Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Политология arrow Мировое комплексное регионоведение: Введение в специальность

Макрорегионализация и практика мирополитического взаимодействия

Регионализация в ее современном виде представляет собой относительно новый феномен. Не случайно до сих пор дискутируется вопрос о параметрах понятия «регион» и существует бесчисленное множество вариантов прикладной классификации регионального членения мира. Это касается как масштабов регионов, так и принадлежности конкретных стран к тому или иному географическому / политическому / цивилизационному региону.

Понятие «регион» достаточно многозначно.

Во-первых, данный термин может относиться как к внутри-страновому делению пространства («регион» как административно-юридическое понятие отчасти синонимичен понятию «рай-

он»), так и к делению мирового пространства («регион» как внешнеполитическое, или международно-политическое, понимание).

Во-вторых, регион может определяться по группе признаков либо по базовой функции, которая служит основной для того или иного исследования (географические, экономические, геополитические, социокультурные регионы).

Следовательно, региональное деление в качестве «средства отбора и изучения пространственных сочетаний сложных комплексов явлений», как правило, зависит от поставленных исследовательских задач и будет носить характер социального конструкта.

Как аналитический конструкт региональное деление мира обладает также особенностями образной репрезентации: регион может иметь политико-географический образ определенной территории и тем самым демонстрировать характерные черты и закономерности ее развития. В отечественной науке анализ специфики регионального уровня согласно системному подходу выразился в идее международно-политического региона, который рассматривался как «относительно самостоятельная подсистема межгосударственных отношений, объединенных прежде всего общностью определенных, присущих именно данному региону политических проблем и соответствующих им отношений»[1]. Это определение, в свою очередь, базируется на определении политического регионализма как взаимоотношений географической группы смежных национальных государств, которые обладают рядом общих характерных черт, высоким уровнем взаимодействия и институализированной кооперацией, осуществляемой посредством формальной многосторонней структуры.

Попытки аналитически выделить конкретные региональные пространства/регионы/региональные подсистемы имели несколько оснований.

Во-первых, представлялось очевидным, что анализ целого ряда международных процессов с точки зрения основной конфликтной оси биполярности не дает полного представления о них, а сами эти процессы либо генерируются отнюдь не взаимодействием супердержав, либо имеют к этому взаимодействую лишь опосредованное отношение.

Во-вторых, анализ взаимосвязей в рамках того или иного региона позволял расширить рамки классического страноведения (area studies) и получить более широкие возможности для сравнительного анализа, в том числе межрегионального, уже в рамках международных отношений, мировой политики, мирового комплексного регионоведения/зарубежного регионоведения (global / world comprehensive regional studies), кросс-регионального политического анализа.

В-третьих, анализ соотношения глобального, регионального и национально-локального уровня давал новые возможности для рассмотрения той или иной проблемы в рамках международной системы.

Регионализация подразумевает тесную политическую, экономическую и культурологическую взаимозависимость соседних стран. Под регионализацией в теории и на практике в действительности подразумеваются три различающихся по содержанию явления:

  • 1) возрождение/подъем региональных держав (неформализованная трактовка регионализации в мировой политике);
  • 2) формирование региональных интеграционных группировок в том числе преференциального типа (классическое политико-экономическое определение регионализации)
  • 3) политическая основа, мотивы, импульсы и движущие силы регионализма и (или) регионализации в первом и втором значениях этого понятия (формирующееся направление в международной политэкономии, экономической политологии, зарубежном комплексном регионоведении).

Таким образом, понятия регионализма и регионализации могут выступать в качестве синонимов, подчеркивая взаимозависимость стран и выход ряда страновых проблем за рамки национальных государств, но на региональном уровне, а могут — в качестве разных, лишь частично совпадающих понятий (в частности, в экономической и международно-политической области). В этом случае международный регионализм («макрорегионализм» или «мини-глобализация») выступает в качестве реализации национальных интересов на новом, более высоком, чем локальный или страновой, уровне, но в региональных рамках.

В биполярный период региональные державы появлялись в первую очередь в районах, где существовала конфликтная взаимозависимость и крайне медленно происходила интеграция (Восточная Азия). Противоположная картина наблюдалась в регионах, где комплиментарная взаимозависимость значительно перевешивала конфликтную. Здесь начались активные интеграционные процессы (Европа), в основе которых лежали:

  • 1) рост экономической взаимозависимости и сближение экономических интересов;
  • 2) наличие общего внешнеполитического противника;
  • 3) отсутствие явного доминирующего центра либо наличие доминирующего «ядра», состоящего из двух-трех государств.

После краха социалистической системы противостояние региональных процессов двух типов стало не столь очевидным.

Таким образом, глобализация и регионализация взаимосвязаны, взаимодополняются, но могут стать в определенной степени противоречащими друг другу тенденциями, поскольку все страны являются как объектами, так и субъектами глобализации и регионализации. Процессы глобализации вызваны прежде всего неограниченной конкуренцией и требуют от экономических субъектов повышения эффективности всех видов операций. Именно поэтому глобализация может ущемлять интересы менее развитых стран. Действия же в рамках регионализации в большей мере отвечают интересам конкретных стран, не только экономическим, но и политическим, социальным, историческим, культурным и др. Промежуточный, поэтому весьма вероятный, вариант глобализации — стягивание «старых» регионов в макрорегиональные комплексы (макрорегионализация), начальным этапом которого является региональная интеграция, прежде всего экономическая, а потом и политическая (в различающихся формах, разного характера и в неодинаковой степени). Подобный процесс дает возможность странам:

  • • участвовать в глобализации в щадящем варианте, не испытывая давления со стороны всей мировой экономики;
  • • резко подтягивать менее развитые государства макрорегиона, предоставляя им преференции и инвестируя в их экономику;
  • • улучшать позиции бизнеса более развитых стран, для которого расширяется географическая зона действий в льготном варианте;
  • • укреплять геополитические позиции, поскольку масштабы рынков становятся намного крупнее и интеграционная группировка способна гораздо лучше коллективно защищать своих членов от иностранной конкуренции.

По существу, с учетом теории регионального уровня можно считать, что макрорегиональный комплекс (а не отдельно взятое государство согласно одному из классических и до сих пор наиболее влиятельных подходов в теории международных отношений — «реализму») представляет собой прообраз одного из центров формирующейся полицентричной мировой системы. По данному пути уже пошла Европа, создав Европейский союз, и отчасти США (НАФТА, Транстихоокеанское партнерство). Такой же путь стремится наметить КНР, формируя «Большой Китай» на основе массовой эмиграции и нового качества экономико-политической зависимости «периферийного пространства» от «новой метрополии» и пытаясь стать государством-лидером в Восточной Азии. По всей видимости, в связи с мировой дискуссией о подъеме Восточной Азии будет правомерно говорить о создании макрорегиона или макрорегионального комплекса «Большая Восточная Азия» (Северо-Восточная и Юго-Восточная Азия, Центральная и Южная Азия), прежде всего с экономической и культурно-цивилизационной точек зрения. В этом же ключе происходят дискуссии о «возрождении» СНГ, структурировании Центрально-Восточной Евразии и т.д.

Позитивными факторами, способствующими образованию макрорегионов, являются:

  • 1) полная или частичная экономическая взаимодополняемость в макрорегионе, когда комплиментарная взаимозависимость в целом сильнее конфликтной, т.е. в регионе существует экономическая взаимозависимость и взаимодополняемость и происходит существенное сближение экономических интересов;
  • 2) начало и развитие интеграционных экономических процессов, когда доля торгового оборота стран друг с другом приближается к половине общего торгового оборота. Все региональные организации (от формата «АСЕАН плюс» до Восточноазиатского сообщества) ставят своей целью постепенное снижение тарифов во внутрирегиональной торговле и снятие ограничений на импорт, вплоть до образования зоны свободной торговли (НАФТА и ЕС давно сформировали единые рынки);
  • 3) движение в сторону валютно-финансовой интеграции (у НАФТА в качестве таковой выступает мировая валюта — доллар), ЕС ввел единую региональную валюту — евро, обсуждался и вопрос о единой азиатской валюте на базе йены или юаня, но он не перешел в практическую плоскость как недостаточно «созревший»);
  • 4) новые формы кооперации',
  • 5) выступление крупных или крупнейших государств макрорегиона за расширение экономического сотрудничества в рамках мак-

рорегиона (МЕРКОСУР, БРИКС, ССАГПЗ, ШОС, «АСЕАН плюс» и т.д.);

  • 6) определенная кулыпурно-цивилизационная близость стран региона и их отличие от других макрорегионов. Цивилизационное поле, на котором осуществляется социально-экономическое развитие в разных регионах, обширно — от индивидуализма, основы западного общества, до коллективизма, свойственного традиционному восточному обществу, с существованием огромного количества промежуточных вариантов;
  • 7) появилось теоретическое обоснование специфики развития государств макрорегиона как целого (у ЕС есть единая экономическая политика, общее понимание основ внутренней политики и формируется единая внешняя и оборонная политика);
  • 8) началось формирование региональной идентичности (европейцы давно ее сформировали, в других макрорегионах она находится на разных стадиях формирования).

  • [1] Система, структура и процесс развития международных отношений / под ред. В. Гантмана. М.: Наука, 1984. С. 363.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >
 

Популярные страницы