Конституционные принципы социальных отношений

Социальная система — это единство социальных общностей и отношений между ними: отношений различных социальных групп, труда и капитала, города и деревни, производителей и потребителей, национальных отношений и др. Они бывают дружественными и конфликтными. При всей неизбежности социальных конфликтов, порождаемых неодинаковыми интересами различных социальных слоев и достигающих различной силы, одна из задач государства и права, в том числе конституционного права, состоит в том, чтобы не дать этим конфликтам разрастись до такой степени, чтобы возникла угроза гражданской войны, анархии и распада общества1.

Наряду с этой основной задачей современное государство осуществляет разнообразные социальные мероприятия, которые опосредуются правом, в том числе конституционным. В связи с этим по-новому ставится вопрос о понятии современного социального государства. Хотя в западной науке продолжает разрабатываться концепция «государства всеобщего благоденствия» (welfare state), в частности, английские исследователи с позиций комплексного подхода (философии, экономической науки, политологии и социологии) дают три классификации такого государства (либеральное — США, социал-демократическое — Нидерланды, корпоративное — Германия)[1] [2], все же заметен отход от этого понятия. Оно заменяется труднопереводимым выражением «workfare state» (государство, благоприятствующее труду)[3]. Такое государство обеспечивает только достойные условия жизни, но человек сам должен заботиться о себе и своей семье. Иначе это ведет к потере его экономической, социальной и политической активности.

«Современное государство, — говорится в Обосновании Конституционной комиссии к проекту конституции Перу 1993 г., — должно взять на себя решение социальных проблем». Однако, сказано далее, это относится только к фундаментальным нуждам — здравоохранению, образованию, безопасности и инфраструктуре. Решение всех социальных задач нельзя возлагать только на государство, «необходимо обоюдное участие гражданина и государства, собственные усилия граждан»[4].

Конституционное право содержит нормы, относящиеся к обеим частям социальной системы: фиксирует социальную структуру общества и регулирует отношения между крупными социальными общностями. В разных странах это делается в неодинаковом объеме, а соответствующие нормы имеют неодинаковое, более того, противоположное содержание. В капиталистических и постсоциалистических государствах конституции

не фиксируют классовую структуру общества, хотя Конституция Ирландии 1937 г. упоминает о классах, а в Конституции Португалии 1976 г. говорится о «трудящихся классах» и о целях создания бесклассового общества (понятие класса в этом тексте имеет, однако, особый характер, в основе его не лежат идеи о классовой борьбе). Не говорят они детально и о социальных отношениях, хотя в некоторых из них нашла свое отражение специфика национальных отношений (Бельгия, Канада и др.). В конституционном праве отдельных стран (Австрия, Венгрия) имеются положения о культурно-национальной автономии, признаются коллективные права национальных и языковых меньшинств (Италия, Испания), говорится о защите каст и племен, находящихся на низкой ступени развития (Индия), о стимулировании развития, об особых правах индейцев (Бразилия). Положения о правах наций, национальностей, народностей (в том числе о правах на создание своего штата теми из них, которые перечислены в конституции) содержатся в Конституции Эфиопии 1994 г. В Конституции РФ говорится о самоопределении народов, но в рамках Российской Федерации (ч. 3 ст. 5).

Гораздо чаще встречаются в конституциях этой группы стран нормы о социальной солидарности в обществе, о сотрудничестве различных слоев населения. Согласно ст. 2 Конституции Италии 1947 г. государство требует от отдельных личностей и социальных общностей «выполнения безусловных обязанностей» социальной солидарности. Положения о социальной солидарности имеются в Конституции Бразилии 1988 г. и в конституциях ряда других государств. Важной новеллой конституций развивающихся стран являются нормы о защите от несправедливой эксплуатации (Индия, Бразилия, Перу, Нигерия и др.), положения о социальной справедливости (Египет, Греция, Шри-Ланка и др.). В новых конституциях есть положения об особой защите матерей, детей, сирот, инвалидов (например, ст. 49 и 50 Конституции Молдавии)1.

В конституции капиталистических и развивающихся стран включены нормы о поддержке со стороны государства общин сельских районов, горных местностей, о гармоничном развитии регионов и отраслей, об охране и развитии ремесел, особой защите детей, стариков, инвалидов и т. д. Такие положения в том

или ином объеме есть в конституциях Италии, Португалии, Греции, они встречаются в основных законах некоторых стран Латинской Америки и Азии.

Конституциям социалистических стран присущи нормы, разделяющие общество на классы и устанавливающие определенную иерархию в их системе. Рабочий класс объявлялся наиболее передовым, ведущим классом общества. Статус крестьянства различался в зависимости от того, является оно кооперированным или единоличным (считалось, что только первое отвечает целям социализма), интеллигенции отводилось промежуточное положение.

Важнейшим элементом социальных отношений, получившим закрепление в конституциях социалистических стран и стран социалистической ориентации, являются отношения классов в связи с политической властью. Конституции социалистических стран провозглашают власть трудящихся, рабочих и крестьян, некоторые из них исходят из концепции классовой диктатуры (положения о диктатуре пролетариата в Конституции КНДР 1972 г., о демократической диктатуре народа в Конституции КНР 1982 г.). В законодательстве Китая до сих пор есть положения о народе и «врагах народа», о необходимости борьбы против последних. Демократические конституции развитых стран не содержат положений о политической власти в связи с отношениями между классами.

Проблемы социальных отношений в обществе охватывают многие другие вопросы. К их числу относятся вопросы труда, образования, здравоохранения, отдыха, пенсионного обеспечения и др. Одни из них неразрывно связаны с экономическими отношениями (труд), другие характеризуют правовой статус личности. Однако всем им присущ социальный аспект.

Сказанное распространяется и на проблемы экологии, которые играют все возрастающую роль в общественных отношениях. Указанные проблемы сравнительно недавно получили конституционное выражение в требованиях рационального природопользования, охраны окружающей среды, запрещения истощать землю и т. д. (конституции Белоруссии, Казахстана, России, Украины, Эстонии и др.).

К вопросам социальных отношений примыкают отношения, связанные с браком и семьей. В конституциях многих стран (Испании, Германии, Греции, Азербайджана, Грузии, Эстонии) семья характеризуется как естественный союз, основа, ячейка общества, в них включены нормы, поощряющие брак, устанавливаются взаимные права и обязанности родителей и детей, предусматривается государственная поддержка семьи, материнства, отцовства и детства (Россия).

В Китае, однако, сложная демографическая ситуация, излишне быстрый рост населения привел к включению в Конституцию норм, направленных на ограничение рождаемости. Государство планирует рождаемость, чтобы привести рост населения в соответствие с планами экономического и социального развития (ст. 25), супруги должны осуществлять планирование рождаемости (ст. 49). За рождение «лишних» детей (сверх одного ребенка в городской семье и двух в сельской) законодательство КНР предусматривает наказание — довольно крупный штраф (по приблизительным пересчетам юаня в доллары США — около 800—1600 долл.)1.

Наконец, в конституции различных стран включаются нормы, также имеющие отношение к социальным проблемам, ставшим особенно острыми в связи с применением в быту многочисленных заменителей, а также внедрением в обиход новой техники, — проблемам защиты прав потребителей. Такие нормы предусмотрены конституциями Бразилии, Испании, Перу, некоторых других стран. Во многих странах созданы специальные ведомства по качеству товаров, в ряде стран этим занимаются общественные организации. Подробно эти вопросы регулируются специальными законами, относящимися к сфере гражданского, административного, а иногда и уголовного права.

  • [1] См.: Сравнительное конституционное право: Учебное пособие / Отв. ред. В. Е. Чиркин. С. 186.
  • [2] См.: Goodin R. Е., Headley В., Muffels R., Dirven H.-J. The Real World of Welfare Capitalism. Cambridge, 1999. P. V.
  • [3] Cm.: International Review of Administrative Sciences. Vol. 65. 1999. No. 2, 3. P. 164-165, 183-184.
  • [4] Constitution Politica del Peru 1993. Lima, 1993. P. 64.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >