Особенности антимонопольного законодательства государств — членов Единого экономического пространства

Важным аспектом эффективного антимонопольного регулирования в рамках ЕЭП, в том числе способствующего реализации обозначенных путей взаимодействия национальных антимонопольных органов, является гармонизация антимонопольного законодательства государств — членов ЕЭП.

В связи с этим следует выделить имеющиеся сходства и различия в антимонопольном законодательстве Российской Федерации, Республики Казахстан, Республики Беларусь.

Все государства — члены ЕЭП приняли специальные законы, посвященные защите конкуренции.

В Российской Федерации, как уже отмечалось выше, в качестве основополагающего действует Федеральный закон «О защите конкуренции», а также в части определения аффилированных лиц сохраняет силу Закон о конкуренции РСФСР.

В Республике Казахстан принят Закон от 25 декабря 2008 г. № 112-1У «О конкуренции».

В Республике Беларусь антимонопольное регулирование осуществляется в соответствии с Законом от 10 декабря 1992 г. № 2034-ХН «О противодействии монополистической деятельности и развитии конкуренции».

В Российской Федерации и Республике Казахстан созданы антимонопольные органы: ФАС и Агентство по защите конкуренции соответственно.

В Республике Беларусь самостоятельного антимонопольного органа не существует, а его полномочия осуществляет Департамент ценовой политики Министерства экономики.

Теперь рассмотрим сходства и различия в антимонопольном законодательстве государств — членов ЕЭП.

Среди общих черт законов о защите конкуренции всех трех государств — членов ЕЭП следует отметить следующие: установлен принцип экстерриториальности применения антимонопольного законодательства; дается сходное понятие хозяйствующего субъекта; содержатся запреты на злоупотребление доминирующим положением, антиконкурентные соглашения и недобросовестную конкуренцию; определяются основы государственного контроля сделок экономической концентрации.

При этом существуют некоторые различия как в основных понятиях, используемых в антимонопольном законодательстве, так и в содержании соответствующих правовых запретов.

В частности, в Законе Российской Федерации дано наиболее широкое понятие группы лиц. В Законе Республики Беларусь такое понятие отсутствует. В Законе Республики Казахстан понятие группы лиц сходно с аналогичным понятием, данным в Законе Российской Федерации, однако содержательно в первом случае признаков, по которым физические и (или) юридические лица могут входить в одну группу, значительно меньше.

Согласно ч. 1 ст. 7 Закона Республики Казахстан группой лиц является совокупность физических и (или) юридических лиц, применительно к которым выполняется одно из следующих условий:

  • — лицо имеет право прямо или косвенно (через третьих лиц) распоряжаться более чем 50% голосующих акций (долей участия в уставном капитале, паев) юридического лица;
  • — юридическое лицо или несколько аффилированных юридических лиц могут определять решения, принимаемые другим лицом, в том числе определять условия ведения этим лицом предпринимательской деятельности либо осуществлять полномочия органа его управления;
  • — физическое лицо, его супруг(а), близкие родственники могут определять решения, принимаемые другим лицом, в том числе определять условия ведения этим лицом предпринимательской деятельности либо осуществлять полномочия органа его управления;
  • — лица, каждое из которых по какому-либо предусмотренному данной статьей основанию входит в группу с одним и тем же лицом, а также другие лица, входящие с каждым из таких лиц в одну группу по какому-либо предусмотренному данной статьей основанию.

Законы республик Беларусь и Казахстан в отличие от Закона Российской Федерации не содержат определения таких терминов, как «признаки ограничения конкуренции», «дискриминационные условия», «соглашение», что, на наш взгляд, допускает в каждом конкретном случае возможность осуществлять толкование данных терминов национальным антимонопольным органом данных государств при пресечении соответствующих правонарушений.

Интересными представляются различные подходы в антимонопольном законодательстве государств — членов ЕЭП к правовому регулированию установления доминирующего положения хозяйствующих субъектов и пресечению действий, выраженных в злоупотреблении таким положением.

В законах Российской Федерации и Республики Казахстан критерии установления доминирующего положения хозяйствующего субъекта изложены достаточно детально, в том числе предусмотрена возможность установления коллективного доминирования хозяйствующих субъектов на товарном рынке.

Согласно ст. 12 Закона Республики Казахстан доминирующим или монопольным положением признается положение субъекта рынка или нескольких субъектов рынка на соответствующем товарном рынке, дающее субъекту рынка или нескольким субъектам рынка возможность контролировать соответствующий товарный рынок, в том числе оказывать значительное влияние на общие условия обращения товара. При этом доминирующим положением может быть признано положение хозяйствующего субъекта с долей на соответствующем товарном рынке, превышающей 35%.

С точки зрения установления коллективного доминирования следует напомнить, что Закон Российской Федерации предусматривает случаи, когда доминирование устанавливается в отношении не более трех хозяйствующих субъектов с совокупной рыночной долей, превышающей 50%, в отношении не более пяти хозяйствующих субъектов с совокупной рыночной долей, превышающей 70%. При этом доля каждого из хозяйствующих субъектов должна быть больше долей других хозяйствующих субъектов на соответствующем товарном рынке и составлять более 8%.

В Республике Казахстан коллективное доминирование может быть установлено либо в отношении не более трех хозяйствующих субъектов с совокупной рыночной долей, составляющей 50% и более, либо в отношении не более четырех хозяйствующих субъектов с совокупной рыночной долей, превышающей 75%. При этом минимальная доля каждого из таких хозяйствующих субъектов должна превышать 15%.

Также в качестве особенности следует выделить имеющееся в Законе Республики Казахстан определение монопсонического положения хозяйствующего субъекта, т. е. положения хозяйствующего субъекта, занимающего доминирующее или монопольное положение в качестве покупателя, доля которого на соответствующем товарном рынке составляет 70% и более.

Законом Республики Беларусь доминирующее положение на товарном рынке определяется как исключительное положение хозяйствующего субъекта или нескольких хозяйствующих субъектов на рынке товара, не имеющего заменителей, либо взаимозаменяемых товаров (далее — рынок определенного товара), дающее ему (им) возможность оказывать решающее влияние на общие условия обращения товара на соответствующем товарном рынке или затруднять доступ на товарный рынок другим хозяйствующим субъектам.

При этом определение долей хозяйствующего субъекта и иных важных критериев, необходимых для установления доминирующего положения, отнесено к предмету регулирования подзаконных актов.

Таким актом является Инструкция, утвержденная постановлением Министерства экономики Республики Беларусь от 17 октября 2002 г. № 229.

Инструкцией устанавливается, что для производителей товаров народного потребления доля доминирования одного хозяйствующего субъекта — 30%, двух — 54, трех — 78, четырех субъектов — 95%.

Для производителей товаров производственно-технического назначения доля доминирования одного хозяйствующего субъекта — 45%, двух — 67, трех — 86, четырех субъектов — 100%.

Виды действий, признаваемых антимонопольным законодательством государств — членов ЕЭП злоупотреблением доминирующим положением, являются сходными. Однако по сравнению с Законом Российской Федерации законы республик Казахстан и Беларусь имеют ряд особенностей.

Так, Закон Республики Казахстан среди видов действий, признаваемых злоупотреблением доминирующим положением, выделяет:

  • — установление ограничений на перепродажу купленных у хозяйствующего субъекта, занимающего доминирующее положение, товаров по территориальному признаку, кругу покупателей, условиям покупки, а также по количеству, цене;
  • — обусловливание поставки товаров путем принятия ограничений при покупке товаров, произведенных либо реализуемых конкурентами;
  • — обусловливание либо навязывание заключения соглашения путем принятия субъектом рынка или потребителем дополнительных обязательств, которые по своему содержанию или согласно обычаям делового оборота не касаются предмета этих соглашений.

Таким образом, в Законе Республики Казахстан наиболее детально регламентированы те виды злоупотреблений, которые связаны с навязыванием невыгодных условий потенциальному контрагенту. При этом в первом случае указанные условия имеют сходство с условиями «вертикальных» соглашений.

В Республике Беларусь в качестве злоупотребления доминирующим положением запрещается и признается в установленном порядке неправомерной деятельность (действия или бездействие) хозяйствующего субъекта, занимающего доминирующее положение на товарном рынке, в том числе совместно с другими хозяйствующими субъектами, если эта деятельность имеет или может иметь результатом ограничение конкуренции либо причинение вреда правам, свободам и законным интересам других хозяйствующих субъектов или потребителей посредством:

  • — заключения соглашений, которые ограничивают свободу участников этих соглашений в определении цены и (или) условий предоставления (поставок) товаров в договорах с третьими лицами, а также навязывания таких условий или отказа от заключения договоров по причине отказа принятия возможным контрагентом названных условий;
  • — заключения соглашений, влекущих ограничение или установление контроля над производством, рынками сбыта товаров или развитием технического прогресса.

Следует сопоставить имеющиеся в национальном антимонопольном законодательстве государств — членов ЕЭП подходы к квалификации антиконкурентных соглашений.

В Законе Республики Казахстан с определенной степенью сходства с Законом Российской Федерации установлены прямые запреты (per se) на некоторые условия «горизонтальных» и «вертикальных» соглашений.

При этом согласно ч. 1 ст. 10 Закона Республики Казахстан запрещаются «горизонтальные» соглашения между хозяйствующими субъектами, которые ущемляют законные права потребителей и могут привести к установлению, повышению и поддержанию цен, в том числе на торгах, к разделу товарного рынка, сокращению или прекращению производства товара, отказу в заключении договора.

Запрещены «вертикальные» соглашения, устанавливающие цену перепродажи товара (кроме максимальной цены), а также обязательство покупателя не продавать товары конкурентов продавца.

При этом в Законе Республики Казахстан так же, как в Законе Российской Федерации, установлено правило de minimis в отношении «вертикальных» соглашений, в соответствии с которым такие соглашения признаются допустимыми, если доля продавца и покупателя на каждом товарном рынке, на котором вводится в оборот товар, являющийся предметом соглашения, не превышает 20%.

Также в Законе Республики Казахстан установлен запрет на иные соглашения, заключенные в любой форме и приводящие или способные привести к ограничению конкуренции.

Закон Республики Беларусь содержит одну статью, запрещающую и соглашения, и согласованные действия. Так, согласно его ч. 1 ст. 6 запрещаются и в установленном порядке признаются недействительными вступление в объединения и их создание (существование), заключение и осуществление в любой форме соглашений (согласованных действий) между хозяйствующими субъектами, договоренность осуществлять или осуществление других видов координированной деятельности, если это имеет целью или результатом (может иметь результатом):

  • — раздел товарного рынка по территориальному принципу; видам, объемам сделок; видам, объемам товаров и их ценам; кругу потребителей;
  • — исключение или ограничение доступа на товарный рынок других хозяйствующих субъектов;
  • — необоснованное (искусственное) повышение, снижение или поддержание цен, в том числе на аукционах и торгах;
  • — необоснованное ограничение производства товаров, а также подконтрольность реализации товаров на товарном рынке;
  • — осуществление операций с ценными бумагами, кредитными ресурсами, в том числе с иностранной валютой, целью или результатом которых являются достижение, сохранение или усиление доминирующего положения на товарных рынках;
  • — отказ от заключения договоров с определенными продавцами или покупателями (заказчиками);
  • — иные последствия, которые устраняют или могут ограничивать конкуренцию, препятствуют ее установлению или развитию (могут повлечь устранение, ограничение конкуренции или воспрепятствовать ее установлению или развитию).

Следует отметить, что Закон Республики Беларусь в отношении «вертикальных» соглашений содержит общий запрет, согласно которому подлежат запрету соглашения хозяйствующих субъектов, один из которых занимает доминирующее положение на товарном рынке, а другой является его контрагентом, если такие соглашения имеют либо могут иметь результатом устранение, ограничение конкуренции или воспрепятствование ее установлению или развитию.

Таким образом, Закон Республики Беларусь не содержит отдельных запретов на заключение «горизонтальных» соглашений, в частности картелей, координацию экономической деятельности, не устанавливает критерии разграничения понятий «соглашение» и «согласованные действия», не содержит прямых запретов на ограничительные условия «вертикальных» соглашений, в том числе выраженных в установлении цены перепродажи товара, а также признает допустимыми любые «вертикальные» соглашения, если продавец не занимает доминирующее положение.

В связи с этим необходимо указать, что в отличие от Закона Республики Беларусь законы Российской Федерации и Республики Казахстан разграничивают понятия «согласованные действия» и «соглашения», используя сходные критерии.

Сходства антимонопольного законодательства государств — членов ЕЭП проявляются и в отношении запрета на недобросовестную конкуренцию.

Определенным достоинством законов Республики Казахстан и Республики Беларусь является наличие отдельной главы, посвященной пресечению недобросовестной конкуренции.

В качестве же отличий следует назвать подходы к определению недобросовестной конкуренции, несмотря на наличие сходных черт в целом.

Например, в соответствии с Законом Республики Казахстан недобросовестной конкуренцией являются любые действия в конкуренции, направленные на достижение или предоставление неправомерных преимуществ, а также нарушающие законные права потребителей.

Значительно большую степень сходства имеют определения недобросовестной конкуренции, установленные в законах Российской Федерации и Республики Беларусь.

В частности, согласно Закону Республики Беларусь недобросовестной конкуренцией признаются любые направленные на приобретение преимуществ в предпринимательской деятельности действия хозяйствующих субъектов, которые противоречат Закону о конкуренции Республики Беларусь, требованиям добросовестности и разумности и могут причинить или причинили убытки другим хозяйствующим субъектам — конкурентам либо нанести ущерб их деловой репутации.

В качестве отличия можно выделить также перечни видов недобросовестной конкуренции, подлежащих запрету.

Законом Республики Казахстан среди видов недобросовестной конкуренции в том числе выделяются:

  • — неправомерное использование товарных знаков, упаковки;
  • — неправомерное использование товара другого производителя;
  • — копирование внешнего вида изделия;
  • — дискредитация субъекта рынка;
  • — заведомо ложная, недобросовестная и недостоверная реклама;
  • — реализация (приобретение) товара с принудительным ассортиментом;
  • — призыв к бойкоту продавца (поставщика);
  • — призыв к дискриминации покупателя (поставщика);
  • — призыв субъекта рынка к разрыву договора с конкурентом;
  • — подкуп работника продавца (поставщика);
  • — подкуп работника покупателя;
  • — неправомерное использование информации, составляющей коммерческую тайну;
  • — реализация товара с предоставлением потребителю недостоверной информации в отношении характера, способа и места производства, потребительских свойств, качества и количества товара и (или) его производителей.

В Законе Республики Беларусь также указаны виды недобросовестной конкуренции, которые в Законе Российской Федерации не имеют прямого запрета либо детальной регламентации.

Так, недобросовестной конкуренцией признаются:

  • — призывы, обращения к другим хозяйствующим субъектам, иные действия или угроза действием со стороны хозяйствующего субъекта непосредственно или через других лиц в целях бойкотирования или препятствования предпринимательской деятельности конкурента, действующего на данном рынке или стремящегося в него вступить;
  • — действия хозяйствующего субъекта непосредственно или через других лиц, направленные на препятствование формированию деловых связей конкурента, на их нарушение или расторжение, в том числе в целях вступления в деловые отношения с его деловым партнером;
  • — действия хозяйствующего субъекта непосредственно или через других лиц, направленные на внутреннюю дезорганизацию предпринимательской деятельности конкурента и (или) его делового партнера, в том числе на получение, использование, разглашение, склонение к разглашению информации, составляющей коммерческую тайну конкурента, без его согласия либо предоставление работникам конкурента различных имущественных и иных благ в целях склонения этих работников к невыполнению трудовых обязанностей или переходу на предполагающую такие блага работу.

Антимонопольным законодательством государств — членов ЕЭП также установлены сходные запреты на ограничивающие конкуренцию действия органов власти, к полномочиям антимонопольных органов отнесен контроль за предоставлением государственных и муниципальных преференций.

Важной особенностью Закона Республики Казахстан является наделение антимонопольного органа полномочиями по контролю за созданием государственных предприятий, юридических лиц, более 50% акций (долей) которых принадлежат государству, и аффилированных с ними лиц, которые будут осуществлять деятельность на территории Республики Казахстан, за исключением случаев, когда такое создание прямо предусмотрено законами Республики Казахстан, путем предоставления предварительного согласия на это создание. Создание таких предприятий согласно Закону Республики Казахстан возможно, только если оно обусловлено наличием общественной потребности в производстве товаров в тех сферах общественного производства, в которых отсутствует либо недостаточно развита конкуренция.

Предметом государственного контроля за экономической концентрацией согласно антимонопольному законодательству государств — членов ЕЭП являются действия по созданию и реорганизации юридических лиц, а также сделки по приобретению активов юридических лиц (в том числе акций, долей, основных производственных средств). При этом контроль может быть как предварительным (ex ante), требующим подачи ходатайств в антимонопольный орган, так и последующим (ex post).

Если в законах Российской Федерации и Республики Казахстан критерии, определяющие необходимость согласования сделки (действий) с антимонопольным органом («пороговые значения») определены прямо и включают, в частности, величины активов участников сделок (действий) и их групп лиц, то в Законе Республики Беларусь такие критерии не установлены, за исключением указания на необходимость согласования сделок, которые могут привести к образованию или усилению доминирующего положения.

Например, в соответствии с Законом Республики Беларусь согласования с антимонопольным органом потребует сделка хозяйствующего субъекта, охватывающего более 30% рынка определенного товара, по приобретению акций другого хозяйствующего субъекта, совершающего операции на товарном рынке с аналогичным товаром, независимо от того, какое количество и каких акций планируется приобрести.

Важно отметить, что законы Российской Федерации и Республики Казахстан предусматривают отсутствие необходимости предварительного согласования сделок, заключаемых в рамках одной группы лиц. Между тем в Законе Российской Федерации сделки внутри одной группы лиц не требуют согласования только в случае их осуществления между основным и дочерним обществом (прямой контроль) либо между дочерними обществами, находящимися под общим контролем одного лица. Сделка не потребует предварительного согласования в случае представления антимонопольному органу сведений о составе группы лиц в установленном порядке. В соответствии с Законом Республики Казахстан сделки внутри одной группы лиц не рассматриваются как сделки по экономической концентрации и не требуют предварительного согласования и последующего уведомления антимонопольного органа.

В антимонопольном законодательстве государств — членов ЕЭП выделяются разные подходы к установлению и пресечению нарушений.

Российский Федеральный закон «О защите конкуренции» предусматривает проведение антимонопольным органом плановых и внеплановых проверок, выдачу предостережений и предупреждений, возбуждение и рассмотрение дел о нарушении антимонопольного законодательства комиссиями антимонопольного органа, принятие ими решений и выдачу предписаний.

Выявление нарушений антимонопольного законодательства в соответствии с Законом Республики Казахстан осуществляется путем проведения антимонопольным органом расследований. Расследование нарушений антимонопольного законодательства проводится в срок, не превышающий двух месяцев со дня издания приказа о проведении расследования нарушений антимонопольного законодательства. Срок расследования дела может быть продлен антимонопольным органом, но не более чем на два месяца.

При этом заявитель, лицо, в отношении которого проводится расследование, обладают всеми процессуальными правами, аналогичными правам лиц, участвующих в деле, которые установлены Законом Российской Федерации.

По результатам расследования нарушений антимонопольного законодательства должностное лицо антимонопольного органа готовит заключение, на основании которого антимонопольный орган принимает соответствующее (соответствующие) решение (решения):

  • — о прекращении расследования нарушения антимонопольного законодательства;
  • — возбуждении дела об административном правонарушении; о вынесении предписания об устранении нарушений антимонопольного законодательства;
  • — передаче материалов в правоохранительные органы для возбуждения уголовного дела.

Таким образом, расследование включает возможность проведения выездных проверок хозяйствующих субъектов, истребования документов и сведений, но не предусматривает коллегиального рассмотрения дела по аналогии с Законом Российской Федерации.

Регламентация процедуры пресечения нарушений антимонопольного законодательства в Законе Республики Беларусь отсутствует и осуществляется в соответствии с подзаконными актами.

В частности, согласно Инструкции о применении мер, направленных на устранение нарушений антимонопольного законодательства, утвержденной постановлением Министерства экономики Республики Беларусь от 17 апреля 2006 г. № 60, а также Инструкции по рассмотрению заявлений о нарушении антимонопольного законодательства в части осуществления недобросовестной конкуренции, утвержденной постановлением Министерства экономики Республики Беларусь от 17 апреля 2006 г. № 61, установление обстоятельств совершенного нарушения, сбор доказательств осуществляются антимонопольным органом в ходе рассмотрения заявления. Срок рассмотрения заявления — один месяц. Он может быть продлен на два месяца.

Решения по нарушениям антимонопольного законодательства принимаются руководителем антимонопольного органа, за исключением вопросов недобросовестной конкуренции.

Если в период рассмотрения заявления хозяйствующий субъект, в отношении которого оно подано, прекратит противоправные действия и устранит их последствия, то рассмотрение заявления прекращается.

Решение о признании факта недобросовестной конкуренции принимается коллегией антимонопольного органа на основании пояснительной записки, содержащей обоснование для принятия решения.

Решение оформляется протоколом и в течение пяти рабочих дней направляется заявителю и лицу, в отношении которого оно вынесено. Решение является основанием для принятия антимонопольным органом мер по устранению нарушения антимонопольного законодательства.

Законодательством всех государств — членов ЕЭП предусмотрена ответственность за совершение нарушений антимонопольного законодательства, в том числе предусмотрено наложение «оборотных» штрафов (штрафов в процентном соотношении к выручке). Учитывая рассмотренную ранее тематику ответственности, предусмотренной отечественным законодательством, приведем некоторые иные положения законодательства государств — членов ЕЭП.

Так, например, согласно ст. 147 Кодекса Республики Казахстан об административных правонарушениях антиконкурентные соглашения субъектов рынка, запрещенные законодательным актом Республики Казахстан в области защиты конкуренции и ограничения монополистической деятельности, если эти действия не содержат признаков уголовно наказуемого деяния, влекут наложение штрафа на должностных лиц, индивидуальных предпринимателей в размере 150 месячных расчетных показателей, на юридических лиц, являющихся субъектами малого или среднего предпринимательства, — в размере пяти таких показателей.

Юридические лица, являющиеся субъектами крупного предпринимательства, за данные нарушения антимонопольного законодательства подлежат привлечению к ответственности в виде штрафа в размере 10% от дохода (выручки), полученного в результате осуществления монополистической деятельности, с конфискацией монопольного дохода, полученного в результате осуществления монополистической деятельности не более чем за один год, или без таковой.

Аналогичная концепция предусмотрена для нарушений антимонопольного законодательства, выраженных в злоупотреблении доминирующим положением.

Таким образом, особенностью ответственности за нарушения антимонопольного законодательства в Республике Казахстан является то, что применение «оборотного» штрафа возможно не ко всем видам юридических лиц, а лишь к крупнейшим хозяйствующим субъектам (по обороту компании и по численности сотрудников).

«Оборотные» штрафы за совершение недобросовестной конкуренции законодательством Республики Казахстан не предусмотрены. Нарушение антимонопольного законодательства органами власти предусматривает наложение штрафа на виновных должностных лиц без возможности их дисквалификации.

Второй важной особенностью является то, что антимонопольный орган в Республике Казахстан самостоятельно не вправе привлекать хозяйствующие субъекты к административной ответственности. Такое решение принимается судом.

Ответственность за нарушения антимонопольного законодательства в Республике Беларусь определена ст. 11.24—11.26 Кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях, нормами Указа Президента Республики Беларусь от 27 февраля 2012 г. № 114 «О некоторых мерах по усилению государственного антимонопольного регулирования и контроля».

В частности, заключение и исполнение индивидуальными предпринимателями или должностными лицами юридических лиц соглашений о разделе рынков, об устранении с рынков конкурентов и об иных условиях, существенно ограничивающих конкуренцию, либо совершение иных действий, направленных на ущемление законных интересов лиц, ведущих аналогичную деятельность в соответствии с

Кодексом Республики Беларусь об административных правонарушениях, влекут наложение штрафа в размере от 20 до 50 базовых величин (оплаты труда) или лишение права заниматься определенной деятельностью.

Вместе с тем Указом Президента Республики Беларусь от 27 февраля 2012 г. № 114 административная ответственность за совершенные нарушения антимонопольного законодательства была значительно расширена.

В частности, данным Указом предусмотрено, что совершение юридическим лицом или индивидуальным предпринимателем, занимающим доминирующее положение на товарном рынке, деяния, являющегося в соответствии с антимонопольным законодательством злоупотреблением доминирующим положением, влечет наложение штрафа на должностное лицо в размере от 20 до 100 базовых величин, на индивидуального предпринимателя — от 100 до 200 базовых величин, на юридическое лицо — до 10% суммы выручки от реализации товара (работы, услуги), на рынке которого совершено правонарушение, за календарный год, предшествующий году, в котором было выявлено административное правонарушение, либо за предшествующую дате выявления административного правонарушения часть календарного года, в котором было выявлено административное правонарушение, если правонарушитель не осуществлял деятельность по реализации данного товара (работы, услуги) в предшествующем календарном году, но не менее 500 базовых величин.

Привлечение юридических и физических лиц к административной ответственности за совершение нарушений антимонопольного законодательства в Республике Беларусь осуществляется исключительно судом.

Кроме Российской Федерации, из государств — членов ЕЭП только Республика Казахстан предусматривает в своем законодательстве уголовную ответственность за некоторые виды нарушений антимонопольного законодательства. В частности, в ст. 190 Уголовного кодекса Республики Казахстан установлена уголовная ответственность за монополистическую деятельность, а именно за установление и (или) поддержание хозяйствующими субъектами монопольно высоких (низких) или согласованных цен, установление ограничений на перепродажу купленных у субъекта рынка, занимающего доминирующее или монопольное положение, товаров (работ, услуг) по территориальному признаку, кругу покупателей, условиям покупки, количеству либо цене, раздел товарных рынков по территориальному признаку, ассортименту товаров (работ, услуг), объему их реализации или приобретения, по кругу продавцов или покупателей, а также иные деяния, направленные на ограничение конкуренции, если они причинили крупный (особо крупный) ущерб гражданину, организации или государству либо сопряжены с извлечением субъектом рынка дохода в крупном (особо крупном) размере.

В зависимости от размера ущерба и дохода наказание может быть применено в виде штрафа, ограничения свободы, лишения свободы и дисквалификации.

Из буквального толкования приведенной нормы можно сделать вывод: законодательство Республики Казахстан предусматривает уголовную ответственность за любые нарушения антимонопольного законодательства, которые направлены на ограничение конкуренции.

Учитывая изложенное, приведенное сравнение антимонопольного законодательства государств — членов ЕЭП демонстрирует как сходства, так и различия в квалификации соответствующих нарушений, порядке их выявления и пресечения, привлечении виновных лиц к ответственности.

Вместе с тем Соглашением о единых принципах и правилах конкуренции была поставлена задача по гармонизации законодательства, которая выполняется последовательно с учетом специфики каждой из национальных юрисдикций.

Безусловно, утверждение Высшим Евразийским экономическим советом Модельного закона «О конкуренции», аккумулировавшего лучшие практики в антимонопольном регулировании всех государств — членов ЕЭП, впитавшего нормы, которые только сейчас планируется интегрировать в национальное антимонопольное законодательство, подробно регламентировавшего все базовые нормы, наличие которых в законах о защите конкуренции является обязательным, будет способствовать ускорению процесса гармонизации, что, в свою очередь, положительно скажется на взаимодействии национальных антимонопольных органов государств — членов ЕЭП и позволит эффективно защищать конкуренцию на трансграничных рынках.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >