Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Экономика arrow Гудвил: синергетическая сущность, оценка, учет, анализ

ГУДВИЛ КАК ПРОЕКЦИЯ СИНЕРГЕТИЧЕСКОГО ЭФФЕКТА ДЕЯТЕЛЬНОСТИ КОМПАНИИ НА ЕЕ ФИНАНСОВУЮ ОТЧЕТНОСТЬ

Генезис синергетического подхода в исследованиях слияний и поглощений

Как уже упоминалось в параграфе 1.1, согласно МСФО (IFRS) 3 «Объединения бизнеса» гудвил представляет собой выплату, производимую организацией-покупателем в ожидании будущих экономических выгод от активов, которые не могут быть индивидуально идентифицированы и отдельно признаны. Подобное определение содержится и в ПБУ 14/2007 «Учет нематериальных активов». Однако бухгалтерские стандарты, как правило, концентрируются не на экономической сущности гудвила, а на его признании и оценке. Для того чтобы лучше понять механизм формирования гудвила, на наш взгляд, целесообразно обратиться к практике оценщиков бизнеса [28, 36].

Стандарт оценки бизнеса Американского общества оценщиков ASA BVS-I «Общие требования к разработке оценки бизнеса» (General requirements for developing a business valuation) определяет гудвил как нематериальный актив компании, который складывается из престижа компании, взаимоотношений с клиентами, местонахождения, номенклатуры производимой продукции и т.д. Гудвил неотчуждаем от компании и создается за счет ее индивидуальных нематериальных преимуществ перед другими компаниями: клиентской базы, узнаваемой торговой марки, устойчивых связей с поставщиками и клиентами в течение длительного периода времени. Эти факторы специально не выделяются и не учитываются в отчетности предприятия, но служат источником экстраординарных по сравнению с другими предприятиями отрасли прибылей.

Уже упоминавшиеся в параграфе 1.2 Г.М. Десмонд и Р.Э. Келли в книге «Руководство по оценке бизнеса», которая очень популярна среди практикующих оценщиков, определяют гудвил как «совокупность тех элементов бизнеса или персональных качеств, которые стимулируют клиентов продолжать пользоваться услугами данного предприятия или данного лица и которые приносят компании прибыль сверх той, которая требуется для получения разумного дохода на все остальные активы предприятия, включая все те нематериальные активы, что могут быть выделены и отдельно оценены» [21].

Существует еще ряд определений, отличающихся деталями, но сходных в одном главном утверждении: гудвил — это способность компании приносить сверхприбыли. Если брать более узкое его понимание, то это способность объединенной компании после интеграции приносить прибыль, большую, нежели арифметическая сумма прибылей объединившихся компаний при их раздельном функционировании. И здесь снова стоит упомянуть об американском бухгалтерском стандарте FAS В Statement № 142 «Гудвил и прочие нематериальные активы», в котором говорится о том, что гудвил — это синоним ожидаемых синергий.

Согласно словарю Barron 's: «Синергия — взаимодополняющее действие активов двух или нескольких предприятий, совокупный результат которого намного превышает сумму результатов отдельных действий этих предприятий» [105]. М.Л. Сироуэер (M.L. Sirower) в книге «Ловушки синергии: как компании проигрывают игры в поглощения» (The synergy trap: How companies lose the acquisition game) определил синергию следующим образом «Синергия представляет собой увеличение эффективности деятельности объединенной компании сверх того, что два предприятия уже могут или должны выполнять как независимые. На управленческом языке синергия означает: конкурировать лучше, чем кто-либо когда-либо мог ожидать. Это означает увеличение конкурентного преимущества сверх того, которое необходимо предприятиям, чтобы выжить на своих конкурентных рынках» [143]. Достаточно часто синергетический эффект характеризуют правилом «2 + 2 = 5» [например, 31, 113], и это, как будет показано в разделе 4.1, является одним из самых распространенных мифов о синергии.

Синергетический подход в экономических исследованиях начал развиваться с активизацией интеграционных процессов в экономике полвека назад стараниями профессора Международного университета Соединенных Штатов И. Ансоффа (1. Ansoff). Он опубликовал множество статей и книг по стратегическому планированию и управлению, в частности знаменитую работу 1965 г. «Корпоративная стратегия» (Corporate Strategy) [90], в которой показал, что стратегия развития компании, основанная на достижении синергии, позволит ей перенести свои ключевые компетенции на новые области деятельности. Ансофф определил экономический базис синергии как возможность превышения экономического эффекта от совместной работы нескольких компаний над результатами их самостоятельной деятельности. Он утверждал, что подобная выгода частично основывается на эффекте масштаба, однако, кроме него, возможно получение управленческой синергии, когда полученные в одной из компаний опыт и знания распространяются на всю интегрированную корпорацию. В том случае, когда после осуществления интеграции уровень качества принимаемых управленческих решений повышается, возникает положительный синергетический эффект. Если же на корпорацию распространяется не лучший из имеющихся в объединившихся компаниях опыт, а наоборот, то результатом становится снижение эффективности деятельности интегрированной корпорации и возникает отрицательный синергетический эффект.

Ансофф предположил на этапе планирования слияния или поглощения исследовать потенциально достижимые синергии в различных направлениях деятельности объединяющихся компаний и сравнивать их с профилями деловых способностей компаний. Для этого необходимо идентифицировать синергии в областях управления, производства и продаж. Вероятность достижения корпорацией синергетических эффектов зависит от ее собственных способностей в каждой из перечисленных областей деятельности, а значит, необходимо проанализировать сильные и слабые стороны компаний и составить профили их деловых способностей, отражающие ключевые бизнес-компетенции.

В 1980 г. профессор токийского научного университета X. Итами (Я. Itami) в книге «Мобилизация невидимых активов» {Mobilizing Invisible Assets), переведенной в 1987 г. на английский язык Т. Ролом (Т. Roehl) [121], рассмотрел получение синергетического эффекта интеграции как следствие повышения эффективности использования ресурсов в интегрированной корпорации по сравнению с их использованием компаниями до объединения. Он выделил два вида ресурсов: физические ресурсы и невидимые (нематериальные) активы. К физическим ресурсам Итами отнес традиционные средства и предметы труда: основные средства, материальные запасы и т.п. К невидимым активам — торговую марку, технологии и ноу-хау, корпоративную культуру и т.п. Конкурентоспособность компании, по мнению Итами, во многом определяется именно невидимыми активами. В большинстве своем они являются уникальными и не могут быть отделены от компании. Невидимые активы могут использоваться при осуществлении различных направлений деятельности компании. Некоторые невидимые активы могут использоваться в сочетании с другими и усиливать их действие: Итами назвал результат такого взаимодействия комбинаторным эффектом.

Подход Итами к определению синергетического эффекта сужает его классическое «ансоффовское» понимание: по его мнению, в результате слияний и поглощений могут достигаться два вида так называемых портфельных эффектов. Первый состоит в улучшении использования физических ресурсов (например, дозагрузка частично простаивающих производственных мощностей поглощенной компании заказами поглотившей компании). Итами назвал такой эффект комплементарным и отделит его от синергетического, посчитав, что сокращение издержек, в котором выражается комплементарный эффект, есть всего лишь следствие полного использования ресурсного потенциала корпорации, достижимого при квалифицированном менеджменте. Второй вид портфельных эффектов — синергетический — достигается только при использовании невидимых активов. Целью синергизма, по утверждению Итами, является использование «эффекта безбилетника», когда ресурсы, аккумулируемые в одной части компании, используются одновременно и без каких-либо дополнительных расходов другими ее частями. Например, такой «эффект безбилетника» может быть получен при выводе новых продуктов на рынок под наиболее «раскрученным» брендом из имеющихся в портфеле корпорации или при использовании результатов исследований и разработок, имеющихся у одной из объединившихся компаний, всей интегрированной корпорацией без дополнительных затрат остальных участников интеграционной сделки.

В своей работе Итами провел четкую грань между комплементарным и синергетическим эффектами: «Большинство физических ресурсов не способно обеспечить потенциал возникновения эффекта безбилетника или одновременного использования. Если две независимые части завода используются для производства двух различных товаров, синергизма не существует. Финансовые ресурсы не могут использоваться одновременно в двух сегментах. Если денежные средства вкладываются в разработку одного товара, “куски пирога” для остальных продуктов уменьшаются. С невидимыми активами все иначе. В отличие от материальных активов и финансовых ресурсов невидимый актив, такой как технология, может быть использован в более чем одной области деятельности одновременно без ущерба для своей полезности. Это и есть классический эффект безбилетника. При одновременном использовании невидимый актив не только не утрачивает ценность, но и преумножает ее. Возникновение синергизма связано с одновременным использованием ресурсов в нескольких областях деятельности без какого-либо ущерба для каждой из них. Комплементарный эффект возникает при использовании материальных активов, синергетический — невидимых» (цитируется по [41]).

Еще одним значимым результатом исследований Итами стал вывод о возможности достижения не только положительного, но и отрицательного синергетического эффекта от комбинирования невидимых активов при неправильно выбранной стратегии развития компании.

Характерным примером отрицательного синергетического эффекта является басня И.А. Крылова о Лебеде, Раке и Щуке. «Из кожи лезут вон, а возу все нет ходу!» — ничего удивительного, ведь цели элементов системы далеко не всегда совпадают с целями самой системы. Например, при поглощении металлургическим комбинатом (Лебедем) рудника (Рака) менеджмент инициатора сделки хочет повысить свою эффективность за счет снижения трансакционных издержек, связанных с приобретением руды. А целью руководства рудника является, например, максимальная занятость персонала, так как рудник является градообразующим предприятием, и за массовые увольнения его Щука (местная администрация) утянет в воду да там и съест. В результате инициативы центра, связанные с увеличением производительности труда и сокращением персонала, на месте успешно саботируются: «А воз и ныне там!»

В 1985 г. профессор Гарвардской бизнес-школы М. Портер (М Porter), один из наиболее авторитетных ученых в области стратегического управления компанией, в книге «Конкурентное преимущество» ( сформулировал суть корпоративной стратегии— управление взаимосвязями между бизнес-единицами. По мнению Портера, «...в отсутствие единой стратегии, как правило, не существует серьезной аргументации в пользу деятельности диверсифицированных компаний, так как в этом случае компания мало чем отличается от инвестиционного фонда» [65]. В своей работе он предложил структуру анализа взаимосвязей между общими для различных направлений деятельности компании умениями и навыками. Портер выделил три вида таких взаимосвязей:

  • • материальные, возникающие при совместном использовании бизнес-единицами одних и тех же категорий покупателей, каналов, технологий и других факторов;
  • • нематериальные, возникающие при передаче управленческих ноу-хау между бизнес-единицами;
  • • конкурентные, возникающие между корпорацией и ее конкурентами в различных отраслях, что позволяет переносить модели поведения из одного направления бизнеса корпорации к другим.

Согласно Портеру источниками синергии при интеграции являются именно эти три вида взаимосвязей: «Таким образом, синергия — это не одно понятие, а три совершенно разных в соответствии с тремя типами взаимосвязей. Неудивительно, что это понятие представлялось трудноопределяемым и нечетким. Синергию часто описывали через нематериальные взаимосвязи — передачу знаний и опыта от одного подразделения к другому. Однако данный тип взаимосвязей является, пожалуй, самым непрочным, а его роль в получении конкурентных преимуществ остается неясной до конца, хотя не исключено, что она может оказаться очень важной. Поэтому неудивительно, что многие компании так и не смогли понять, что же на практике представляют собой плоды синергии» [65].

Портер считал, что обобществление деятельности бизнес-единиц является целесообразным, если это позволит осуществить эффект масштаба, передачу знаний между бизнес-единицами или более эффективное использование производственных мощностей. В этих случаях совместная деятельность бизнес-единиц при правильном управлении взаимосвязями может увеличивать ценность бизнеса (приносимые им доходы).

Для того чтобы понять, как именно взаимосвязи между бизнес-единицами влияют на ценность бизнеса, Портер предложил использовать анализ цепочки ценностей. Он выделил пять основных (внутренняя логистика, операции, внешняя логистика, маркетинг и продажи, сервис) и четыре вспомогательных (инфраструктура корпорации, управление человеческими ресурсами, технологическое развитие, закупки сырья и материалов) вида деятельности корпорации, которые определяют цепочку создания ценностей бизнеса, и предложил модель определения влияния взаимосвязей между этими видами деятельности на сокращение издержек корпорации и дифференцирование ее синергетических преимуществ.

Портер также изучил издержки, возникающие в результате интеграции, и выделил три их группы:

  • • издержки координации, связанные с тем, что в интегрированной корпорации бизнес-единицам при обобществлении отдельных ресурсов приходится координировать свою деятельность друг с другом;
  • • издержки компромиссов, связанные с тем, что интересы корпорации не всегда совпадают с интересами отдельных ее бизнес-единиц, а следовательно, обобществленные бизнес-процессы в какой-то мере усложняют деятельность отдельных бизнес-единиц: в тем большей степени, чем более отличается их продукт от продуктов коллег по корпорации;
  • • издержки негибкости, связанные с потенциальной сложностью участия отдельных бизнес-единиц в конкурентной борьбе, а также с барьерами на выходе из отрасли, так как это может привести к снижению выгод от обобществления деятельности внутри корпорации.

Портер детально проанализировал возможные взаимосвязи по цепочкам создания ценностей, а также издержки, возникающие при их достижении, и пришел к выводу, что совместная деятельность способна стать основой устойчивого конкурентного преимущества лишь в том случае, если выгоды обобществления превышают издержки.

В 1989 г. Р.М. Кантер (R.M. Kanter), профессор Гарвардской бизнес-школы, считающаяся одним из ведущих экспертов в области управления изменениями и инновациями в бизнесе, выпустила книгу «Когда гиганты учатся танцевать» (When Giants Learn to Dance) [123]. В этой работе она рассмотрела преобразования, производимые в корпорациях после осуществления слияния или поглощения. По мнению Кантер, «единственным обоснованием существования многоотраслевой корпорации <...> является достижение синергизма — той волшебной комбинации видов деятельности, которая усиливает каждый из них, а все вместе они приносят большую прибыль, чем по отдельности» (цитируется по [41]). Кантер на многочисленных примерах из бизнес-практики описала механизмы идентификации возможностей сосуществования жесткой бюрократической корпоративной структуры с креативными идеями и находчивостью предпринимательских компаний. Одна из основных задач таких корпораций — достижение синергизма.

Кантер утверждает, что структура корпорации должна быть выстроена таким образом, чтобы каждая бизнес-единица вносила важный вклад в совместную деятельность, при этом каждая бизнес-единица должна получать от этого выгоду: «Необходимые для создания синергизма подходы не имеют ничего общего с “ковбойским менеджментом”. Разрушительная конкуренция основывается на том, что победители выигрывают ровно столько, сколько теряют проигравшие. Игрок на рынке получает либо все, либо ничего; но, кроме отсутствия приза, проигравшие несут значительные издержки. Движителем, направляющим конкуренцию в негативном направлении, является всеобщий страх проигрыша. Деструктивная сторона «ростков конкуренции» состоит в том, что стремление к вознаграждению является сильным настолько же, насколько глубоко желание избежать наказания. Кооперация, напротив, возникает в случае появления стимулов к достижению высоких результатов вне зависимости от того, кто придет на финиш первым» (цитируется по [41]). В подтверждение своего утверждения она приводит опыт большого числа американских и транснациональных корпораций, создавших условия для достижения синергетического эффекта от взаимодействия бизнес-единиц и получивших его.

Кантер определяет три основные составляющих стратегии достижения синергетического эффекта:

  • • во главе команды, идентифицирующей возможные источники синергии должны стоять высшие менеджеры корпорации, которые обязаны не только осуществлять поиск синергизмов, но и мотивировать к их достижению других сотрудников;
  • • система стимулов и вознаграждений менеджеров должна поощрять их не только за индивидуальные результаты, но и за вклад в достижения сестринских компаний;
  • • в корпорации большое внимание должно уделяться системе коммуникаций между сотрудниками, причем прогресс телекоммуникационных сетей не заменяет необходимости живого общения.

По мнению Кантер, участившиеся случаи реализации возможностей достижения синергетических эффектов за счет интеграции бюрократических и предпринимательских типов организационных структур предвещают начало революции в корпоративном управлении. Итогом этой революции должно стать формирование новых видов корпораций, которые Кантер называет постпредпринимательскими: «Модель постпредпринимательской корпорации — это поджарая организация, в которой практически отсутствует “внешний” аппарат, а усилия подавляющего большинства сотрудников сфокусированы на наиболее полном использовании своих компетенций. В постпредпринимательской корпорации постоянно сокращается число сотрудников “корпоративных” по своей природе отделов, все большая ответственность делегируется бизнес-единицам и все более широкий круг необходимых ей услуг отдается на откуп внешним поставщикам. Меньшее число уровней управления означает снижение высоты, “сплющивание” иерархической пирамиды. Таким образом, значение “вертикального” измерения корпорации постепенно снижается, в то время как “горизонтальное” — процесс коммуникаций и кооперации всех отделов, подразделений и бизнес-единиц — становится ключом, открывающим дверь, ведущую к выгодам коллаборации» (цитируется по [41]). Прогноз Кантер подтвердился в 2000-х гг. с развитием сферы телекоммуникаций и образованием так называемых креативных корпораций.

Концепция синергизма оказала заметное влияние на управленческое мышление [41]. Так, в исследовании процессов интеграции, опубликованном в 1990 г. в Strategic Management Journal, Ф. Тротвайн (F. Trautwein) обнаружил, что необходимость слияний и поглощений, как правило, доказывается с использованием синергетической терминологии. При этом авторы большинства исследований по вопросам интеграции считают ее целесообразной только при возможности достижения синергетического эффекта [147].

Профессор Шведского института перспективных исследований В.-Б. Занг (W.-B. Zhang) в изданной в 1991 г. книге «Синергетическая экономика: время и перемены в нелинейной экономике» (,Synergetic economics: time and change in nonlinear economics), которая в 1999 г. была переведена на русский язык под названием «Синергетическая экономика. Время и перемены в синергетической экономической теории», предложил термин «Синергетическая экономика»: «Для анализа характеристик нелинейных динамических экономических систем мы предлагаем новую теорию — синергетическую экономику, базирующуюся на синергетике Хакена. Синергетическая экономика делает упор на взаимодействии линейности и нелинейности, устойчивости и неустойчивости, непрерывности и разрыва, постоянства и структурных перемен в противовес свойствам чистой линейности, устойчивости, непрерывности и постоянства. Нелинейность и неустойчивость в синергетической экономике рассматриваются, скорее, как источники разнообразия и сложности экономической динамики, нежели как источники шумов и случайных явлений, как это делается в традиционной экономике» [25]. Занг указал на ограниченность инструментария традиционной экономики детерминированными моделями, в реальных условиях не способными описать поведения динамических систем, которыми де-факто являются экономические субъекты.

Заслуга Занга состоит в том, что он показал, что для экономических эволюционных процессов линейность и устойчивость имеют весьма ограниченный, а не универсальный характер, как предполагалось в классических экономических теориях. Он исследовал возможность применения нелинейных математических моделей, сложившихся на тот момент в синергетике, но применяемых преимущественно в естественных науках, для моделирования поведения экономических систем и изучил те свойства диссипативных экономических систем, для которых малые сдвиги параметров влекут за собой качественные изменения динамического поведения. Занг привнес в экономическое моделирование элементы математической теории динамических систем, теории динамического хаоса, теории фазовых переходов, теории бифуркаций, теории катастроф.

В 1991 г. Э.Э. Петерс (Е.Е. Peters) в своей работе «Хаос и порядок на рынках капитала. Новый аналитический взгляд на циклы, цены и изменчивость рынка» (Chaos and Order in the Capital Markets: A New View of Cycles, Prices, and Market Volatility) [64] применит в анализе нескольких десятилетий активности европейского и американского рынков капитала методы фрактального анализа. Он показал возможность использования методов фрактальной геометрии Б. Мандельброта для прогнозирования рыночных котировок, применив их к цифровым трендовым рядам. Кроме того, Петерс использовал в своей работе элементы динамического хаоса и теории самоорганизации И. Пригожина.

Таким образом, к началу XXI в. синергетический подход прочно вошел в экономическую науку. Трансляция разработок физиков, химиков, математиков и представителей других наук в экономику стала обычным явлением, осуществляемым посредством синергетики.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >
 
Популярные страницы