Методы сбора и обобщения единичных фактов

Теоретический анализ государства и права начинается с эмпирического познания политико-правовой и иной социальной практики. На этой стадии решаются задачи сбора и изучения эмпирических фактов. При этом используется весьма развитая система специальных и частноправовых приемов, позволяющих воспроизвести в мышлении все многообразие проявлений государства и права в реальной жизни и иных явлений, процессов.

Качественное своеобразие компонентов политико-правовой практики обусловливает и многообразие способов, приемов ее изучения. В сфере теории государства и права на этой стадии познания используются:

  • 1) методы толкования права. С их помощью уясняются содержание, смысл правовых норм, воля законодателя, выраженная в нормативном акте;
  • 2) конкретно-социологические методы. Это достаточно развитая и сложная группа методов и методик, сведенных в четыре метода: наблюдение, анализ письменных источников (документов), анкетирование и интервьюирование. Наблюдение применяется для непосредственного восприятия исследователем политико-правовой практики, деятельности органов государства и должностных лиц, конкретно-исторических условий реализации норм права и др. Методы анализа письменных источников обеспечивают достоверность знаний о событиях, фактах, которые исследователь получает в процессе ознакомления с разного рода документами: правоприменительными актами, отчетами, служебными материалами. Мнение населения и должностных лиц о законодательстве и практике его применения, деятельности государственных органов изучается с помощью разного рода анкет или интервью;
  • 3) социально-психологические методы. Эти методы (тесты, шкалы и т. д.) представляют собой разновидность конкретно-социологических методов, модифицированных для изучения правовой и политической психологии и сознания граждан, мотивов их правомерного либо противоправного поведения.

Система методов сбора и изучения эмпирических фактов является открытой и может совершенствоваться, дополняться новыми методами, которые могут появиться в социологии, психологии, других науках и быть полезными для изучения тех или иных сторон объекта теории государства и права. Правоведы и сами могут совершенствовать систему этих методов, опираясь на компьютерные технологии, а также иные достижения научно-технического прогресса. Так, в современных условиях значительно расширились возможности в поиске правовой информации благодаря разработке и внедрению автоматизированных информационно-поисковых систем в области законодательства, использованию иных современных способов поиска, сбора и хранения эмпирической информации. Весь комплекс таких способов правомерно рассматривается в качестве самостоятельного — информационного — способа, применяемого на стадии сбора и изучения эмпирических фактов.

Многообразные по содержанию и сфере применения методы, используемые на данной стадии эмпирического познания, преследуют общую цель: обеспечить получение такой информации, которая была бы достоверной, полной и всесторонней. В идеале требуется воспроизвести не только исследуемое событие, процесс, но и конкретно-исторические условия его существования. Не отдельные примеры, а полная и всесторонняя информация об исследуемой объективной реальности выступает той эмпирической базой, из которой вырастает подлинно научное теоретическое знание.

Полученные на стадии сбора и изучения единичные факты являются важным, но специфичным компонентом науки. Своеобразие его гносеологической природы заключается в том, что факт, взятый сам по себе, в отрыве от теоретических положений, не обладает свойствами теоретического знания.

Во-первых, факт в отличие от категорий и понятий, характеризующихся всеобщностью, абстрактностью, всегда конкретен, поскольку содержит информацию об индивидуальных, неповторимых чертах какого-либо события, явления с четко фиксированными пространственными и временными координатами. Любой факт — пример, которым иллюстрируется то или иное теоретическое положение, обязательно обладает некоторыми индивидуальными признаками (местом, временем, участниками, ходом событий и др.).

Во-вторых, факт, как отмечалось выше, представляет собой абсолютную, вечную истину, остающуюся неизменной даже в период смены одной научной теории другой. Эмпирическое знание событий, явлений может быть расширено, дополнено некоторыми новыми чертами, деталями, но имевшиеся ранее сведения от этого не теряют достоверности.

В-третьих, эмпирическое знание обладает относительно самостоятельным, независимым от конкретной теории бытием. Конкретные события, явления могут рассматриваться в различных, порой далеких друг от друга науках. Государство и право, например, изучаются теорией государства и права, отраслевыми юридическими науками, а также политологией, социологией, этикой.

Отмеченные особенности эмпирических фактов свидетельствуют о том, что факты не выполняют функций теоретического знания и не способны сами по себе дать научное объяснение и прогноз событий и явлений объективной реальности. Вследствие этого их изучение в отрыве от конкретных целей теоретического познания является ненужным и бессмысленным.

Таким образом, несмотря на то что знание правовой и иной социальной практики, а также нормативные правовые акты составляют основу, эмпирический базис теории государства и права, научные исследования не могут ограничиваться сбором и изучением фактов. От эмпирического наблюдения научное познание поднимается на более высокий уровень сравнения и индуктивно-статистического обобщения. В теории государства и права на этой стадии познания чаще всего применяются сравнительный правовой и статистические методы.

Гносеологическая природа сравнительного правового метода выражается в том, что он представляет собой способ выявления фактов сходства и различия, присущих законодательству разных стран либо субъектов федеративного или конфедеративного государства. Объектом исследования выступают тексты законов и иных нормативных правовых актов, а результаты анализа сводятся прежде всего к установлению конкретных фактов сходства или различия сравниваемых законодательных систем.

Как и любое индуктивное обобщение, результаты сравнения не могут автоматически переноситься на действующее законодательство других стран. То, что характерно для сравниваемых законодательных систем, необязательно может обнаружиться в других, неисследованных системах, тогда как для теоретического знания характерным признаком является атрибут всеобщности, поскольку категории и понятия характеризуют явления и процессы на уровне сущности и необходимости. Познание же глубинных сторон явлений и процессов характеризуется иными стадиями научного познания, следующими за сравнительным правовым анализом.

Статистические методы в теории государства и права применяются к фактам, полученным при помощи анкетирования, наблюдения, анализа письменных источников и других методов. Основная цель статистического анализа сводится к выявлению общего и устойчивого, которые в единичных событиях, фактах вуалируются многими второстепенными обстоятельствами.

Наиболее высокий уровень знаний, получаемых в ходе статистического анализа, — уровень статистических закономерностей, раскрывающих регулярность, последовательность и повторяемость в чередовании единичных фактов. Но и они являются неопровержимыми преимущественно в пределах той совокупности явлений, которая была изучена в процессе статистического анализа. Распространение этих закономерностей на всю совокупность имеет условный, проблематичный характер, поскольку такие закономерности могут отражать как объективно-закономерные связи, так и случайные, второстепенные, а в некоторых случаях и мнимые, ложные связи.

Статистический анализ завершает процедура описания и объяснения обобщенных фактов. При этом одни факты удается полностью объяснить соответствующими положениями правовой науки, политологии, социальной психологии, а другие факты с помощью наличного теоретического знания объяснить не представляется возможным. В первом случае исследование завершается на эмпирическом уровне, что, однако, не умаляет его научной ценности.

Наличие фактов, не объясненных существующими теоретическими знаниями, нельзя рассматривать как некую аномалию в развитии науки. Вследствие становления и развития политикоправовой надстройки, наличия противоречий между действительным ходом политико-правового развития и наличными теоретическими знаниями и других причин правоведы неизбежно выявляют факты, требующие дальнейшего развития теории. Однако восполнить пробел в теоретических знаниях можно только с помощью методов теоретического анализа. Эмпирические методы, как известно, здесь оказываются бессильными.

Теоретическое знание начинается там, где эмпирические методы полностью себя исчерпали: обнаружив новые явления, факты, они не смогли раскрыть их сущностные стороны, связи.

Новые, не объясненные теорией факты представляют собой своего рода мостик, по которому осуществляется переход от эмпирического уровня знаний к теоретическому. Сущностные стороны, связи исследуемых явлений, фактов в ходе теоретического анализа вскрываются не путем логического развития истины, не умозрительно, а на основе данных эмпирического уровня. В то же время конечные результаты абстрагирования выражаются в форме понятий. Эмпирические данные здесь не получают непосредственного выражения. В лучшем случае они представлены в виде примеров, иллюстраций.

Умозрительный характер теоретических исследований видится не в том, что в них не содержится эмпирических данных или познающий субъект не проводит непосредственно конкретно-социологических исследовании, а в том, что результаты таких исследований не соответствуют объективной реальности, отражают ее в одностороннем, искаженном, неполном виде.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >