Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow История arrow Источниковедение новой и новейшей истории стран Европы и Америки

Значение судебно-следственных материалов как источника. Судебно-следственные материалы широко используются в исследованиях по истории нового и новейшего времени.

Внимание историков привлекают прежде всего такие судебные процессы, которые вызвали глубокий резонанс в современном им обществе. Характернейший пример — процесс по сфабрикованному обвинению в шпионаже в пользу Германии капитана французского генерального штаба Альфреда Дрейфуса (90-е гг. XIX века): из споров о виновности или невиновности Дрейфуса выросло ожесточенное противостояние двух политических лагерей клерикально-монархических сил и сторонников республики. В 1933 г. нацистами был инспирирован процесс в Лейпциге по делу о поджоге рейхстага, инкриминировавшемся коммунистам (главным обвиняемым был Георгий

Димитров). Он вызвал во многих странах проявления антифашистской солидарности. Антифашистами была создана Международная следственная комиссия, которая по делу о поджоге рейхстага провела контрпроцесс в Лондоне. В подобных случаях сам процесс, его подоплека, связанные с ним действия общественности становятся достаточно значительным объектом исторического исследования, а документы процесса приобретают первостепенную важность в ряду используемых для этого источников.

Применительно к эпохе буржуазных революций и промышленного переворота процессуальные документы являются важнейшим, хотя и весьма тенденциозным источником по истории стихийно возникавших народных движений. Иногда только по материалам судебных дел историки могут узнать о локальных повседневных проявлениях социальных антагонизмов в деревне (поджоги, потравы и иные посягательства крестьян на помещичью собственность), установить имена участников крестьянских и рабочих волнений, получить некоторое представление об их психологии.

Изучение распространенных в народной среде представлений о мире, верований, обычаев отвечает интересу современной историографии к проблемам ментальности и ведется с широким привлечением материалов судебных процессов, в том числе таких, которые относились еще к кануну нового времени и были типичны для уходящего средневековья с его гонениями на всевозможные «ереси». Появляются, в частности, исследования о ведовстве, ведовских процессах, восприятии «охоты на ведьм» современниками. Французский историк Р. Мандру — автор капитального труда «Ведьмы и колдуны во Франции в XVIII в. Анализ исторической психологии» — установил, что к концу «старого порядка» судебное преследование за ведовство постепенно сходило на нет (ведовские процессы проводились все реже, выносимые приговоры становились более мягкими), а это свидетельствовало об определенном изменении ментальных ориентиров общества.

Еще один французский историк — Ж. Ружри — предпринял специальное исследование по материалам судебных процессов участников Парижской Коммуны 1871 г. Анализ этого источника привел его к выводу, что рабочий-коммунар и по своему социальному положению, и психологически ближе к санкюлоту времен Великой революции или повстанцу июня 1848 г., чем к социалистическому пролетарию XX века, а потому Коммуна — это «лишь последняя революция XIX в., последний завершающий пункт французского революционного движения XIX в. Это — закат, а не заря».

Материалы процессов главных немецких и японских военных преступников дают в распоряжение историков документацию огромной разоблачительной силы о роли нацизма и его пособников в развязывании Второй мировой войны, о разбойничьих целях и человеконенавистнической направленности их политики. К ним также примыкают документы проходивших после войны в различных странах Европы судебных процессов коллаборационистов.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >
 

Популярные страницы