Юридическая техника в профессиональной деятельности юриста

Юридическая техника как наука о правилах составления юридических документов: понятие и виды юридической техники

Юридическая техника чаше всего определяется как совокупность способов, средств, приемов, институтов, позволяющих обеспечивать высокое качество юридических актов, рационализировать юридические документы. При этом многие ученые подчеркивают, что юридическая техника представляет собой отрасль знаний о методах, способах, средствах, приемах ведения юридической деятельности и создания в процессе ее осуществления различных юридических документов. Таким образом, правила и требования юридической техники имеют своим назначением обеспечение правильного составления и оформления правовых документов, что позволяет, в свою очередь, разрабатывать эффективно действующие юридические документы, рационально их использовать на практике при принятии юридически значимых решений и иных профессиональных действиях. От того, насколько юрист владеет юридической техникой, зависит успешность его профессиональной деятельности, следовательно, овладение юридической техникой есть непременное условие достижения высокого мастерства юриста.

Несмотря на важное значение юридической техники в профессиональной подготовке юристов, определение ее места в системе юридических наук в разное время не оставалось неизменным. Считается, что юридическая техника обязана своим возникновением праву, процессу правообразования, зарождению правовых отношений и выступает инструментом материализации права, привязки его к реальным условиям жизни общества. Это объясняется также потребностями систематизации и структуризации правовых установлений, предписаний, норм права. Можно утверждать, что в конкретно-исторических условиях той или иной эпохи становления права одновременно шло параллельное развитие доктринальных и технических его основ.

Как известно, римские юристы — большие знатоки практического решения юридических казусов не создали теории юридической техники, а также научных основ юриспруденции в целом. Это объяснялось приоритетом юридической практики в деятельности римских юристов и отсутствием у них навыков научного познания, без чего невозможна любая научная работа.

Соотношение права и юридической техники всегда было подвижным, однако со временем технические начала стали занимать в юриспруденции служебное, подчиненное положение по отношению к его догматической (теоретической) части. Это нисколько не принижает роли юридической техники, которая составляет серьезный аспект профессиональной юридической деятельности. На нынешнем этапе развития юридической науки превалирует подход к юридической технике как прикладной, вспомогательной учебной дисциплине, которая получила развитие в рамках обшей теории государства и права. Предложения некоторых ученых оценивать юридическую технику как самостоятельную юридическую науку не получили всеобщего признания. Содержание этой дисциплины служит ярким свидетельством указанной позиции: она во многом заимствована из теории государства и права, хотя и с оговоркой о том, что речь идет о технических правилах, средствах, приемах применения к общетеоретическим категориям, понятиям, институтам и т. д.

Внимание российских и зарубежных ученых всегда привлекали вопросы юридической техники — способы языкового оформления права, создания совершенного законодательства, основанного на строгих правилах и принципах и обеспечивающего необходимый правопорядок в обществе. При этом подчеркивалась необходимость придерживаться строгой экономии нормативного материала и правовых средств его изложения, простоты, сжатости, определенности и точности изложения законодательства, однозначности применяемых юридических категорий, понятий, терминов.

В западноевропейской юридической науке выделяют пять главных подходов к назначению юридической техники. Первый подход (И. Колер, Ж. Рипер) основан на противопоставлении юридической науки и юридической техники. В нем отмечается, что наука изучает абстрактные принципы, а юридическая техника воплощает их в жизнь посредством правотворчества, правоприменения, толкования и других видов юридической деятельности. Сторонники второго подхода (В. Штаммлер) видят назначение юридической техники в логической систематизации норм права. Третий подход (Л. Дюги) характеризуется сопоставлением юридической техники с правом. Назначение юридической техники видится в обеспечении реализации права и его зашиты посредством технических методов, средств, приемов. Четвертый подход (Р. Иеринг, Ф. Жени) связывает возникновение юридической техники с потребностями общества. Следовательно, юридическая техника выступает средством перевода социальных потребностей на язык права. Наконец, пятый подход (М. Ориу) состоит в отрицании необходимости юридической техники.

Среди дореволюционных русских юристов вопросами юридической техники занимались М. М. Сперанский, Ф. В. Тарановский, Б. Н. Чичерин, Г. Ф. Шершеневич, С. А. Муромцев и др. В советский период эти проблемы разрабатывали И. С. Перетерский, М. М. Гро-зинский, И. Б. Новицкий, Л. И. Дембо, И. Л. Брауде, Л. С. Явич, И. С. Самощенко, А. А. Ушаков, А. С. Пиголкин и др.

В 2000-е гг. исследования в области юридической техники значительно активизируются. Одновременно предлагается изменить название данной учебной дисциплины и именовать ее юридической технологией. При этом она должна охватывать совокупность принципов, приемов формирования и реализации всех видов юридической практики, состояние которой определяется достигнутым уровнем развития экономических, политических, правовых, культурных и иных отношений в конкретном государстве. Предлагается также включать в юридическую технологию, помимо названных компонентов, последовательность способов целенаправленного преобразования социально значимой информации в новый правовой акт. Таким образом, несмотря на предлагаемое изменение названия, сущность и назначение юридической техники остаются неизменными.

Были предложения именовать юридическую технику техникой юриспруденции (С. С. Алексеев), существенно расширить ее содержание, включив в нее технику ведения юридических дел, например расследования преступлений, иных правонарушений, составления процедурных документов. Однако данное название также не прижилось.

Одним из важных является вопрос о видах юридической техники. Чаще всего в учебной литературе указывают на два вида юридической техники: правотворческую (законотворческую) и правоприменительную (правореализационную). Соответственно в первом из названных видов выделяют методы, средства, приемы и выражения воли законодателя, а во втором — выражение воли субъектов индивидуального акта. Однако в последнее время в качестве относительно самостоятельных видов выделяют интерпретационную технику, или технику толкования, и систематизаторе кую технику, т. е. технику систематизации и кодификации актов. Называют и другие виды юридической техники: договорную, контрольно-надзорную, правообеспечительную, отраслевую, процессуально-правовую и др. Но наибольшее признание получили четыре вида юридической техники, а именно: правотворческая, правоприменительная, интерпретационная, система-тизаторская. Рассмотрим подробнее каждый из этих видов.

Правотворческая техника включает следующее.

  • 1. Правила построения нормативных правовых актов. Они предполагают логическую последовательность изложения нормативного материала, в частности выделение общих предписаний (общая часть) и конкретных установлений (особенная часть). Важна также структуризация материала по разделам, главам, статьям, параграфам, пунктам, подпунктам, частям. При этом недопустимы противоречия между содержанием различных частей и разделов акта. Крупные акты должны иметь вводную часть (преамбулу). Она необходима, например, при кардинальном изменении правового регулирования общественных отношений.
  • 2. Правила оформления актов. Каждый акт должен иметь название, указание на издавший его орган, дату и место его принятия, подпись соответствующего должностного лица, регистрационный номер, печать.
  • 3. Средства и приемы формулирования норм права и иных нормативных предписаний. К ним относятся терминологическая строгость, единство и стабильность используемых терминов, адекватное выражение в терминах воли законодателя, общепризнанность терминов и юридических понятий и т. д.

Различают термины: а) общеупотребительные, которые обозначают принятые в литературном языке категории — «жилое помещение», «родители и дети», «семья», «родственники» и др.; б) специально-юридические, используемые для обозначения юридических понятий, — «обязательная доля», «истец», «ответчик», «правосубъектность» и проч.;

в) специальные неюридические, или специально-технические, применяемые в биологии, медицине, строительстве и т. п.

Средствами формулирования правовых норм являются также юридические конструкции — построение нормативного материала по типу связи между его элементами. Типичной юридической конструкцией служит юридический состав правонарушения.

К средствам формулирования правовых норм относят правовые дефиниции, классификации, оговорки, примечания, отсылки, а также правовые символы, которые рассчитаны на эмоциональное восприятие определенных материальных предметов, имеющих юридическое значение, например герб, флаг, гимн государства, мантия судьи.

С точки зрения юридической техники норма права должна содержать все ее структурные элементы — гипотезу, диспозицию, санкцию. Это делает норму права ясной, точной, однозначной для ее применения.

  • 4. Язык и стиль нормативного правового акта. Они во многом определяют эффективность правового регулирования. Главные требования к языку и стилю нормативных правовых актов состоят в следующем:
    • а) краткость, концентрированность, однозначность и доступность для понимания юридического языка;
    • б) необходимость избегать метафор, аллегорий, архаизмов, жаргонных слов, а по возможности — заимствований иностранных слов. Допускается использовать только полностью освоенные иностранные слова, например конвенция, декларация, кредит, референдум;
    • в) формулирование норм посредством долженствующе-предписы-вающего и констатирующе-предписывающего способов, поскольку нормативным правовым актам присущи директивность и официальность стиля. Чем четче слова соотносятся с предметами, явлениями, событиями социальной жизни, тем более понятен их смысл и обеспечено правильное восприятие юридических категорий и понятий.
  • 5. Правила опубликования нормативных правовых актов. К ним относятся источники опубликования, сроки, перевод с одного языка на другой. Последнее особенно важно для международных договоров и других соглашений, так как они не всегда имеют русский аутентичный текст. Между тем международные договоры играют ключевую роль в защите прав и свобод человека.

Данные правила включают также порядок вступления в юридическую силу нормативных актов, обратную силу законов, действие акта во времени, в пространстве, по кругу лиц и другие важные моменты.

Правоприменительная техника состоит:

а) из правил оформления и построения правоприменительных актов — протоколов, приговоров, других судебных решений и т. д. Каждый правоприменительный акт должен содержать такие атрибуты, как название, место, время его принятия, орган, от которого исходит юридический документ, субъекты, к которым он обращен, и иметь определенное юридическое содержание. По общему правилу язык и стиль правоприменительного акта не должны отличаться от языка и стиля нормативного правового акта.

Нередко используются унифицированные формы правоприменительных актов в виде утвержденных соответствующими органами бланков или типовых образцов (договоров, доверенностей, протоколов и др.);

б) способов легализации документов, т. е. придания им юридической силы. Среди этих способов наибольшее распространение получили нотариальное удостоверение и государственная регистрация. Например, сделки с недвижимостью требуют не только нотариального удостоверения, но и регистрации в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним. При этом момент возникновения, перехода и прекращения соответствующих прав определяется моментом регистрации. Придать легальный характер некоторым документам могут также органы записи актов гражданского состояния (загсы), архивы, органы юстиции. Предприятия, учреждения, организации обязаны свидетельствовать копии документов (дипломов, аттестатов и др.), представляемых гражданами в эти организации, если не предусмотрено их удостоверение в нотариальном порядке.

В отношении иностранных документов существуют такие способы легализации, как консульская легализация (удостоверение консулом соответствующего государства) путем проставления апостиля (специального штампа, удостоверяющего подлинность подписи, качества, в котором выступало лицо, подписавшее документ, или подлинность печати, скрепляющей документ) либо на условиях, предусмотренных международным договором между конкретными государствами;

  • в) способов разрешения коллизий в праве, преодоления пробелов;
  • г) способов процедурно-процессуального оформления юридической практики, в том числе следственной, оперативно-розыскной, судебной, арбитражной, надзорной.

Интерпретационная техника имеет целью с помощью определенных юридических средств и приемов уяснение и разъяснение правовых явлений, установление подлинности содержания и формы правовых понятий, предписаний, правовых актов и включает следующие компоненты.

  • 1. Общесоциальные, специально-юридические и технические средства толкования. К общесоциальным относятся части речи (существительные, прилагательные, глаголы, наречия и т. д.), слова и словосочетания, знаки препинания, разнообразные социальные нормы и др. Специально-юридические средства образуют юридические понятия, конструкции, правовые предписания, выработанные юридической наукой и практикой. Технические средства — это множительная техника, компьютеры и иные средства, широко используемые в интерпретационной практике и обеспечивающие единообразное понимание, объяснение и применение права.
  • 2. Способы (правила) толкования: грамматический, логический, историко-политический, системный, телеологический (целевой), функциональный и др.
  • 3. Объем толкования: буквальное (когда содержание юридической нормы и смысл предписания совпадают со словесным их выражением), ограничительное (когда содержание толкуемого предписания уже его текстуального выражения), расширительное, или распространительное (при котором действительное содержание предписания шире его словесного оформления).
  • 4. Виды (типы) толкования: официальное (всегда имеющее письменную форму и включенное в форму конкретного правового акта) и неофициальное (которое дается в виде совета, рекомендации и не обладает обязательной юридической силой).

Кроме того, официальное толкование подразделяется на такие подвиды, как нормативное (рассчитанное на многократное и непер-сонифицированное использование) и казуальное (которое дается по конкретному юридическому делу). В официальном нормативном толковании принято выделять аутентичное (авторское, которое дается органом, издавшим данный нормативный правовой акт) и делегированное (легальное, принадлежащее органу, наделенному соответствующей компетенцией толковать акты, принятые другими органами).

Неофициальное толкование подразделяется на обыденное (дается на уровне бытового представления о правовых явлениях и процессах), компетентное, или профессиональное (исходит от лиц, имеющих профессиональную юридическую подготовку), и доктринальное (например, научный комментарий к кодексу, составленный группой ученых или практических работников).

  • 5. Стадии интерпретационного процесса. Они зависят от конкретного процессуального режима. Различают относительно простой процессуальный режим (например, разъяснение заявителю отделом социальной защиты принятого решения) и сложный (характерный для интерпретационной деятельности Конституционного Суда РФ, конституционных и уставных судов субъектов РФ).
  • 6. Принципы интерпретационной деятельности. Их перечень разнообразен. К числу наиболее распространенных относятся принципы беспристрастности, обоснованности интерпретационных выводов, законности, научности, объективности, профессионализма, оперативности, стабильности и др. Все они взаимосвязаны и взаимодействуют. Их правильное использование обеспечивает эффективность интерпретационной деятельности.
  • 7. Оформление акта толкования. Речь идет в первую очередь об официальном толковании, поскольку оно требует соответствующей документальной формы и вызывает определенные юридические последствия. Интерпретационные акты относятся к категории подзаконных правовых актов, осуществляющих индивидуально-правовое регулирование общественных отношений.

Что касается конкретной формы, в которую облекается интерпретационный акт, то она зависит от вида толкования. Например, если речь идет об аутентичном толковании, то здесь возможна только форма нормативного правового акта соответствующего ранга. Так, толкование закона можно давать только в форме закона, если это аутентичное толкование, т. е. оно исходит от органа, принимавшего толкуемый закон.

Любой правовой акт требует определенных реквизитов, что придает ему распознаваемость и отграничивает его от других актов. Это относится и к интерпретационным актам.

Систематизаторская техника предназначена для упорядочения правовых актов разнообразных видов (нормативных, правоприменительных, интерпретационных и др.) в целях придания им определенной системы и устранения дефектов (пробелов, противоречий, дублирования и иных погрешностей).

В структуре данного вида юридической техники выделяются следующие компоненты.

1. Основания правосистематизирующей деятельности, т. е. фактические и юридические обстоятельства, обусловливающие необходимость упорядочения правовых актов по тем или иным критериям.

К фактическим основаниям относятся, во-первых, экономические, политические, социальные и иные обстоятельства, требующие реформирования действующего законодательства и иных преобразований нормативного материала; во-вторых, накопление большого объема правовых актов устаревших, противоречивых, пробельных, что затрудняет работу юридических учреждений и организаций.

Юридическим основанием служит издание компетентным органом или должностным лицом нормативного акта об организации и о проведении конкретной систематизаторской работы. Например, таков был Указ Президента РФ от 6 февраля 1995 г. № 94 «О подготовке к изданию Свода законов Российской Федерации» (ныне утратил силу).

  • 2. Планирование систематизаторской работы. В такого рода планы включаются цели и задачи систематизаторской работы, последовательность главных стадий (этапов) ее проведения, конкретные сроки для отдельных мероприятий, ответственные исполнители и др. Так, ряд отечественных юристов при намечавшихся подготовки и издании Свода законов Российской Федерации считали целесообразным предварительно принять закон, где были бы определены принципы формирования материалов Свода, его схема, а также разработать Государственную программу подготовки Свода, в которой сформулировать поручения отдельным организациям и учреждениям и решить иные вопросы организационно-технического и материально-финансового характера.
  • 3. Учет, консолидация, инкорпорация и кодификация нормативных правовых актов. Три последние формы носят правотворческий характер.

Различают журнальный, картотечный и автоматизированный учет нормативных и иных правовых актов. В последние годы используется главным образом автоматизированный учет.

Консолидация представляет собой укрупнение множества правовых актов по одному и тому же вопросу в новый единый акт. Инкорпорация — это объединение актов в хронологическом, предметном и ином порядке без изменения содержания этих актов. Примером хронологической официальной инкорпорации может служить «Собрание законодательства Российской Федерации».

Кодификация чаше всего характеризуется как особая содержательная форма упорядочения нормативного правового материала. Вместе с тем отдельные ученые полагают, что это разновидность правотворчества. Существует позиция, согласно которой, кодификация относится к смешанным формам, т. е. ей присущи черты и правотворчества, и официальной правосистематизаторской деятельности.

  • 4. Правосистематизирующие действия и операции, осуществляемые по стадиям. Они совершаются в определенной последовательности и включают:
    • а) принятие уполномоченным субъектом решения о проведении работы по систематизации нормативного материала;
    • б) выбор объектов и участников данной работы;
    • в) определение критериев и форм систематизации;
    • г) анализ массива действующих правовых актов;
    • д) отмену устаревших и недействующих актов или их частей, норм, предписаний;
    • е) приведение в систему действующих актов и утверждение результатов систематизации;
    • ж) опубликование новых актов.
  • 5. Принципы систематизаторской деятельности. К ним относятся принципы научности, законности, профессионализма, доступности, гласности, целесообразности, ответственности и др. Так, принцип научности предполагает обязательное включение в систематизатор-скую работу ученых-юристов, научных коллективов, использование результатов научных исследований и т. д. Принцип профессионализма означает, что этой работой должны заниматься специалисты, имеющие соответствующие знания и умения, обладающие, к примеру, правотворческим мастерством.

Таким образом, это те же принципы, которые присущи любой правотворческой работе, поскольку формы систематизации действующего законодательства и других актов правового характера, как указывалось выше, обладают правотворческой природой. Следовательно, данный вид юридической работы требует высокого профессионализма и ресурсообеспечения. Кроме того, систематизаторская деятельность служит предпосылкой укрепления законности и правопорядка в обществе, а также имеет направленностью прогрессивное развитие правовой системы в целом.

В юридической технике принято выделять в качестве самостоятельной части технико-правовые категории: правовые аксиомы, презумпции, юридические фикции и преюдиции.

Правовая аксиома — это положение, принимаемое в юридической науке и практике без доказательств в силу его очевидности, убедительности и истинности, т. е. бесспорное положение: «закон обратной силы не имеет», «субъективному праву всегда соответствует юридическая обязанность», «никто не может быть судьей в собственном деле», «из двух актов по одному и тому же вопросу действует акт, принятый вышестоящим органом, и акт, принятый позже, чем предыдущий».

Правовая презумпция представляет собой предположение о наличии и (или) об отсутствии определенных фактов, основанное на связи между предполагаемыми фактами и фактами наличными и подтвержденное предшествующим опытом.

Презумпции всегда носят предположительный характер. Это предположение не достоверное, но вероятное. Наиболее распространенными презумпциями являются презумпция невиновности (закреплена в ст. 49 Конституции РФ), презумпция знания закона (если он официально опубликован), презумпция истинности действующего нормативного правового акта и др.

Выделяют два вида презумпций: общеправовые и отраслевые. К общеправовым презумпциям относятся те, которые приняты во всех или многих отраслях права и фактически стали правовыми принципами. Кроме перечисленных, их образуют презумпция добропорядочности гражданина, презумпция правосубъектности вступающих в правоотношения физических и юридических лиц и т. д. Отраслевые презумпции, как правило, не достигают уровня презумпций-принципов и имеют отраслевую принадлежность. Это, например, презумпция равных долей имущества супругов, нажитого в браке (в семейном праве); презумпция отказа истца от своих требований при повторной неявке в суд без уважительных причин (в гражданском процессе).

Презумпции действуют до тех пор, пока они не будут опровергнуты, например презумпция невиновности. Но существуют неопровержимые презумпции, например презумпция непонимания несовершеннолетним (до 14 лет) общественной опасности своего деяния, если даже в силу раннего развития подросток мог сознавать общественную опасность совершенного им преступления. Однако УК РФ исходит из презумпции неосознания до 14 лет характера совершенного деяния.

Юридические фикции — это несуществующее положение, однако признаваемое законодательством в качестве существующего (истинного) и ставшее в силу такого признания общеобязательным.

Фикции широко применяются в действующем законодательстве. Так, согласно п. 3 ст. 21 ГК РФ днем смерти гражданина, объявленного судом умершим, считается день вступления в законную силу соответствующего решения суда. В п. 2 ст. 18 ГК РФ установлено время начала безвестного отсутствия лица. Это тоже юридическая фикция, так как человек мог исчезнуть значительно раньше или позже. В уголовном праве юридической фикцией является положение о снятии судимости, если она погашена в установленном законом порядке. К фикциям можно отнести и освобождение от уголовной ответственности при деятельном раскаянии лица, хотя преступление им совершено.

Юридические фикции как прием юридической техники представляют собой конструирование условной реальности, которая охраняется законом, закрепляется в нормативном правовом акте и является обязательным предписанием. Юридические фикции позволяют внести определенность в правовые отношения, так как с этими фактами связаны возникновение и прекращение правоотношений.

Преюдиции (лат. «отношение к предыдущему судебному решению») означают обязательность для всех судов, государственных органов, учреждений, организаций принять без проверки и доказательств факты, ранее установленные вступившим в законную силу судебным решением или приговором суда.

Так, если судебным решением, вступившим в законную силу, установлена ответственность владельца источника повышенной опасности за причиненный вред, то в случае предъявления регрессного (встречного) иска владельцем этого источника к непосредственному причинителю вреда (например, при пользовании автомашиной по доверенности) факты, установленные в первом судебном процессе, имеют преюдициальное значение, т. е. не подлежат оспариванию. Другой пример: осуждение лица за хищение имущества может служить основанием для судебного решения по гражданскому иску о возмещении ущерба, причиненного данным хищением.

В УПК РФ преюдиция характеризуется как обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором, которые признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки, если эти обстоятельства не вызывают сомнений у суда. При этом такой приговор не может предрешать виновность лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле (ст. 90).

Таким образом, факты и правоотношения, установленные вступившим в законную силу решением или приговором суда, не могут оспариваться в другом процессе. При вступлении в законную силу решения стороны данного процесса и другие лица, участвовавшие в процессе, не могут вновь заявлять в суд те же исковые требования и на том же основании.

Данное правило действует только в отношении участвовавших в процессе сторон. Если же третьи лица имеют самостоятельные требования и по уважительным причинам не вступили в процесс, то в отношении этих лиц предыдущий судебный процесс не имеет преюдициального значения. Иначе говоря, третьи лица могут оспаривать факты, установленные предыдущим решением суда, в заседании которого они не участвовали.

Но преюдициальность может вообще отпасть при пересмотре вступившего в законную силу решения по вновь открывшимся обстоятельствам.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >