Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Политология arrow Мировое комплексное регионоведение: Введение в специальность

Взаимоотношения природной среды и социума

Одной из важных проблем мирового комплексного регионоведе-ния является проблема взаимоотношений человеческого общества и природной среды, т.е. то, как технологии, придуманные в человеческом обществе, меняют природную среду и как, в свою очередь, измененная человеком среда влияет на человека. Проблема взаимовлияния этих двух компонентов — технологий и природной среды — и их прогнозирование существовали со времени, когда появилось человеческое общество, однако ускоренное развитие технологической составляющей нашего существования в последние 30—40 лет привело к целому ряду быстро развивающихся экологических кризисов, сделавших эту проблематику чрезвычайно важной. Природная среда, с одной стороны, состоит из физической и биологической среды, к которой относится человек, с другой стороны, сама представляет социальную конструкцию, вызванную к жизни деятельностью человека. Иначе говоря, природная среда — это не только объект, но и отражение понимания человеком того, что является природной средой. Вследствие такого объяснения понятия природной среды в дополнение к термину «биосфера» («биологическая составляющая среды») возник термин «ноосфера» (введен П. Тейяр де Шарденом, Э. Леруа, а материалистическое его толкование дал В. И. Вернадский) — трансформированной разумной человеческой деятельностью природной среды, часть которой — сам человек. Общество формирует представления людей о природной среде на каждом определенном историческом отрезке времени и одновременно природная среда своими физическими характеристиками влияет на тип существующего в данный момент человеческого общества. Трансформация природной среды в результате действий человека навела некоторых ученых на мысль о

том, что в современном мире девственной природной среды больше не существует и она «социально спродуцирована» (термин предложен географами Н. Смитом и М. Фитцсиммонс) человеком. Поскольку социальные трансформации природной среды приобрели глобальный характер, этой проблематике стали уделять серьезное внимание в целом ряде научных дисциплин. Вспомним, к примеру, нешуточные мировые научные баталии, посвященные «парниковому эффекту», «глобальному потеплению» и подписанию так называемого Киотского протокола, устанавливающего национальные квоты на загрязнение атмосферы индустриальными выбросами. Следствие — перераспределение материального богатства от одних стран к другим на основе учета количества промышленного производства в каждой стране и вреда, наносимого глобальной природной среде. Глобальное потепление делает из-за ураганов уязвимыми страны Атлантического побережья. Так, последствия урагана Катрина в 2005 г. проявились на огромных территориях США от Флориды до Нового Орлеана и принесли колоссальные финансовые потери. Существует много других примеров взаимосвязи человеческой активности и изменений разного рода в природной среде. К примеру, 70% территории Бангладеш находится ниже уровня моря, как и 70% территории дельты Нила — основной житницы Египта. Вызванный глобальным потеплением подъем уровня океана для некоторых стран может оказаться катастрофой, которая поставит их на грань выживания. Вместе с тем потепление климата может положительно отражаться на сельскохозяйственном производстве других стран, к примеру, России и Северной Америки, стран Центральной Европы. Подобные проблемы постепенно становятся проблемой национальной безопасности для ряда стран, для других могут превратиться в источник региональных конфликтов. Скажем, проблема нехватки водных ресурсов для стран Африки, Ближнего Востока или Центральной Азии известна давно. Но не столь хорошо известно, что существует она (правда, в другом варианте) и для некоторых штатов США (Кентукки, Калифорния), поскольку доставка воды в их хозяйства монополизирована международными водными компаниями. Крупнейшими являются французские «Суэц» (Suez), «Веолия» (Veolia, прежнее название — Вивенди/Vivendi) и немецкая RWE. Для местного населения, не имеющего выбора и страдающего от ценового монополизма при технологической деградации инфраструктуры, остро стойт проблема водоснабжения.

Еще более важна и очевидна проблема неравномерности обеспеченности стран невозобновляемыми (нефть, газ, ядерная энергия) и возобновляемыми (биомасса, солнечная, гидро-, ветро- и геотермальная энергия) энергетическими ресурсами. Поскольку основной энергетический ресурс в современной системе экономики — это нефть, расчеты ее запасов и определение так называемой пиковой точки мировой добычи нефти (считается, что максимум открытия новых нефтяных месторождений был достигнут в 1961 г. и начиная с этого года количество вновь открытых месторождений постоянно уменьшается) играют очень большую роль для определения будущих путей технологического развития человечества. Существует точка зрения, в соответствии с которой с 1981 г. человечество стало потреблять нефти больше, чем открывалось новых месторождений. Согласно этой точке зрения в 1981 г. человечество прошло пиковую точку мировой добычи нефти. В то же время существуют и научные концепции обосновывающие теорию, по которой нефть представляет собой возобновляемый ресурс, т.е. она непрерывно образуется внутри земной коры вследствие постоянно протекающих процессов высокотемпературного сжатия.

В рассуждениях по поводу энергетического будущего человечества существенную роль играют новые технологии. Так, еще 10 лет назад никто не мог предположить, что технологии добычи сланцевой нефти и газа станут весомым фактором обеспечения энергетической независимости США и откроют возможную перспективу экспорта нефти этой страной своим союзникам и партнерам.

Кроме индустриального производства и энергетики на состояние природной среды влияют превалирующие методы землепользования. В ходе изменения методов землепользования может происходить дефорестация (уничтожение леса). Один из ярких примеров — дефорестация джунглей Амазонки, вызванная попытками региональных держав (в частности, Боливии) улучшить экономическое положение своего населения за счет посадок такого растения, как кока. Уничтожение джунглей Амазонки и (или) сибирской тайги — современных «легких планеты» — в ходе сельскохозяйственной деятельности, реиндустриализации или осуществления крупномасштабных международных энергетических проектов вызывет необратимые экологические изменения, которые в той или иной степени затронут все страны. За предыдущий исторический период экономической деятельности общая площадь лесов сократилась на 25%, что уже привело к существенным климатическим изменениям по сравнению с прошлыми историческими периодами жизни человека. Другими явлениями такого рода могут быть опустынивание, вызванное непродуманной сельскохозяйственной деятельностью, осушение болот, приводящее к ухудшению качества воды, изменение экосистемы. Некоторые подобные явления могут иметь, в частности, и региональные, и международные последствия, например неконтролируемый отвод воды Китаем из истоков Иртыша, находящегося на его территории, но протекающего через ряд стран, включая Россию.

Хозяйственная деятельность может приводить не только к таким изменениям природной среды, как дефорестация и опустынивание, но и, самое главное, к уменьшению биоразнообразия природной среды. Так, в 1903 г. насчитывалось 13 сортов спаржи, а к 1983 г. остался лишь один сорт (уменьшение на 97,8%). Казалось бы, количество сортов спаржи должно мало волновать Россию, поскольку эта культура не является для нее традиционной. Однако уменьшение биоразнообразия — мировая тенденция. В 1903 г. было 287 сортов моркови, сегодня существует только 27 (уменьшение на 92,7%). Вроде бы уменьшение числа сортов спаржи или моркови существенно не влияет на характер жизнедеятельности, но при глобальном влиянии человека на среду это может привести к далеко идущим последствиям. Сокращение количества сортов и видов растений уменьшает сопротивляемость всех видов вредителям, ухудшает вкусовые качества и питательность, что в конечном счете в определенных условиях может повлиять на качество и продолжительность жизни человека. Уменьшение биоразнообразия усугубляется отмиранием локальных наречий, обычаев и традиций. Накопленный местными племенами многовековой опыт лечения болезней определенными травами и препаратами растительного происхождения может быть безвозвратно потерян из-за исчезновения некоторых видов растений и утраты знаний об их лечебных свойствах в связи с тем, что забываются местные обычаи, культура и т.д.

Дальнейшее развитие мировой экономики и глобализация мирового производства повысит потребность в полезных ископаемых, сырье, энергии и других ресурсах. Международное энергетическое агентство предвидит рост потребления энергии в ближайшие годы на 50%. Происходящая на периферии мировой системы деградация взаимодействия природы и общества становится глобальной проблемой мирового развития. Это привело к появлению концепции устойчивого развития, в свою очередь, невозможного без более рав-

номерного распределения результатов экономической деятельности на регионы, составляющие периферию мировой системы. Таким образом, новые формы взаимосвязи во взаимодействии природной среды и человека приобретают глобальный характер и требуют новых международных и межрегиональных усилий для решения возникающих в этой сфере проблем. В связи с этим некоторые исследователи вполне определенно говорят о формировании феномена глобальной политики. Глобальность внешних и внутренних взаимосвязей природной среды и человека не только требует глобальных усилий, но и интернационализирует политику до такой степени, что постепенно «стирает» национальную специфику в выработке на уровне государства национальной политики приспособления к глобализации. Национальная политика перестает быть национальной в том смысле, что она вынужденно подчиняется императиву глобальных закономерностей, которые допускают в значительной степени региональную, а не национальную специфику разработки содержания политики. В противном случае возникает опасность «неуспевающего развития», и страна может быть отброшена «на обочину» мировой системы. Содержание политики перестает быть только национальным и становится глобальным. Глобализация политики и появление феномена глобальной политики при этом отнюдь не свидетельствуют об утрате культурно-цивилизационной специфики стран и регионов мира либо о необходимости насильственной стандартизации. Это «просто» переход на новый объективный этап повышения конкурентности в мировом развитии, требующий новых форм соответствия локальной специфики глобальным закономерностям по крайней мере в политической и политико-экономической областях.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >
 
Популярные страницы