Теоретическая стадия правового исследования

Теоретическая стадия правового исследования завершает процесс познания и в конечном итоге призвана раскрыть предмет правовой науки или ее отдельной отрасли во всей его полноте и всесторонности, т. е. всю совокупность закономерностей функционирования и развития политико-правовых явлении и процессов. Однако подобный результат достигается в ходе длительного развития правовой науки после обстоятельного изучения сущности и содержания отдельных политико-правовых явлений и процессов и их взаимной связи. Соответственно, перед теоретическим познанием могут быть поставлены три цели: 1) познание сущности и содержания отдельных политико-правовых явлений и процессов; 2) выявление закономерной связи, присущей этим явлениям и процессам; 3) раскрытие предмета отдельной отрасли правовой науки либо общей теории государства и права.

Теоретическая стадия органически связана со всеми предшествующими ей стадиями правового исследования. В конечном счете она призвана реализовать поставленные исследователем цели: обосновать или опровергнуть сформулированные гипотезы, дать теоретическое объяснение фактам, добытым на эмпирической стадии. Словом, все, что было ранее проделано в научном познании, так или иначе было подчиненно генеральной задаче создания необходимых условий для успешного познания на стадии теоретического анализа. Познающий субъект стремится максимально полно использовать в теоретическом анализе все то позитивное, чего ему удалось достичь на предшествующих стадиях, не только выявить новые тенденции политико-правовой практики, но и дать им наиболее точное и глубокое объяснение.

Теоретический анализ проводится с применением специальных методов познания: методов абстрагирования, системного анализа, восхождения от абстрактного к конкретному. Однако следует учитывать, что процесс формирования теоретического знания не представляет собой процедуру, подчиненную каким-то строгим однозначным правилам, принципам, как на эмпирическом уровне. Новые теоретические знания хотя и основываются на эмпирических данных и предшествующих теоретических знаниях предмета, но возникают не как простое суммирование, обобщение наличного эмпирического и теоретического знаний, а как скачок, качественный переход к новому знанию, которое ранее не было известно. В таком скачке неизбежно имеется элемент воображения, фантазии, который не формализуется и не описывается в каких-либо методологических правилах. Фантазия, говорил В. И. Ленин, «чрезвычайно ценна. Напрасно думают, что она нужна только поэту. Это глупый предрассудок! Даже в математике она нужна, даже открытие дифференциального и интегрального исчислений невозможно было бы без фантазии. Фантазия есть качество величайшей ценности»[1]. Методы теоретического исследования выступают больше в роли ориентиров, подсказывая, в каком направлении следует двигаться, чем жестких методологических правил.

С помощью методов абстрагирования осуществляется процесс выведения понятий, отражающих сущность и содержание отдельных политико-правовых явлений и процессов. В правовой науке абстрагирование осуществляется тремя способами: на основе изолирующей абстракции, абстракции отождествления и абстракции-идеи. Названными способами образована большая часть правовых понятий, в том числе понятий «норма права», «правоспособность», «дееспособность», «правонарушение», «потерпевший», «подозреваемый», «налог на добавленную стоимость», «орган государства».

В то же время понятия, образованные с применением методов абстрагирования, имеют два существенных недостатка.

Во-первых, они оставляют открытым вопрос о том, что отражаемые ими признаки являются действительно общими. Вследствие того, что индуктивные обобщения основаны на знании лишь части существующих явлений и процессов, а не всей их генеральной совокупности, нельзя быть уверенным в том, что признаки, составляющие содержание понятия, действительно являются общими для всего класса явлений. Последующие эмпирические наблюдения нередко приводят к обнаружению новых явлений, процессов, требующих дальнейшей корректировки содержания соответствующих понятий.

Во-вторых, методами абстрагирования невозможно обосновать содержание понятий. Вследствие многообразия связей правовых явлений друг с другом и другими социальными явлениями весьма трудно провести четкую грань между ними, что, в свою очередь, порождает постоянные полемики между правоведами. То, что, по мнению одних авторов, входит в содержание понятия, по мнению других, полностью или частично остается за его пределами. Например, одни ученые полагают, что «юридическая ответственность» представляет собой меру государственного принуждения, тогда как сторонники другой точки зрения уверены в том, что содержание данного понятия сводится к способности лица отдавать отчет в своем противоправном деянии и претерпевать меры государственного принуждения.

Названные недостатки понятийного аппарата правовой науки можно устранить, установив связь между изолированными понятиями, наподобие той, что существует между отражаемыми ими явлениями и процессами. Эта задача решается при помощи системно-структурного подхода, позволяющего выявлять устойчивые, необходимые связи между структурными частями явлений, равно как и между явлениями. Таким путем, например, выявляются связи между компонентами нормы права, правоотношения, системы нормативных правовых актов, системы права, механизма государства и других сложных явлений.

Однако для познания закономерных связей, образующих предмет отдельной отрасли правовой науки, системно-структурного метода оказывается недостаточно. Для решения такой сложной, фундаментальной задачи рекомендуется использовать метод восхождения от абстрактного к конкретному, разработанный Г. Гегелем и наиболее успешно примененный К. Марксом в исследовании буржуазных экономических отношений. Маркс понимал восхождение в качестве единственно возможного метода научного познания. При этом он отмечал, что данный метод дает позитивные результаты тогда, когда в науке уже сложилась достаточно развитая система абстракций, вычленены составляющие исследуемый объект элементы, изучены их свойства и отношения, т. е. более или менее полно завершен начальный этап теоретического анализа — восхождение от конкретного к абстрактному.

Анализ экономических отношений капиталистического общества, отмечал К. Маркс, не может начинаться с реального и конкретного — с населения, хотя оно является основой и субъектом всего общественного производства[2]. Лишь после того, как путем анализа были выделены абстрактные всеобщие отношения (разделение труда, деньги, стоимость), представилось возможным осуществить восхождение от простейших абстракций, взаимосвязанных категорий, фиксирующих существенные стороны, связи капиталистического способа производства как единого организма. Благодаря этому целое предстает перед исследователем как богатая совокупность с многочисленными определениями и отношениями.

Современная правовая наука успешно преодолела первый этап восхождения от абстрактного к конкретному и создала обширную сеть разного рода абстракций, отражающих все многообразие конкретных правовых явлений. Поэтому объективных препятствий на пути применения восхождения от абстрактного к конкретному не имеется. Однако неоднократно предпринимавшиеся советскими правоведами попытки осуществить подобное восхождение в теории права (Е. Б. Пашуканис, Л. И. Спиридонов, А. М. Васильев) в науке гражданского права (С. И. Аскназий) не привели к позитивным результатам. Восхождение от абстрактного к конкретному проводилось в рамках позитивистской доктрины права. Между тем этот метод ориентирован на исследование сложной диалектически противоречивой связи права и экономики, поэтому он может быть применен только в пределах материалистической теории права.

В настоящее время российские правоведы анализ связей и зависимостей правовых явлений и процессов ведут с использованием системного подхода, позволяющего изучать внутренние и внешние связи политико-правовых явлений и процессов, например структурное строение нормы права, правоотношения, правонарушения, системы права, системы механизма правового регулирования. В то же время внешние связи и зависимости права от экономики, иных социальных явлений исследуются недостаточно активно, и закономерности, определяющие развитие и функционирование права как компонента общества в целом, остаются неисследованными. Прямыми следствиями подобного пробела правовой науки являются отсутствие научно обоснованных знаний о социальной и юридической природе права и многолетние дискуссии российских правоведов о том, что же такое право. Интегративный подход, в котором видится ключ к решению проблем правопонимания, может быть успешно осуществлен посредством восхождения от абстрактного к конкретному. Поэтому освоение и творческое применение данного метода теоретического познания составляют хотя и сложный, но наиболее перспективный путь успешного развития правовой науки.

Таким образом, теоретическая стадия как стадия, завершающая исследование, определяет его результативность. От того, какие знания будут получены в виде итогового результата теоретического познания, насколько убедительно они будут аргументированы эмпирически и теоретически, зависит успех всего исследования.

Исследование будет успешным, если оно завершится выявлением новых явлений и процессов, их закономерностей, нахождением новых убедительных и бесспорных фактов, позволяющих перевести отдельные научные гипотезы на уровень достоверного знания, конкретными предложениями по совершенствованию законодательства и практики его применения. В случаях же, когда теоретический анализ проведен весьма поверхностно, а сформулированные выводы имеют проблематичный характер и порождают много нерешенных вопросов, предшествующие ему стадии, даже если они проведены на самом высоком теоретическом и методологическом уровне, не способны сколько-нибудь существенно повысить научную значимость, результативность исследования.

  • [1] Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 45. С. 125.
  • [2] См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 12. С. 726.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >