ЗАКЛЮЧЕНИЕ

На данном этапе работы мы должны ограничиться тем объёмом информации, который здесь представлен. Дальнейшее изучние источника затруднено, в первую очередь, неудовлетворительной ситуацией с его научными публикациями. Повторим ещё раз, что задача полноценного научного издания оригинального текста ВК, учитывавшего бы все его основные копии, остаётся до сих пор делом будущего. То же самое можно сказать и о переводе «Книги».

Возможно, в свете будущих новых данных мы скорректируем некоторые содержащиеся в данном исследовании суждения. Но основные положения, видимо, останутся неизменными. Подытожим их.

  • 1. До сих пор практически не делалось серьёзных попыток написать объективный и всесторонний разбор источника. Почти все посвящённые ему работы, которые нам известны, имели изначальной целью доказать либо его подлинность, либо поддельность. Поэтому, содержащиеся в них выводы нуждаются в перепроверке.
  • 2. Письменные документы, созданные Ю. П. Миролюбовым и А. А. Куренковым (в том числе, их переписка, не предназначенная для печати), совершенно не отражают процесс создания фальсификата. Напротив, о ВК всегда говорится как о реальном памятнике, над которым Миролюбов и Куренков проводили работу переписчиков и издателей. Есть данные, позволяющие предполагать, что «Книга» действительно существовала ещё до оккупации Бельгии нацистской Германией. Заметим к тому же, что почти все произведения Миролюбова, имеющие параллели с текстом ВК, появились уже после обнародования этого документа. Следовательно, они сами по себе не могут служить доказательством подделки.
  • 3. Работа с текстом сильно затруднена исчезновением оригинала и тем обстоятельством, что дошедшие до нас копии были сделаны непрофессионалами.
  • 4. Доскональный языковой анализ «Книги» остаётся до сих пор делом будущего. Вместе с тем, обращает на себя внимание определённое сходство источника с наиболее ранними новгородскими берестяными грамотами. Причём сходство обнаруживается и с теми особенностями грамот, которые были открыты уже после опубликования ВК. Некоторые особенности языка ВК (бедность и нестабильность падежей и флексий и др.) могут быть объяснены сложной этнической обстановкой в районе написания памятника.
  • 5. Изучение текста источника указывает на его неоднородность. Нами было выделено не менее 16 его самостоятельных слоёв. С научной точки зрения само название «Влесова книга» является, следовательно, не вполне корректным и может быть принято только как традиционно утвердившееся в историографии.
  • 6. Слои (как и внешние характеристики) дощечек не совпадают с нумерацией и, видимо, не были известны ни Ю. П. Миролюбову, ни А. А. Куренкову. Скорее всего, нумерация дощечек отражает работу публикаторов с реальным, не ими созданным, источником.
  • 7. Жанр ВК должен быть определён как языческие послания или проповеди. Её содержание можно удовлетворительно объяснить, только если исходить из исторических реалий IX в., а именно:
    • - формирование восточного славянства на основе разных этнических групп: славян-автохтонов, западных (и южных?) славян, ираноязычных, очевидно, индоарийских, иллиро-венедских, дако-фракийских и, возможно, других племён и этнических реликтов севера восточно-славянского ареала (и его периферии), лесостепного юга и Северного Причерноморья. Притом, значительная (если не основная) часть «Книги» могла быть создана не собственно генетическими славянами, а именно ассимилированными ими представителями какого-то этнического реликта (возможно, даже нескольких). Это, впрочем, отнюдь не делает источник «неславянским». Его создатели, кем бы они ни были по происхождению, несомненно, уже думали по-славянски и ощущали себя славянами;
    • - складывание государства в Восточной Европе и объективная заинтересованность жречества в грабительских походах на юг, связанных, впрочем, судя по всему, и с некими действительными этнополитическими реалиями;
    • - опасение жречества за своё положение в связи с приходом варяжских князей;
    • - полемика волхвов с распространяющимся христианским учением;
    • - отсутствие многовековой развитой письменной традиции, и, как следствие, - необходимость рассказывать о событиях прошлого, пользуясь разноречивыми и не слишком надёжными устными преданиями;
    • - в то же время - попытки придать этим легендам форму большей достоверности и авторитетности.
  • 8. Данные источника о славяно-русском язычестве не идут вразрез с коренными представлениями о нём современной науки.

В итоге наиболее непротиворечивой оказывается, на наш взгляд, версия о написании ВК примерно в конце VIII - середине IX в. н. э., причём в разных)местах и разными авторами.

Мы осознаём всю ответственность такого вывода. К сожалению, признание подлинности «Книги» со стороны науки, если таковое состоится, наверняка приведёт к ещё большим спекуляциям на её основе. Велика опасность того, что отдельные политические силы в России и на Украине (и не только) сделают попытку «приватизации» этого памятника, попытаются разыграть с его помощью национальную карту. В этой связи роль научной объективности вырастает ещё больше. Если наши предположения верны, ВК - произведение, не принадлежащее не только какому-либо восточнославянскому народу в отдельности, но даже отдельно восточному славянству. Это памятник славянской культуры в целом, значение которого нельзя переоценить. Главное -научиться видеть ВК тем, чем она действительно является, а не тем, чем мы предполагаем и хотим её увидеть.

Мы ожидаем, что встретим возражения. Однако конструктивная критика пойдёт только на пользу науке. Многие несовершенства нашей работы видны и нам самим. Так, лишь намечен языковой анализ текста. Разбивка на слои может показаться недостаточно четкой (хотя, само по себе, наличие в документе различных слоёв, на наш взгляд, несомненно). Некоторые вопросы, связанные с рассматриваемой проблемой, только обозначены. Например, лишь отчасти затронут вопрос о степени участия Ю. П. Миролюбова в формировании дошедшего до нас текста памятника (то, что такое воздействие имело место, - несомненно, даже если безоговорочно принять версию о подлинности ВК: об этом свидетельствует хотя бы сравнение фотографии дощечки 16а, или прориси с неё, с Мир.), мало затрагивалась проблема роли индоевропейской составляющей в истории евразийских степей, по крайней мере, с энеолита до конца I тыс. н. э., а, между тем, исследование этой проблемы, значение которой, по нашему мнению, ещё далеко не до конца осознано историками, способно дать и ответы на массу вопросов, связанных с возникновением ВК и многих её сюжетов. Вероятно, вполне могут быть оспорены и некоторые из тех позиций, с которых автор рассматривал историю славянства и руси. В ряде случаев нами фактически предлагалось сразу несколько вариантов решения того или иного вопроса, причём полярно различных.

Наш труд не ставил перед собой задачи исчерпывающе ответить на все вопросы, так или иначе связанные с «Книгой». В самом его названии отражено желание подытожить то, что было сделано нашими предшественниками, и подготовить почву для будущего, действительно полномасштабного, идущего «по всем фронтам» исследования источника. Мы ставили перед собой цель показать, что проблема ВК действительно существует.

Иногда поставить вопрос - не менее важно, чем ответить на него.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >