Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Экономика arrow Институциональное обеспечение модернизации экономики как условие экономической безопасности

КРИТЕРИИ, ФАКТОРЫ И ПОКАЗАТЕЛИ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ: МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ

Современная наука ведет постоянный поиск методов оценки и анализа суждений о состоянии экономической безопасности страны. Эта цель достигается путем сопоставления многих параметров экономической деятельности, что позволяет составить представление о положении хозяйствующего субъекта и его экономическом состоянии, уровне его рыночной активности, защищенности и экономической безопасности.

Анализ внутренних и внешних угроз экономической безопасности России показывает, что они могут длительное время существовать в скрытом виде и для их выявления необходим мониторинг индикаторов экономической безопасности.

Основные подходы к определению негативных воздействий на экономические системы сформулированы в 1994 г. в вышедшем тогда тематическом номере «Вопросы экономики» (№ 12). Последующие разработки во многом опираются на представленные в нем позиции отечественных экономистов. В то же время возникают новые факторы и угрозы экономической безопасности, которые следует внимательно изучать и анализировать.

В указанном периодическом издании К. Самсонов применительно к экономической системе подразделяет на внешние и внутренние долговременные факторы риска, негативно воздействующие на экономическую безопасность, в частности на стабильность и устойчивость экономического развития страны. К внешним он относит факторы геополитические и внешнеэкономические, а также глобальные экологические процессы. Внутренние факторы риска подразделяются им на связанные с закономерностями циклического развития экономической системы и внеэкономические (например, преобразование национально-государственных структур России и утверждение в них принципов реального федерализма). Масштабы и устойчивость действия этих факторов приводят к выводу, что они при определенных условиях могут иметь негативные последствия на макроэкономическом уровне и составить реальную угрозу экономической безопасности России.

К. Самсонов исследовал взаимосвязи между угрозами экономической безопасности и долговременными факторами риска посредством превышения порогового значения показателей, характеризующих факторы риска. В момент превышения пороговых значений показателей долговременные факторы риска квалифицируются как угрозы экономической безопасности. При этом наше представление о взаимосвязи рисков и угроз исходит из дефиниций указанных понятий и заключается в наступлении определенной (пороговой) степени вероятности нанесения ущерба экономической системе.

В отечественной литературе представлены различные виды угроз в их систематизированном виде. Классификация угроз на внешние и внутренние представлена в работах В. Богомолова, Р. Дронова, Р. Исмагилова, Е. Олейникова, В. Сальникова, В. Сен-чагова, С. Степашина и др. Так, например, подразделяя угрозы на внутренние и внешние, Р. Дронов заключает, что для экономической безопасности любая форма угроз или ущерба, как правило, приводит к материальным и финансовым потерям, что негативно отражается на платежном балансе страны. Он понимает под внутренними угрозами факторы, вызывающие кризис экономической безопасности. Автор выделяет среди внутренних угроз активные и пассивные. К первым он относит те, которые требуют немедленного вмешательства государства; а ко вторым — те, которые, безусловно, требуют решения, но по своему экономическому содержанию являются некоторой объективной данностью, и никакое правительственное решение не способно их отменить.

Несмотря на теоретическую и практическую значимость категории «угроза экономической безопасности», следует отметить, что единого подхода к определению этого понятия пока еще нет. Чаще всего авторы не предлагают определение, ограничиваясь перечислением негативных воздействий, которые, по их мнению, относятся к угрозам (или к другим категориям) экономической безопасности. Обстоятельный анализ терминологических аспектов проблем экономической безопасности предпринят С.А. Афонцевым, который определяет угрозы экономической безопасности как эндогенные и экзогенные шоки экономического или политического происхождения, способные вызвать дестабилизацию национальной или международной экономической системы1.

Используя терминологию, примененную С.А. Афонцевым, Е. Погребинская разделяет факторы, влияющие на экономическую безопасность, на экзогенные и эндогенные. Среди внешних, экзогенных факторов, негативно воздействующих на экономическую безопасность, она называет геополитические, внешнеэкономические, глобальные экологические[1] [2]. В структуру факторов автор включает угрозы, но их определения она не дает.

По мнению А.А. Прохожева, определение угрозы через опасность вполне самодостаточно и универсально для любых видов безопасности. Угрозы безопасности имеют объективный характер и возникают в результате столкновения интересов индивидов, слоев общества, классов, государств при их взаимодействии в процессе общественного развития[3]. С.Н. Перова, исследуя налоговый аспект экономической безопасности, выделила в отдельный класс налоговые угрозы, которые, по ее мнению, являются намерением причинить ущерб экономике объекта налоговых отношений путем воздействия на него субъекта налоговых отношений[4].

Негативные воздействия в системе необходимо рассматривать как совокупность всех воздействий, способных причинить ущерб экономической системе определенного уровня с различной долей вероятности. Такое представление позволяет дифференцировать значения одних и тех же воздействий для различных уровней экономической безопасности. Как уже было отмечено, в основу группировки негативных воздействий положена вероятность наступления момента, когда экономике будет нанесен реальный ущерб. Таким образом, негативные воздействия, с нашей точки зрения, — это совокупность рисков и угроз экономической безопасности.

Серьезной угрозой национальной экономической безопасности, которая не была должным образом оценена, стал рост внешней задолженности банков и нефинансовых организаций, в том числе с государственным участием, под залог их ценных бумаг. Эта задолженность к концу 2008 г. превысила 550 млрд долл., что примерно равно золотовалютным резервам России. Падение курса ценных бумаг создало угрозу перехода залога в руки зарубежных банков. Зарубежные кредиты в значительной мере были использованы не для обновления производства, а для скупки новых активов в целях усиления монополии на региональных рынках и повышения рыночной капитализации компании. Государству пришлось выделить средства, предназначенные для инвестиций, на выкуп этих долгов.

Перерастание угроз в кризис происходит, как правило, из-за неэффективности управленческих решений в условиях увеличения угроз национальным интересам. Необходимо заблаговременное определение мер по отражению этих угроз, адаптации органов государственного управления к новым условиям и вызовам глобальной конкуренции.

Структура экономической безопасности может быть представлена структурой различных уровней экономических отношений: экономический уровень семьи; экономические интересы каждого гражданина страны; микроэкономический уровень развития страны.

Рассматривая ситуацию в России, можно выделить ряд угроз экономической безопасности, затрагивающих интересы всех объектов:

  • • все большее сосредоточение национальных богатств в собственности криминалитета;
  • • усиление криминализации различных секторов рынка;
  • • искажение процессов приватизации с противоправным участием должностных лиц;
  • • мошенничество в кредитно-финансовой сфере, просчеты в управлении государственной собственностью и противоречивый характер налоговой политики государства;
  • • противоречивость законодательной базы, затрудняющая защиту предпринимательства;
  • • расширение криминального бизнеса, коррупция и организованная преступность.

Кроме того, есть внешние факторы экономической безопасности, такие как отсутствие нормативной базы регулирования внешнеэкономической деятельности, зависимость от импорта, неразвитость инфраструктуры поддержки отечественного экспорта, утечка интеллектуальной собственности и кадров за рубеж и др.1

Неэффективное использование природно-ресурсного потенциала недопустимо. Наличие разнообразных природных ресурсов является положительным фактором экономической безопасности. Международная практика показывает, что страны, обладающие природно-ресурсным потенциалом, имеют преимущества перед другими странами. Поэтому непродуманное использование природно-ресурсного потенциала, зависимость экономики России от конъюнктуры сырьевого рынка не позволяют оценить существующее ее состояние как безопасное. Очевидно, что в перспективе невосполнимые ресурсы закончатся, а замены им пока не существует.

Второе ограничение тесно связано с понятием «безопасность», под которой понимается отсутствие опасности, достигаемое за счет минимизации влияния на объект негативных воздействий. Таким образом, неотъемлемым элементом экономической безопасности является потенциальное существование негативных воздействий — рисков и угроз, которые и были определены выше.

С точки зрения Т.Ю. Феофиловой[5] [6], негативные воздействия представляют собой совокупность всех воздействий, способных причинить ущерб экономической системе определенного уровня с различной долей вероятности. Такое представление позволяет дифференцировать значения одних и тех же воздействий для различных уровней экономической безопасности. В основу группировки негативных воздействий положена вероятность наступления момента, когда экономике будет нанесен реальный ущерб.

В процессе развития риски сами по себе могут оказывать как положительное, так и отрицательное влияние на экономическую безопасность. Вполне возможен и нейтральный результат.

Т.Ю. Феофилова утверждает, что если количественно оценить возможность нанесения ущерба от 0 до 1, то риск находится в границах от 0,3 до 0,5, а угроза — в диапазоне от 0,7 до 0,9. Численный интервал от 0,5 до 0,7 соответствует формирующим угрозы рискам. Имеется в виду, что то или иное влияние не имеет явного «намерения» нанести ущерб, но указанная тенденция явно прослеживается. Таким образом, негативные воздействия, с нашей точки зрения, представляют собой совокупность рисков, формирующих угрозы рисков и угроз экономической безопасности.

По мнению В.К. Сенчагова, анализ внутренних и внешних угроз экономической безопасности показывает, что угрозы могут длительное время не проявляться в открытой и острой форме, что не должно ослаблять внимания к решению конкретных проблем, о которых сигнализируют индикаторы экономической безопасности. Перерастание угроз в кризис происходит из-за неэффективности управленческих решений и увеличения числа угроз. Чем больше аналитиками и экспертами фиксируется угроз экономической безопасности и чем больше взаимосвязь и взаимодействие между этими угрозами, тем выше вероятность кризиса.

Особая роль в формировании очагов кризиса в современном мире принадлежит не циклам обновления капитала и даже не циклам обновления технологий, а циклам накопления денежных средств и сбоям в функционировании финансовых и валютных рынков. В условиях глобализации самые динамичные инструменты финансового и валютного рынка подвержены колоссальным рискам. Поэтому курс валюты, конъюнктура цен, ориентиры поведения инвесторов и управленческой элиты, надежность механизмов и процедур контроля оказывают определяющее влияние на состояние экономики и национальной безопасности государства.

Из более чем тысячи индикаторов экономической безопасности, которые используются на макро- и мезоуровне для анализа и прогнозирования угроз экономической безопасности, целесообразно, по мнению многих авторов, использовать 19 индикаторов, которые отражают наиболее важные сферы экономической безопасности в реальном и финансовом секторах экономики, в социальной сфере. К ним относятся:

  • • объем валового внутреннего продукта;
  • • валовой сбор зерна;
  • • доля в ВВП инвестиций в основной капитал;
  • • доля в ВВП расходов на оборону;
  • • доля в ВВП затрат на гражданскую науку;
  • • доля инновационной продукции в общем объеме промышленной продукции;
  • • доля продукции машиностроения и металлообработки в общем объеме промышленного производства;
  • • доля во всем населении лиц с денежными доходами ниже прожиточного минимума;
  • • соотношение доходов 10% наиболее и 10% наименее обеспеченного населения;
  • • уровень безработицы;
  • • уровень монетизации;
  • • внешний долг;
  • • внутренний долг;
  • • доля расходов на обслуживание государственного долга в расходах федерального бюджета;
  • • дефицит федерального бюджета;
  • • уровень инфляции;
  • • объем золотовалютных резервов;
  • • отношение выплат по внешнему долгу к объему годового экспорта;
  • • доля поступившего по импорту продовольствия в общем объеме продовольственных ресурсов страны[7].

В проанализированной нами литературе в негативных воздействиях, чаще всего, выделяют риски и угрозы. Рассмотрим сущность рисков и угроз экономической безопасности более подробно.

Подходы к пониманию риска характеризуются неоднозначностью в определении черт, свойств и составляющих его элементов. Разнообразие мнений о сущности риска объясняется, в частности, многоаспектностью этого явления, практически полным его игнорированием в законодательстве, регулирующем хозяйственную деятельность, и недостаточным его учетом в практической деятельности.

С точки зрения русского языка, происхождение термина «риск» восходит к греческим словам гШзИсоп, гШбо — «утес, скала». Это, по-видимому, связано с тем, что в Древней Греции неожиданные препятствия для развития мореплавания воспринимались как источники негативного воздействия на него. Они могли нанести ущерб, но предугадать появление рисков не всегда было возможно.

Е.Н. Барикаев рассматривает риск как деятельность, связанную с преодолением неопределенности в ситуации неизбежного выбора, в процессе которой имеется возможность количественно и качественно оценить вероятность достижения предполагаемого ре-зультата, неудачи либо отклонения от цели1. В Большом бухгалтерском словаре понятие «риск» определяется как вероятность возникновения убытков или недополучения доходов по сравнению с прогнозируемым вариантом[8] [9]. А экономический риск трактуется как вероятность (угроза) потери предприятием части своих ресурсов, недополучения доходов или появления дополнительных расходов в результате случайного характера результатов принимаемого хозяйственного решения.

Понятие «риск» предполагает возможность отклонения от поставленной цели в процессе осуществления деятельности (например, когда в процессе экономического развития региона не удается достичь определенных показателей). При этом возможны отклонения как положительного, так и отрицательного свойства, когда риски трансформируются в угрозы.

В зависимости от целей управления риски конкретизируются. Наиболее часто в экономической литературе исследуются:

  • • налоговые риски, которые рассматриваются как возможность наступления опасности для экономики объекта налоговых отношений вследствие воздействия на него с той или иной степенью вероятности субъекта налоговых отношений[10];
  • • финансовые риски, под которыми понимается вероятность в пределах допустимых пороговых значений нанесения ущерба финансовой системе государства вследствие воздействия на нее субъекта финансовых отношений[11];
  • • хозяйственный риск как способ ведения хозяйства в непредвиденных условиях (обстоятельствах), при котором создаются, благодаря особым способностям предпринимателя, возможности и необходимость предотвращать или уменьшать неблагоприятное воздействие стохастических условии и получать предпринимательский доход1.

Под рисками, на наш взгляд, следует понимать негативные воздействия, которые с какой-либо долей вероятности способны трансформироваться в угрозы экономической безопасности страны (региона и т.д.). Таким образом, риск и угрозы взаимосвязаны. Поэтому мы поддерживаем точку зрения А. Прохожева и М. Корнилова, в соответствии с которой уровень риска безопасности по каждой угрозе оценивается как вероятность воздействия данной угрозы на данный интерес, помноженная на разницу между реальной и идеальной интегральной величиной данного интереса[12] [13].

С.А. Афонцев разграничивает угрозы и факторы, способствующие нарушению стабильности экономической системы, под которыми понимаются эндогенные и экзогенные возмущения. В данном случае исследователь использует термин «фактор», но, как нам представляется, по сути своей фактор мало чем отличается от риска. Угрозы же экономической безопасности рассматриваются автором как эндогенные и экзогенные шоки экономического или политического происхождения, способные вызвать дестабилизацию национальной или международной экономической системы[14]. Схожую точку зрения высказывают О.А. Грунин и С.О. Грунин, понимающие под угрозой намерение нанести ущерб. Таким образом, угроза рассматривается как один из самых опасных деструктивных факторов безопасности. В то же время к угрозам, как правило, относят и другие деструктивные факторы (прежде всего опасности). Поэтому с теоретической точки зрения правомерно выделять опасности и угрозы безопасности. Под опасностью исследователи понимают реальную возможность причинить зло, нанести ущерб. Таким образом, определяемое авторами понятие «опасность» по своему содержанию достаточно близко соответствует «угрозам». Мы полагаем нецелесообразным выделение «угроз» и «опасностей» в качестве самостоятельных категорий, так как чрезмерная детализация может вызвать путаницу при использовании терминологического аппарата.

Под угрозами экономической безопасности мы понимаем реальную опасность нанесения ущерба экономической системе (на уровне страны, региона, муниципального образования или хозяйствующего субъекта). В литературе выделяются многочисленные классификационные признаки угроз экономической безопасности. Авторы большинства научных работ, и в частности В.К. Сенчагов, Е.А. Олейников, В.А. Богомолов, Р.Ф. Исмагилов и др., разделяют угрозы на внешние и внутренние. В учебнике под редакцией В.К. Сенчагова выделены угрозы и факторы, вызывающие возможные внутренние и внешние угрозы1. Внутренние угрозы понимаются как неспособность к самосохранению и саморазвитию, слабость инновационного начала в развитии, неэффективность системы государственного регулирования экономики, неумение находить разумный баланс интересов при преодолении противоречий и социальных конфликтов для нахождения наиболее безболезненных путей развития общества. При этом подчеркивается, что без заинтересованности иностранных государств в ослаблении и даже разрушении СССР внутренние угрозы не привели бы к возникновению критической для страны ситуации. Внешние угрозы отражают текущее состояние мировой экономики, но не подрывают основ ее развития. Однако продолжительность их действия и расширение спектра взаимодействия угроз ведут к отставанию России от зарубежных стран по таким показателям, как темпы роста экономики, уровень ее конкурентоспособности и благосостояния граждан.

По мнению М.В. Сафрончук, внутренние угрозы для переходной экономики разделяются на два блока, первый из которых связан с незавершенностью и неустойчивостью институциональной системы, а второй включает в себя макроэкономические проблемы[15] [16]. В настоящее время к внешним угрозам относятся следующие обстоятельства.

Во-первых, преобладание в российском экспорте сырьевых товаров, а также потеря традиционных рынков сбыта военной и машиностроительной продукции. Россия находится в зависимости от конъюнктуры мирового рынка, что само по себе отрицательно сказывается на уровне экономической безопасности. Помимо этого происходит активная эксплуатация и разбазаривание невосполнимых природных ресурсов, включая стратегические ресурсы.

Во-вторых, зависимость России от импорта многих видов продукции, в том числе стратегического значения, продовольствия и оборудования. Усиление импортной зависимости по продовольствию и потребительским товарам создает несомненную угрозу стране. Нарастает и во многом уже реализуется опасность завоевания внутреннего рынка иностранными фирмами. Поэтому речь должна идти об ослаблении зависимости от импорта, о разумном регулировании ввоза продовольственных товаров.

В-третьих, дискриминационные меры, применяемые к России ее внешнеэкономическими контрагентами, во многом обусловлены открытостью национальной экономики перед иностранными товарами, работами и услугами.

Наиболее актуальными являются угрозы внутреннего характера, возникающие из противоречий в экономических отношениях, обусловливающих структурные деформации и низкую конкурентоспособность российской экономики, ее сырьевую направленность, усиление имущественного расслоения населения, криминализацию хозяйственной жизни, рост коррупции и организованной преступности, ее проникновение во все ключевые сферы российской экономики.

Внутренние угрозы целесообразно подразделять на:

  • • угрозы, связанные с кризисным состоянием реального сектора экономики;
  • • угрозы экономической безопасности, определяемые социально-экономической ситуацией в стране;
  • • угрозы, обусловленные нестабильностью состояния финансового сектора и банковской системы;
  • • угрозы, вызванные продолжающейся дифференциацией регионов. Различные изначальные условия (отдаленность от рынков сбыта, обеспеченность природными ресурсами, несовершенство транспортной инфраструктуры и т.п.) порождают неравенство в благосостоянии общества, усиление регулирующего воздействия органов федеральной власти на региональные экономические отношения;
  • • угрозы экономической безопасности России, состоящие в криминализации хозяйственной деятельности, вызванной неконтролируемой миграцией, сращиванием части чиновников государственных органов с организованной преступностью, возможностью доступа криминальных структур к управлению определенной частью производства, ослаблением системы государственного контроля.

Происходящие изменения в международной обстановке обусловливают необходимость разработки новых подходов к оценке уровня политической, экономической и военной безопасности различных стран мирового сообщества. Актуальность этого подтверждается рядом обстоятельств внутреннего и внешнего характера.

Прежде всего, налицо стремление некоторых государств, прежде всего США, дополнить свое превосходство экономическими рычагами давления на остальные страны для достижения своих политических интересов.

Кроме того, обостряется проблема соблюдения баланса между позитивными и негативными сторонами глобализации с точки зрения обороноспособности государства. Таким образом, первоочередной задачей любого государства мира в настоящее время является достижение такого уровня экономической безопасности, который гарантировал бы внутреннюю стабильность, активное участие в международном разделении труда и одновременно национальный суверенитет.

Следует особо выделить, что система экономической безопасности формируется под влиянием ряда условий, изучение которых имеет также важное методологическое и практическое значение. Научный интерес представляет классификация условий экономической безопасности, предложенная Е.Л. Логиновым[17], который считает, что в настоящее время сложились следующие геополитические и геостратегические условия в мире, определяющие вызовы и угрозы безопасности России.

К геополитическим условиям следует отнести:

  • • повышение «экономической составляющей» внешнеполитических приоритетов ведущих государств мира, в результате чего расширяется сфера востребованности военной силы для обеспечения именно экономических интересов;
  • • попытки игнорировать интересы Российской Федерации в решении проблем международной безопасности, противодействовать ее укреплению как одного из влиятельных центров многополюсного мира;
  • • активизация деятельности ряда государств, направленной как на поддержание дезинтеграционных процессов в России и СНГ, включая попытки вмешательства в их внутренние дела, так и на ослабление экономической самостоятельности нашей страны.

Геостратегические условия:

  • • закрепление долговременного иностранного военного присутствия и наращивание военного потенциала в регионах традиционных национальных интересов Российской Федерации;
  • • незавершенность делимитации и обустройства государственной границы на фоне расширения «зоны нестабильности» в приграничных с Россией территориях, что в значительной степени затрудняет эффективное противодействие международной организованной преступности, наркоторговле, незаконному обороту оружия и неконтролируемой миграции населения.

По оценке Генерального штаба ВС РФ, в современных условиях угроза прямой военной агрессии против Российской Федерации в традиционных формах минимальна. Е.Л. Логинов правомерно утверждает, что мы не имеем права не замечать и объективно существующих внутренних угроз (что не менее опасно), непосредственно влияющих на состояние безопасности нашего государства:

  • • проявления политического экстремизма, сепаратизма, направленные на дезорганизацию эффективного функционирования органов государственной власти и управления;
  • • достаточно высокая вероятность техногенных и экологических аварий и катастроф, обусловленных изношенностью инфраструктуры и производственных фондов.

Серьезные опасения сегодня вызывают и трансграничные угрозы, которые мы ранее не учитывали в полном объеме. Это: деятельность националистических, религиозных экстремистских группировок, на-правленная на подрыв конституционного строя Российской Федерации, ее территориальной целостности и против безопасности граждан; международный терроризм, ставящий перед собой не только политические, но и военные цели с проведением масштабных вооруженных акций; подготовка и проведение против Российской Федерации информационных (информационно-технических), психологических акций и действий.

В этих условиях способность России к поддержанию и развитию национального потенциала обороны, обеспечивающего ее способность к стратегическому сдерживанию своих вероятных противников, эффективной демонстрации флага и силы, безусловного решения задач наказания любого агрессора и так далее, является императивом ее выживания в качестве великои державы, суперэтноса и особой цивилизации.

В этой связи также следует отметить особую актуальность решения данной задачи для России. Проблема экономической безопасности вот уже более десяти лет остается одной из жизненно важных для нашей страны в плане существования и развития Российской Федерации в качестве единого суверенного государства.

В работах Л.И. Абалкина, С. Глазьева, В.К. Сенчагова и других ученых введены пороговые значения индикаторов безопасности и дано их обоснование1. Сегодня практически единственным подходом к формированию пороговых значений индикаторов являются экспертные оценки, основанные на некотором (часто глубоко субъективном) анализе итогов отдельных этапов экономического развития мирового сообщества. Ряд авторов вообще считают, что само определение «предельно критических значений порогов показателей безопасности» является весьма субъективным[18] [19].

Как свидетельствует практика, механическое объединение безопасности без учета места каждого в иерархии общей безопасности, взаимовлияния индикаторов друг на друга и установления «критической корзины», приводящей к коллапсу субъекта, его гибели, не дает желаемых результатов.

Попытаемся охарактеризовать уровень экономической безопасности государства по определенным качественным критериям, которые могут отражать: экономическую и политическую стабильность общества; целостность государства; возможность противостоять влиянию внутренних и внешних угроз; устойчивость социально-экономической ситуации в стране и т.п. При этом критериальная оценка уровня экономической безопасности государства может базироваться на сравнении значений определенных показателей (индикаторов) этого уровня с некоторыми пороговыми значениями.

По мнению ряда отечественных исследователей, система показателей экономической безопасности государства может включать:

  • • макроэкономические показатели, отражающие главные, принципиальные черты и тенденции развития национального хозяйства, такие как: объем валового внутреннего продукта (ВВП); доля в ВВП расходов на оборону; объем внешнего и внутреннего долга и др.;
  • • частные социально-экономические показатели, такие как: валовой сбор зерна; доля инвестиций в основной капитал и уровень расходов на науку в объеме ВВП; доля машиностроения и металлообработки и инновационной продукции в общем объеме промышленного производства; доля граждан с денежными доходами ниже прожиточного минимума во всем населении страны; уровень безработицы; отношение доходов 10% наиболее обеспеченного к доходам 10% наименее обеспеченного населения (де-цильный коэффициент дифференциации) и пр.;
  • • показатели функционального и отраслевого уровня, характеризующие отдельные структурные элементы экономической безопасности государства, такие как: уровень монетизации; дефицит бюджета федерального (центрального) правительства, доля расходов на обслуживание государственного долга в общем объеме расходов такого бюджета; уровень инфляции; объем золотовалютных резервов; отношение выплат по внешнему долгу к объему годового экспорта; доля продовольствия, поступившего по импорту, в общем объеме продовольственных ресурсов и т.д.

Некоторые исследователи предлагают систему показателей, состоящую из 19 индикаторов уровня экономической безопасности государства1. Другие исследователи предлагают рассматривать 39 наиболее важных показателей[20] [21]. В начале 2000 г. Центром финансово-банковских исследований Института экономики РАН был предложен перечень, состоящий из 150 основных показателей (индикаторов) экономической безопасности государства, а также их пороговых значений, сопоставление которых предоставляет возможность анализа различных составляющих безопасности национального хозяйства.

С.Ю. Глазьев в своих исследованиях применяет систему показателей, состоящую из следующих основных макроэкономических индикаторов (см. приложение 1).

Для описания возможного подхода к оценке уровня экономической безопасности государства ограничимся рассмотрением системы, состоящей из 19 индикаторов1.

Сравнение фактических значений показателей с некоторыми пороговыми уровнями экономической безопасности, очевидно, дает возможность судить о динамике изменения соответствующих составляющих экономической безопасности государства.

Таким образом, критерии и показатели оценки уровня экономической безопасности государства могут стать основой комплексной оценки развития и устойчивости национального хозяйства, его способности противостоять влиянию негативных внешних и внутренних факторов, а также определять эффективность мероприятий по обеспечению экономической безопасности страны.

Согласно концепции, разработанной Институтом экономики РАН, на макро- и мезоуровне также целесообразно выделение 19 индикаторов, которые отражают наиболее важные сферы экономической безопасности в реальном, финансовом секторах экономики, в социальной сфере. Пороговые значения индикаторов отражают критические точки в экономическом развитии, предельные величины, превышение которых угрожает нормальному ходу развития экономики и социальной сферы и приводит к формированию разрушительных тенденций[22] [23]. Ниже пороговых значений в 2005 г. находились индикаторы сальдо платежного баланса, баланса бюджета, государственного долга. Объем золотовалютных резервов многократно превышал пределы порогового значения, но уровень монетизации ниже его в 2 раза, что свидетельствует о недостаточной активности инвесторов, низкой склонности населения к организованным формам сбережения и их превращению в инвестиции, о слабом развитии безналичных расчетов. Это сказалось на увеличении темпов инфляции. Доля импорта продовольствия в общем объеме продовольственных ресурсов намного превышает пороговое значение, что делает экономику весьма уязвимой. В 2006—2008 гг. импорт, в том числе продовольствия, рос гораздо быстрее экспорта.

Подводя итог сказанному выше, отметим, что экономическая безопасность государства — сложное социально-экономическое понятие, отражающее большую гамму постоянно меняющихся условий материального производства, внешних и внутренних угроз (опасностей) экономике страны.

В этой связи следует также заметить, что для государства (как и для общества, и для личности) не существует абсолютной экономической безопасности, т.е. состояния, когда отсутствуют какие-либо внешние и внутренние угрозы национальному хозяйству.

Очевидно, что к основным факторам экономической безопасности страны также относятся: ее географическое положение; запасы природных ресурсов; промышленный и сельскохозяйственный потенциалы; степень социально-демографического развития; качество государственного управления (администрирования).

США, Россия, Япония, Китай и ряд других государств, включая в их число Евросоюз, занимают лидирующее положение в мире по промышленному потенциалу, сельскохозяйственному производству, запасам природных ресурсов, имеют выгодное географическое положение, что способствует обеспечению их экономической безопасности. Вместе с тем они порой резко отличаются по промышленному потенциалу, запасам полезных ископаемых, социально-демографическому развитию, а также характеру государственного регулирования экономики.

Для детальной оценки безопасности России используется система индикаторов, характеризующих ее место в мировой экономике, в том числе в народонаселении, в запасах и добыче полезных ископаемых, в лесных ресурсах, в финансово-банковских активах, в экспорте и импорте, в мировом объеме ВВП, а также ВВП на душу населения. Они отражают разрыв между индикаторами, характеризующими, с одной стороны, территориальное пространство и природно-ресурсный потенциал, а с другой — финансовый потенциал, объем ВВП и международной торговли и, прежде всего, уровень и качество жизни. Многие диспропорции в последние 15—20 лет усугубились, особенно по социальным показателям.

Как было отмечено выше, сравнение фактических значений индикаторов экономической безопасности различных государств с некими пороговыми уровнями, характеризующими различные стороны безопасности их национального хозяйства, позволяет судить о динамике изменения отдельных компонентов экономической безопасности разных стран и в ряде случаев проводить сопоставление.

В этой связи возникает задача определения и расчета интегрального показателя экономической безопасности государства, позволяющего оценивать ее динамику, а также сравнивать уровни безопасности национальных хозяйств разных стран. В экономической литературе[24] опубликован методологический подход, который базируется на определении значений нормированных относительно соответствующих пороговых уровней частных показателей экономической безопасности государства.

При этом предполагается, что наименьшее возможное значение /-го нормированного частного показателя — (3, т1п =0,01 — соответствует наименьшему уровню экономической безопасности государства при фиксированных значениях остальных частных показателей-индикаторов. И, наоборот, высшее возможное значение /-го нормированного частного показателя — р,- тах =100 — соответствует наибольшему уровню безопасности национального хозяйства страны, также при фиксированных значениях остальных частных показателей-индикаторов. Единичное значение /'-го нормированного частного показателя — Р/ тах=1— соответствует

пороговому уровню экономической безопасности государства. Результаты расчетов нормированных частных показателей, характеризующие отдельные компоненты безопасности национального хозяйства России, США, Японии, Германии, Великобритании, Италии, Южной Кореи и КНР в период 1997—2004 гг., позволили оценить уровни различных сторон экономической безопасности этих государств[25].

Анализ полученных значений позволяет предположить, что предлагаемый подход к оценке уровня экономической безопасности государства дает возможность, с одной стороны, оценить динамику изменения экономической безопасности государства в целом, а с другой — сравнивать уровни безопасности национальных хозяйств разных стран.

Полученные значения общих нормированных показателей экономической безопасности России, США Японии, Германии, Великобритании, Италии, Южной Кореи и КНР в период 1997— 2004 гг., как представляется, вполне адекватно отражают те явления и процессы, которые происходили и происходят в экономике этих стран и в мировом хозяйстве в целом. В частности, изменения уровней экономической безопасности перечисленных государств свидетельствуют об их «падении» в годы экономических кризисов и подъеме в периоды наличия благоприятной обстановки для развития национального хозяйства этих стран и роста мировой экономической конъюнктуры.

Эффективная система обеспечения экономической безопасности — вопрос жизни любого государства. Тем более это важно для сегодняшней России, стремящейся занять достойное место в мировом геополитическом и экономическом пространстве.

Анализ тенденций развития мирохозяйственных связей, научно-технических преобразований в экономике, мировых интеграционных процессов и воздействия этих факторов на экономические основы национальной безопасности государств мирового сообщества позволяет наметить основные направления обеспечения экономической безопасности государства. При этом очевидно, что оценка эффективности обеспечения безопасности национального хозяйства страны немыслима без определения ретроспективных, текущих и предполагаемых уровней экономической безопасности государства.

Методологический подход к оценке уровня экономической безопасности государства, предлагаемый Д.В. Гордиенко1, не претендует на универсальность и всесторонний детальный охват всех факторов, влияющих на безопасность национального хозяйства страны. Однако простота расчетов частных и общих показателей экономической безопасности различных государств дает, как представляется, возможность оценивать динамику изменения уровней и перспективу обеспечения их экономической безопасности, а также сравнить уровни безопасности национальных хозяйств разных стран.

Доктор экономических наук, профессор, заведующий кафедрой безопасности хозяйствующих субъектов Московской финансовопромышленной академии И.Н. Петренко считает, что следует вообще исключить из обихода определение «экономическая безопасность» и использовать новую парадигму «общей безопасности» как агрегата безопасностей хозяйствующего субъекта в различных сферах его деятельности (в сферах экономики, экологии и т. д.)[26] [27].

В концепции национальной безопасности указано, что «обеспечение национальной безопасности и защита интересов России в экономической сфере являются приоритетными направлениями политики государства»1.

Понимая определение экономической безопасности как безопасность в сфере экономики, автор предлагает исключить из него показатели, характеризующие безопасность в других сферах (социальной, экологической, криминогенной и др.). При этом единая методология подхода к исследованию интегрального показателя общей безопасности хозяйствующего субъекта позволяет рассчитать в динамике как интегральный показатель общей безопасности объектов различного структурного уровня, так и уровень безопасности объекта в различных сферах его интересов[28] [29].

Прежде чем сформулировать единый подход к трактовке показателя общей безопасности хозяйствующего субъекта, И.Н. Петренко дает определения входящих в него понятий.

Негативные факторы безопасности — это, по очередности их проявления: зона возникновения проблем, вызов, опасность, угроза, риск, негативное событие и ущерб от их воздействия на хозяйствующий субъект.

Зона возникновения проблем — область возникновения обстановки или обстоятельств, способных спровоцировать появление новых уровней негативных факторов безопасности.

Вызов — фактор или совокупности факторов и условий, не обязательно конкретно агрессивного (угрожающего) характера, но требующего их учитывать и реагировать.

Опасность — объективно существующая, но не обязательно реализуемая возможность негативного воздействия на хозяйствующий субъект различных поражающих факторов, в результате воздействия которых ему может быть нанесен ущерб, ухудшающий (изменяющий) условия его функционирования или дальнейшего развития.

Угроза — опасность в стадии ее реализации, инициируемая целенаправленными намерениями деструктивных сил нанести ущерб жизненно важным интересам, ценностям и потребностям хозяйствующего субъекта вплоть до его разрушения.

Риск — возможность возникновения неблагоприятных и нежелательных последствий деятельности по удовлетворению интересов хозяйствующего субъекта в результате реализации имеющихся негативных факторов.

Негативное событие — реализация нежелательного сценария патогенного или разрушительного воздействия на хозяйствующий субъект отдельного или совокупности факторов и/или условий негативного характера.

Ущерб — количественный результат разрушающего воздействия на хозяйствующий субъект поражающих объективных и субъективных угроз. Уровни и виды негативных факторов безопасности иерархически представлены на рис. 1.

Уровни и виды негативных факторов безопасности

Рис. 1. Уровни и виды негативных факторов безопасности

Все существующие негативные факторы безопасности на базовом уровне их проявления обычно сводят в три основные группы (сферы): природно-экологическую, техногенно-производственную и антропогенно-социальную. Тогда структура общей безопасности хозяйствующего субъекта любого уровня иерархии принимает следующий вид (см. приложение 2).

Интегральный показатель общей безопасности Zoбщ хозяйствующего субъекта может быть определен, по методике И. Петренко[30], агрегатированием его показателей безопасности ^ сфер безопасности базового уровня:

где / = 1,3 — номер сферы безопасности базового уровня, в том числе: / = 1 — природно-экологическая сфера; / = 2 — техногеннопроизводственная сфера; / = 3 — антропогенно-социальная сфера; а, — весовой коэффициент /-го показателя безопасности базового уровня; — показатель безопасности/-й сферы базового уровня.

Показатель безопасности г, каждой /-й сферы базового уровня безопасности хозяйствующего субъекта определяется совокупностью из т1 показателей безопасности у-у интегрального уровня (например, в сфере экономики, сфере политики и т.д.):

З’/у 1 7=1

где т1 количество показателей безопасности интегрального уровня, включаемых в формирование показателя безопасности (агрегата) базового уровня ; у = 1, т1 номер сферы безопасности интегрального уровня; (3,у — весовой коэффициенту-го показателя безопасности интегрального уровня; у у — показатель безопасности у-й сферы интегрального уровня.

При этом, к примеру, показатель 1 по смыслу является показателем безопасности хозяйствующего субъекта в природно-экологической сфере.

При данном подходе споры вокруг «предельно критических значений порогов показателей безопасности» становятся неактуальными, так как интегральный показатель общей безопасности

Zoбщ в конечном счете комплектуется из некоторого набора , и их весовых коэффициентов 8?, , и является динамической ха-

У1лр

рактеристикой безопасности хозяйствующего субъекта во времени.

Значение хпорог- не является принципиально важным, так как становится не «предельно критическим значением порога показателей безопасности», а просто уровнем отсчета.

И.Н. Петренко считает, что в случае, когда рассчитывается показатель национальной безопасности государства, естественным значением порогов показателей безопасности являются среднемировые индикаторы безопасности. Для регионов РФ порогами отдельных индикаторов безопасности являются их среднероссийские показатели.

Следует отметить, что использование в качестве порогов средневзвешенных для хозяйствующих субъектов любого структурного уровня показателей безопасности является оправданным только в случае необходимости уточнения его места (рейтинга) в группе (уровне).

В Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года, утвержденной Указом Президента РФ от 12 мая 2009 г. № 537, выделены основные характеристики состояния национальной безопасности, которые предназначаются для оценки состояния национальной безопасности и включают:

  • • уровень безработицы (доля от экономически активного населения);
  • • децильный коэффициент (соотношение доходов 10% наиболее и 10% наименее обеспеченного населения);
  • • уровень роста потребительских цен;
  • • уровень государственного внешнего и внутреннего долга в процентном отношении от валового внутреннего продукта;
  • • уровень обеспеченности ресурсами здравоохранения, культуры, образования и науки в процентном отношении от валового внутреннего продукта;
  • • уровень ежегодного обновления вооружения, военной и специальной техники;
  • • уровень обеспеченности военными и инженерно-техническими кадрами.

В Стратегии указывается, что перечень основных характеристик состояния национальной безопасности может уточняться по результатам мониторинга состояния национальной безопасности.

На наш взгляд, этот перечень является определенным ориентиром для оценки состояния национальной безопасности России, поскольку включает лишь укрупненные показатели, тем более что пороговые их значения в Стратегии не приводятся и проводить сравнительный анализ и оценку не представляется возможным.

Центр финансово-банковских исследований Института экономики РАН предложил четыре группы пороговых значений: макроэкономические показатели, отражающие главные, принципиальные черты национальных интересов и утверждаемые на правительственном уровне; пороговые значения, раскрывающие и дополняющие эти главные черты и утверждаемые Минэкономразвития Российской Федерации; пороговые значения функционального и отраслевого уровня, утверждаемые соответствующими министерствами; пороговые значения экономической безопасности регионов. Значения некоторых из них даны в табл. 3.

Таблица 3

Величины индикаторов экономической безопасности РФ1

Индикатор

Пороговая

величина

Фактическое

значение

Объем ВВП, млрд руб.

29 200*

21 665

Доля продукции машиностроения в объеме промышленного производства, %

25

22,2**

Сбор зерна, млн т.

70

78

Инвестиции в основной капитал, % к ВВП

25

15,8

Доля отгруженной инновационной продукции во всей промышленной продукции, %

15

Соотношение прироста запасов полезных ископаемых к объемам погашения запасов в недрах, %

125

По большинству видов — меньше 100

Расходы федерального бюджета на национальную оборону, % к ВВП

3,0

2,6***

Расходы на гражданскую науку, % к ВВП

2,0

0,3***

Доля населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума численности всего населения, %

7,0

15,8***

1 Сенчагов В.К. Экономическая безопасность России / В.К. Сенчагов // ЭКО. — 2007. — № 5. — С. 14-15.

Индикатор

Пороговая

величина

Фактическое

значение

Отношение среднедушевых денежных доходов населения к величине прожиточного минимума, раз

3,5

2

Соотношение доходов 10% наиболее обеспеченного и 10% наименее обеспеченного населения (коэффициент фондов), раз

8

14,9

Уровень безработицы по методологии МОТ,

% к экономически активному населению

5

7,7

Уровень монетизации (М2) на конец года,

% к ВВП

50

25

Объем золотовалютных резервов на конец года, млрд долл.

40

182,2

Государственный внутренний и внешний долг, % к ВВП на конец года

60

16,1**

Отношение расходов на обслуживание внешнего государственного долга к общему объему расходов федерального бюджета, %

20

4,6***

Уровень инфляции, %

125

110,9

Дефицит федерального бюджета, % к ВВП

3,0

Профицит

бюджета

Доля продовольствия, поступившего по импорту, в общем объеме продовольственных ресурсов,%

25

Примерно 40

Примечания:

Показатели без звездочки (*) рассчитаны по данным статсправочника «Социально-экономическое положение России. 2005 г.».

Пороговое значение по объему ВВП, рассчитанное в 1999 г. в ценах 1998 г., в сумме 6 трлн руб., пересчитано в цены 2005 г. по индексам-дефляторам за период 1999-2005 гг.

  • ** Цифра 2004 г. взята из статсправочника «Россия в цифрах. 2005 г.».
  • *** Принято по данным оценки Министерства экономического развития и торговли РФ, подготовленной к прогнозу социально-экономического развития Российской Федерации на 2006-2008 гг., и оценки Минфина РФ к проекту федерального бюджета на 2006 г.

Значения части индикаторов (уровень инфляции, дефицит бюджета, госдолг) были ниже пороговых. А вот объем золотовалютных резервов многократно превышал пороговый уровень. Ориентируясь на него, можно было бы сделать однозначный вывод об улучшении финансового положения страны, если бы уровень монетизации соответствовал предельному значению индикатора, а не был вдвое меньше его. Последнее обстоятельство свидетельствовало о неразвитости банковского сектора страны, недоверии инвесторов к банкам, недостаточной склонности населения к организованным формам сбережения, о слабом развитии безналичных расчетов. Экономические и политические риски в инвестировании в исследованном периоде были очень высоки.

Следует отметить, что Советом безопасности Российской Федерации утвержден официальный перечень пороговых значений показателей экономической безопасности, состоящий из 12 основных социально-экономических индикаторов развития российской экономики, которые отражают критические «болевые точки» в развитии экономики (табл. 4).

Таблица 4

Показатели экономической безопасности1

Показатели

Пороговые значения

Объемы инвестиций, % ВВП

25

Расходы на научные исследования, % ВВП

2

Доля населения, имеющая доходы ниже прожиточного минимума, %

7

Продолжительность жизни населения, лет

70

Децильный коэффициент

8

Уровень преступности (на 100 тыс. чел.)

5000

Уровень инфляции, %

20

Внешний долг, в % к ВВП

25

Дефицит бюджета, в % к ВВП

5

Денежная масса, М2, в % к ВВП

50

Доля импорта во внутреннем потреблении: всего

30

в том числе продовольствия

25

Уровень безработицы (по методологии МОТ)

7

1 Прокопов Б.И. Сущность и содержание экономической безопасности / Б.И. Прокопов // Проблемы современной экономики. Евразийский международный научно-практический журнал. — 2008. — № 4 (28). — С. 146.

Эти показатели характеризуют предельные величины, выход за которые препятствует нормальному ходу развития экономики и социальной сферы и приводит к формированию разрушительных тенденций в области производства и уровня жизни населения.

Таким образом, пороговые значения имеют статус одобренных или утвержденных на государственном уровне количественных параметров, соблюдение которых должно стать непременным элементом правительственных прогнозов и программ развития, а также разработки бюджетов.

  • [1] Афонцев С.А. Дискуссионные проблемы концепции национальной экономической безопасности / С.А. Афонцев // Россия XXI. — 2001. — № 2. — С. 60-66.
  • [2] Погребинская Е. Налоги в системе экономической безопасности России / Е. Погребинская // Власть. — 1999. — № 12. — С. 46.
  • [3] Общая теория национальной безопасности: Учебник / Под общ. ред. А.А. Прохожева. Изд. 2-е, доп. — М.: Изд-во РАГС, 2005. — С. 12-13.
  • [4] Перова С.Н. Управленческие аспекты налоговых отношений в системе обеспечения экономической безопасности государства: дисс. ... канд. экон. наук / 08.05.00. — СПбУ МВД России, 2005. — С. 26.
  • [5] Демидов С.Р. Экономическая безопасность как составная функция управления / С.Р. Демидов // Экономика и управление. — 2007. — № 3 (29). — С. 75-76.
  • [6] Феофилова Т.Ю. Основополагающие категории теории экономической безопасности / Т.Ю. Феофилова // Экономика и управление. — 2009. — № 8 (46). — С. 22-25.
  • [7] Сеннагов В.К. Экономическая безопасность России / В.К. Сенчагов // ЭКО. — 2007. — № 5. — С. 10-11.
  • [8] Барикаев Е.Н. Управление предпринимательскими рисками в системе экономического обеспечения национальной безопасности: теоретический аспект: дисс.... канд. экономии, наук / 08.00.05. — СПб.: 2006.
  • [9] Большой бухгалтерский словарь / Под ред. А.Н. Азрилияна. — М.: Институт новой экономики, 1999. — 574 с.
  • [10] Перова С.Н. Управленческие аспекты налоговых отношений в системе обеспечения экономической безопасности государства: дисс.... канд. экон. наук / 08.05.00. — СПбУ МВД России, 2005. — 195 с.
  • [11] Анищенко С.И. Управление финансовыми рисками в системе обеспечения экономической безопасности государства: дисс. ... канд. экон. наук / 08.00. 05. — СПб.: 2005.
  • [12] Грунин О.А., Грунин С.О. Экономическая безопасность организации. — СПб.: Питер, 2002. — 160 с.
  • [13] Прохожее А., Корнилов М. О проблеме критериев и оценок экономической безопасности / А. Прохожев, М. Корнилов // Общество и экономика. — 2003. — № 4-5. — С. 225-239.
  • [14] Афонцев С.А. Дискуссионные проблемы концепции национальной экономической безопасности / С.А. Афонцев // Россия XXI. — 2001. — № 2.
  • [15] Экономическая безопасность России: Общий курс: Учебник / Под ред. В.К. Сенчагова. — М.: Дело, 2005. — 895 с.
  • [16] Сафрончук М.В. Экономическая безопасность и инвестиции как факторы роста в переходной экономике России / М.В. Сафрончук // Вопросы статистики. — 2001. — № 11. —С. 50-55.
  • [17] Логинов Е.Л. Геостратегические приоритеты развития России в условиях внешних и внутренних угроз / Е.Л. Логинов // Финансы и кредит. — 2008. — № 18 (306).— С. 63-69.
  • [18] Абалкин Л.И. Экономическая безопасность России / Л.И. Абалкин // Вестник Российской академии наук. — 1997. — Т. 67. — № 9. — С. 771; Глазьев С. Российская реформа и новый мировой порядок / С. Глазьев // Российский экономический журнал. — 1997. — № 7. — С. 10; Экономическая безопасность: Производство — Финансы — Банки / Под ред. В.К. Сенчагова. — М.: ЗАО «Финстатинформ», 1998 — 621 с.; Сенчагов В.К. Экономическая безопасность России / В.К. Сенчагов // ЭКО. — 2007. — № 5. — С. 2-20.
  • [19] Богданов И.Я. Экономическая безопасность России: теория и практика. — М.: ИСПИ РАН, 2001.
  • [20] См.: Экономическая безопасность России: Общий курс: Учебник / Под ред. В.К. Сенчагова. — М.: Дело, 2005. — 895 с.
  • [21] См.: Экономическая и национальная безопасность: Учебник / Под ред. Е.А. Олейникова. — М.: Издательство «Экзамен», 2004. — 768 с.
  • [22] По мнению авторов учебника под ред. В.К. Сенчагова, такими показателями — индикаторами экономической безопасности государства могут стать: объем валового внутреннего продукта (ВВП); валовой сбор зерновых, млн т.; доля инвестиций в основной капитал (в % к ВВП); доля расходов на оборону (в % к ВВП); доля затрат на «гражданскую» науку (в % к ВВП); доля инновационной продукции в общем объеме промышленной продукции (в %); доля машиностроения и металлообработки в промышленном производстве (в %); доля лиц с денежными доходами ниже прожиточного минимума во всей численности населения (в %); децильный коэффициент дифференциации доходов населения; уровень безработицы (в % к экономически активному населению); уровень монетизации (в % к ВВП); внешний долг (в % к ВВП); внутренний долг (в % к ВВП); доля расходов бюджета на обслуживание государственного долга (в % общего объема расходов бюджета); дефицит федерального бюджета (бюджета центрального правительства) (в % к ВВП); уровень инфляции (в %); объем золотовалютных резервов (млрд долл.); отношение выплат по внешнему долгу к объему годового экспорта (в %); доля продовольствия, поступившего по импорту, в общем объеме продовольственных ресурсов (в %).
  • [23] Возжеников А.В. Национальная безопасность: теория, политика, стратегия. — М.: НПО «Модуль», 2000.
  • [24] Определение пороговых уровней частных показателей экономической безопасности государства, безусловно, представляет собой отдельную научную задачу. Различные авторы предлагают свои варианты этих значений. Например, некоторые авторы определяют следующие значения этих пороговых уровней экономической безопасности России: для объема валового внутреннего продукта (ВВП) — 6 трлн руб. (в ценах 1998 г.); для валового сбора зерновых — 70 млн т. (масса до обработки); для доли инвестиций в основной капитал — 25% к ВВП; для доли расходов на оборону — 3% к ВВП; для доли затрат на «гражданскую» науку — 1,5% к ВВП); для доли инновационной продукции в общем объеме промышленной продукции — 15%; для доли машиностроения и металлообработки в промышленном производстве — 25%; для доли лиц с денежными доходами ниже прожиточного минимума во всей численности населения — 7-10% ко всему населению страны; для децильного коэффициента дифференциации доходов населения — 8; для уровня безработицы — 5-8% к экономически активному населению; для уровня монетизации — 50% к ВВП; для внешнего и внутреннего долга — 60% к ВВП; для доли расходов бюджета на обслуживание государственного долга — 20% к общему объему расходов федерального бюджета; для дефицита федерального бюджета — 3% к ВВП; для уровня инфляции — 125%; для объема золотовалютных резервов — 15 млрд долл.; для отношения выплат по внешнему долгу к объему годового экспорта — 30%; для доли продовольствия, поступившего по импорту, в общем объеме продовольственных ресурсов — 30-35%.
  • [25] При расчете нормированных частных показателей экономической безопасности России, США, Японии, Германии, Великобритании, Италии, Южной Кореи и КНР в большинстве случаев использовались значения пороговых уровней. Тем не менее для определения ряда нормированных частных показателей экономической безопасности иностранных государств применялись как значения пороговых уровней, так и принятые в этих странах либо установленные методом экспертных оценок. Безусловно, что именно от значений пороговых уровней частных показателей экономической безопасности государства, а также правил нормировки, в конечном счете, зависят значения соответствующих нормированных частных показателей.
  • [26] Гордиенко Д.В. Возможный подход к оценке уровня экономической безопасности государства / Д.В. Гордиенко // Государство и право. — 2007. — №9.— С. 110-112.
  • [27] Дзлиев М.И. Основы обеспечения безопасности России: Учеб, пособие / М.И. Дзлиев, А.Д. Урсул; Рос. гос. торгово-экон. ун-т, НИИ проблем безопасности и устойчивого развития. — М.: ЗАО «Издательство «Экономика», 2003. — 423 с.; Экономическая и национальная безопасность: Учебник / Под ред. Е.А. Олейникова. — М.: Издательство «Экзамен», 2004. — 768 с.; Мамутов Н.А. Связь стратегических рисков чрезвычайных ситуаций с сопредельными рисками. Стратегические риски чрезвычайных ситуаций: оценка и прогноз / Н.А. Мамутов // Материалы восьмой научно-практической конференции по проблемам защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций. М.: Триада Лтд, 2003; Петренко И.Н. Безопасность экономического пространства хозяйствующего субъекта / И.Н. Петренко. — М.: Ан-кил, 2005. — 280 с.
  • [28] Указ Президента Российской Федерации от 17 декабря 1997 г. № 1300 (в ред. Указа Президента Российской Федерации от 10.01.2000 № 24) «Об утверждении Концепции национальной безопасности Российской Федерации».
  • [29] Петренко И.Н. Основы безопасности функционирования хозяйствующих субъектов: Учебник. М.: Анкил, 2006. — 304 с.
  • [30] Петренко И. Индикативная система общей безопасности хозяйствующего субъекта / И. Петренко // Вопросы экономики. — 2008. — № 1. — С. 149-154.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >
 

Популярные страницы