Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Экономика arrow История и методология экономической науки

Является ли экономика универсальной наукой

Критика Р. Хайлбронера в основном строится на трактовке социального порядка рыночного общества. Под социальным порядком он понимает любое социальное целое — племя, общину, нацию, социально-экономическую формацию, — определяющим признаком которой является обслуживание и поддержка интересов некоторой входящей в него группы людей или класса. Эти интересы могут быть самыми разными. Соблюдение давних традиций и сохранение династии, накопление капитала или реализация каких-то иных целей. Доминирующая группа или класс также могут быть самыми разными — это могут быть все взрослые мужчины, входящие в племя, члены королевской семьи, представители класса собственников или политической элиты.

Каждая цель такой группы или класса, в свою очередь, подразумевает существование различных обеспечивающих институтов — будь то градация социальных прерогатив, характерная для наследственных монархий, или фирмы и другие специфические институты, характерные для социальных порядков, ориентированных на капитал.

Капитализм, разумеется, является представителем порядка последнего типа. Для целей настоящего исследования важно то, что капитализм, как бы сильно он ни отличался от докапиталистических формаций в одних аспектах, в других очень на них похож. Одна точка зрения, которая отделяет капитализм от предшествующих ему социальных формаций, сосредоточивается на доминирующей роли рыночных отношений. Но другая точка зрения, которая связывает капитализм с предшествующими обществами, позволяет заглянуть «дальше» и «глубже» рынка и обнаружить социальные и политические командные структуры, роль которых рынок игнорирует или маскирует.

Именно эта двойственность точек зрения и объясняет нерешительность Хайлбронера в вопросе о том, можно ли утверждать, что в условиях капитализма экономической теории удается занять подобающее ей главенствующее положение. Капитализм невозможно понять, не используя специальные аналитические возможности экономической теории. Но эти же самые аналитические возможности скрывают весьма примечательные черты капитализма, а именно то, что это единственная социальная формация, способная замаскировать тот способ, которым присущая ему «система» обеспечения служит интересам социального порядка, подсистемой которого он является.

Важность рыночного механизма заслоняет собой тот факт, что социальным укладом является именно капитализм, а не сам по себе рыночный механизм. Элементы рынка — люди, оптимизирующие свои доходы, конкурентная среда, юридическая база контрактных отношений и прочее — жизненно важны для исторической миссии капитализма — миссии накопления, но сама по себе эта миссия не вытекает из этих рыночных элементов. Она вытекает из человеческих интересов. Интересов занять подобающее место в иерархии, жажды власти, господства, славы, борьбы за престиж. Интересов, о которых рыночная система ничего не может нам поведать.

Неудивительно, что научная школа, рассматривающая экономическую систему в отрыве от этих мотивов, возводит теорию выбора на командную высоту и провозглашает стремление к общему равновесию внутренне присущей ее тенденцией.

По мнению Р. Хайлбронера, экономическая наука принимает экономическую систему за живую модель капитализма, среди категорий и концепций которой есть все необходимое для его понимания. Именно здесь экономика обнаруживает свою немощь в качестве претендента на универсальную науку и свое мошенничество в качестве имперской доктрины.

Этот обман заключается в том, что экономика представляется нейтральной наукой, а не системой объяснения капитализма, несущей в себе идеологический заряд. Это проявляется во многих отношениях. Например, такой важнейший термин как «эффективность» выдается за квазиинженерный критерий, хотя на самом деле негласное его назначение заключается в максимизации выпуска продукции в целях получения прибыли, а не в чисто инженерной задаче.

Подобная «невидимая» социополитическая нагрузка лежит и на других экономических терминах, включая и само слово «производство», которое учитывается в национальных счетах лишь постольку, поскольку находит свое конечное воплощение в товарах, а не в потребительных стоимостях. Подобным же образом в качестве фундаментальной ячейки экономической системы рассматривается рациональный индивид, максимизирующий свою выгоду. Экономическая система, таким образом, мыслится как общество отшельников, а не как упорядоченная структура групп и классов.

Такое сокрытие социального порядка становится особенно очевидным, если рассматривать способ, которым экономика объясняет функциональное распределение доходов. Согласно Хайлбронеру экономика не только не объясняет, но и не проявляет интереса к следующему обстоятельству. Выплачиваемое в виде чистой прибыли вознаграждение, которое получают только собственники капитала, дает им «остаточное» право на произведенный продукт, после того как все факторы, в том числе и капитал, свою долю уже получили.

Поскольку экономисты вновь и вновь доказывают, что рыночная система имеет тенденцию к устранению подобных «остатков», которые являются всего лишь преходящими издержками развития системы, только социологи или политологи смогут объяснить, почему собственники капитала так защищают эти свои сомнительные права. Каким образом рынок поддерживает классовую структуру капитализма — это вопрос, на который экономика не знает ответа, вопрос, о существовании которого она в определенном смысле даже не подозревает.

Но если экономическая наука настолько уязвима, почему же она пользуется таким престижем? Возможно, причина этого заключается именно в том, что в своей современной форме она неисторичная, асоциальна и аполитична. Демонстрирующие спокойствие теории выгодны в условиях любого социального порядка, но теория, которая сторонится политики и социологии, может рассчитывать на особую благосклонность в рамках того общественного порядка, который гордится своим тесным родством с естественными науками.

Речь идет об идеологической функции науки — не узкой апологетике, сознательно служащей лишь собственным интересам, но мировоззренческой системе из числа тех, что сопровождают и поддерживают все социальные порядки.

Назначение подобных идеологических систем заключается в том, чтобы обеспечить моральную уверенность, которая является необходимой предпосылкой политического и социального покоя, как для господствующих, так и для подчиненных элементов любого социального порядка. Несомненно, что этот душевный покой всегда имеет легкий оттенок сомнения или привкус лицемерия, но, в конце концов, социальные порядки всех уровней нуждаются в некотором своде знаний и убеждений, которые можно было бы при случае использовать.

В первобытных обществах были свои мифы или толкования природы, в командных системах — свои уставы. Для капитализма эту функцию выполняет экономическая наука. Экономика не может избежать этой роли в социальном порядке, система координации которого выходит за рамки социального и политического воображения.

Достойная реакция экономической науки должна заключаться не в том, чтобы отрицать свою вину, но чтобы признать взаимоперепле-тенность социальной системы и социального порядка, которая является уникальным историческим свойством капитализма, а также признать неизбежность искажений, возникающих при любых попытках описать одно в отрыве от другого. Экономическую науку надо осознать не только как аналитическую дисциплину, но и как идеологию.

Нет никакой универсальной науки об обществе, утверждает Р. Хайлбронер. Несмотря на некоторую противоречивость и не слишком большую глубину анализа Р. Хайлбронера, он подводит нас к выводу, с которым следует согласиться.

Понимать социальные процессы должны и экономисты, и социологи, и представители других социальных наук.

Контрольные вопросы
  • 1. Как определил предмет экономической науки Лайонел Роббинс?
  • 2. В чем суть принципа максимизации в трактовке П. Самуэльсона?
  • 3. Что представляет экономический подход Г. Беккера?
  • 4. Каковы аргументы критиков экономического империализма?
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >
 

Популярные страницы