Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Право arrow Конкурентное право

Недобросовестная конкуренция в сфере интеллектуальной собственности

К актам недобросовестной конкуренции в сфере интеллектуальной собственности Федеральный закон «О защите конкуренции» относит:

  • — продажу, обмен или иное введение в оборот товара, если при этом незаконно использовались исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации юридического лица, средства индивидуализации товаров, работ или услуг;
  • — недобросовестное приобретение и использование исключительных прав на средства индивидуализации юридического лица, средства индивидуализации товаров, работ или услуг.

Рассматривая указанные формы недобросовестной конкуренции, необходимо прежде всего изучить содержание понятия «интеллектуальная собственность».

А. П. Сергеев определяет интеллектуальную собственность как «совокупность исключительных прав как личного, так и имущественного характера на результаты интеллектуальном и в первую очередь творческой деятельности, а также на некоторые иные приравненные к ним объекты, конкретный перечень которых устанавливается законодательством соответствующей страны с учетом принятых ею международных обязательств»1.

Таким образом, интеллектуальная собственность включает определенный объем прав, состоящих из прав исключительных, имеющих имущественный характер, а в некоторых случаях и личных неимущественных и иных прав, объектами которых могут являться результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации.

При этом интеллектуальные права не зависят от права собственности на материальный носитель (вещь), в котором выражен результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации. Следовательно, по общему правилу переход права собственности на вещь не влечет переход или предоставление интеллектуальных прав на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации, выраженные в этой вещи.

Перечень объектов интеллектуальной собственности дан в ст. 1225 ГК РФ и включает непосредственно результаты интеллектуальной деятельности (объекты авторских прав, изобретения, полезные модели, промышленные образцы и т. д.) и средства индивидуализации (товарные знаки, фирменные наименования, коммерческие обозначения, наименования мест происхождения товаров).

Различие между указанными объектами интеллектуальной собственности строится прежде всего на роли творческого труда их создателя. Необходимость творческого труда автора является обязательным условием предоставления правовой охраны результатам интеллектуальной деятельности, поскольку это и есть воплощение данного труда, а также гарантией защиты как имущественных, так и личных неимущественных прав на данные объекты интеллектуальной собственности, а именно прав авторства.

Средства индивидуализации, как отмечает В. В. Орлова, играют роль определенного рода обозначений, служащих обособлением «ин-дивидуативных однородных объектов (субъектов) из числа неиндивидуальных (индивидуализационно-неспособных)»[1] [2], в котором первостепенным является не интеллектуальный труд лица, создавшего данное обозначение, а различительная способность хозяйствующего субъекта и реализуемых им товаров, приобретаемая путем использования данного обозначения.

В этой различительной способности обозначения и известности на рынке, полученной хозяйствующим субъектом и производимыми им товарами в результате использования данных обозначений, как явлениях неразрывных и состоит ценность средств индивидуализации. Автору зачастую принадлежит лишь право на дизайн самого обозначения, если оно является комбинированным или изобразительным, либо на идею словесного обозначения при условии его фантазийно-сти. Однако никакой коммерческой ценностью данные обозначения не обладают, более того, они не могут быть признаны средствами индивидуализации, пока не начинают использоваться в гражданском обороте и не приобретают различительную способность, репутацию и известность применительно к индивидуализируемым ими объектам. В частности, это производится путем осуществления маркетинговой политики по продвижению соответствующих товаров или услуг, их рекламированию.

Необходимо отметить, что незаконное использование интеллектуальной собственности как проявление недобросовестной конкуренции чаще всего связано с использованием интеллектуальных прав, которые реализуются в промышленности или в так называемых объектах промышленной собственности. К ним следует отнести, в частности, изобретения, полезные модели и промышленные образцы, а также средства индивидуализации.

Пункт 4 ч. 1 ст. 14 Федерального закона «О защите конкуренции» признает недобросовестной конкуренцией продажу, обмен или иное введение в оборот товара, если при этом незаконно использовались результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации юридического лица, средства индивидуализации продукции, работ, услуг. Данная норма в отличие от положений законодательства РФ, посвященных правовой охране интеллектуальной собственности, устанавливает запрет на противоправное использование хозяйствующим субъектом в рамках осуществления предпринимательской деятельности по реализации товаров или оказанию услуг результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, правообладателем которых является его конкурент.

В то же время такие действия хозяйствующих субъектов, как публичное исполнение музыкальных и аудиовизуальных произведений без разрешения правообладателя либо организации по управлению авторскими правами на коллективной основе, невозможно квалифицировать как акт недобросовестной конкуренции в соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 14 Федерального закона «О защите конкуренции» в связи с отсутствием конкурентных отношений между указанными хозяйствующими субъектами и правообладателями (авторами музыкальных и аудиовизуальных произведений). Указанные действия могут быть квалифицированы лишь как нарушение авторских прав.

Критерии определения факта незаконности использования объектов промышленной собственности установлены частью четвертой ГК РФ (ст. 1358, 1474, 1484, 1519, 1539).

Следовательно, в целях применения п. 4 ч. 1 ст. 14 Федерального закона «О защите конкуренции» действия хозяйствующего субъекта должны не только противоречить положениям Гражданского кодекса РФ, но и содержать остальные признаки недобросовестной конкуренции, установленные в п. 9 ст. 4 Федерального закона «О защите конкуренции», а именно предоставление преимуществ в предпринимательской деятельности, причинение или способность к причинению ущерба хозяйствующему субъекту — конкуренту, являющемуся правообладателем результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, нанесение или способность к нанесению вреда его деловой репутации.

Следует также отметить, что положения п. 4 ч. 1 ст. 14 названного Закона в части средств индивидуализации могут корреспондировать положениям ст. 10ы$ Конвенции по охране промышленной собственности и содержащемуся в ней запрету на любые действия, способные каким бы то ни было способом вызвать смешение в отношении предприятия, продуктов или промышленной или торговой деятельности конкурента.

Таким образом, в этой части применение данной нормы указанного Закона направлено на недопущение совершения хозяйствующим субъектом действий в рамках конкурентных отношений на товарном рынке, выраженных в использовании коммерческой ценности и известности средств индивидуализации других хозяйствующих субъектов, производимых ими товаров или оказываемых услуг.

При этом необходимо отметить, что применение запрета, установленного п. 4 ч. 1 ст. 14 данного Закона, возможно, только если имеется факт незаконного использования результатов интеллектуальной деятельности (изобретений, полезных моделей, промышленных образцов) или средств индивидуализации, подлежащих правовой охране на территории РФ в силу их регистрации в порядке, установленном частью четвертой ГК РФ.

Часть 2 ст. 14 Федерального закона «О защите конкуренции» в качестве недобросовестной конкуренции рассматривает действия, связанные с приобретением и использованием исключительного права на средства индивидуализации юридического лица, средства индивидуализации продукции, работ или услуг.

Применение данного законодательного запрета предполагает наличие совокупности действий по приобретению и использованию исключительных прав на средство индивидуализации, а не одно из них. То есть названный запрет распространяется на совокупность действий хозяйствующего субъекта, которая включает недобросовестное приобретение исключительного права и его недобросовестное использование.

На данный факт было обращено внимание в п. 63 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 26 марта 2009 г. № 5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации».

Термин «приобретение исключительных прав на средства индивидуализации» понимается исходя из соответствующих положений Гражданского кодекса РФ. Так, приобретением исключительных прав на фирменное наименование согласно его ст. 1474 являются государственная регистрация юридического лица и указание фирменного наименования в его учредительных документах. Приобретением исключительных прав на товарный знак выступают его государственная регистрация и получение свидетельства (ст. 1477, 1480 ГК РФ), а также его приобретение по договору об отчуждении исключительных прав в силу ст. 1490 ГК РФ.

Под использованием исключительных прав на средства индивидуализации, исходя, в частности, из ст. 1483 ГК РФ, понимается в том числе их размещение на этикетках, упаковках товаров, в документации, в доменных именах, т. е. выполнение ими непосредственной задачи по отличию их обладателя и реализуемых им товаров (услуг) от других хозяйствующих субъектов и их товаров (услуг).

Вместе с тем из анализа правоприменительной практики следует, что для целей применения положений ч. 2 ст. 14 Федерального закона «О защите конкуренции» под недобросовестным приобретением исключительных прав на средства индивидуализации понимаются действия хозяйствующего субъекта, выразившиеся в приобретении исключительных прав на обозначение, которое до даты такого приобретения определенное время использовалось конкурентом в качестве средства индивидуализации своей деятельности, производимых и реализуемых товаров и приобрело определенную узнаваемость у потребителей. При этом в случае недобросовестного приобретения исключительных прав на товарный знак такое обозначение ранее не было зарегистрировано конкурентом в установленном порядке в качестве товарного знака, несмотря на его широкое использование в предпринимательской деятельности.

Использование исключительных прав на такие обозначения в целях недобросовестной конкуренции влечет возникновение вероятности или фактическое наступление последствий в виде смешения на рынке и введения в заблуждение в отношении производителя товара (услуги).

Под недобросовестным использованием в рассматриваемом контексте понимаются действия правообладателя товарного знака, прямо направленные на причинение убытков или нанесение ущерба деловой репутации конкурента, использовавшего данный знак задолго до подачи заявки на его регистрацию в целях индивидуализации товаров или услуг, однородным товарам или услугам, на которые распространяется правовая охрана данного товарного знака. То есть речь идет о создании препятствий со стороны правообладателя в использовании конкурентом такого обозначения.

Недобросовестное использования исключительного права может быть выражено в направлении писем, претензий, требований заключить лицензионный договор на право использования товарного знака, подаче искового заявления в арбитражный суд о прекращении незаконного использования товарного знака и выплате компенсации, направлении обращений в правоохранительные органы, осуществлении действий по включению данного товарного знака в таможенный реестр прав на интеллектуальную собственность и др.

Действия правообладателя, направленные на препятствование в использовании обозначения, тождественного или сходного до степени смешения с товарным знаком, могут причинить убытки такому хозяйствующему субъекту (например, осуществление таможенными органами действий по приостановлению выпуска товара данного хозяйствующего субъекта с размещенным на нем обозначением, тождественным или сходным до степени смешения с товарным знаком, включенным в таможенный реестр объектов интеллектуальной собственности) или нанести вред его деловой репутации (например, возбуждение в отношении него дела об административном правонарушении, судебного разбирательства, когда сведения об указанных фактах могут стать известными контрагентам и потребителям).

Таким образом, запрет на недобросовестную конкуренцию, выраженную в приобретении и использовании исключительных прав на средства индивидуализации, можно сопоставить с содержащимся в ст. 10 ГК РФ запретом на злоупотребление гражданскими правами, на их недобросовестное использование и использование в целях ограничения конкуренции.

Данный факт неоднократно подтвержден правоприменительной практикой и подчеркнут в том числе в п. 8 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 ноября 2008 г. № 127 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации».

Следует обратить внимание на еще один важный факт, связанный с установлением недобросовестной конкуренции, запрещенной ч. 2 ст. 14 Федерального закона «О защите конкуренции». Решение федерального антимонопольного органа о нарушении указанных положений Закона, касающихся приобретения и использования исключительного права на товарный знак, направляется заинтересованным лицом в федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности для признания недействительным предоставления правовой охраны товарному знаку.

Данная норма корреспондирует подп. 6 п. 2 ст. 1512 ГК РФ, который в качестве основания частичного или полного прекращения правовой охраны товарного знака предусматривает признание действий по его государственной регистрации в установленном порядке злоупотреблением правом или недобросовестной конкуренцией.

Под заинтересованным лицом в данном случае следует понимать хозяйствующий субъект, товарный знак которого был недобросовестно зарегистрирован и которому предоставлена легальная возможность восстановить свое нарушенное право путем обращения в Федеральную службу по интеллектуальной собственности с заявлением о прекращении правовой охраны товарного знака в установленном Гражданским кодексом РФ порядке и дальнейшей подаче собственной заявки для приобретения исключительных прав на него.

Необходимо также отметить, что прекращение правовой охраны товарного знака является соразмерной мерой гражданско-правовой ответственности хозяйствующего субъекта, совершившего такой акт недобросовестной конкуренции, наряду с применением мер административной ответственности за совершение таких действий, предусмотренных ч. 1 ст. 14.33 КоАП РФ.

  • [1] Сергеев А. П. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации. М„ 2005. С. 19.
  • [2] Орлова В. В. Средства индивидуализации в предпринимательской деятельности: теория и практика охраны фирменных наименований, товарных знаков и других коммерческих обозначений. М., 2006. С. 22.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >
 

Популярные страницы