ВЗАИМООТНОШЕНИЯ ГОСУДАРСТВА И ОБЩЕСТВЕННЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ В СЕРЕДИНЕ 1950 - СЕРЕДИНЕ 1980-х годов

Относительная демократизация политической системы, связанная с разоблачением культа личности и массовых нарушений законности, способствовала оживлению общественной жизни. После принятия третьей Программы КПСС в преддверии построения коммунизма с общественным самоуправлением в партийных кругах возникла идея передать часть функций государства общественным организациям. Эти меры должны были ускорить движение по пути к коммунистическому самоуправлению и способствовать вовлечению трудящихся в управление государственными делами. Некоторые сферы управления были переданы профсоюзам во главе с ВЦСПС: санаторно-курортное дело (1956), туризм и экскурсионная работа (1960), частично организация спорта. Однако управление этими сферами мало чем отличалось от государственного управления. Финансирование по-прежнему осуществлялось из государственного бюджета.

Во второй половине 1950-х годов власть создает новый вид объединений, которые назывались общественно-политическими. Однако это название было условным, поскольку практически все советские организации в большей или меньшей степени выполняли такие функции1. К ним относились Комитет советских женщин, Комитет молодежных организаций, созданные на базе антифашистских комитетов, упраздненных в 1956 г., а также Советский комитет солидарности стран Азии и Африки и Ассоциация содействия ООН в СССР, образованные в том же году. Особое положение занимал Советский комитет ветеранов войны, который имел дополнительную функцию социальной помощи ветеранам. В 1957 г. последняя массовая организация, созданная в 1920-е годы, ВОКС была преобразована в Союз советских обществ дружбы и культурной связи с зарубежными странами (ССОД и КС).

Создание общественно-политических объединений, оформленное постановлениями Совета Министров СССР, преследовало цель распространить советское влияние на зарубежную общественность. Основными задачами новых организаций было установление связей с зарубежными неправительственными институтами и представление СССР на международной арене как демократического государства. Названные объединения содержались за счет государственного бюджета, находились в непосредственном ведении парторганов, а руководящие посты в них, как правило, занимали представители партийно-государственной номенклатуры или люди с высокой общественной репутацией. Валентина Терешкова, первая в мире женщина-космонавт, долгие годы возглавляла Комитет советских женщин. Герой Советского Союза Алексей Маресьев стоял во главе Советского комитета ветеранов войны. Председателем Советского комитета защиты мира являлся поэт Николай Тихонов.

К общественно-политическим объединениям примыкал и Советский фонд мира (СФМ), который был создан в 1961 г. и отчасти унаследовал функции Фонда обороны. Его возглавляли последовательно поэт Николай Тихонов, писатель Борис Полевой, а затем чемпион мира по шахматам Анатолий Карпов. Средства фонда составляли сборы от спектаклей и концертов мастеров искусств, авторские гонорары за издания за границей, государственные и международные премии, которые в обязательном порядке перечислялись в СФМ. Для поощрения участников фонд имел целую систему наград (значки, грамоты, знаки, медали), высшей среди которых была Золотая медаль «За укрепление мира».

В период либерализации общественных отношений полностью оформляются два творческих союза — художников (1957) и журналистов (1958), а также создаются союзы в тех видах искусства, где их не было прежде — Союз кинематографистов (1965). Одновременно с созданием общественных объединений по инициативе «сверху» наблюдается оживление общественной инициативы «снизу», прежде всего среди молодежи. В Москве и Ленинграде, главным образом в студенческой среде, возникают небольшие по численности группы и кружки общественно-политического и культурно-просветительского характера. Однако деятельность неформальных объединений не приветствовалась властями, а их создание не было санкционировано. Участники и руководители неформальных объединений подверглись репрессиям: одни — арестам, другие — исключению из комсомола, вуза или увольнению с работы.

Иллюзии и надежды общественности на дальнейшую либерализацию были утрачены уже в начале 1960-х годов. В 1962 г. была разогнана выставка художников-нонконформистов в Манеже, в 1974 г. такая же участь постигла художественную выставку в Измайлове, получившую название «бульдозерной». В период «оттепели» объективно сложились условия, когда было возможно создание самостоятельных неформальных общественных объединений, однако такая инициатива пресекалась, а свобода объединения оставалась лишь в Конституции. Теория правового государства в советский период рассматривалась как буржуазная.

Новая Конституция СССР, принятая в 1977 г., предоставляла гражданам право объединяться в общественные организации в соответствии с «целями коммунистического строительства» (ст. 51). Таким образом, правовое поле их деятельности было сужено даже по сравнению со сталинской Конституцией 1936 г., которая позволяла гражданам объединяться в соответствии с интересами трудящихся. Статья 7 новой Конституции предоставляла общественным организациям право участвовать в управлении государственными и общественными делами, в решении политических, хозяйственных и социальнокультурных вопросов, а также наделяла правом законодательной инициативы в лице их общесоюзных и республиканских органов (ст. 113 Конституции СССР и ст. 108 Конституции РСФСР). Однако на практике такая инициатива была возможна лишь с одобрения партийных органов.

В 1970—1980-е годы появляется ряд новых организаций, создание которых было санкционировано «сверху». Прежде всего это объединения в сфере профессиональных интересов интеллигенции (Национальный комитет историков, Педагогическое общество РСФСР, Философское общество СССР и др.), досуга граждан (Всероссийское добровольное общество любителей книги, Всероссийское добровольное общество кролиководов, Всесоюзное общество филателистов и т.д.), а также Всесоюзное агентство по авторским правам (1973) и др. Часто членство в таких обществах давало доступ к разного рода дефициту (изданиям художественной литературы, элитным породам кроликов и т.п.) или какие-либо дополнительные возможности, например, участие в филателистических выставках.

В годы «застоя» по закрытому постановлению ЦК КПСС в стране стали развивать садоводство как стратегический резерв на случай новой войны[1]. По плану садово-огородные участки вокруг крупных городов предназначались для эвакуации их жителей, а в мирное время с помощью многомиллионной армии садоводов-любителей можно было решать другие проблемы — обеспечения продовольствием и занятости населения. Садово-огородные товарищества, формально не относящиеся к общественным организациям, а также медицинские и спортивные общества имели в 1970—1980-е годы значительный удельный вес среди общественных формирований. В этот период для них был издан ряд типовых уставов и положений, регламентирующих организацию и деятельность садоводческих, медицинских и некоторых других видов объединений.

В период «развитого социализма» система советских общественных организаций охватывала почти все население страны. Основной формой общественного объединения была массовая централизованная организация с отделениями на местах. В начале 1980-х гг. в СОКК и КП состояло 102 млн человек, в ДОСААФ — 100 млн, в Советском фонде мира — 90 млн, во Всероссийском обществе охраны природы — 29 млн, во Всероссийском обществе охраны памятников истории и культуры — 13,5 млн, во Всесоюзном обществе изобретателей и рационализаторов — 11 млн, в научно-технических обществах — 8,5 млн, в обществе «Знание» — 3,5 млн человек[2]. Деятельность таких объединений во многом носила формальный характер, недостаток средств компенсировался государственными вливаниями, а членство в большинстве случаев было полупринудительным и сводилось к уплате членских взносов. В них поголовно вовлекались члены профсоюзов и комсомола. Так, в СОКК и КП СССР состоял примерно каждый второй взрослый гражданин СССР, однако лишь каждый десятый участвовал в его деятельности в активных практических формах. Участие 82% членов Общества, по данным социологического опроса, сводилось к уплате членских взносов и приобретению марок[3]. Все это вело к бюрократизации общественной жизни, что, в свою очередь, порождало социальную апатию.

К середине 1980-х годов в СССР сложилась следующая система объединений, называвшихся общественными и представлявшими политическую систему советского общества. На первом месте в ней стояли профсоюзы, построенные по производственному признаку («одно предприятие — один союз») и охватывавшие почти все работающее население. Их общая численность составляла около 140 млн человек. В соответствии с отраслевым принципом управления народным хозяйством профсоюзы были объединены в 31 отраслевой союз (по состоянию на 1 июля 1986 г.). В соответствии с политикоадминистративным делением страны профсоюзы объединялись в областные, краевые и республиканские советы профсоюзов (всего 173), во главе которых стоял ВЦСПС. Эта разветвленная сеть профсоюзных органов, отличавшаяся большим числом промежуточных звеньев, руководила деятельностью первичных организаций, численность которых составляла (на 1 июля 1986 г.) 713 тыс. Вся структура была жестко замкнута на центр — Президиум и Секретариат ВЦСПС, которые фактически распоряжались основными средствами профсоюзов: профбюджет составлял 3,8 млрд руб., а основные фонды организаций, подведомственных профсоюзам, 9 млрд руб.[4] В ведении профсоюзов находилась огромная собственность: около 1 тыс. санаториев и домов отдыха, более 900 туристских учреждений, 23 тыс. клубов и дворцов культуры, 19 тыс. библиотек, около 100 тыс. пионерских лагерей, свыше 25 тыс. спортивных сооружений, шесть научно-исследовательских институтов, два вуза, крупнейшее в стране издательство и т.д. Советские профсоюзы являлись неотъемлемой составной частью государственного аппарата. В их ведении был целый ряд государственных функций: управление государственным социальным страхованием и охраной труда, санаторно-курортное дело, туризм и экскурсионная работа, организация спорта.

Вторую ступеньку в системе общественных формирований занимали массовые молодежные и детские организации — ВЛКСМ и Всесоюзная пионерская организация имени В.И. Ленина. Монопольным представителем интересов всей советской молодежи был комсомол, который охватывал молодежь от 14 до 28 лет и объединял 41 млн человек. В пионерской организации состояли дети в возрасте от 10 до 14 лет. К ним примыкал Комитет молодежных организаций СССР, через который ВЛКСМ осуществлял международные контакты с молодежными организациями за рубежом.

Третье место в сложившейся иерархии отводилось советской кооперации во главе с Центросоюзом, которая объединяла 60 млн человек и которую относили к общественным формированиям.

Далее следовали научные и научно-технические общества, по преимуществу объединявшие специалистов в определенных областях знания. Названные организации разделялись на три группы. Первую составляли общества при Академии наук СССР (минералогическое, энтомологическое, физическое, ядерное И Т.П.), ко второй относились общества изобретателей и рационализаторов во главе с ВОИР, ячейки которого были на каждом предприятии; в третью группу входили медицинские научные общества. Некоторые общества данного вида объединяли людей не по профессии, а по интересу, независимо от образования. К таковым относилось, например, существующее с середины XIX века Географическое общество.

Вслед за научными сообществами шли культурно-просветительские и досуговые организации (общества по интересам), число которых по сравнению с первыми было небольшим и составляло около десятка всесоюзных и всероссийских объединений. Крупнейшими среди них были Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры, Всесоюзное общество любителей книги, Всесоюзное общество филателистов, Всероссийское общество охраны природы.

Самостоятельную группу составляли оборонно-спортивные общества, к которым относилось одно всесоюзное (ДОСААФ) и три всероссийских объединения (Всероссийское общество спасания на водах, Союз обществ охотников и рыболовов РСФСР, Всероссийское добровольное общество автомотолюбителей). К ним примыкала широкая сеть массовых физкультурно-спортивных обществ — ведомственных («Динамо», ЦСКА и т.д.) и профсоюзных («Спартак», «Буревестник», «Трудовые резервы», «Крылья Советов» и др.). Они основывались на членстве, которое было достаточно формальным: работников предприятий и учреждений поголовно записывали в члены спортивного общества и собирали с них членские взносы. Так миллионы граждан состояли членами различных популярных спортивных обществ.

Около десятка объединений действовало в сфере взаимопомощи и социальной помощи. Среди них общества лиц с ограниченными возможностями — инвалидов, слепых, глухих (Всероссийское общество слепых, Всероссийское общество глухих, Советский комитет ветеранов войны и др.). Общества социальной поддержки, построенные на индивидуальном членстве, имели свои предприятия и учреждения, способствующие трудоустройству инвалидов. Условно к этой группе можно отнести фонды творческих союзов (Литературный, Музыкальный, Архитектурный и т.д.), занимавшиеся социальным обеспечением творческой интеллигенции, в том числе решением жилищно-бытовых проблем своих членов. Сюда же относили и старейшую организацию с дореволюционной историей — СОКК и КП СССР, существовавшую с 1867 г.

Творческие организации к середине 1980-х годов были представлены шестью союзами и двумя всероссийскими обществами (театральным и хоровым), объединявшими мастеров различных видов искусства по профессиям.

Завершала систему группа общественно-политических объединений, к которой относились Советский комитет защиты мира, Советский фонд мира, Комитет советских женщин, Ассоциация содействия ООН в СССР, Советский комитет за европейскую безопасность и некоторые др.

Таким образом, в советский период была сформирована относительно небольшая по общему числу сеть массовых централизованных объединений с разветвленной структурой на местах (комитеты, отделения, ячейки и т.д.), через которую властные структуры осуществляли связь с различными слоями населения. Отсутствие внутренней демократии, материальной и творческой свободы делало общественные объединения придатком партийно-государственного аппарата, через который организовывалась массовая поддержка политики правящей коммунистической партии и мобилизация советского народа на выполнение государственных задач. Правящая элита не была заинтересована в существовании неформальных гражданских объединений и стремилась ограничить их влияние в обществе. Неслучайно в Конституции СССР 1936 г. (ст. 126) коммунистическая партия называлась руководящим ядром как государственных, так и общественных организаций, а Конституция СССР 1977 г. (ст. 6) определяла КПСС как руководящую и направляющую силу всего советского общества.

Деятельность советских общественных организаций нельзя оценить однозначно. Необходимо учитывать, что в их ведении (прежде всего, профсоюзов) находились обширные и важные сферы общественной жизни. Они способствовали решению многих насущных проблем, стоящих перед государством в тот или иной период, как в области народного хозяйства, так и в других сферах — социальной, культурно-просветительской, военно-оборонной и др. С другой стороны, объективно они способствовали укреплению монополизма КПСС, а в иных случаях утверждению и развитию псевдокультуры.

  • [1] См.: АиФ. 2006. № 13. С. 44.
  • [2] Коржихина Т.П. Общественные организации СССР в 1917—1936 гг. М., 1981. С. 1.
  • [3] См.: СОКК и КП СССР в современном обществе: проблемы и перспективы. Отчет об итогах всесоюзного опроса общественного мнения. М., 1991. С. 23, 30.
  • [4] История профсоюзов России: этапы, события, люди. М., 1999. С. 297—299.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >