СТАНОВЛЕНИЕ РОССИЙСКОЙ ШКОЛЫ ТУРИСТСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ

Зарождение советской научной школы изучения туризма

Следует признать, что отечественная школа исследований туризма отстала в своем развитии от мировой научной динамики. Если в странах Запада туристское направление уже фактически институционализировалось в самостоятельную науку, то в России оно еще находится на отраслевом уровне. Однако вектор развития отечественной школы исследований туризма, имея перед собой ориентиры формирования мировой науки, вполне очевиден.

Первые работы по туризму в России были акцентированы преимущественно на тематике путешествий. Она была широко представлена в профильных периодических печатных изданиях конца XIX — начала XX вв.: «Всемирный путешественник», «Русский турист», «Ежегодник Русского горного общества», «Известия Кавказского альпийского клуба», «Ежегодник Кавказского горного общества», «Записки Крымского горного клуба». Помимо публицистики в них размещались статьи научно-аналитического характера. Сообразно с подходом рассмотрения путешествий в рамках туристской проблематики в современной литературе получила распространение точка зрения, согласно которой генезис туризма относится к истории Древнего мира. Другие авторы определяли туризм как сферу массовых стандартизированных услуг, сформированную только в Новое время.

Исследования феномена туризма в СССР были предприняты еще в 1920—1930-е гг. Как правило, его рассмотрение осуществлялось в ракурсе дефиниции «пролетарского туризма». Временная приостановка изучения туризма отражала инволюцию туристской системы в СССР, наступившую после постановления ЦИК СССР, которое привело к ликвидации в 1936 г. Всесоюзного общества пролетарского туризма и экскурсий. Едва ли не единственной легальной нишей изучения туризма оставалось использование туристских технологий в военно-спортивных целях. Реабилитирующее значение в отношении туристского спектра научных исследований имела вышедшая в 1954 г. книга В. В. Добковича «Туризм».

Этап уточнения собственных дефиниций туризма начался в 1970-е гг. дискуссией об употреблении в соответствующих понятийных конструкциях прилагательных «туристский» и «туристический». Катализатором ее в дальнейшем послужило введение сферы туризма в нормативно-правое поле. Имея, казалось бы, исключительно лингвистическую природу, дискуссия затронула проблему формирования специфического, междисциплинарного категориального аппарата.

Отражением общетеоретических споров стали попытки функциональной и институциональной типологизации туризма. Данный ракурс исследований был задан необходимостью идентификации туристской сферы в качестве особой профессиональной ниши и объекта научного познания.

Широкую полемику в юридической и экономической литературе вызвала дефиниция «иностранный туризм». До сих пор нет четких трактовок в его определении, как и понятий «международный туризм» и «зарубежный туризм». В официальных туристских структурах СССР понятие «иностранный туризм» трактовалось в соответствии с его определением Конвенцией ООН о положенных льготах для туристов. В соответствии с ней под иностранным туристом подразумевалось лицо, выехавшее за пределы страны, в которой оно постоянно проживает, в другое государство на срок от суток до 3—6 месяцев.

Были предприняты первые попытки туристской классификации. Туризм дифференцировался советскими исследователями по пяти видам: 1) экскурсионный (с целью знакомства с природными, историческими, культурными достопримечательностями);

2) рекреационный (с целью отдыха и лечения); 3) научный (с целью знакомства с достижениями науки, промышленности, сельского хозяйства); 4) деловой (с целью проведения деловых переговоров); 5) этнический (поездки для свидания с родственниками).

Довольно долго туризм не рассматривался в СССР с точки зрения экономической доходности. Только с конца 1960-х гг., контекстуализируясь с развитием хозрасчетных отношений, появляется ряд работ такого рода. Сформулированная Э.Н. Файтельсон задача туристских организаций — максимально использовать факт «пребывания иностранных туристов на территории СССР в целях привлечения иностранной валюты путем продажи товаров и услуг» — имела принципиально новое звучание для советского туризма1. Впервые обнаружилось, что иностранные туристы не только гости и «посланники мира», представляющие интерес как объект пропагандистского воздействия, но и клиенты, приносящие прибыль.

Файтельсон Э.Н. Основы экономики иностранного туризма. М.: Высшие курсы Главного управления по иностранному туризму при Совете Министров СССР, 1971. С. 82.

Выделение индустрии туризма в качестве самостоятельной отрасли народного хозяйства было провозглашено профессором П.Г. Олдаком на проходившей в 1968 г. в Новосибирске конференции по туристской проблематике. Характерно само определение туризма в качестве одного из индустриальных секторов. «Невидимым экспортом» обозначался международный туризм в работе М.А. Ананьева, который оценил его развитие как специфический «феномен XX века».

Существовавшее в советской науке предубеждение в отношении туризма долгое время определялось отнесением его к непроизводственным отраслям. В противовес этой позиции со второй половины 1960-х гг., на волне косыгинского реформирования, появился ряд исследований, обосновывавших производительный характер труда в сфере услуг. Сторонники этого подхода (Э.М. Агабабьян, В.А. Медведев, П.Г. Олдак) ссылались на одно из высказываний К. Маркса, что «наряду с предметами потребления, существующими в виде товаров, имеется известное количество предметов потребления в виде услуг».

Туристская проекция новой концепции была применена в упомянутой выше монографии М.А. Ананьева «“Невидимый экспорт” и международные отношения». Однако у этого подхода имелось и много противников (Е. Каганов, В. Шпипельман, Н.Н. Панов, В.Д. Харин и др.). Высказывалось мнение о неоправданности пересмотра традиционной концепции «производительного и непроизводительного труда», согласно которым производительным с общественной точки зрения может считаться лишь труд, который затрачивается в сфере материального производства. Компромиссная точка зрения была выдвинута И.С. Судеревским, писавшим о разнородности труда в непроизводственной сфере в капиталистическом и социалистическом обществе. Другие авторы разрешали возникшие противоречия посредством введения дефиниции «по-лупроизводительных отраслей». Подтекстом дискуссии стала проблема классовой принадлежности работников туристической сферы. По мнению Я. Повзнера, понятие «непроизводительная сфера» вызывало ассоциации с классом буржуазии.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >