Возможности диагностических исследований внешнего облика человека

Решение диагностических задач довольно распространено в практике производства судебной портретной экспертизы. Задачи такого типа могут быть как составной частью идентификационной задачи, так и самостоятельными.

При производстве идентификационной портретной экспертизы решаются две группы вопросов диагностического характера:

  • 1) пригодность к идентификации представленного на экспертизу портрета;
  • 2) дифференциация внешности изображенного лица в соответствии с характеристиками комплексных признаков, таких как пол, возраст, антропологический тип, определение типа близнецов.

Решение классификационных вопросов в диагностической портретной экспертизе носит самостоятельный характер и имеет окончательное значение. Решая те же вопросы по ходу идентификационной экспертизы, эксперт получает промежуточное (ориентирующее) решение, способствующее обоснованию окончательных выводов.

Промежуточная задача — определение пригодности объектов — носителей портретной информации для проведения идентификации по признакам внешности — является необходимой и должна решаться на первой стадии экспертизы — при осмотре и предварительном исследовании объектов.

Эта задача решается путем изучения степени отображения признаков внешности на фотоснимке, видеокадре. С этой целью выясняется, нашли ли отображение на представленных объектах признаки, характеризующие внешний облик запечатленных лиц. Когда признаки, необходимые для идентификации, не нашли своего отображения или отобразились частично вследствие неблагоприятных условий фото- или видеосъемки и изображение объекта имеет низкое качество, эксперт констатирует непригодность объектов для идентификационного исследования.

К неблагоприятным условиям съемки относятся: недостаточное освещение, значительный ракурс и расстояние до объекта, что, как следствие, влечет за собой нерезкое или неполное изображение объекта на фотографии или распечатке видеокадра.

Недостаточное освещение приводит к следующему: если все лицо или большая его часть находилась во время съемки в глубокой тени, то на кадре различимы в основном признаки группового значения — контур головы, лица, иногда общие характеристики отдельных его элементов. Если на экспертизу поступили изображения, полученные путем видеосъемки с помощью камеры наружного наблюдения в темное время суток при уличном освещении, то на них могут быть различимы лишь силуэты фигур.

Ракурс особенно влияет на адекватность отображения признаков внешности при видеосъемке. Так, записи камер наружного наблюдения обычно ведутся сверху, поскольку их устанавливают в верхней части помещения. В результате на изображении фиксируется верхняя часть головы. Если надет головной убор с козырьком, то признаки лица не отображаются вовсе.

При значительном расстоянии до объекта съемки масштаб изображения головы человека таков, что при его увеличении изображение становится нерезким и различаются только общие признаки внешности.

Вышеприведенные ситуации завершаются признанием объекта либо непригодным для идентификации (типичный пример — изображение нерезкое, признаки внешности запечатленного лица не отобразились), либо ограниченно пригодным, когда нашла отображение часть признаков, что предполагает вероятное решение идентификационной задачи.

Анализ практики выполнения судебных портретных экспертиз показал, что вопрос о пригодности объектов для идентификации по признакам внешности иногда становится самостоятельной экспертной задачей. Цель такого вопроса — определение возможности дальнейшего использования объекта — носителя информации о признаках внешности и ориентирование следствия на поиски изображенных лиц, даже если фотоснимок или видеокадр ограниченно пригодны для идентификации. Последний вывод по результатам изучения объекта может быть связан с необходимостью организации фото- и видеосъемки проверяемых лиц в благоприятных условиях освещения и ракурсе.

Вторая группа вопросов диагностического характера может решаться в ходе начальной стадии идентификационной экспертизы как промежуточная задача или являться самостоятельной экспертной задачей, по результатам решения которой формируется совокупность данных о признаках внешности искомого человека, необходимая для поиска будущих идентифицирующих объектов.

Обычно при проведении осмотра и предварительного исследования изображения эксперт должен указать половую принадлежность изображенного человека, и эта промежуточная диагностическая задача, как правило, не вызывает затруднений. Чаше всего так называемые вторичные половые признаки, известные каждому человеку, позволяют легко решить такую задачу.

Однако определение половой принадлежности человека по его изображению как самостоятельная диагностическая задача может возникать, когда на портрете не выражены признаки, характерные для мужчин или женщин, отсутствует соответствующее оформление внешнего облика. Данная задача может возникать, когда у женщины наблюдается так называемый мужеподобный тип лица, а у мужчины — женоподобный, а также в тех случаях, когда в молодом возрасте женщина имеет очень короткую стрижку и не использует макияж.

Обычно признаки полового диморфизма проявляются в морфологических характеристиках элементов внешности. В связи с этим при их анализе следует обращать внимание на строение лобной части, выраженность надбровных дуг, строение носа, рта, подбородочной части лица. У женщин лоб обычно вертикальный или выпуклый, не выражены лобные бугры и надбровные дуги, нос средний или небольшой по общей величине, менее выступают углы нижней челюсти даже при квадратной форме лица. В целом элементы внешности характеризуются грацильностью, т. е. небольшими размерами1.

Определение возрастной группы изображенного на фотоснимке или видеокадре лица также входит в число промежуточных задач, которые должны решаться на первоначальной стадии портретной экспертизы. Эксперты обычно указывают календарный, паспортный возраст человека, причем дают его в интервальной форме, например 18—20 лет и т. п. Однако установлено, что так называемый паспортный возраст и биологический возраст могут не совпадать, и такое интервальное указание может быть неверным. И хотя эксперты обычно используют формулировку «возраст на вид», все же следует указывать возрастную группу, к которой относится изображенный человек. Рекомендации по такому определению данного признака имеются в методической литературе[1] [2].

Самостоятельная диагностическая задача, выражающаяся в определении возрастной группы лица, возникает при исследовании изображений детей, когда вторичные половые признаки еще не выражены. И в данном случае эта задача является основной.

В таких ситуациях целесообразно использовать медицинские данные о морфологических возрастных признаках. Обычно такие данные имеются в специальных таблицах, которые составляются по результатам популяционных обследований, относящихся к определенным хронологическим периодам.

Чтобы использовать эти данные, необходимо по изображению приблизительно определить, когда, в каких хронологических рамках осуществлялась фотосъемка. Ориентирами могут быть фасоны одежды, обуви, оформление внешнего облика, отобразившиеся на снимке предметы, характерные для определенного хронологического периода. Определение возрастной группы изображенного ребенка возможно лишь приблизительно с учетом интервалов, предусмотренных для детского возраста.

Определение антропологического типа — одна из сложных задач, решаемых при диагностических портретных исследованиях. Она чаще всего решается как промежуточная диагностическая задача.

Сложность ее решения заключается в том, что, во-первых, ряд антропологических признаков может выявляться и оцениваться при изучении человека в натуре, во-вторых, признаки, позволяющие отнести человека к малым расам (так называемые расы второго порядка) и антропологическим типам, определяются при комплексном изучении внешнего облика, что не всегда возможно с помощью фотографий, при изготовлении которых не соблюдались оптимальные условия получения фотоизображения1 (например, контрастное, одностороннее освещение при получении снимка, которое не позволяет оценить выраженность ряда диагностических признаков, используемых при определении антропологического типа, — строения глазной, скуловой, носовой, ротовой областей лица). В любом случае необходимо использовать сведения из антропологической литературы.

Задача изучения признаков, характерных для того или иного антропологического типа, может возникать не только на стадии предварительного исследования изображений при отождествлении человека, но и при необходимости сопоставления портретов лиц, предположительно состоящих в кровном родстве. При таких исследованиях на первоначальном этапе следует выделять комплекс признаков, характеризующих определенный тип внешнего облика лиц, и прежде всего антропологическую характеристику запечатленных на портретах людей.

Однако следует иметь в виду, что может быть отклонение от нормы, характерной для определенного антропологического типа. Такое отклонение обычно является результатом смешения разных антропологических типов (явление метисации). В подобных случаях следует выделять признаки, свойственные тому или иному антропологическому типу, и прослеживать их проявление в лицах, запечатленных на сравниваемых портретах.

Данные признаки, как известно, относятся к групповым и при их выраженности позволяют решать диагностическую задачу отнесения изображенного лица к определенному антропологическому типу. Од-

нако возможно решение такой задачи и в вероятной форме, если отобразилась лишь часть признаков, характерных для определенного антропологического типа.

Такая диагностическая задача, как установление типа близнецов, может решаться в качестве промежуточной, когда необходимо объяснить причины совпадения большинства признаков внешности и в то же время выявлены признаки различий, имеющих существенный характер. Эта задача должна решаться на стадии сравнительного исследования при оценке его результатов. В современной медицине данная задача решается с помощью соответствующих диагностических методов изучения принятых биологических маркеров. Однако ее приходится решать и в ходе портретной экспертизы, когда данные медицинского характера получить невозможно. В этом случае используются рекомендации, разработанные на основе экспериментальных исследований1.

В результате исследований было подтверждено, что морфологические признаки внешности неоднородны по происхождению. Факторы наследственности и среды взаимодействуют при формировании различных признаков по-разному. Преимущественно наследственными факторами (генотипом) обусловлены следующие признаки: характер волос; направление и положение бровей, их общий контур; характер нависания неподвижной части верхнего века; раскрытие глазной щели, ее контур, положение осей глазных щелей; контур спинки, кончика и нижних краев крыльев носа, положение основания носа, степень открытия носовой перегородки; контур и степень выраженности носогубного фильтра; относительная толщина губ; соотношение ширины каймы губ; контур каймы нижней губы; степень выступания подбородка и его контур; характер и степень оттопыренности ушных раковин; контур свободного края мочки правой ушной раковины; строение козелка и противокозелка ушных раковин.

Наиболее изменчивы под воздействием внешних факторов следующие признаки: форма лица; контур бровей; относительная ширина носа; положение углов рта; контур ротовой шели; контур каймы верхней губы; контур завитка ушных раковин.

Таким образом, при сравнении признаков внешности искомого лица и проверяемых близнецов целесообразно сконцентрировать внимание на анализе второй группы признаков, более подверженных воздействию среды, чем наследственности, чтобы исключить одного из близнецов при решении вопроса о тождестве.

Иногда в практике проведения портретных экспертиз и исследований возникает самостоятельная диагностическая задача — установление

кровного родства по признакам внешности. Такая задача как составная часть общей задачи по установлению отцовства периодически ставится перед экспертами. При этом исследование признаков внешности осуществляется в качестве дополнительного при анализе групповой принадлежности крови и дерматоглифическом изучении типов узоров пальцев рук и ладоней. Несмотря на наличие такой совокупности методов исследования, вопрос об отцовстве раньше решался предположительно.

После появления методики ДНК-идентификации задача установления отцовства, как и кровного родства, стала решаться категорически.

Однако в ряде ситуаций исследование признаков внешности остается единственной методикой решения задачи по установлению кровного родства. Такими ситуациями являются: невозможность получения сравнительного материала для ДНК-идентификации либо вследствие смерти его источника и невозможности эксгумации останков, либо из-за отказа от дачи биологического материала для проведения исследования. Иногда исследования проводятся анонимно — без уведомления одной из сторон о данном факте.

Признаки внешности в целях установления кровного родства исследуются с помощью методики портретной идентификации, позволяющей выделять признаки внешности по портретным изображениям.

Однако результаты их сопоставления должны оцениваться по другим критериям. В данной ситуации принципиально невозможно сравнение признаков внешности в целях выделения их индивидуальной совокупности, поскольку исследуются изображения заведомо разных лиц. Наряду с одинаковыми по своим характеристикам групповыми признаками необходимо выявлять совпадающие особенности строения отдельных элементов лица. Практика проведения таких исследований показала, что эти совпадения могут наблюдаться преимущественно в области глаз, носа и рта. Причем совпадают не все, а только отдельные существенные признаки, например общий контур крыльев и кончика носа, степень выступания верхней губы и др.

Значимым маркером при проведении данного исследования является выявление признаков биологической асимметрии в строении отдельных элементов лица.

Необходимым условием такого исследования является наличие достаточного и полноценного сравнительного портретного материала. В отличие от ситуации, связанной с решением идентификационной задачи, в данном случае необходимо предоставлять специалисту изображения не только проверяемых лиц (например, фотографии сына и отца), но и их прямых родственников по восходящей (прадедушки, прабабушки, дедушки, бабушки) и боковым линиям (братья, сестры, тети, дяди).

Вывод при решении данной диагностической задачи, как правило, дается в вероятной форме: «По результатам исследования признаков внешности нельзя исключить наличие кровного родства сравниваемых лиц».

Таким образом, диагностические задачи при проведении судебных портретных экспертиз могут решаться в целях как получения однозначного ответа (например, установление пригодности объектов для идентификации), так и предположительного вывода, позволяющего ответить с разной степенью вероятности на поставленный перед экспертом вопрос.

  • [1] В антропологии грацильность — понятие, противоположное массивности.
  • [2] См.: Виниченко И. Ф., Житников В. С., Зинин А. М. и др. Криминалистическое описание внешности человека.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >