ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ЛЕГКОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ

Отрасль легкой промышленности — одна из наиболее глобализированных в мире. В то же время производство тканей и одежды является важным источником дохода и занятости для многих стран, в частности, для многих развивающихся стран. Согласно статистическим данным, на долю легкой промышленности приходится 5,7% стоимости мирового промышленного производства и более 14% занятых на производстве.

Доля Европы в мировом производстве текстиля составляет 29% — ровно столько же, сколько и суммарное производство обеих Америк,

однако меньше, чем доля Азии — 39%. Что касается одежды, Европа и Америка с долей в 26% каждая намного отстают от Азии, где этот показатель составляет 45%.

В то же время Европа является крупнейшим мировым импортером текстиля — 40% мирового импорта и готовой одежды — более 45%. Почти 90% продукции отрасли легкой промышленности, потребляемой США, импортируется. Почти половина этого бизнеса в 76 млрд долл, в год принадлежит Азии. Относительно экспорта продукции легкой промышленности Европа занимает второе место после Китая, если не учитывать экспорт внутри Европы. Лидерство Китая более выражено в отношении экспорта готовой одежды с долей в 23,7% мирового экспорта, в то время как на Европу приходится только 8,8%. Что касается текстиля, Европа выглядит такой же сильной, как и Китай с долей в мировом экспорте 15,2%.

Современная история квот на продукцию легкой промышленности уходит корнями ко Второй мировой войне, когда производители отрасли во всем развитом мире потребовали защиты от дешевого импорта. Квоты, предоставляемые крупными нациями-потребителями во главе с Америкой, были чем-то вроде разрешения на производство продукции отрасли, которую бы они импортировали. Со временем система квот привела к формированию мировой отрасли легкой промышленности. Следует отметить, что не всегда у производителей с низкими издержками, таких как Индия и Китай, было преимущество. Новые текстильные компании возникали по всей Юго-Восточной Азии.

Борьба приняла вид военной кампании с налаженной системой поставок, армией работников и наступательными маневрами с использованием квот.

Несмотря на режим квотирования, около 70% импорта продукции легкой промышленности в ЕС (в стоимостном отношении) ввозится без каких-либо количественных ограничений. Так, режим квотирования в ЕС не распространяется в отношении импорта США, Канады, стран Центральной и Восточной Европы, средиземноморских стран и многих малоразвитых стран. В этом году были отменены ограничительные квоты на экспорт в страны ЕС и украинских текстильных товаров, что стало возможным благодаря поэтапному внедрению соглашения о взаимовыгодной торговле текстильными изделиями между Украиной и ЕС в период 2001—2004 гг. Остальные же страны вынуждены платить следующие тарифы в ЕС: 0% — на сырье, 4% — на пряжу, 8% — на ткань и составные части и 12% — на готовую одежду. На этом фоне торговый режим США относительно продукции легкой промышленности является более жестким. США устанавливают квоты относительно большего количества стран, имеют преференциальный режим торговли с ограниченным количеством стран и применяют куда более высокие тарифы на импорт. Учитывая опыт торговой политики США относительно защиты внутреннего рынка, следует ожидать, что без введения новых протекционистских барьеров Вашингтон от квот так просто не откажется.

В то же время развивающиеся страны также устанавливают целый ряд ограничений, основной целью которых является не допустить импорт с других развивающихся рынков. Однако в большинстве таких стран существуют, иногда даже довольно значительные, сегменты рынка с высокими доходами. Эти «ниши» могут быть довольно привлекательными для элитной и, соответственно, более дорогой продукции развитых стран, особенно в странах с большим населением.

Фактически режим квотирования служил не только защитной мерой, но и обеспечивал «гарантированную» долю на основных потребительских рынках мира для многих развивающихся стран. Полная либерализация рынка устранит положительный эффект от импортных ограничений, существующий на данный момент, и многие поставщики рискуют потерять свою долю рынка в пользу текстильных гигантов Азии.

Однако и в самом азиатском регионе ожидаются крупные перемены. Центром этой революции станет Гонконг. Город является вторым крупнейшим в мире экспортером продукции легкой промышленности после Китая. Большая часть экспорта продукции легкой промышленности, оцениваемого в 24,2 млрд долл, является реэкспортом из Китая, направляющимся в США. Таким образом, Гонконг, являясь основным посредническим городом, мостом между западными покупателями и китайскими производителями, вскоре может оказаться не у дел. Вероятность такого развития событий увеличивается в свете предстоящего вступления Китая в ВТО.

При рассмотрении перспектив отрасли легкой промышленности Европы особое внимание привлекает рынок ЕС. В период с 1988 по 2000 гг. дефицит торгового баланса ЕС по позиции легкой промышленности увеличился с 6,5 млрд до 27 млрд евро, причиной чему стало увеличение торговли со странами Центральной и Восточной Европы (в основном с Польшей, Венгрией, Словакией, Чехией, Болгарией, Румынией, Словенией, Эстонией, Литвой и Латвией) и странами региона Магриб (Тунис, Алжир, Марокко). В основном этому способствовало использование такого преимущества этих стран, как низкий уровень оплаты труда при высоком качестве продукции. Так, согласно данным Werner International, стоимость рабочей силы на предприятиях легкой промышленности Эстонии составляет в среднем 1,64 евро в час, 1,73 евро в час — в Словакии, 2,11 евро в час — в Чехии и 2,99 евро в час — в Литве. Однако со временем, по мере развития этих стран, это преимущество уменьшится, в то время как повышение конкуренции на мировых рынках вследствие аннулирования количественных ограничений оставляет мало надежд на то, что продукция «новых» европейских стран окажется более конкурентоспособной по сравнению с продукцией стран Азии.

В экономиках многих европейских стран значение легкой промышленности намного больше, чем в среднем по ЕС (так, в легкой промышленности Литвы работает около 24% всех занятых на производстве). В 2000 г. на продукцию легкой отрасли приходилось 11% всего экспорта Эстонии, причем 80% экспортных поставок приходилось на рынок ЕС. В 2000 г. экспорт продукции легкой промышленности Эстонии превысил 6 млрд эстонских крон, увеличившись за период 1995—2000 гг. более чем в два раза. Более скромно, однако не менее значимо для национальной экономики, выглядит легкая промышленность Украины. Благодаря подписанию двустороннего соглашения с ЕС за три месяца этого года объем экспорта украинского текстиля в ЕС увеличился на 26%, а к концу года это увеличение достигнет 100 млн долл. Расширение торговли с ЕС способствовало тому, что уже в 2000 г. объемы производства в отрасли Украины увеличились на 39%.

Парадокс, но кризис в августе 1998 г. в России способствовал развитию национальной отрасли легкой промышленности. Тогда цены на импорт резко выросли, вследствие чего в течение 1999—2000 гг. наблюдался рост внутреннего спроса на российскую продукцию. В январе-июле 2001 г. российские предприятия легкой промышленности произвели 1394 млн м2 ткани. Прирост составил 7,7% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Однако процесс импортозамещения постепенно сходит на нет, и уже в следующем году этот фактор уже не влияет на объемы производства в легкой промышленности, а планируемое правительством введение НДС на хлопок, ввозимый ныне беспошлинно, приводит к резкому удорожанию российской продукции.

В случае либерализации рынка ЕС теряет важный инструмент развития торговых отношений со своими соседями. Поэтому в настоящий момент это должно послужить стимулом сотрудничества европейских инвесторов со странами Центральной Европы. Следует подчеркнуть приоритет качества этого сотрудничества, т.е. не принимать на себя роль субподрядчиков ведущих европейских групп-производителей одежды, а напрямую выходить на рынок ЕС, а также перспективный рынок стран Восточной Европы.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >