КОНСТИТУЦИОННЫЕ ОСНОВЫ СИСТЕМЫ ОРГАНОВ ВЛАСТИ

Модели организации государственной власти в современном мире

Государственная власть как объект изучения науки сравнительного конституционного права

Конституционные нормы, содержащие словосочетание «государственная власть», редки и кратки. Обычно употребляется общий термин «власть» без уточнения: идет речь о власти государства или вообще о политической власти. Говорится, что власть исходит от народа (ст. 20 Основного закона ФРГ 1949 г.), принадлежит народу (ст. 1 Конституции Бразилии 1988 г.), что народ является источником всякой власти (ст. 6 Конституции Алжира 1989 г.). Слово «власть» нередко заменяется термином «суверенитет» (ст. 1 Конституции Италии 1947 г., ст. 3 Конституции Колумбии 1991 г.). Однако почти в любой конституции содержится множество статей, так или иначе относящихся к вопросам государственной власти: закрепляющих цели государственной политики, систему органов государства и их взаимоотношения, методы их деятельности и т. д. Поэтому институт государственной власти существует в конституционном праве любой страны, он занимает одно из важнейших мест в данной отрасли права.

Обобщение конституционно-правовых норм различных государств свидетельствует, что структура института государственной власти в его развернутом виде состоит из следующих разновидностей юридических норм:

положения об источнике государственной власти и ее социальных носителях, субъектах (народ — в подавляющем большинстве конституций; «трудовой народ», определенные классы — в социалистических конституциях; блок классов и социальных слоев, включающий, как говорилось об этом в конституциях стран социалистической ориентации, трудящихся и определенную часть нетрудящихся);

положения о характере государственной власти (например, концепция диктатуры пролетариата в Конституции КНДР 1972 г., демократической диктатуры народа в Конституции Китая 1982 г.). В Конституции Вьетнама 1992 г. говорится, что Социалистическая Республика Вьетнам является государством народа, государственная власть принадлежит народу, но одновременно добавляется, что основу народа составляет союз рабочего класса, крестьянства и интеллигенции (ст. 2);

положения о целях и принципиальных направлениях деятельности государственной власти (например, сосредоточение усилий на развитии, способном создать социалистические отношения в духе арабского исламского наследия согласно Конституции Республики Йемен 1989 г. (эта конституция заменена));

положения о структуре государственной власти (например, разделение власти на ее различные ветви по Конституции Сирии 1973 г. и единство власти в руках органов типа советов — собраний народных представителей по Конституции Китая 1982 г.);

положения о системе органов, осуществляющих государственную власть (например, органы законодательной, исполнительной, судебной власти по Конституции США 1787 г. и органы государственной власти, государственного управления, суда, прокуратуры по Конституции Вьетнама);

положения о путях, формах, методах осуществления государственной власти (например, демократический централизм по Конституции КНДР; партиципация (участие) граждан в управлении по Конституции Колумбии — «партиципаторное и плюралистическое государство»).

Составные части, элементы института государственной власти, названные выше, характеризуют те или иные его стороны с неодинаковой степенью детализации. Содержание некоторых элементов исчерпывается иногда одной краткой статьей конституции, регулированию деятельности других (например, органов, осуществляющих государственную власть) посвящено, как правило, несколько глав или разделов.

Нормы об источнике государственной власти и ее социальных носителях, субъектах в большинстве конституций капиталистических, развивающихся и постсоциалистических государств ограничиваются положениями о том, что вся власть исходит от народа.

В странах тоталитарного социализма, где принята концепция «классовой власти», основные законы обычно в первых статьях провозглашают власть трудящихся. В них говорится, что государственная власть принадлежит рабочему классу, крестьянам и интеллигенции (ст. 7 Конституции КНДР).

Конституция Египта 1971 г. (в редакции 1980 г.) и в период капиталистического развития сохраняет положения о власти трудовых слоев населения (эти положения унаследованы от прежней социалистической ориентации страны).

В конституциях мусульманских государств иногда говорится, что суверенитет (вселенский суверенитет) принадлежит Аллаху, а народ является лишь исполнителем его воли.

Формулировки конституций об источнике, социальных субъектах и характере власти, несмотря на свою лаконичность, имеют принципиальное значение для последующего текста основных законов, предусмотренных ими институтов. Если источник власти — народ, то считается, что его воля находит выражение прежде всего в решениях избирательного корпуса (выборах, референдуме, народной законодательной инициативе и др.), который в современных условиях не может подвергаться ограничениям по социальному признаку (нельзя по этому признаку лишать избирательных прав).

Если источник и социальный субъект власти — класс или комплексное понятие — трудящиеся, то некоторые социальные слои и лица, принадлежащие к ним (так называемые эксплуататоры), или определенные группы (например, так называемые контрреволюционеры) могут быть не допущены к выражению воли народа (например, лишены политических и, в частности, избирательных прав, что и практиковалось в свое время в СССР, Монголии, Румынии, Китае, Вьетнаме, Танзании, Эфиопии и некоторых других странах). В этих случаях возможно неравное представительство, когда одни классы считаются более ценными выразителями воли народа (например, рабочий класс по сравнению с крестьянством в СССР до 1936 г., городское население по сравнению с сельским по Конституции Китая 1982 г.), на выборах применяется открытое голосование «для изоляции контрреволюционеров и эксплуататоров».

Наконец, в тех случаях, когда считается, что власть исходит от Аллаха и ее выражает монарх, парламенты либо не создаются (их заменяет аш-шура — совет при монархе), либо имеют консультативный характер (Кувейт).

Реальное положение часто расходится с конституционными нормами. В развитых странах рычаги власти находятся в руках политической элиты, а опорой государственной власти обычно является «средний класс», стремящийся к стабильности и порядку. Во многих развивающихся странах господствует блок крупной буржуазии и помещиков (Пакистан) или финансовой буржуазии с полуфеодальной знатью (Саудовская Аравия). В странах тоталитарного социализма господствуют не пролетариат и крестьянство, а партийно-государственная номенклатура. В некоторых современных постсоциалистических странах реальные рычаги властвования находятся в руках блока крупного чиновничества, прежних «красных директоров», иной номенклатуры, включившейся во власть, и формирующейся «новой буржуазии», нередко срастающейся с мафиозными структурами.

Положения о целях и направлениях деятельности государственной власти содержатся в большинстве конституций мира. Основные законы прежних эпох ограничивались краткими формулировками, декларируя заботу о благе народа, в современных же конституциях капиталистических стран (Португалии 1976 г., Испании 1978 г. и др.) содержатся развернутые положения. Статья 3 Конституции Италии 1947 г. гласит: «Задача Республики — устранять препятствия экономического и социального порядка, которые, фактически ограничивая свободу и равенство граждан, мешают полному развитию человеческой личности и реальному участию всех трудящихся в политической, экономической и социальной организации страны»1.

В основных законах социалистических и некоторых развивающихся стран содержится зачастую обширный перечень мероприятий, которые должна осуществлять государственная власть, имеются отдельные разделы и главы, посвященные директивным принципам политики государства.

Конституции социалистических стран среди целей и направлений деятельности государственной власти обычно провозглашали строительство социализма, повышение производительности труда, рациональное распределение средств потребления и накопления, осуществление планирования, обеспечение прогресса образования, науки, техники и культуры, охрану прав человека и т. д., включая иногда планирование рождений (ст. 4 Конституции Китая 1982 г.). В основных законах развивающих-

Конституции государств Европы: В 3 т. Т. 2. С. 104.

ся стран нередко говорится о целях создания справедливого общества и повышения благосостояния народа (ст. 3 Конституции Бразилии), ускоренного экономического развития, создания системы образования, об установлении господства права (Конституция Бангладеш 1972 г.), о ликвидации эксплуатации человека человеком (Конституция Никарагуа 1987 г.), об усилиях для создания социалистических отношений в духе арабского исламского наследия (ст. 6 Конституции Республики Йемен 1989 г.).

Включение в конституции таких норм может иметь позитивное значение для ориентации государственных органов, а также общественных организаций, учреждений, граждан. Однако в своем подавляющем большинстве они представляют собой скорее излишне пространные декларации. Обеспечить их применение теми или иными органами государства (прежде всего высшими органами) в каждом отдельном случае могли бы суды. Но такие статьи, включенные, как отмечалось, во многих странах в разделы о директивных принципах государственной политики, согласно самим текстам конституций (например, Индии 1949 г.) и толкованиям верховных (конституционных) судов, не подлежат принудительному исполнению посредством судебных решений. Они имеют лишь ориентирующее значение для правительства и других органов государства.

Конституционные положения о структуре власти, системе государственных органов, их взаимоотношениях обусловлены общим концептуальным подходом к типу политической системы в конкретной стране. В условиях плюралистической системы основные законы закрепляют принцип разделения властей, тоталитарная система исходит из принципа единства государственной власти. И тот, и другой подходы могут иметь различные формы, которые будут рассмотрены ниже. Здесь отметим лишь, что конституционные положения о структуре власти служат исходными для той или иной системы органов государства и особенно для способов их взаимоотношений.

Устанавливаемые конституцией те или иные разновидности системы и взаимоотношений органов, осуществляющих государственную власть, обусловлены многими факторами: существующей формой правления, способом территориально-политического устройства государства и т. д. Эти факторы детально рассматриваются ниже. Пока отметим только один аспект данной проблемы: соотношение государственной власти и местного самоуправления. В демократических странах местное самоуправление автономно. В странах тоталитарного социализма концепция местного самоуправления отрицается. Считается, что государственная власть (в юридическом смысле) принадлежит только органам типа советов и осуществляется снизу доверху. Местные советы — тоже органы власти. Все остальные органы — это не органы государственной власти, а органы государственного управления, правосудия, прокуратуры.

Последний элемент института государственной власти — нормы, регулирующие методы ее деятельности. В теории государства и права принято различать методы либерализма (убеждение, демократические методы) и насилия (принуждение, авторитарные методы). Вместе с тем, анализируя конституционные нормы, можно создать и более дробную классификацию. Государственная власть широко применяет методы стимулирования или поощрения (например, положения конституций социалистических стран о поддержке государством кооперирования крестьян), дозволения (нормы о возможности без уведомления полиции проводить собрания в закрытых помещениях), охраны (гарантии прав граждан), требований (регистрация политических партий для получения прав юридического лица), запрета и, соответственно, ответственности за его нарушение (например, запрещение политических забастовок), репрессий (рассеяние демонстрации, признанной незаконной).

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >