Смертность по причинам

Количественные индикаторы уровня смертности и его динамики являются важным инструментом анализа демографической ситуации в стране. Однако одних только количественных показателей, хотя бы и предельно точных и не зависящих от демографической структуры населения, совершенно недостаточно для полной характеристики как самой смертности, так и общей социально-экономической ситуации, условий труда и жизни населения, его образа жизни, поведения, связанного со здоровьем и продолжительностью жизни, экологической и санитарно-гигиенической обстановки. Коэффициенты смертности и показатели таблиц смертности должны быть дополнены качественными показателями, характеризующими причины смерти, то от чего умирают люди в том или ином возрасте.

Иными словами, речь идет об анализе причин смерти, об анализе структуры смертности по причинам. Важность этого аспекта анализа смертности обусловлена тесной связью причин, от которых умирают люди, с условиями их жизни и труда, с уровнем развития здравоохранения, с общим уровнем социально-экономического развития, наконец, с поведением самих людей, с их отношением к собственному здоровью, к жизни и смерти.

Под причинами смерти понимают болезни, патологические состояния или травмы, которые привели к смерти или способствовали ее наступлению, а также обстоятельства несчастного случая, вызвавшего травму со смертельным исходом, или насильственной смерти1.

Источником информации о причинах смерти являются записи в медицинских свидетельствах о смерти, составляемых врачом относительно заболевания, несчастного случая, убийства, самоубийства и другого внешнего воздействия (повреждения в результате действий, предусмотренных законом, повреждения без уточнения их случайного или преднамеренного характера, повреждения в результате военных действий), послуживших причиной смерти. Такие записи служат основанием для указания причины смерти в записях актов о смерти.

Причина, по которой наступила смерть, устанавливается соответствующим медицинским органом или врачом. При этом современная статистика причин смерти основана на выделении одной, ведущей, или начальной причины смерти. Ранее начальная причина смерти именовалась основной, или главной.

Согласно современным правилам демографической и медицинской статистики, принятым в мире, начальная причина смерти устанавливается в соответствии с Международной классификацией болезней, травм и причин смерти (МКБ), регулярно разрабатываемой, пересматриваемой и утверждаемой соответствующими уполномоченными международными организациями. Первая МКБ была принята в 1893 г. Международным статистическим институтом по предложению французского статистика и демографа Ж. Бертильона (Бертийона). В настоящее время в мире действует МКБ 10 пересмотра, принятая Всемирной организацией здравоохранения в 1989 г.

В России фрагментарная регистрация причин смерти началась в 1902 г. в некоторых городах на основе классификации, разработанной Обществом русских врачей им. Н.И. Пирогова. Регулярная же регистрация причин смерти была введена только в 1925 г. и тоже только в городах. Лишь с 1958 г. эта регистрация стала сплошной, охватив и сельскую местность[1].

Наша страна, как всегда, шла «другим путем». Международная классификация болезней в практике нашей медицинской и демографической статистики никогда напрямую не применялась. До середины 1960-х гг. использовалась своя классификация причин смерти. Лишь с 1965 г. отечественная статистика стала учитывать причины смерти согласно их номенклатуре, основанной на МКБ 7-го пересмотра. До 1998 г. в России кодирование причин смерти производилось в территориальных комитетах статистики, а разработка данных осуществлялась согласно Краткой номенклатуре причин смерти (1981 г.), основанной на Международной статистической классификации болезней, травм и причин смерти IX пересмотра (1975 г.). Всего в номенклатуре 1981 г. содержалось 200 причин смерти, каждая из которых представляет собой объединение нескольких групп рубрик 9 МКБ (общее количество этих рубрик — 5600)[2].

С 1999 г. кодирование причин смерти осуществляется врачом, выдавшим медицинское свидетельство о смерти, а разработка производится согласно Краткой номенклатуре причин смерти 1997 г., основанной на Международной статистической классификации болезней и проблем, связанных со здоровьем, X пересмотра (1989 г.). Хотя сам по себе переход на новый вариант номенклатуры причин смерти является положительным шагом, это, по мнению некоторых авторов, сильно затруднило анализ смертности по причинам и сопоставление ее с данными прошлых лет[3]. В таблице 8.10 приведены наименования основных классов болезней и причин смерти, применяющихся отечественной статистикой в настоящее время.

Показателями смертности по причинам являются общие и повозрастные коэффициенты. Общие коэффициенты смертности по причинам смерти вычисляются как отношения чисел умерших от указанных причин смерти к среднегодовой численности наличного населения по текущей оценке:

сщ= 5-х юоооо %0000,

где СА/Л — общий коэффициент смертности от /-той причины; /). — число умерших от этой причины; Р — среднегодовое население.

Таблица 8.10

Наименования классов причин смерти, принятых в Международной статистической классификации болезней и проблем, связанных со здоровьем,

X пересмотра (1989 г.)

Класс 1

Некоторые инфекционные и паразитарные болезни. (Коды А00-В99)

Класс II

Новообразования. (Коды C00-D48)

Класс III

Болезни крови, кроветворных органов и отдельные нарушения, вовлекающие иммунный механизм. (Коды D50-D89)

Класс IV

Болезни эндокринной системы, расстройства питания и нарушения обмена веществ. (Коды Е00-Е90)

Класс V

Психические расстройства и расстройства поведения. (Коды

F00-F99)

Класс VI

Болезни нервной системы. (Коды G00-G99)

Класс VII

Болезни глаза и его придаточного аппарата. (Коды Н00-Н59)

Класс VIII

Болезни уха и сосцевидного отростка (Коды Н60-Н95)

Класс IX

Болезни системы кровообращения. (Коды 100-199)

Класс X

Болезни органов дыхания. (Коды J00-J99)

Класс XI

Болезни органов пищеварения. (Коды К00-К93)

Класс XII

Болезни кожи и подкожной клетчатки. (Коды L00-L99)

Класс XIII

Болезни костно-мышечной системы и соединительной ткани.

(Коды М00-М99)

Класс XIV

Болезни мочеполовой системы. (Коды N00-N99)

Класс XV

Осложнения беременности, родов и послеродового периода.

(Коды 000-099)

Класс XVI

Отдельные состояния, возникающие в перинатальном периоде.

(Коды Р00-Р96)

Класс XVII

Врожденные аномалии (пороки развития), деформации и хромосомные нарушения. (Коды Q00-Q99)

Класс XVIII

Симптомы, признаки и отклонения от нормы, выявленные при клинических и лабораторных исследованиях, не классифицированные в других рубриках. (Коды R00-R99)

Класс XIX

Несчастные случаи, отравления и травмы. (Коды V01-Y98, S00-T98)

В отличие от общих коэффициентов смертности они рассчитаны, как видно из формулы, не на 1000, а на 100 000 населения. Общие коэффициенты смертности по причинам смерти аддитивны, т.е. их можно складывать, поскольку в их знаменателе стоит одна и та же численность населения, а сумма умерших от всех причин, разумеется, равняется общему числу умерших.

Иначе говоря, сумма общих коэффициентов смертности по причинам смерти равна общему коэффициенту смертности[4]:

CMR = ?СМ^.

І

Общие коэффициенты смертности по основным классам причин смерти могут зависеть от различий в возрастном составе умерших. В связи с этим рассчитывают коэффициенты, стандартизованные по возрасту прямым способом, т.е. полученные для каждого класса причин смерти как средняя арифметическая из показателей для пятилетних возрастных групп, взвешенная по единой возрастной структуре. Эти стандартизованные коэффициенты смертности по причинам в настоящее время регулярно публикуются в Демографических ежегодниках России. При этом для их расчета Росстат применяет Европейский стандарт возрастной структуры (см. главу 4).

Повозрастные коэффициенты смертности по причинам смерти вычисляются аналогично общим как отношения чисел умерших от указанных причин смерти в возрасте хлет к среднегодовой численности наличного населения данного возраста по текущей оценке.

ASMR'X = х 100 000 %оо00,

п гх

где ASMR'X — коэффициент смертности от /-той причины на возрастном интервале (х + п) лет; nD[4]x число лиц возраста (х + п) лет, умерших от /-той причины смерти; Р — среднегодовое население в возрасте (х + п) лет.

Коэффициенты смертности в трудоспособном возрасте по основным классам причин смерти вычисляются за один год как частное от деления числа умерших в трудоспособном возрасте от указанного класса причин смерти на среднегодовую численность лиц того же возраста.

Коэффициенты младенческой смертности по причинам смерти рассчитываются аналогично коэффициентам смертности от всех причин, но, в отличие от них, вычисляются не на 100 000 среднегодового населения, а на 10 000 родившихся.

В таблице 8.11 представлены официальные данные Росстата о динамике смертности по причинам в период с 1965 по 2000-е гг. Как видно из приведенных в таблице данных и как уже было показано выше, в последнюю треть прошлого века динамика смертности в стране была весьма негативной: за исключением краткого периода в середине 1980-х гг. и второй половины 1990-х гг. общая смертность, как мужчин, так и женщин, росла. При этом смертность от различных классов причин изменялась неодинаковым образом. Смертность от инфекционных и паразитарных болезней и у мужчин, и у женщин в общем и целом снижалась. Стандартизованный коэффициент смертности от этих причин с 1965 по 2000 г. снизился у мужчин практически вдвое, а у женщин — более, чем в три раза, что маскирует, однако, ее рост в 1990-е гг., благодаря которому величина этого коэффициента в настоящее время выше, чем в конце 1980-х гг. В то же время смертность от новообразований, болезней органов кровообращения, а также от несчастных случаев, отравлений и травм до середины 1990-х гг. неуклонно росла, особенно у мужчин, достигнув своего пика в 1993—94 гг.

Такая динамика смертности в указанный период, особенно в 1990-е гг., обусловила резкое снижение показателя средней ожидаемой продолжительности жизни новорожденного, о чем шла речь выше. При этом основной вклад в это снижение внесли так называемые внешние причины смерти, т.е. несчастные случаи, отравления и травмы. Этим первая половина 1990-х гг. резко отличается от предшествующего периода 1960—80 гг., когда ведущую роль в снижении средней ожидаемой продолжительности жизни новорожденного играли болезни органов кровообращения, а также новообразования, особенно рак легкого1.

Особенностью этих классов причин смерти является то, что они, может быть, сильнее, чем другие, зависят от условий жизни населения, от его образа жизни, в большей мере определяются поведенческими факторами, отношением людей к своему здоровью, вообще к жизни и смерти. И совершенно неслучайно, что смертность от указанных трех классов причин достигла своего пика, как сказано, именно в середине 1990-х гг., когда социально-экономический кризис в России достиг своего апогея и когда в своем негативном влиянии на здоровье населения и продолжительность жизни сошлись и падение уровня жизни огромной части населения страны, и утрата многими людьми жизненных ориентиров, и деградация системы здравоохранения, ставшей к тому же малодоступной из-за отказа от ее бюджетного финансирования. Роль последнего из перечисленных выше факторов можно подтвердить фактом быстрого роста смертности от хронических болезней, удельный вес которых в общем числе случаев смерти невелик (туберкулез, эпилепсия, сахарный диабет, цирроз печени, болезни поджелудочной железы).

Популярное в политических кругах и в средствах массовой информации представление о том, что повышение смертности было вызвано массовым обеднением населения России не нашло прямого подтверждения. Действительно, если бы абсолютная бедность была причиной повышения смертности, то в первую очередь пострадали бы наиболее уязвимые и экономически зависимые группы населения — дети и старики... Однако в реальности повышение смертности было максимальным среди лиц трудоспособного возраста (наиболее активных и состоятельных экономически), а детская смертность и смертность среди престарелых изменилась мало. [...] Можно утверждать, что весьма значительная (видимо, преобладающая) часть прироста смертности в начале 1990-х годов была обусловлена стремительным ростом потребления алкоголя и полной ликвидацией того позитивного наследия (в виде необычайно низкой смертности) во второй половине 1980-х годов, которое досталось России после антиалкогольной кампании. [...] На основании имеющихся фактов можно с большой долей вероятности утверждать, что падение и последующий рост потребления алкоголя создали главные условия, приведшие к колоссальным колебаниям смертности после 1984 г. Конечно, нельзя абсолютизировать «алкогольный» фактор в качестве единственного фактора снижения и роста смертности в 1985— 95гг., тем более, выдавать его за единственного виновника высокой смертности в России.

Policies for the Control of the Transition’s Mortality Crisis. UNDP. Project № RUS/98/G53 / Рук. В.В. Школьников, В.В. Червяков. М., 2000. Цит. по: Доклад о развитии человеческого потенциала в Российской Федерации. 2000. М., 2000. С. 65—68.

Этот рост, по мнению авторов доклада о развитии человеческого потенциала в РФ за 2000 г., можно объяснить только повышением летальности среди хроников, чья жизнь непосредственно зависит от того, как функционирует система здравоохранения и как они обеспечены лекарствами. Если прежде «всеобщим бедствием» было отсутствие лекарств, то теперь люди отказываются от их приобретения не только потому , что дороговизна сделала их недоступными для очень многих, но и потому, что в населении сложилась устойчивая убежденность, что лекарства и медицинские услуги вообще должны быть дешевы или бесплатны1. Как только экономическая ситуация

284

го

о

“1

со

со

со

со

со

со

со

со

со

со

со

со

о1

О

о

со

со

со

со

со

со

со

со

со

со

00

4=1

.?

г:

*

о

со

00

-4

О)

сл

р

00

го

к'

о

о

о

сг

го

го

го

го

го

го

= о

О)

о

о

00

со

о

—к.

00

—к.

00

сл

00

то н

со

—Ч

СП

—к.

сл

со

оо

со

—к.

о

сл

-4

о

? СП

О

00

00

сл

со

го

со

го

—ь

СП

сл

го

р

д 2

п

00

о

р

00

со

о

о

о

о

СП

сл

со

сл

^ X

-я-

ч-<

X

а

о

я

я

00

00

я

со

00

00

го

го

го

00

сл

Класс 1. Некоторые

к

я

00

о

00

00

я

го

00

я

инфекционные и пара-

00

со

СП

о

СП

о

СП

со

о

-4

00

2

Дс

зитарные болезни

а

а

п

о

го

со

го

со

го

со

го

со

го

со

00

о

оо

00

го

00

оо

00

го

00

го

00

Класс II. Новообразо-

Ь]

го

00

00

СП

со

со

со

оо

со

со

—к

р

Д

д

7^

р

со

ко

со

р

То

о

00

со

сл

То

вания

ДЭ

О

о

2

О

д

д

о

сл

о

о

со

со

00

со

сл

со

со

о

сл

сл

СП

о

сл

оо

  • 00
  • 00

00

сл

сл

00

СП

со

Я

СП

00

о

со

<

X

X

д

Класс IX.

Болезни системы

КД

О

о

Ч|

со

о

00

00

о

сл

со

сл

со

го

о

I

сг

кровообращения

Класс X. Болезни орга-

V#

го

—к.

о

—к.

00

я

СП

р

—к.

о

—к.

00

со

го

со

со

СП

со

о

го

—к.

СП

00

со

я

я

оо

о

о

То

00

00

То

сл

То

р

СП

сл

сл

сл

о

-*?

нов дыхания

о

го

О)

О)

сл

сл

О)

СЛ

О)

сл

сл

р

я

сл

Класс XI.

оо

ю

о

сл

-VI

00

00

СП

со

о

я

00

00

я

Болезни органов пи-

1

го

—к

о

го

00

СО

р

—к.

То

00

-4

я

1

го

щеварения

Я

го

00

00

00

00

00

00

я

я

го

го

го

го

го

Класс XIX.

О)

я

о

—к

сл

со

сл

о

со

я

00

со

00

Несчастные случаи,

о

00

00

-4

со

00

го

сл

со

сл

-4

го

сл

-4

00

го

-4

я

00

00

о

отравления и травмы

Динамика стандартизованных коэффициентов

285

1025,8

1014,4

962,4

985,0

О

о

со

сл

1060,9

О

со

О

4^

СО

СО

921,1

891,5

876,6

959,1

913,5

Женщины

От всех

причин

  • О)

00

о>

со

сл

00

То

То

СЛ

СЛ

сл

со

11,3

14,4

Класс I. Некоторые инфекционные и паразитарные болезни

139,6

4^

о

о

со

со

о

139,4

139,7

142,3

144,7

143,3

144,2

142,8

141,7

СО

сл

00

146,2

Класс II. Новообразования

629,7

621,9

сл сл

о

597,4

606,5

633,2

671,9

СП

со

«в

00

556,1

СЛ

4^

СО

548,1

610,4

СЛ

СО

Класс IX.

Болезни системы кровообращения

31,7

со

28,7

СО

со

о

34,3

37,5

40,6

40,1

34,1

со

  • 4^
  • 00

37,4

о

сл

89,5

Класс X. Болезни органов дыхания

28,8

26,6

24,8

25,9

ґіг

30,7

29,9

26,1

23,2

21,4

21,4

22,1

21,6

Класс XI.

Болезни органов пищеварения

оэ

со

00

82,0

74,9

76,4

  • 00
  • 4^

93,6

100,7

91,6

69,2

сл со

55,7

СП о

51,2

Класс XIX.

Несчастные случаи, отравления и травмы

смертности по причинам в России, на 100 000 человек

в стране стала улучшаться (напомню, что речь идет о периоде 1995— 98 гг.), как только стали проявляться положительные изменения в уровне жизни населения, а также признаки его адаптации к новым условиям рыночной экономики, так сразу же возникли позитивные тенденции и в динамике смертности и продолжительности жизни. Смертность от всех основных причин, как видно из таблицы 8.11, уменьшилась, но наиболее заметным было снижение от болезней системы кровообращения, новообразований, несчастных случаев, отравлений и травм. Это привело к некоторому росту средней ожидаемой продолжительности жизни новорожденного. Анализ повозрастных коэффициентов смертности по причинам показывает, что на рост средней ожидаемой продолжительности жизни новорожденного наибольшее влияние оказало снижение смертности от «внешних» причин в возрастах от 25 до 55 лет и от болезней системы кровообращения в возрасте 50—70 лет.

Обращает на себя внимание, что 80% всей смертности у мужчин и 82% у женщин приходится всего на три класса причин смерти из 19. Это болезни системы кровообращения, новообразования, несчастные случаи, отравления и травмы. Следует заметить, что все эти причины в большой степени носят «поведенческий» характер, обусловлены в значительной степени образом жизни людей, отношением людей к своему здоровью, их самосохранителъным поведением... Здоровье и продолжительность жизни все в большей степени по сравнению с прошлыми эпохами начинает зависеть от воли и усилий самого человека, отдельной личности. Поэтому возрастает роль общественных наук, в частности социологии и психологии, особенно социальной психологии, в борьбе за увеличение средней продолжительности жизни народа.

Борисов В.А. Демография: Учебник для вузов. Изд. 3-е. М.,

2003. С. 259-260.

Как пишут авторы Седьмого ежегодного демографического доклада, «речь идет о тех же возрастах и причинах смерти, которые внесли наибольший вклад в повышение смертности начала 90-х годов»[6].

По мнению некоторых специалистов, колебания уровня смертности за полтора десятилетия с 1984 по 1998 г. погасили друг друга и рост смертности в 1990-е гг. «является артефактом». Основанием для такого вывода является сравнение реального и гипотетического (при предположении, что повозрастные коэффициенты смертности 1979 г. постоянны для периода 1979—99 гг.) чисел смертей за все это

Население России 1999. Седьмой ежегодный демографический доклад. М., 2000. С. 113.

двадцатилетие. Разница между ними составляет всего 0,8%Однако поверить в то, что повышение смертности в начале 1990-х гг. — это «артефакт», мешает то, что, как показывает наша недавняя история, авторы, о которых идет речь, практически всегда склонялись к «оптимистическим» оценкам демографической ситуации в стране, видимо, стремясь не очень-то огорчать «властей предержащих». Думается все же, что динамика смертности в России в последнее десятилетие и есть та демографическая цена, которую наша страна, российский народ заплатили за непродуманный, мягко говоря, ход совершенно необходимых и даже насущных социально-экономических реформ.

Приятно, конечно, утешаться мыслями о «компенсаторном характере» динамики смертности в России или о том, что в стране уже много десятилетий длится «затяжной кризис смертности», но факт остается фактом: первая половина последнего десятилетия прошлого века действительно продемонстрировала беспрецедентное, невиданное в мирное время повышение смертности и падение средней ожидаемой продолжительности жизни.

И показатели смертности (общей и по причинам) за 1999—2004 гг. подтверждают, что успокаиваться пока еще рано.

Приведенную в таблице 8.12 картину можно рассматривать как демографическую цену дефолта 17 августа 1998 г., как бы некоторые авторы этого ни отрицали. Тот факт, что, по данным авторов Доклада о развитии человеческого потенциала в Российской Федерации за 2000 г., 75% снижения средней ожидаемой продолжительности жизни новорожденного обусловлено ростом смертности в трудоспособных возрастах, причем практически две трети этого снижения обусловлены теми же причинами поведенческого характера, о которых шла речь выше (табл. 8.12), говорит о том, что дефолт сыграл роль спускового крючка в развитии стрессов и шоковых состояний, выход из которых многие искали в алкоголе, наркотиках и других видах девиантного поведения, но так и не нашли.

Наиболее трагичным является положение с мужской смертностью и продолжительностью жизни. На протяжении многих лет в нашей стране (сначала в СССР, а теперь и в России) наблюдается самый большой в мире разрыв в продолжительности жизни мужчин и женщин. Например, если в 1999 г. для всего населения земного шара этот разрыв составлял 4,2 года в пользу женщин, то в России он был равен 12,45 года (минимальным в том же году этот разрыв был в Бангладеш — 0,1 года, в 6 странах (Замбия, Зимбабве, Малави, Мальдивские острова, Непал и Пакистан) продолжительность жизни мужчин была больше, чем женщин: соответственно 0,8; 0,6; 0,2; 1,6; [6]

Рост смертности от некоторых причин в 1998—99 гг. в России. Стандартизованные коэффициенты смертности на 100 000 человек

Причины смерти

Мужчины

Женщины

1998

1999

1999 г. в % к 1998 г

1998

1999

1999 г. в % к 1998 г

Острые респираторные инфекции, грипп, пневмония

27,6

37,9

37,3

9,2

12,0

30,4

Злокачественные новообразования желудка и кишечника

62,2

75,1

20,7

31,3

38,9

24,3

Туберкулез

29,4

38,1

29,6

3,4

4,1

20,6

Автотранспортные несчастные случаи

35,1

40,4

15,1

11,1

12,1

9,0

Случайные отравления алкоголем

29,8

33,8

13,4

7,4

8,8

18,9

Убийства и преднамеренные повреждения

35,5

40,3

13,5

10,4

12,3

18,3

Источник'. Доклад о развитии человеческого потенциала в Российской Федерации. 2000. С. 68. Проценты прироста коэффициентов смертности приведены в исправленном виде.

0,5 и 0,3 года). Своего максимума (13,6 года) разрыв в продолжительности жизни российских мужчин и женщин достиг в 1994 г., наиболее критическом с точки зрения смертности, как, впрочем, и во многих других отношениях. В 2003 г. этот разрыв был равен 13,1 года[8].

Уже из таблицы 8.12 видно, что решающую роль в мужской сверхсмертности играют причины смерти, имеющие именно поведенческий характер. Оценить эту роль более содержательно позволяют данные таблицы 8.13, в которой показаны отличия продолжительности жизни российских мужчин от стран с той же продолжительностью жизни женщин.

Как показывают данные таблицы 8.13, за последнюю треть XX в. отставание России по продолжительности жизни мужчин от стран с такой же продолжительностью жизни женщин увеличилось на 4,15 года, или почти в 2,4 раза. При этом основным фактором этого явилась смертность от болезней системы кровообращения (рост на 2,77 года, или более, чем в 25 раз), несчастных случаев, отравлений и травм (рост на 2,28 года, или более, чем в 2,2 раза). Эти причины,

Отличие продолжительности жизни мужчин в России от стран с той же продолжительностью жизни женщин

Причины смерти

1965

1999

Все причины

-2,98

-7,13

в т.ч. за счет отдельных причин смерти:

Инфекционные и паразитарные болезни

-0,65

-0,18

в т.ч. туберкулез

-0,57

-0,28

Новообразования

-0,76

-0,51

Болезни системы кровообращения

0,11

-2,66

в т.ч.:

Ишемическая болезнь сердца

0,30

-1,48

Сосудистые поражения мозга

-0,48

-0,95

Несчастные случаи, отравления и травмы

-1,89

-4,17

в т.ч.:

Самоубийство и самоповреждение

-0,44

-0,80

Убийства и преднамеренные повреждения

-0,16

-0,67

Источник: Доклад о развитии человеческого потенциала в Российской Федерации.

2000. С. 69; Население России 2000. Восьмой ежегодный демографический доклад.

М„ 2001. С. 99.

как уже не раз говорилось выше, связаны с поведением, с отношением людей к собственному здоровью и продолжительности жизни, которые у мужчин являются более антиэкзистенциальными, более разрушительными, чем у женщин. И не только в силу особенностей социальных ролей мужчин, но и с тем, что мужчины гораздо в большей мере, чем женщины, являются и становятся жертвами стрессов и дезадаптации и гораздо более склонны прибегать к антивитальным способам выхода из них. Неслучайно, что более 80% различий в продолжительности жизни российских мужчин по сравнению со странами с аналогичной продолжительностью жизни женщин связаны со сверхсмертностью в трудоспособных возрастах.

  • [1] См.: Социальная энциклопедия. М., 2000. С. 274.
  • [2] Там же. С. 274.
  • [3] См.: Доклад о развитии человеческого потенциала в Российской Федерации. 2000. М„ 2000. С. 67.
  • [4] Здесь коэффициенты смертности выражены в относительных долях 1. См.: Население России 1999. Седьмой ежегодный демографический доклад. М., 2000. С. 112-113. Доклад о развитии человеческого потенциала в Российской Федерации. 2000. М., 2000.С. 68.
  • [5] Здесь коэффициенты смертности выражены в относительных долях 1. См.: Население России 1999. Седьмой ежегодный демографический доклад. М., 2000. С. 112-113. Доклад о развитии человеческого потенциала в Российской Федерации. 2000. М., 2000.С. 68.
  • [6] Вишневский А.Г. Подъем смертности в 90-е годы: факт или артефакт? // Население и общество. Май 2000. № 45. См. также: Доклад о развитии человеческого потенциала в Российской Федерации. 2000. С. 67; Население России 1999. Седьмой ежегодный демографический доклад. М., 2000. С. 105—109.
  • [7] Вишневский А.Г. Подъем смертности в 90-е годы: факт или артефакт? // Население и общество. Май 2000. № 45. См. также: Доклад о развитии человеческого потенциала в Российской Федерации. 2000. С. 67; Население России 1999. Седьмой ежегодный демографический доклад. М., 2000. С. 105—109.
  • [8] См.: Ншпап ОеуеЬртеШ Яероіі 2005. N. У., 2005. Р. 219—222; 299—302.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >