Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Политология arrow Мировое комплексное регионоведение: Введение в специальность

Сегментирование мирового пространства

Существует два основных типа регионов: географические и функциональные.

Географические регионы в той или иной степени имеют проекцию на местности, т.е. привязаны к физико-географическому местоположению. Географические регионы практически всегда могут быть локализованы на местности, отграничены в привязке к географическим, историко-географическим, культурно-географическим или цивилизационно-географическим параметрам, иметь более или менее точные границы.

Функциональные регионы могут иметь различный набор физико-географических параметров, но при этом характеризоваться структурной общностью и общей динамикой экономической, политической и социальной организации. Таким образом, географические регионы атрибутируются прежде всего по географическим параметрам, а функциональные — по структурным. Функциональные регионы имеют свои географические координаты, но они могут совпадать, а могут и не совпадать с географическими регионами. Процесс «укрупения» регионов — появление макрорегионов, региональных комплексов, региональных подсистем и т.д. — отражает тенденцию увеличения «степени функциональности» регионов,

т.е. «добавления» к географическим параметрам структурных и постепенное увеличение доли «функциональности» по мере эволюции мировой системы.

Пространственное (спатиальное или плоскостное) членение мира в международных отношениях базируется на внутренней цивилизационно-географической и культурно-политической логике развития стран, т.е. на определении международно-политического макрорегиона. Это привязанная к территориально-экономическому и национально-культурному комплексу (основыванному на специфической однородности географических, природных, экономических, социально-исторических, политических, национально-культурных условий, служащих критериеями для его выделения) региональная совокупность явлений, объединенных общей структурой и логикой таким образом, что эта логика и историко-географические координаты ее существования взаимообусловлены. Это определение региона в качестве базового понятия мирового комплексного/зарубежного комплексного регионоведения (global/world regional studies) и одновременно вспомогательного в международных отношениях позволяет расположить мир и его составные части в определенной пространственой (спатиальной/плоскостной) системе координат. Однако мировое комплексное регионоведение не ограничивается изучением географических регионов, а концентрируется, и во все большей степени в связи с интенсификацией процесса глобализации, на изучении параметров возникновения и последствий существования функциональных регионов. Именно с этой новой тенденцией «увеличения функциональности» регионов связаны и появление научно-образовательной области мирового комплексного регионоведения, и интерес мирового комплексного регионоведения к предметным полям сопредельных дисциплин. Это международная политическая экономия, геоэкономика, политическая география, геополитика, гуманитарная география, географическое государствоведение и др. При помощи их методов анализируются те или иные аспекты пространства, отделенного физико-географическими, политическими границами, ареалами распространения, фукциональной ролью сегментов мирового пространства и др. Такой интерес определяет и междисциплинарный характер мирового комплексного регионоведения.

Если исходить главным образом из географических параметров, то можно выделять географические макрорегионы, мезоре-гионы (средние регионы), а также регионы и субрегионы, основываясь на их физико-географических характеристиках. Так, мы выделяем континенты (Северную Америку, Южную Америку, Африку, Евразию, Австралию, Антарктиду, подразделяя их, в свою очередь, на субконтиненты).

Под регионом в широком смысле подразумевается определенная территория, представляющая собой сложный территориальноэкономический и национально-культурный комплекс, который может быть ограничен признаками наличия, интенсивности, многообразия и взаимосвязанности явлений, выражающихся в специфической однородности географических, природных, экономических, социально-исторических, национально-культурных условий, служащих основанием для того, чтобы выделить эту территорию.

Исходя из историко-культурных параметров можно выделять историко-культурные регионы, китайский, корейский, вьетнамский, индийский, индо-иранский, тюркский, арабский, российский, европейский. Североамериканский,латиноамериканский, африканский регионы объединяются в соответствующие региональные общности по таким параметрам, как геополитическая традиция (принадлежность к единому государственному образованию), современная тенденция к интеграции (межгосударственному взаимодействию), этнолингвистическое, этнокультурное или этнопсихологическое единство. К культурно-религиозным макрорегионам обычно относят конфуцианско-буддийский, индуистский, мусульманский, православный, западнохристианский и др.

Геополитические параметры позволяют разделить зарубежную Азию на Центральную, Южную, Юго-Восточную и Восточную, Ближний Восток и Средний Восток. При этом нередко возникает проблема «пограничных» государств, не принадлежащих в полной мере ни одному региону или принадлежащих сразу нескольким геополитическим регионам.

В рамках системного подхода к международным отношениям была предусмотрена возможность изучать части системы как подсистемы, в том числе региональные подсистемы, обладающие собственными закономерностями международного взаимодействия. Взгляды на функционирование региональных подсистем представлены следующими подходами (определены совместно с Е. В. Колдуновой):

  • 1) параметры международной политической динамики едины для всего мира, региональные подсистемы формируют международное взаимодействие более низкого уровня, однако идентичное по своим характеристикам глобальной системе;
  • 2) регионы уникальны, изучение параметров функционирования одной региональной подсистемы может иметь ограниченное значение для понимания функционирования других региональных подсистем;
  • 3) регионы рассматриваются как отдельный уровень анализа, понимание структуры и особенностей одной региональной подсистемы может помочь в понимании других регионов, даже если процессы, происходящие в их рамках, принимают разные формы.

В соответствии с этими рассуждениями, по-видимому, сегодня с той или иной степенью определенности можно говорить о латиноамериканской, североамериканской (иногда их условно объединяют в панамериканскую, или межамериканскую), европейской, африканской, азиатской региональных подсистемах международнополитических отношений и соответствующих этим подсистемам международно-политических макрорегионах, а также о некоторых более или менее четко определяемых субрегиональных подсистемах (международно-политических регионах): западноевропейской и восточноевропейской — как частях европейской подсистемы (причем специфика этих субрегиональных подсистем стирается на наших глазах), североамериканской и южноамериканской (или латиноамериканской) как частях панамериканской (межамериканской) подсистемы, ближне- и средневосточной, центральноазиатской, южноазиатской, юговосточноазиатской, восточноазиатской как частях азиатской (или, в ряде случаев, азиатско-тихоокеанской) подсистемы международных отношений, и т.д.

Региональная подсистема международных отношений — это совокупность специфических политико-экономических, культурноцивилизационных, историко-социальных и социокультурных взаимодействий в пространственном кластере системы международных отношений. Иначе говоря, региональная подсистема международных отношений — это совокупность специфических взаимодействий подсистемного типа, в основе которых лежит общая регионально-географическая, социально-историческая и политико-экономическая принадлежность.

Ясно, что некоторые страны могут входить в соответствии с разными параметрами не в один, а в два или даже три перекрещивающихся региональных кластера. Кроме того, зачастую выделяются и другие культурно-географические агломерации государств, которые могут строиться по принципу экономической кооперации и совместной системы безопасности, и (или) «скрепляться» историческими конфликтами, спорными проблемами, традиционной враждой. Другими словами, возможно и правомерно деление мира на геоэкономические и геополитические регионы, к тому же и некоторые исторические регионы в последнее время приобретают довольно четко выраженные геоэкономические черты. Эти перекрещивающиеся принципы цивилизационно-пространственного членения, позволяющие выделять «базовые», или «структурообразующие», регионы, и послужили основой определения наиболее важных международно-политических макрорегионов. В отношении этих макрорегионов имеет смысл проводить параллели и разного рода сравнения. Такие сопоставления могут стать базой и для более универсальных кросс-региональных сравнительных моделей. Одновременно они служат основой традиционного практического историко-дипломатического и структурного политико-экономического анализа и используются МИДами разных стран в их организационной деятельности.

Кроме цивилизационно-пространственной (спатиальной/пло-скостной) существует, как мы уже отмечали, возможность содержательной (аналитической) группировки стран (классификация versus типология), основанной на функциональных качествах сегментов мировой системы. Она так же в принципе конвенциональна и субъективна, как использованная нами спатиально-плоскост-ная, но основана на превалировании общих структурных факторов. Аналитическая модель, как правило, хуже приспособлена к выявлению общности исторического/цивилизационного/политического развития стран региона, т.е. не позволяет в полной мере осмысливать историческую/цивилизационную общность и одновременно специфику политических процессов конкретных стран в рамках региона. Спатиальный принцип подачи содержательного материала дает возможность проследить региональную динамику международно-политического развития, судьбу местных и импортированных политических институтов, появление «политических разломов» и политических конфликтов в регионах, имеющих общие цивилизационные (исторические) корни и сходные принципы формирования и эволюции политической культуры, сходные формы реакции на явления международной жизни. Такой методологи-

ческий подход более практикоориентирован и в некотором смысле, конечно, более утилитарен. Вместе с тем и в аналитических моделях есть свои сильные стороны, они позволяют вычленять общие типологические/структурные черты, увидеть закономерности, нередко скрываемые пространственными или «страновыми» характеристиками. В связи с этим продуктивной представляется разработка комплексных спатиально-аналитических принципов дифференциации, позволяющих сочетать элементы пространственного анализа (классификации) с аналитическими принципами построения типологий.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >
 

Популярные страницы