Чувства как проявление персональных ценностей человека

В определении методологических подходов к изучению чувств человека в трудах педагогов и психологов середины XIX - начала XX вв была характерна опора на исследования в области естественных наук. В это время дарвинизм сыграл большую роль в развитии научных представлений об эмоциональных процессах. Хотя Ч. Дарвин и не дал теоретического представления о природе эмоций, но выдвинул ряд принципов психического выражения эмоциональных состояний, среди которых следует отметить принцип порождения действия особенностями нервной системы, согласно которому объясняется участие нервной системы в возникновении эмоций. Описанные Ч. Дарвиным принципы выражения эмоций оказали существенное влияние на дальнейшее развитие научных представлений об эмоциональной сфере личности.

Следует отметить, что в этот период было представлено значительное число теоретических работ, касающихся изучения эмоций и чувств. Психологом Г. Бреславом дана обобщенная трактовка существующих теорий эмоций и выделены общие свойства эмоциональных состояний, на которые мы опираемся в обосновании системы ценностей личности с психолого-педагогической точки зрения. По Г. Бреславу, эмоциональные явления (в отличие от познавательных процессов) выражают отношение между индивидом и окружающей средой (потребностями в возможном или реальном их удовлетворении). «Наиболее типичные и значимые виды таких ситуативных отношений и приобретают, - отмечает автор, - название дискретных эмоций (гнев, радость, страх и т.п.), а виды внеситуативных устойчивых отношений - название чувств (любовь, уважение, ненависть, презрение и т.п.)».1 Эмоциональные явления предполагают «обязательную включенность всех систем организма в про- цессы поведения и сознания», причем характер этой включенности не привязан к конкретным видам эмоциональных явлений и может меняться в очень широком диапазоне. Для нашего исследования очень важным является высказывание Г. Бреслава о том, что эмоциональные явления могут выступать и как «механизм конструктивного, и как механизм деструктивного поведения, но в любом случае являются необходимым, а значит и постоянным компонентом регуляции».3

Психологические теории эмоций, основанные на естественнонаучных подходах к изучению чувств человека, оказали большое влияние на развитие научных идей о развитии эмоций и чувств. Так, на естественную природу эстетических чувств (в свете физиолого-эволюционного определения искусства) указывал также Л.Н. Толстой. И хотя он при этом ссылался на исследования Ч. Дарвина, Г. Спенсера, Грант-Аллена, но считал, что данное определение является неточным.4 Обращая внимание на социальную природу искусства, выражающуюся в том, что «искусство есть одно из средств общения людей между собой»,5 Л.Н. Толстой указывал на способность человека передавать и заражать других людей своими чувствами и настроениями. При этом он считал, что именно на «способности людей заражаться чувствами других людей и основана деятельность искусства».6 Л.Н. Толстой, рассматривая в своем труде передачу в обществе эстетических чувств, предполагал возможность трансляции общественных настроений и чувственных переживаний, в том числе неэстетической природы. В настоящей работе мы осуществляем логический перенос данных идей Л.Н. Толстого на поиск подходов к обоснованию механизмов функционирования и распространения в общественном и индивидуальном сознании ценностей культуры.

С идеями Л.Н. Толстого в полной мере согласуются мнения современных ученых М.К. Мамардашвили, И.А. Джидарьяна и многих других, которые связывают чувственную сферу личности с ее настроениями и переживаниями. М.К. Мамардашвили, продолжая мысли Л.Н. Толстого, говорил, что искусство передает состояние радости,7 и в этом чувстве он видит «чувство необратимой исполненности смысла».8

И.А. Джидарьян, так же как и М.К. Мамардашвили, объясняя возникновение всеобщего положительного трудового настроя, считает, что «даже физически тяжелый труд приносит ... (людям. - С.Я.) чувство морального удовлетворения и рабочей гордости от сознания выполненного долга ... если они видят в нем определенный сознательный смысл,

ощущают общегосударственную пользу от него, понимают его народно-

- 9

хозяйственное значение».

Сходная точка зрения была высказана ранее также Э. Гуссерлем, который считал, что сам факт любого сознательного переживания человека имеет смысл переживания: «...обладание смыслом - это основной характер сознания вообще, которое благодаря этому есть не только переживание, но и переживание, обладающее смыслом».10 Следует заметить, что в психологическом словаре понятие «смысл» определяется следующим образом: «1. Суть, главное основное содержание (иногда скрытое) в явлении, сообщении или поведении; 2. Личностная значимость тех или иных явлений, сообщений или действий, их отношение к интересам, потребностям и жизненному контексту в целом конкретного субъекта».11 Это означает, что любое сознательное переживание ребенка имеет определенный смысл, т.е. имеет свою личностную значимость и свое собственное отношение к мотивам поведения. С.Л. Рубинштейн (говоря о языке значений) отождествлял понятие «смысл» со «значением». Он отмечал, что «фиксированные в языке обобщенные значения, отражающие общественный опыт, приобретают в контексте индивидуального сознания, в связи с мотивами и целями, определяющими речь как акт деятельности индивида, индивидуальное значение или смысл, отражающие личное отношение говорящего, - не только его знания, но и его переживания в том неразрывном их единстве и взаимопроникновении, в котором они даны в сознании индивида».

Разделяя точки зрения М.К. Мамардашвили, И. А. Джидарьяна и других исследователей, Б.Д. Парыгин, В.А. Ядов выдвинули в ценностной иерархии на первый план эмоциональную удовлетворенность трудом, которая «представляет собой важнейшее условие превращения труда в потребность».13

Другой точки зрения придерживается Ф.Е. Василюк, который характеризует поведение, подобное описанному выше, но в основе которого лежит «избежание страдания», заставляющее субъекта приспосабливаться к требованиям внешней объективной действительности, как «совладающее поведение», позволяющее удовлетворять естественные потребности человека.14

В этой связи Г. Лебон, исследовавший психологию масс, считает, что общественная масса, которую он называет «толпой», является усилителем общественных чувств и настроений. Вскрывая психологические механизмы воздействия общественного настроения на сознание индивида, находящегося «в толпе», он пишет, что человек при этом подвержен действию односторонних и преувеличенных массовых чувств. Само же чувство в толпе, «распространяясь очень быстро посредством внушения ..., вызывает всеобщее одобрение, которое и содействует в значительной степени увеличению его силы».15

Опираясь на психологические механизмы воздействия общественного настроения на сознание отдельной личности, выявленный Г. Лебо-ном, мы считаем, что совместное переживание общих чувств различными людьми в ходе совершения ими определенного рода деятельности способствует массовому распространению и усвоению этими людьми ценностей, связанных с общими оценками происходящих явлений культурной жизни. Данный способ массового (коллективного) усвоения ценностей культуры проявляется в различных ритуалах: устном проговари-вании клятвы служения Отечеству в ритуале воинской присяги, в хоровом пении патриотических песен, в ритуале храмового богослужения, в массовом скандировании лозунгов на политических митингах, в аплодисментах и возгласах «браво» на музыкальных концертах и театральных спектаклях, на массовых праздничных гуляниях, в массовом «боле-нии» за спортсменов в ходе спортивного соревнования, в открытых формах голосования при подведении итогов и принятии резолюций на научных заседаниях, сессиях и конференциях и пр.

Психологи Л.А. Григорович, Т.Д. Марцинковская, рассматривая воспитание как процесс интериоризации социокультурных ценностей, предлагают использовать для объяснения механизма данного процесса термин «трансфер ... обозначающий перенос на психотерапевта эмоционального отношения пациента к значимым для него людям, прежде всего родителям».16 Для педагогики такой подход представляет особый интерес, поскольку приобщение воспитанников к ценностям культуры в педагогическом процессе возможно в условиях принятия ими значимости личности самого воспитателя в результате формирования базового доверия учащихся к персональной системе ценностей учителя.

Не случайно внимание современных педагогов все чаще привлекает педагогическое наследие таких выдающихся мыслителей, как Н.Я. Грот, П.Ф. Каптерев, Л.Н. Толстой, К.Д. Ушинский и другие. Например, К.Д. Ушинский в фундаментальном научном труде «Человек как предмет воспитания. Опыт педагогической антропологии» приоткрыл некоторые подходы к объяснению педагогических механизмов процесса воспитания системы ценностей личности, хотя в то время, как известно, само понятие «ценность» в философском, социологическом и педагогическом контексте не рассматривалось.

Из многочисленных педагогических идей К.Д. Ушинского, изложенных в его труде, остановимся в настоящей работе на показавшейся нам очень неожиданной идее ученого о глубочайшей связи физиологического и психологического аспектов в развитии личности. Так, в своей работе К.Д. Ушинский глубоко проанализировал чувства человека. Особое внимание он обратил на психологический механизм их функционирования. По его наблюдениям, «если какое-нибудь приятное ощущение прекратилось против нашей воли, то мы испытываем неудовольствие, а иногда и желание, чтобы ощущение это опять продолжалось ... Точно так же по прекращении какого-нибудь неприятного или болезненного ощущения мы чувствуем приятное облегчение, тогда как ощущения уже собственно нет».17 Нельзя не согласиться с вышесказанным. Излагая при этом физиологическую теорию чувствований, К.Д. Ушинский справедливо обращал внимание на то, что значимые для нас представления оставляют прочнейший след в душе по сравнению с теми, к которым мы относимся безразлично.18 Такой подход объясняет возникновение личного познавательного, поведенческого, чувственного опыта человека, имеющего важное значение для образования системы ценностей личности или системы персональных оценок явлений, наблюдаемых в различных жизненных ситуациях.

Высказывая критические замечания по поводу физиологических объяснений чувств в теориях А. Бэна, Г. Фехнера, Р. Декарта и др., согласно которым «волнение души» истолковывается ими действием «животных газов», проходящих по нервным волокнам, на «мозговую железу», где сосредоточена душа,19 К.Д. Ушинский указывал на органические причины происхождения чувствований. В частности, он объяснял эти причины следующим образом: «как ни разнообразны стремления, возникающие из потребности организма, но чувствования, которые в свою очередь возникают из удовлетворения или неудовлетворения этих стремлений, имеют общий характер, если только отделить специальность самих ощущений». Чувствованиям, возникающим в результате удовлетворения или неудовлетворения органических стремлении, какого бы они рода ни были, К.Д. Ушинский дал общее название «чувствований удовольствия и неудовольствия». Их К.Д. Ушинский называл общими чувствованиями и считал, что из состояний телесного организма, кроме этих общих чувствований, могут порождаться специальные чувствования, к которым он относил гнев, страх, печаль, радость, влечение, отвращение. При этом К.Д. Ушинский считал, что удовольствие находится в постоянной зависимости от неудовольствия, «степень же силы удовольствия находится в прямой зависимости от степени силы предшествующего ему неудовольствия».20 Однако К.Д. Ушинский обращал внимание на то, что ни психология, ни физиология его времени не могли дать ответа на вопрос о том, как порождаются чувствования в душе из состояний телесного организма, а также каковы состояния организма, которыми обусловлены различные чувствования.21

Безусловный интерес для объяснения механизма воспитания ценностных оснований личности проявляется в том, что К.Д. Ушинский в своем труде систематизировал рассмотренные им чувствования, привел их в отношении к сознанию. В своей системе он дал следующую классификацию чувствований: душевно-сердечные и душевно-умственные чувствования. Среди душевно-сердечных им выделяются такие элементарные антагонистические пары чувствований, как: «1) удовольствия и неудовольствия, 2) влечения и отвращения, 3) доброты и гнева, 4) смелости и страха, 5) самодовольства и стыда и, наконец, 6) скуки, не имеющей себе антагониста в чувствах, так как антагонистом ее является уже не чувство, а деятельность души».22 В ряду душевно-умственных чувствований К.Д. Ушинский определил следующие: «1) чувство умственного напряжения, 2) чувство ожидания, 3) чувство неожиданности с производными от него чувствованиями: а) чувством удивления и б) чувством обмана', 4) чувство сомнения и уверенности, 5) чувство непримиримого контраста и 6) чувство успеха сознавательного процесса, или чувство относительной истины».23

Выделенные К.Д. Ушинским «неразлагаемые» элементы системы чувствований, мы полагаем, фактически являются своеобразными трансляторами системы ценностей личности, поскольку ценности проявляются во внутреннем плане посредством чувствований, а во внешнем плане обнаруживаются в поведенческих и физиологических реакциях организма человека. Следовательно, по внешним проявлениям, соответствующим выделенным К.Д. Ушинским элементарным чувствованиям, можно осуществлять педагогическую диагностику системы ценностей личности. Иначе, по тому, какие чувствования испытывает человек в сложившейся жизненной ситуации, можно определить, что значимо для него в настоящий момент и что для него не имеет значения.

Развивая педагогические идеи К.Д. Ушинского и основываясь на философско-педагогических концепциях позитивизма О. Конта и эволюционизма Г. Спенсера, Н.Я. Грот рассматривал психику как «один из видов взаимодействия организма с окружающей средой с целью приспособления внутренних отношений к внешним».24 Процесс взаимодействия человека с окружающей его средой, по Н.Я. Гроту, является циклическим и осуществляется в четыре фазы: внешнее впечатление на организм; переработка внешнего впечатления во внутреннее; вызванное этим внутренним впечатлением такое же внутреннее движение; внешнее «движение организма навстречу предмета».25 При этом чувствования составляют вторую фазу циклического взаимодействия человека с окружающей средой. Они включают такие психические состояния, которые выражают субъективные оценки ощущений. Эти оценки в сознании человека проявляют противоположные психические состояния удовольствия и страдания. Они же становятся показателями гармонии или дисгармонии отношений личности к себе и к окружающему ее миру.

Н.Я. Грот различал положительные и отрицательные удовольствия, а также положительные и отрицательные страдания. Он также считал, что элементарные чувствования удовольствия и страдания в процессе развития личности формируют сложные чувства более высокого порядка.

Но что сегодня можно понимать под «чувствованиями»? Ведь этот термин практически не употребляется в настоящее время в педагогике и психологии. Итак, под «чувствованием» К.Д. Ушинский понимал «отзывы души на самые ощущения», тогда как ощущения (чувства), по его словам, есть «прямые отзывы души на внешние впечатления».26 Исходя из этого, следует, что чувства человека первичны, а чувствования - производил от них. Обратим внимание на то, что при этом К.Д. Ушинский не оперировал понятием «эмоции». Однако позднее, в Малом энциклопедическом словаре издания Брокгауза и Ефрона (1909) термин «чувствование» стал отождествляться с психологическим понятием «эмоция», которое рассматривается как «чувствование, принявшее ту или иную форму выражения».27

В современной психологии неизменным остался термин «ощущение». Понятие «чувствование» в настоящее время, как правило, не употребляется и стало архаизмом. Понятия «эмоции» и «чувства» разделены, хотя не исключается их взаимосвязь. Эмоции рассматриваются как «особый класс психических процессов и состояний, связанных с инстинктами, потребностями и мотивами, отражающих в форме непосредственного переживания (удовлетворения, радости, страха и т.д.) значимость действующих на индивида явлений и ситуаций для осуществления его жизнедеятельности».28 Следовательно, содержание термина «чувствование», используемого К.Д. Ушинским в современной психологической терминологии, более точно выражается термином «эмоции», а выделенные им «элементарные чувствования» - не что иное, как психические состояния, выражающие эмоциональную реакцию на действующие или ожидаемые условия жизнедеятельности.

Как известно, эмоции имеют большое значение для приобретения индивидуального опыта. При этом они осуществляют функцию положительного и отрицательного подкрепления, способствуют приобретению полезных и устранению не оправдавших себя форм поведения. Эмоции проявляются ситуативно и «выражают оценочное отношение субъекта к складывающимся или возможным ситуациям, к своей деятельности и своим проявлениям в этих ситуациях».29 При этом в современной терминологии высшим продуктом развития эмоций человека являются чувства, «которые возникают в онтогенезе как результат обобщения конкретных ситуативно проявляемых эмоций»30 и трактуются как «устойчивые эмоциональные отношения человека к явлениям действительности, отражающие значение (курсив наш. - С.Я.) этих явлений в связи с его потребностями и мотивами».31 В этом состоит ценностное проявление чувств. Следовательно, чем более ценно для человека то или иное явление или объект его стремлений, тем более сильные чувства вызываются у него. Следует заметить, что в современной психологической терминологии понятие «чувство» как синоним понятия «ощущение» не употребляется.

Итак, можно сделать вывод, во-первых, о том, что за последние полтора века существенно изменился понятийно-терминологический аппарат педагогики и психологии. В некоторых случаях для обозначения наблюдаемых педагогических и психологических явлений, начиная с середины XIX века и сегодня, употребляются различные термины, обозначающие сходные понятия.

Во-вторых, современная интерпретация терминов, которыми пользовался К.Д. Ушинский для обозначения наблюдаемых им явлений, дает нам ключ к ответам на актуальные сегодня вопросы, в частности, к пониманию механизма функционирования и воспитания системы ценностей личности.

В-третьих, развитие человеческих чувств в процессе оценочной деятельности способствует становлению и развитию индивидуальной системы ценностей личности.

В-четвертых, чувства человека, проявляющиеся в определенных жизненных ситуациях, сигнализируют о состоянии индивидуальной системы ценностей личности, тем самым могут рассматриваться как датчик (измерительный преобразователь) состояния этой системы как с физиологической точки зрения, так и с психолого-педагогической.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >