешность на конкретном историческом этапе, но некоторые страны сумели отойти от этой модели (Тайвань, Южная Корея) и двинуться к построению консолидированного демократического общества с открытым социально-политическим доступом. Реализуемая на начальной стадии и в ограниченных сегментах эта модель экономической и социальной жизни общества позже привела к подъему коммунистического Китая и ограниченного количества авторитарных стран (Вьетнам, Куба при Рауле Кастро). Однако успех ее существования также стал подвергаться сомнению, поскольку неизбежно вставал вопрос о том, каков будет следующий этап развития данных обществ, на который сами эти страны пока не смогли дать приемлемого миру ответа.

Другие страны, не сумевшие сформировать хоть какую-нибудь национальную модель модернизации и (или) коалиции, способствующие усилению внешнего или регионального фактора модернизации, стали отставать в своем развитии. Так возник импульс к появлению новых правил функционирования мировой системы, которые должны были бы вступить в силу до перехода к новому экономическому и технологическому укладу, поскольку те, кто перешел к новому укладу, получают возможность переформулировать правила мировой системы со своими интересами, а не в соответствии с интересами всех, тем более отстающих. Кроме того, у части участников и их политических элит, которые не могли похвастаться успехами в развитии, возникло желание сломать существующую систему либо с помощью нелегитимного применения силы архаизировать принципы ее организации. Особенно это желание было сильно у государств, которые не вписывались не только в формирующийся новый, но и в существующий политико-экономический уклад (страны с «неуспевающей» моделью развития).

На этапе завершения старого и создания нового технико-экономического уклада появились прообразы новых моделей конфигурации мирового политико-экономического пространства и мир «завис» на этапе эволюционного перехода к новому политико-экономическому порядку и новому научно-техническому укладу.

Таким образом, тип политического доступа и исторический этап его развития в конечном счете влияют на стратегии развития, характер и приоритеты внешней политики государств, которые, в свою очередь, определяют процессы формирования пространства мировой политики. Характер и степень дифференциации (однородности/разнородности) пространства мировой политики, в свою очередь, влияют на скорость эволюции систем социального доступа в конкретных государствах. Вычленение взаимосвязей такого рода дает возможность анализировать воздействие типа социально-

политического доступа в государствах, коалициях государств и глобальных регионах мира на процессы формирования и характер пространства мировой политики и заниматься социальной инженерией форматирования национального и мирового пространства в целях максимизации преимуществ для поступательного национального развития. Подобная проблематика не анализируется и не изучается в традиционных международных отношениях, а анализируется в таких сферах междисциплинарного исследования, как сравнительная мировая политика, системно-структурная история международных отношений, кросс-региональный анализ, сравнительная политология и мировое комплексное/зарубежное регионо-ведение.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >
 
Популярные страницы