ОБЩЕСТВЕННОЕ ДВИЖЕНИЕ в 1920-е годы и СОЗДАНИЕ ОРГАНИЗАЦИЙ СОДЕЙСТВИЯ ВЛАСТИ

В 1920-е годы гражданская активность населения оставалась достаточно высокой, что соответствовало новой экономической политике и развитию рыночных отношений. Продолжался процесс роста численности и видового многообразия общественных объединений. К 1924 г. общее количество зарегистрированных в РСФСР общественных организаций составило 545, а к 1928 г. оно возросло до 4480[1]. В начале 1920-х гг. возобновили деятельность большинство научных, научно-просветительных обществ, воссоздавались объединения в сфере литературы и искусства, вновь начали работу многие общества социальной защиты, досуговые и другие, имеющие дореволюционную историю.

Одним из новых видов общественных объединений были так называемые массовые добровольные общества, численность которых росла наибольшими темпами. За три года, с 1925 по 1928 г., она увеличилась в 76 раз и составила 1836[2]. Отличительной особенностью этих организаций было то, что они создавались по инициативе и при участии властных структур и находились в непосредственном ведении партийных и профсоюзных органов. Массовые добровольные общества охватывали различные области, и прежде всего сферы просвещения (общество «Долой неграмотность», 1923; Союз воинствующих безбожников, 1924 и т.п.), социальной помощи и взаимопомощи (общество «Друг детей», 1923; Всероссийское общество содействия жертвам интервенции, 1924 и т.п.), физкультуры и спорта («Динамо», 1923; Авиахим, 1925), международных связей (МОПР, 1922; ВОКС, 1925 и др.).

Как показывает исторический опыт, ни у одного государства не могут «дойти руки» до всего: не хватает людей, времени, материальных ресурсов. В условиях крайнего дефицита собственных средств власть прибегла к помощи общественности для решения неотложных практических задач, главным образом социально-культурного характера. Одновременно через них реализовывалась и другая цель — усиление идеологического влияния партии на широкие массы населения.

Еще одной особенностью названных объединений была их массовость. Иногда они охватывали миллионы граждан. Так, например, в 1925 г. в обществе «Долой неграмотность» состояло 1,6 млн человек, в Союзе воинствующих безбожников — 0,5 млн, а в начале 1930-х гг. численность последнего выросла до 2 млн человек. В 1927 г. в Осоавиа-химе насчитывалось 2,6 млн человек, в обществе «Друг детей» — более 1 млн человек[3].

Такая массовость в значительной степени объяснялась тем, что вступление в них носило, как правило, коллективно-принудительный характер, когда целое предприятие или учреждение всем составом записывали в члены общества. Существование и деятельность массовых добровольных обществ напрямую зависели от поддержки государства, а партийное руководство считалось необходимым условием их успешной работы. Неслучайно во главе их стояли вожди большевистской партии и государства. Общество «Долой неграмотность» возглавлял «всесоюзный староста», председатель Президиума ЦИК СССР М.И. Калинин, «Союз воинствующих безбожников» — видный историкпартии Е.М. Ярославский. Глава Совнаркома СССР А.И. Рыков председательствовал в Обществе друзей воздушного флота, а затем «Авиахиме». Член Политбюро ЦК РКП(б) Л.Д. Троцкий руководил «Доброхимом», О.Д. Каменева — ВОКСом ит.д. Основной целью вновь созданных обществ было содействие власти в решении конкретных практических задач, прежде всего социально-культурных[4]. Во второй половине 1920-х годов организационное становление массовых добровольных обществ в основном завершилось[5].

С 1925 г. под эгидой Коммунистической академии при ЦИК СССР начали создаваться марксистские научные объединения, альтернативные прежним, чисто научным обществам. Среди них Общество историков-марксистов (председатель —академик М.Н. Покровский), Общество педагогов-марксистов (председатель — Н.К. Крупская), Общество краеведов-марксистов (председатель — Н.В. Крыленко) и др. общей численностью более 20. Общества и союзы 1920-х годов отличались не только видовым многообразием, но и небывалой широтой социальных интересов. В первой половине 1920-х годов было создано Общество строителей пролетарского кино (1923), Общество изучения межпланетных сообщений (1924), «Руки прочь от Китая!» (1924), во второй половине 1920-х гг. появляется «Общество по развитию и распространению идей кремации» (1927), Общество борьбы за трезвость (1928) и др.

После окончания Гражданской войны (1918—1922) возник целый ряд культурно-просветительных и художественных обществ, отличавшихся от прежних не только своим составом и размахом деятельности, но и назначением. Создавались общества, целью которых была популяризация творчества отдельных мастеров (Общество А.П. Чехова и его эпохи, Кружок памяти Валерия Брюсова и т.п.), содействие мемориальным музеям (Общество друзей дома-музея П.И. Чайковского, Общество друзей композитора А.Н. Скрябина и.т.п.), углубленное изучение культуры (Общество изучения русской усадьбы, Ленинградское общество социологии и теории искусства, Ленинградское общество оздоровления речи и др.). И все эти объединения в 1920-е годы активно работали.

Деятельность общественных организаций не требовала вложений государственных средств. Она базировалась на собственных средствах обществ — членских взносах, добровольных пожертвованиях, а когда их не хватало, устраивали лотереи, концерты и иные коммерческие мероприятия по привлечению денежных средств. Особую роль играли краеведческие общества, особенно в тех районах, где раньше отсутствовали или было очень мало научных учреждений. Это общества по изучению Татарстана, Киргизского (Казахского) края, вотякской (удмуртской) культуры («Боляк»), мордовской культуры, Крыма, Таджикистана и иранских народностей и др.

В сохранении книжных собраний велика была роль библиофильских обществ: Библиофильское, Библиологическое и Библиографическое общества, Общество любителей старины, Русское общество друзей книги. Последнее было не только крупной общественной организацией, но и серьезным научно-культурным центром, деятельность которого протекала в нескольких направлениях: изучение искусства создания книги, издательская, просветительская и пропагандистская работа, организация обмена книгами. За девять лет существования общество издало 158 работ, некоторые из которых могут быть отнесены к лучшим образцам книжной продукции[6].

В 1920-е годы в условиях художественного плюрализма существовало огромное количество творческих объединений — обществ, союзов, группировок, отличавшихся многообразием эстетических программ и стилевых направлений. В целом деятельность общественных организаций в этот период во многом способствовала решению насущных проблем. Особенно велика была их роль в решении социально-культурных задач, таких как социальное обеспечение населения, борьба с беспризорностью, ликвидация неграмотности, развитие киносети, издательская деятельность[7]. Так, например, за десять лет через ячейки общества «Долой неграмотность» было обучено около 10 млн человек.

Не было такой области государственной жизни, где бы ни имелось общественных организаций. С 1923 по 1933 г. представители более чем 100 обществ и союзов были включены в состав более 70 государственных органов на уровне наркоматов и комитетов[8]. Многие из них создавались в таких областях, где государственных органов в этот период еще не было создано: в спорте (Всесоюзное общество пролетарского туризма и экскурсий), научной организации труда (Лига «Время» — Лига «НОТ»), или в таких сферах, где деятельность государственного аппарата не получила достаточного развития. Например, в области радиодела и радиофикации действовало две организации — Российское общество радиоинженеров (1918—1929) и Общество друзей радио (1925—1934); в области гражданской авиации последовательно сменяли друг друга Общество друзей воздушного флота (1923—1925), «Авиахим» (1925—1927), «Осоавиахим» (1927—1948). Вклад общественности в строительство новой государственности в этот период был весьма значителен.

  • [1] Коржихина Т.П. Документы добровольных обществ переходного периода от капитализма к социализму в СССР (1917—1936): состояние и потребности исследования// Археограф, ежегодник за 1984 г. М., 1986. С. 174; Ильина И.Н. Общественные организации России в 1920-е годы. М., 2000. С. 101.
  • [2] Ильина И.И. Указ. соч. С. 101.
  • [3] Ильина И.Н. Указ. соч. С. 112.
  • [4] См.: Киселева Н.В. Возникновение советского феномена массовых добровольных обществ. Ростов-на-Дону, 1998. С. 167—194.
  • [5] Там же.
  • [6] Коржихина Т.П. Извольте быть благонадежны! М., 1997. С. 129—130.
  • [7] См.: Киселева Н.В. Указ. соч. Гл. 3, 6—8.
  • [8] Коржихина Т. П. К вопросу о взаимоотношениях государства и общественных организаций СССР вусловиях государства диктатуры пролетариата // Государственные учреждения и общественные организации СССР: история и современность. М., 1985. С. 57.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >