Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow История arrow Государство и общественные объединения России в XX

ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ ОБЪЕДИНЕНИЯ И ПРОФСОЮЗЫ В УСЛОВИЯХ ПОЛИТИЧЕСКОГО ПЛЮРАЛИЗМА И РЫНОЧНОЙ ЭКОНОМИКИ

ПАРТИЙНОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ в 1990-е годы

Партийное строительство в России происходило в условиях отсутствия прочных традиций существования многопартийности, связанных с парламентскими дебатами, избирательными кампаниями, обсуждениями в средствах массовой информации и т.д. Неразвитость гражданского общества в целом, отсутствие влиятельных общественных институтов, являющихся противовесом власти, также влияли на формирование политических партий. Кроме того, процесс их становления проходил в условиях радикальных экономических и социальных реформ, начавшихся в России с 1992 г. Если в период перестройки произошло зарождение общественно-политических объединений, то в начале 1990-х этот процесс продолжился и одновременно ускорилось их размежевание. Стремление сохраниться и усилить свое влияние на власть обусловило формирование политических блоков и коалиций, особенно активно проходившее в 1990—1993 годах. Наиболее влиятельными в этот период стали «Демократический выбор России», «Новая Россия», «Гражданский союз», «Трудовая Россия» и др.

Выборы в Первую Государственную Думу осенью 1993 г. обозначили новый этап в развитии многопартийности, характеризующийся возрастанием роли и значения политических объединений в жизни общества.

Общественно-политические объединения этого периода представляли широчайший политический спектр — от монархизма до анархизма. Однако их классификация осложняется тем, что в современной России до сих пор не сформировался средний класс, который представляет социальную базу «центризма». Поэтому «центризма» в политологическом смысле слова в России пока не существует. Ввиду этого все партии, движения и блоки этого периода весьма условно можно разделить на три основные группы — радикалы (как консерваторы, так и либералы), социал-демократы и социалисты.

Правый фланг составляли радикалы, как либерального, так и националистического толка. Последних было особенно много: с 1995 по 1999 г., по подсчетам автора, насчитывалось около 80 партий и движений национал-патриотического характера. Наиболее заметным среди них было Всероссийское общественное патриотическое движение «Русское национальное единство» (РНЕ) во главе с А.П. Баркашовым, учрежденное в 1995 г. и преобразованное в общероссийскую политическую организацию в 1997 г. В основе политической платформы РНЕ лежал радикальный национализм, а главной задачей организация ставила строительство Русского национального государства. Из-за националистических лозунгов РНЕ не была официально зарегистрирована, однако ее влияние было достаточно велико, о чем свидетельствует 1 млн подписей избирателей, собранных в поддержку ее лидера А.П. Баркашова в ходе президентских выборов 1996 г.

Более умеренной была Национально-республиканская партия России (НРПР) Н.Н. Лысенко, зарегистрированная в 1992 г. и насчитывавшая в 1995 г. 11 тыс. членов. К этой же части политического спектра относится и Либерально-демократическая партия России В. В. Жириновского, созданная еще в конце 1980-х годов и зарегистрированная в 1991 г.

Широкую известность в середине 1990-х годов приобрело объединение имперско-националистической ориентации «Конгресс русских общин» (КРО), основанный в 1992 г. Д.О. Рогозиным. С 1995 г. КРО действовал как российское общественно-политическое движение и имел 73 региональные структуры на территории РФ и 43 — в государствах СНГ. Общая численность членов приближалась к 100 тыс. человек. В основе программы КРО лежали идеи «просвещенного патриотизма» и абсолютизации роли государства во всех сферах общественной жизни. Российская Федерация рассматривалась как преемник прежней государственности — Российской империи и СССР. В экономической сфере руководство Конгресса выступало за строительство многоукладной регулируемой экономики и возрождение традиций русского предпринимательства. Решение аграрного вопроса относилось им к компетенции региональных властей в зависимости от местных условий. Особая роль в государственном строительстве отводилась армии и другим силовым структурам.

В марте 1995 г. правый фланг пополнился еще одним заметным объединением — социал-патриотическим движением «Держава», созданным бывшим вице-президентом России А.В. Руцким. В него вступили Российское христианско-демократическое движение В. В. Аксючица и Всероссийский национальный правый центр М.А. Астафьева. В отличие от других движений «Держава» имела фиксированное членство и насчитывала около 6 тыс. человек. Региональные отделения СПДД имелись примерно в 70 субъектах Федерации. Главной задачей руководство СПДД считало возрождение российской имперской государственности и переход к монархической форме правления. Экономическая программа СПДД предусматривала многоукладность экономики при господстве крупной государственной собственности, поддержку малого и среднего бизнеса. В социальной сфере руководители движения выступали за восстановление гарантий «развитого социализма».

Значительный политический вес в этот период имели организации и движения «демократического блока», отличавшиеся радикализмом в стремлении к либерально-буржуазным реформам. К ним относились Демократический выбор России (ДВР), созданный в 1994 г. на базе депутатской фракции «Выбор России» в Первой Государственной Думе. Во главе его стояли Е. Гайдар, А. Чубайс и С. Ковалев. ДВР насчитывал до 10 тыс. членов в 60 субъектах Федерации. В программе движения содержались жесткие оценки советской социально-экономической системы, показавшей неспособность к самосовершенствованию, и доказывалась неизбежность распада СССР. Партия провозглашала приоритет общечеловеческих ценностей над национальными, частных интересов над общественными и выступала за построение в России демократического правового государства западного типа. Экономическая программа партии предполагала частную собственность на основные средства производства (в том числе на землю), проведение жесткой бюджетной политики, приоритет финансовой стабилизации над ростом производства. В социальной сфере лидеры партии выступали за полную ликвидацию прежних социальных гарантий.

Другой партией демократической ориентации была «Демократическая Россия», созданная в 1994 г. на базе одноименного избирательного движения, во главе с сопредседателями Г. В. Старовойтовой, Л.А. Пономаревым и Г.П. Якуниным. Партия насчитывала около 4 тыс. членов и имела около 40 региональных организаций. Политическая платформа партии основывалась на идеях социального либерализма. Лидеры партии выступали за углубление федерализма, постепенную передачу субъектам Федерации больших полномочий, создание рыночной экономики и адресность всех мер социальной поддержки. Радикально-либеральную позицию занимали также несколько достаточно известных проправительственных объединений, среди которых общественно-политическое движение «Вперед, Россия» во главе с Б. Федоровым, Партия российского единства и согласия С. Шахрая, Партия экономической свободы К. Борового и др.

В середине 1990-х годов сформировалось несколько умереннолиберальных организаций, тяготеющих к центру политического спектра. В первую очередь это Общероссийское общественное объединение «Яблоко», созданное в 1995 г. на базе депутатской группы избирательного блока «Явлинский — Болдырев — Лукин». Его возглавил автор программы «500 дней», экономист Г.А. Явлинский. Сочетание рыночных механизмов с регулирующей ролью государства и обширными социальными программами определяло политическую линию «Яблока». Основными программными требованиями были: формирование устойчивого «среднего класса», социальная ориентация экономических реформ, создание предпосылок для широкого инвестирования в производственную сферу.

«Яблоко» позиционировало себя как «демократическую оппозицию» по отношению к президенту и правительству и одновременно дистанцировалось от «народно-патриотической» оппозиции. В 1990-е годы «Яблоко» пользовалось широкой поддержкой избирателей и имело свои фракции в Государственной Думе первого, второго и третьего созывов. В 1996 г. оно было преобразовано в политическую партию. Близкую к политической платформе «Яблока» позицию занимала «Партия самоуправления трудящихся» известного офтальмолога и общественного деятеля Святослава Федорова (1995), также объявившая себя демократической оппозицией существующему режиму.

«Центристы» были представлены также партиями социал-демократической направленности. Одной из самых заметных в середине 1990-х годов была Социал-демократическая партия России (СДПР), созданная еще в годы перестройки, во главе с В. Макаровым, который сменил О. Румянцева на посту председателя. Партия была разделена на несколько враждующих друг с другом фракций, которые проводили самостоятельные съезды. Осенью 1994 г. был создан Российский социал-демократический союз (РСДС), который возглавил депутат Государственной Думы В. Липицкий. В него входили на персональной основе представители различных политических объединений. Общая численность союза была невелика и составляла около 1,5 тыс. человек.

В феврале 1996 г. на базе избирательного блока было создано общественно-политическое движение «Социал-демократы» во главе с первым мэром Москвы Г. Поповым. Оно объединяло около 1,5 тыс. членов и имело 45 региональных отделений. Основная цель движения состояла в строительстве в России правового демократического государства с развитой социально-ориентированной рыночной экономикой. Г.Х. Попов считал возможности правящего режима исчерпанными, а сам режим обвинял в номенклатурном перерождении[1].

На левом фланге наиболее крупным и сильным объединением была Коммунистическая партия РФ (КПРФ)во главе с Г.А. Зюгановым. Структура руководящих органов партии копировала КПСС: Центральный комитет, Президиум и Секретариат ЦК. В 1990-е годы КПРФ являлась самой массовой политической партией: в 1995 г. в ней числилось около 500 тыс. членов, объединенных в 26 тыс. первичных организаций. В то же время это была самая возрастная партия России, средний возраст ее членов составлял около 50 лет1. КПРФ находилась в жесткой оппозиции к правящему режиму. Основными целями партии провозглашались пропаганда социализма, создание планово-рыночной и социально-ориентированной экономики, укрепление федеративных отношений, защита прав человека. Партия выступала за прагматическое, а не догматическое толкование марксизма-ленинизма, продолжая видеть в качестве будущего России социализм «в его обновленных формах», отстаивая эволюционный тип преобразований общества в интересах большинства населения.

По идейно-политическим установкам к КПРФ примыкала Аграрная партия России во главе с М.И. Лапшиным, зарегистрированная в 1993 г. и насчитывающая около 300 тыс. человек. АПР имела отделения в большинстве субъектов Федерации. Партия выступала против передачи земли в частную собственность, за государственную поддержку сельских производителей, резко критиковала аграрную политику Правительства РФ, которая как отмечали ее руководители, самым негативным образом скажется на развитии агропромышленного сектора и приведет к потере государством продовольственной независимости.

Клевому политическому флангу можно отнести также общественно-политическое движение умеренной социал-демократической ориентации «Женщины России», созданное в октябре 1993 г. накануне выборов в Государственную Думу. В него вошли три общественно-политические организации — Союз женщин России, Ассоциация женщин-предпринимателей и Союз женщин Военно-морского флота. Возглавила движение А. В. Федулова. В центре программных установок объединения были интересы женской части населения: равноправие в политической и социально-экономической сферах, ликвидация фактической дискриминации женщин, реализация социальных программ, сохранение системы социальных гарантий, среди которых дошкольная подготовка детей, образование, здравоохранение и т.д.

К левому флангу примыкал Российский общенародный союз (РОС) во главе с С.Н. Бабуриным, созданный в октябре 1991 г. Союз насчитывал около 12 тыс. человек и имел около 50 региональных организаций. РОС относился к умеренно оппозиционным, государственнопатриотическим объединениям. В основе его программы лежали идеи соборности и коллективизма, противопоставлявшиеся западным ценностям. Экономическая программа предполагала многоукладность экономики и требование изменения социально-экономического курса правительства в интересах всех трудящихся2.

Крайне левые позиции занимала Российская коммунистическая рабочая партия (РКРП) во главе с В.А. Тюлькиным и В.И. Анпиловым, зарегистрированная в 1992 г. Численность партии составляла около 30 тыс. человек, объединенных в 70 региональных организациях. Из-за идейных разногласий в тактике между «московской» и «ленинградской» группировками в 1997 г. из партии был исключен В. Анпилов и распущена возглавляемая им московская организация. Программа РКРП содержала резкую критику курса правительства, требовала его немедленного отстранения от власти путем проведения всероссийской стачки, а также предусматривала возможность совершения социалистической революции, в ходе которой решались задачи восстановления советской власти, общенародной собственности и планового управления экономикой. Партия стояла на позициях пролетарского интернационализма, выступала за восстановление СССР.

Наиболее непримиримую позицию среди левых объединений занимала Всесоюзная коммунистическая партия большевиков (В КП Б) во главе с Н.А. Андреевой. Партия не была зарегистрирована, при этом насчитывала около 10 тыс. членов в 30 субъектах Федерации. Руководство партии считало себя последовательными сторонниками учения Маркса—Энгельса—Ленина—Сталина и призывало к возврату страны к режиму начала 1950-х годов. Н.А. Андреева резко критиковала руководство СССР, предавшее интересы рабочего класса и социализма.

Характеризуя мировоззренческие основы политических объединений 1990-х годов, можно констатировать, что они находились на этапе становления, а процесс самоидентификации политических партий был далек от завершения. Уже к середине 1990-х годов мобилизационный потенциал российского населения оказался исчерпанным. Несмотря на общий рост числа политических формирований в 1990-е годы, социальная активность граждан в целом снижалась, что характерно для периодов экономической нестабильности. В обществе не возникало ни принципиально новых политических идей, ни новых политических лидеров.

С середины 1990-х годов получил дальнейшее развитие процесс создания политических объединений «сверху». Под очередные выборы в Государственную Думу властными структурами были созданы движение «Наш дом — Россия» В. Черномырдина, «Единство» и т.д. Созданную в 1990-е годы многопартийность называют протопартийностью, свойственной обществу переходного типа с ярко выраженной конфронтацией его политических сил. В подавляющем большинстве партии не имели широкой социальной базы и представляли собой объединения сторонников вокруг того или иного политического деятеля, а не структуры, выражающие интересы определенного социального слоя.

С этим связана одна из особенностей партийного строительства в России, в котором гипертрофирована роль лидеров. Не случайно многие государственные деятели возглавляли политические партии или входили в их руководство. Практика создания партий «под лидера», получившая в 1990-е годы широкое распространение, деформировала все стороны партийного строительства. Большинство партий были лишены узнаваемости и известны только благодаря своим лидерам, а не программам. Немецкий социолог Макс Вебер отмечал, что «коль скоро партия отказывается от общепризнанного вождя, поражения следуют одно за другим». Это высказывание как нельзя точно характеризует политический процесс в России, где судьбы лидеров имели решающее значение для судеб политических объединений (например, партия Николая Травкина, партия Александра Руцкого и т.д.).

Партии, действовавшие в 1990-е годы, по преимуществу были малочисленными: от 2—3 тыс. до 20—30 тыс. членов. В общей сложности они охватывали менее 5% населения страны. Единственной массовой партией была коммунистическая, но она существовала главным образом по инерции, а не за счет притока новых членов. Многие партии не являлись таковыми в строгом смысле слова («Партия обманутых вкладчиков» или «Партия любителей пива»). Они действовали на верхушечном уровне, не имели разветвленных региональных структур и серьезной электоральной поддержки. Причиной их слабости называют одновременность политических и экономических преобразований в стране[2].

Подводя итоги, отметим, что в 1990-е годы в России произошло становление многопартийности, но не партийной системы западного типа, при которой политические партии сменяют друг друга у власти. Вместе с тем сложившаяся протопартийность представляла собой шаг вперед по пути демократизации политической системы общества. Политические партии и движения становятся необходимым элементом и составной частью общественной жизни новой России.

  • [1] См.: Ермаков В.П. История политических партий и движений в России. Пятигорск, 2008. С. 121. Ермаков В.П. Указ. соч. С. 122. Там же. С. 123.
  • [2] Зотова З.М. Политические партии России. М., 2001. С. 11.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >
 

Популярные страницы