Возрастная аккумуляция

Информация о возрасте, собираемая в ходе переписей населения, текущего учета, тех или иных обследований или опросов, должна быть точной и надежной и не содержать никаких искажений, ни систематических, ни тем более намеренных. В этой связи чрезвычайно важна роль процедуры фиксации, измерения возраста. Неправильная формулировка соответствующего вопроса может увеличить частоту систематических ошибок и привести к искажению данных о возрастном составе населения, в частности, к появлению так называемой возрастной аккумуляции. Так обстояло дело в недавнем прошлом, когда не было выработано строгих методических рекомендаций о том, как спрашивать человека о его возрасте.

Возрастная аккумуляция — это сосредоточение в отдельных возрастах численностей населения, существенно больших, чем в соседних.

Возрастная аккумуляция возникает под влиянием психологической склонности людей округлять числовые переменные, называя вместо точных значений их округленные, приближенные величины. Чаще всего возрастная аккумуляция наблюдается в возрастах, оканчивающихся на «О» или «5», однако стягивание ответов происходит и к возрастам, которые оканчиваются, например, на «2» или «8». Наличие возрастной аккумуляции, естественно, возможно только в возрастной структуре, построенной по одногодичным возрастным группам. В пятилетних и десятилетних группировках возрастная аккумуляция сама по себе снимается.

Наличие возрастной аккумуляции как результата систематического искажения данных о возрасте при переписях и опросах связана с различными причинами, в частности, с культурным уровнем населения (некоторые люди могут просто не знать ни своего возраста, ни тем более точной даты своего рождения) или с мотивацией к точным ответам на вопросы о возрасте (старческое и женское кокетство и т.п. обстоятельства). Рост культурного уровня населения и соблюдение методических правил обусловливают уменьшение искажений возраста и соответственно возрастной аккумуляции.

Возрастную аккумуляцию измеряют с помощью различных методов, называемых по именам предложивших их ученых. Одним из широко используемых показателей является индекс Уиппля (Whipple). Этот ндекс измеряет возрастную аккумуляцию по отношению к возрастам, оканчивающимся на «О» и «5». Индекс Уиппля (Iw) рассчитывается по следующей формуле[1]:

12

Iw =-^~-х 100%

где Р-к = Р25,..., Р60 (численность населения соответственно в возрасте

25, 30,..., 60 лет); Рх — численность населения в одногодичных возрастных группах от 23 до 62 лет.

Величина этого индекса тем меньше, чем меньше возрастная аккумуляция. Например, для всего населения России индекс Уиппля равнялся в 1897 г. 175, вт.ч. для мужчин — 158, для женщин — 191; в 1926 г. — 151 (144 и 173 соответственно для мужчин и женщин, в 1959 г. - 109 (107 и 111), в 1989 г. - 98[2].

В 2002 г. индекс Уиппля был равен 102,82 для обоих полов, 102,61 — для мужчин и 103,01 — для женщин. В городском населении России индекс Уиппля был равен 103,03 для обоих полов, 102,80 — для мужчин и 103,23 — для женщин. В сельском — соответственно 1,022, 1,020 и 1,023*.

Особенностью индекса Уиппля является то, что он измеряет возрастную аккумуляцию только возрастов, оканчивающихся на «0» и «5». Индекс Мьерса и индекс Бачю используются для измерения возрастной аккумуляции вокруг возрастов, оканчивающихся на любую цифру. Разработаны специальные компьютерные программы, дающие возможность рассчитать эти показатели и тем самым измерить возрастную аккумуляцию.

Индекс Мьерса равен сумме абсолютных отклонений значений долей населения в каждом из возрастов, оканчивающихся на «0», «1»,..., «9», от 10%.

Индекс Бачю равен сумме положительных отклонений значений долей населения в каждом из возрастов, оканчивающихся на «0», «1»,..., «9», от 10%.

Приведем в качестве иллюстрации данные о динамике индекса Мьерса в России. В 1989 г. величина индекса Мьерса для обоих полов была равна 4,68, уменьшившись по сравнению с 1926 г. (14,46) в три с лишним раза2, что свидетельствует о росте образовательного и культурного уровня населения, более точно информированного о своем возрасте в 1989 г., чем в 1926 г., а также о более точной формулировке вопроса о возрасте. В переписном листе переписи 1926 г. вопрос о возрасте формулировался так: «Возраст. Сколько минуло

от роду_лет?» В переписи 1989 г. вопрос задавался уже о точной

дате рождения, что и позволило резко уменьшить возрастную аккумуляцию. В 2002 г. величина индекса Мьерса была еще меньше: 3,95 для обоих полов (3,92 для мужчин и 4,12 для женщин). При этом в городском населении индекс Мьерса был равен 3,53 для обоих полов, 3,43 для мужчин и 3,66 для женщин. В сельском населении эти величины равнялись соответственно 5,80, 5,65 и 6,083. Приведенные данные говорят о том, что в России возрастная аккумуляция практически отсутствует.

Ярким примером возрастной аккумуляции является распределение населения в возрасте 67—77 лет, полученное в результате Первой всеобщей переписи населения России 1897 г. (график 3.14). [3]

  • 530
  • 230

$

«

Л—

1

%

«

Тысяч человек

Мужчины

? Женщины

ззо

График 3.14

Возрастная аккумуляция поданным переписи населения 1897 г.

На графике четко видно весьма значительное стягивание ответов на вопрос о возрасте к возрасту 70 лет, менее существенное к возрасту 75 лет. Кроме того, на графике заметен также небольшой пик в возрасте 72 года, говорящий о том, что цифра «2» также «притягивает» к себе ответы о возрасте.

Последнее обстоятельство, а также некоторое предпочтение и цифры «8» особенно наглядно заметны на графике 3.15, на котором приведена картина возрастной аккумуляции по усредненным данным 6 переписей населения США (1880—1930) и переписи населения Англии 1931 г., взятой в качестве своеобразного эталона сравнения.

Помимо сказанного, график 3.15 показывает и зависимость возрастной аккумуляции от упоминавшегося выше культурного уровня населения. Перепись 1931 г. в Англии выявила весьма незначительную возрастную аккумуляцию, в то время как в США по усредненным за 50 лет данным величина ее весьма существенна: индекс Мьер-са в США почти в 8 раз больше, чем в Англии: 12,2 против 1,6. Еще больше эти отличия для переписей населения США, проведенных в конце XIX столетия: в 1880 г. величина индекса Мьерса составляла 20,8; в 1890 г. - 15,6[4].

Аналогичную зависимость обнаруживает и сравнение данных о возрастной структуре населения России по данным различных переписей. На графике 3.16 приведена часть возрастного распределения населения России по переписям 1897, 1959 и 2002 г.

На графике 3.16, как и на графике 3.14, отчетливо видно, что в 1897 г. существовало весьма значительное стягивание ответов к возрастам 70, 80 и 90 лет. Эта тенденция, хотя и в менее выраженном виде, сохранилась и в 1959 г. Данные последней переписи 2002 г. свидетельствуют, что в настоящее время возрастная аккумуляция практически сошла на нет.

Существование возрастной аккумуляции делает необходимым при обработке результатов переписи производить сглаживание возрастной структуры населения. Для этого применяются различные методы аналитического или графического сглаживания, для которых разработаны специальные компьютерные программы. В качестве примера можно указать на упоминавшийся выше набор электронных таблиц PAS (Population Analysis Spreadsheets), разработанный Международным программным центром Бюро цензов США. Этот пакет можно бесплатно позаимствовать с официального сайта Бюро цензов США.

График 3.15

Возрастная аккумуляция в США (1880—1930) и в Англии и Уэльсе (1931). % ко всему населению Источник: Myers R. J. Errors and Bias in the Reporting of Ages in Census Data // Transaction of the Actuarial Society of America. Vol. XLI. Part 2. № 104 (1940). Reprinted in: Readings in Population Research

Methodology. Vol. 1. Basic Tools. Chicago, 111. 1993. P. 4—25.

1000

І 800

вэ

о

У 600

г

я

а 400

200

69 70 71 79 80 81 89 90 91

Возраст (лет)

График 3.16

Возрастная аккумуляция в старших возрастах.

Переписи населения 1897, 1959 и 2002 гг.

Источники: Урланис Б.Ц. Возраст как социологическая и демографическая категория // История одного поколения. М., 1968. Гл. 1 (Переиздано в: Народонаселение: исследования, публицистика. М., 1976. С. 91, 94); Официальный сайт переписи населения 2002 г. (http://www.perepis2002.ru).

  • [1] См.: Methods of Appraisal of Quality of Basic Data for Population Estimates, Manual II // Population Studies. 1955. No 23. P. 35—45. Reprinted in Readings in Population Research Methodology. Volume 1. Basic Tools / Project Editors: D. J. Bogue, E.A. Arriaga, and D.L. Anderton. Chicago, 1993. P. 4—32.
  • [2] Источники: За 1897—1970 гг. — Урланис Б.Ц. Возраст как социологическая и демографическая категория // История одного поколения. М., 1968. Гл. 1 (Переизд. в: Народонаселение: исследования, публицистика. М., 1976. С. 91, 94); 1989 г. — Народонаселение: Энциклопедический словарь. М., 1994. С. 11.
  • [3] Здесь и далее индексы Уиппля и Мьерса рассчитаны по официальным данным Всероссийской переписи населения 2002 г. с помощью электронной таблицы SINGAGE из пакета PAS. Народонаселение: Энциклопедический словарь. М., 1994. С. 11. Рассчитано по официальным данным Всероссийской переписи населения 2002 г. http://www.perepis2002.ru).
  • [4] Myers R. J. Errors and Bias in the Reporting of Ages in Census Data // Transaction of the Actuarial Society of America. Vol. XLI. Part 2. № 104 (1940). Reprinted in: Readings in Population Research Methodology. Vol. 1. Basic Tools. Chicago, 111. 1993. P. 4—25.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >