Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Право arrow Конфликт интересов на государственной службе, в деятельности организаций: причины, предотвращение, урегулирование

АНАЛИЗ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ КОМИССИЙ ПО СОБЛЮДЕНИЮ ТРЕБОВАНИЙ К СЛУЖЕБНОМУ ПОВЕДЕНИЮ ГРАЖДАНСКИХ И МУНИЦИПАЛЬНЫХ СЛУЖАЩИХ И УРЕГУЛИРОВАНИЮ КОНФЛИКТА ИНТЕРЕСОВ

Т.С. Глазырин

Важнейшей государственной задачей в последние годы является совершенствование системы государственного управления и эффективное противодействие коррупции в органах государственной власти и местного самоуправления.

Урегулирование конфликта интересов — один из главных антикоррупционных механизмов и одновременно способ обеспечения надлежащего функционирования служебных правоотношений1.

В статье 11 Закона о противодействии коррупции предотвращение и урегулирование конфликта интересов возложено на двух субъектов: государственного (муниципального) служащего и представителя нанимателя.

При этом необходимо отметить, что основным субъектом, который по действующему законодательству должен выявлять и пресекать коррупционные правонарушения на государственной и муниципальной службе, является все-таки представитель нанимателя, то есть руководитель соответствующего государственного (муниципального) органа: именно на него возложено принятие наиболее важных решений и соответствующих организационных мер, направленных на формирование внутриведомственной основы противодействия коррупции.

В свою очередь, организация внутриведомственной основы противодействия коррупции невозможна без создания и функционирования комиссий по соблюдению требований к служебному поведению гражданских служащих и урегулированию конфликта интересов (далее — конфликтные комиссии), поскольку механизмы противодействия коррупции достаточно сложны и зачастую их применение

См.: Чаннов С.Е. О направлениях активизации деятельности комиссий по урегулированию конфликтов интересов // Административное право и процесс. 2011. №5.

требует принятия оценочных решений и значительных временных затрат1.

В то же время сводить институт конфликта интересов исключительно к противодействию коррупции было бы неправильно2. Конфликт интересов связан именно с конфликтом публичного и частного интереса. При этом такой конфликт не обязательно имеет коррупционный результат. Государственные или муниципальные служащие нередко помимо своей воли и без совершения каких-либо противоправных действий попадают в ситуации, характеризующиеся конфликтом интересов. Однако сама ситуация конфликта между частным и публичным интересами требует более тщательного контроля за принимаемыми ими при этом решениями.

Из сказанного можно сделать вывод о том, что конфликтные комиссии вовлечены не только в противодействие коррупции, это еще и своеобразные органы управления этическими (нравственными) отношениями на гражданской службе3.

Создание конфликтных комиссий в органах государственной власти было предусмотрено еще в 2004 г. в Законе № 79-ФЗ (ч. 5 ст. 19), а в 2008 г. в связи со вступлением в силу Закона о противодействии коррупции и внесением изменений в Закон № 25-ФЗ создание конфликтных комиссий стало обязательным и в органах местного самоуправления.

Порядок организации, обеспечения и деятельности этих комиссий определяется нормативными правовыми актами Президента Российской Федерации, глав субъектов Российской Федерации (иногда законами субъектов Российской Федерации), руководителей органов исполнительной власти (как федеральных, так и субъектов Федерации), глав муниципальных образований и руководителей органов местного самоуправления в пределах их компетенции.

Основным правовым актом, регулирующим организацию и функционирование конфликтных комиссий, следует признать Положение о комиссиях по соблюдению требований к служебному поведению федеральных государственных служащих и урегулированию конфликта интересов (далее — Положение о конфликтных комиссиях),

См.: Братановский С.Н., Зеленов М.Ф. Специфика правового регулирования деятельности комиссий по соблюдению требований к служебному поведению государственных и муниципальных служащих и урегулированию конфликта интересов// Российская юстиция. 2011. № 10.

См.: Чаннов С.Е. Указ. соч.

Так считают и некоторые исследователи. См., например: Шувалова Н. Почему бездействуют комиссии по соблюдению требований к служебному поведению в конфликте интересов// Государственная служба. 2009. № 2.

утвержденное Указом Президента Российской Федерации от 1 июля 2010 г. № 821 «О комиссиях по соблюдению требований к служебному поведению федеральных государственных служащих и урегулированию конфликта интересов». Несмотря на то что это Положение де-юре распространяется только на федеральные органы исполнительной власти, оно в силу рекомендации, содержащейся в п. 8 названного Указа Президента РФ, является правовым ориентиром и для деятельности конфликтных комиссий, функционирующих в исполнительных органах субъектов Российской Федерации, а также в органах местного самоуправления. А поскольку, как показывает практика, рекомендательные нормы федерального законодательства в большинстве случаев рассматриваются субъектами, которым они адресованы, в качестве обязательных, не следует удивляться тому, что положения о конфликтных комиссиях, принятые на региональном и местном уровнях, в подавляющем большинстве случаев представляют собой простую кальку с федерального акта — Положения о конфликтных комиссиях[1].

Воспроизведение норм Положения о конфликтных комиссиях в нормативных актах субъектов Российской Федерации и муниципальных правовых актах само по себе, в принципе, допустимо, и во многих случаях это более рациональное решение, чем создание новых норм при наличии апробированных и вполне эффективно действующих. Однако в большинстве случаев региональные и муниципальные правотворческие органы заимствуют положения федеральных актов некритично, копируя в том числе содержащиеся там ошибки и неоднозначные моменты. Неудивительно поэтому, что в практике деятельности конфликтных комиссий, действующих как в федеральных органах, так и в субъектовых и муниципальных, возникают, по сути, одни и те же проблемы.

Анализ законодательной базы и практики формирования и функционирования конфликтных комиссий позволяет выделить ряд проблемных моментов, оказывающих непосредственное влияние на организацию и функционирование комиссий по предотвращению и урегулированию конфликта интересов.

Как отмечают исследователи[2], важнейший недостаток организации работы конфликтных комиссий, имеющий стратегическое значение в плане задач противодействия коррупции, заключается в навязанной Положением о конфликтных комиссиях пассивности конфликтных комиссий: большую часть времени они фактически работают в режиме ожидания поступления соответствующих материалов и обращений. Вместе с тем механизм (порядок) поступления и оценки данных материалов зачастую нигде не определен1.

Комиссии должны служить связующим звеном между государственными (муниципальными) органами, в которых созданы, и правоохранительными и контролирующими органами; комиссии наделены серьезными полномочиями, имеют спектр средств и методов предупреждения и борьбы с коррупционными проявлениями на государственной (муниципальной) службе2. Поэтому в сложившейся ситуации для активизации деятельности конфликтных комиссий представляется важным организовать регулярное взаимодействие, обмен информацией с правоохранительными и иными государственными органами, что позволит наладить совместную работу и сократить до минимума возникающие организационные издержки. Также (особенно на муниципальном уровне) необходимо более детально и четко определить механизм и технологии взаимодействия комиссий с кадровыми службами органов, в которых данные комиссии созданы, потому что в подавляющем большинстве случаев данным вопросам в положениях о конфликтных комиссиях внимания не уделяется.

В данном контексте необходимо отметить, что и в правовых актах, касающихся деятельности конфликтных комиссий, и в самой деятельности этих комиссий в настоящее время основной упор сделан на антикоррупционную функцию — об этом можно судить, в частности, из предусмотренных в законодательстве оснований для проведения заседаний комиссий. Притом, как отмечалось выше, конфликт интересов — не всегда суть проявление коррупции, но во всяком случае точно конфликт публичного и частного интереса.

Активизация борьбы с коррупцией, имеющая место в последние годы, сместила акценты в деятельности конфликтных комиссий, поставив де-факто во главу угла работы комиссий рассмотрение конфликтных ситуаций, связанных с коррупцией. Подобный подход был закреплен в Положении о конфликтных комиссиях и вследствие некритичного заимствования также был воспринят соответствующими правовыми актами регионального и муниципального уровней. Рассмотрением же ситуаций, связанных с этической оценкой поведения государственного (муниципального) служащего, конфликтные комиссии в текущий момент времени практически не занимаются, так как соответствующих оснований для проведения заседания в правовых актах не предусмотрено. В связи с этим представляется необходимым включать в положения о конфликтных комиссиях дополнительные основания для проведения их заседаний, такие, например, как поступление обращения или жалобы на некорректное поведение гражданского (муниципального) служащего. В любом случае в соответствующих правовых актах должен быть предусмотрен максимально подробный порядок, касающийся содержания, формы и способов направления информации, являющейся основанием для проведения заседания конфликтной комиссии, а также субъектов, могущих это делать: например, в случае с некорректным поведением гражданского (муниципального) служащего важно предусмотреть для граждан и организаций право обращения в комиссию.

Не менее важная проблема регламентации статуса конфликтных комиссий заключается в отсутствии в действующем законодательстве (как на федеральном, так и на региональном и местном уровнях) нормативно закрепленных принципов, на которых строится деятельность названных органов. По сути, комиссии осуществляют досудебную процедуру административного разбирательства посредством участия третьей стороны, которая может и имеет право разрешать подобную ситуацию, а также выполняют функцию механизма защиты государственного (муниципального) служащего от неправомерных действий руководителя1. В данном понимании миссии конфликтных комиссий становится актуальным соблюдение в их деятельности таких принципов, как: презумпция невиновности гражданского служащего, который является участником ситуации, связанной с понятием «конфликт интересов»; уважительное отношение к гражданскому служащему, а также к его полномочному представителю, участвующему в процессе выяснения всех обстоятельств ситуации, рассматриваемой комиссией; конфиденциальность сведений, полученных всеми участниками данного разбирательства на любом из заседаний комиссии; беспристрастное ведение разбирательства на любом из этапов работы комиссии; поиск объективной истины и др.2

Методическое обеспечение работы конфликтных комиссий муниципальных органов также следует признать недостаточным, причем по ряду моментов оно отсутствует вовсе: в частности, не определены региональные органы, которые должны координировать со стороны субъекта Федерации вопросы организации и деятельности комиссий, а также повышения квалификации их руководителей и членов комиссий[3].

Одной из проблем низкой активности работы комиссий по служебному поведению и урегулированию конфликта интересов является недостаток квалифицированных кадров[4], что особенно заметно на муниципальном уровне.

Специальное обучение председателей и членов комиссий органов местного самоуправления во многих субъектах Российской Федерации попросту не проводится. Некоторые субъекты вообще не считают необходимой организацию соответствующего обучения, полагая, что не должны тратить бюджетные средства субъекта Российской Федерации на эти цели, и перелагают ответственность на федеральный центр, не разграничивший, по их мнению, полномочия между различными уровнями осуществления публичной власти в сфере противодействия коррупции. В то же время в отсутствие поддержки со стороны субъектов РФ муниципальные образования в большинстве своем не в состоянии обеспечить подготовку председателей и членов комиссий[5]. При этом согласно ст. 35 Закона № 25-ФЗ на субъекты Российской Федерации возложена обязанность разработки и принятия программ развития муниципальной службы, финансируемых за счет средств бюджетов субъектов Российской Федерации. Именно в рамках указанных программ и должно проводиться в том числе и обучение руководителей и членов комиссий по урегулированию конфликта интересов.

В целом, как показывает практика, кадровый вопрос — один из наиболее неурегулированных и, можно даже сказать, болезненных в деятельности конфликтных комиссий.

Согласно Положению о конфликтных комиссиях в их состав непременно должны быть включены представитель (представители) научных организаций и образовательных учреждений среднего, высшего и дополнительного профессионального образования, деятельность которых связана с государственной службой (п. 8), причем число членов комиссии, не замещающих должности государственной службы в государственном органе, должно составлять не менее одной четверти от общего числа членов комиссии (п. 11).

Анализ практики регламентации деятельности конфликтных комиссий позволяет выявить с первого взгляда неприметную, но весьма характерную деталь: ни в одном положении о конфликтной комиссии, принятом будь то в федеральном или региональном органе исполнительной власти либо в органе местного самоуправления, не содержится сведений о численном составе (размере) комиссий по урегулированию конфликтов интересов. С одной стороны, данная деталь не имеет принципиального значения — не важно, сколько человек в составе комиссии, главное, чтобы соблюдался качественный состав и пропорция между независимыми членами и государственными (муниципальными) служащими. С другой стороны, отсутствие четко установленного размера конфликтной комиссии может свидетельствовать о трудностях привлечения к участию в ее работе независимых экспертов. В юридической литературе1 описаны случаи когда, конфликтная комиссия состоит только из трех человек: двух муниципальных служащих и одного «внешнего» члена комиссии. Формальные требования к составу в данном случае, конечно, соблюдены, но такой подход к формированию комиссий может вызвать сомнения в объективности и независимости решений комиссии.

«Минимализм» в части размера конфликтных комиссий — явление, особенно широко распространенное на местном уровне: например, в сельских поселениях количество муниципальных служащих отнюдь не велико, однако в действующем законодательстве о муниципальной службе и противодействии коррупции не предусмотрено каких-либо особенностей в части формирования комиссий по урегулированию конфликтов интересов в муниципальных органах. Возможным выходом из создавшейся ситуации видится передача данных полномочий по соглашениям от органов поселений к органам муниципальных районов с созданием на уровне последних одной комиссии, в компетенцию которой входило бы рассмотрение поступивших материалов в отношении всех муниципальных служащих в пределах муниципального района.

Отсутствие в составе конфликтных комиссий сторонних экспертов ведет к закрытости работы данных органов, при которой вероятность противодействия утечке «ненужной» информации за пределы соответствующего органа и защиты узковедомственных интересов возрастает многократно.

Обеспечение гласности и открытости работы конфликтных комиссий — не единственное предназначение привлекаемых извне членов. Важно понимать и учитывать, что конфликт интересов — это зачастую оценочная категория, что возможны разные подходы, а значит, и разная оценка сторонами служебных правоотношений ситуации его возникновения. Все это требует участия в работе конфликтных комиссий лиц, которые не связаны служебными правоотношениями с государственным (муниципальным) органом и тем самым могут способствовать более независимому и объективному, полному разрешению ситуации, связанной с возникновением конфликта интересов. Поэтому ситуации, когда конфликтные комиссии проводят свои заседания без участия независимых членов1, недопустимы в принципе.

Несмотря на, безусловно, положительный эффект участия «сторонних членов» в составе комиссий по урегулированию конфликтов интересов, следует отметить, что привлечение сторонних лиц к деятельности данных органов может быть признано проблемным и даже опасным (гипотетически) по нескольким причинам.

Практика привлечения независимых членов комиссий к участию в их работе в настоящее время нигде не урегулирована, что вызывает ряд вопросов, в частности, о степени подготовленности таких членов к решению задач специального характера. Кроме того, при отсутствии четкого механизма отбора и приглашения независимых членов конфликтных комиссий возникает вероятность включения в состав комиссии знакомых и лояльных членов, необходимых для принятия нужного решения. В дополнение к этому В. В. Астанин2 считает кри-

В состав комиссии по соблюдению требований к служебному поведению муниципальных служащих, замещающих должности муниципальной службы в аппарате администрации Петровского муниципального района Ставропольского края и ее структурных подразделениях, и урегулированию конфликта интересов вообще не были включены лица, не замещающие муниципальные должности, хотя в Положении о данной комиссии, утвержденном постановлением Администрации Петровского муниципального района Ставропольского края от 24 марта 2009 г. № 106, прямо указано, что «число независимых экспертов, привлекаемых к работе, должно составлять не менее И от общего числа членов комиссии». На практике состав данной комиссии был сформирован исключительно из руководителей и главных специалистов местной администрации.

См.: Астанин В. В. Комиссии по соблюдению требований к служебному поведению государственных гражданских служащих и урегулированию конфликта интересов (анализ и оценка предмета деятельности и коррупциогенных рисков участия экспертов в их работе) // Российская юстиция. 2009. № 2.

минологически опасным обстоятельством участия экспертов в работе комиссий то, что они не всегда являются должностными лицами в том понимании, которое дано в примечании 1 к ст. 285 Уголовного кодекса Российской Федерации, а следовательно, доказать их вину в случае принятия заведомо неправомерного решения и привлечь к ответственности представляется практически невозможным.

Порядок привлечения независимых экспертов к участию в деятельности конфликтных комиссий нуждается в последовательной регламентации еще и потому, что в настоящее время не предусмотрены гарантии независимости членов комиссии, не регламентируются вопросы оплаты их труда. Причем данные вопросы необходимо решать в федеральном законодательстве.

Положением о конфликтных комиссиях предусмотрено обязательное участие в качестве независимых экспертов представителей научных организаций и образовательных учреждений среднего, высшего и дополнительного профессионального образования, деятельность которых связана с государственной службой. Кроме того, по решению руководителя государственного (муниципального) органа, в котором создана комиссия, в ее состав могут быть включены представители общественного совета, образованного при федеральном органе исполнительной власти, представителя общественной организации ветеранов, созданной в государственном (муниципальном) органе, представителя профсоюзной организации, действующей в установленном порядке в государственном (муниципального) органе. Следовательно, указанных членов комиссии можно условно разделить на тех, чье участие обязательно, и тех, чье участие зависит от усмотрения руководителя государственного (муниципального) органа, то есть факультативно.

Представляется необходимым предъявлять повышенные требования к уровню профессиональной подготовки к членам, чье участие в составе комиссии обязательно, характеризующие их как независимых экспертов. П.А. Кабанов1 в качестве таких требований предлагает следующие:

Во-первых, это занятие должности профессорско-преподавательского состава по основному месту работы в образовательном учреждении высшего и дополнительного профессионального образования, либо должности научного сотрудника научно-исследователь-

Кабанов П.А. О требованиях к членам комиссий по соблюдению требований к служебному поведению государственных гражданских служащих и урегулированию конфликта интересов, не занимающим должности государственной службы // Административное и муниципальное право. 2012. № 4.

ской организации, либо должности преподавателя в учреждении среднего профессионального образования. Как показывает анализ состава комиссий, действующих в отдельных федеральных органах исполнительной власти, встречаются случаи включения в состав комиссии представителей ведомственных образовательных учреждений высшего профессионального образования либо научно-исследовательских учреждений. С учетом того что цель привлечения независимых членов в конфликтные комиссии — обеспечение открытости, гласности, полноты и объективизма работы данных органов, вхождение в состав комиссий представителей ведомственных научно-исследовательских организаций и образовательных учреждений представляется крайне нежелательным.

Во-вторых, у членов конфликтной комиссии обязательно должно быть высшее образование (специалитет, магистратура)1 или, что еще лучше, ученая степень. В отдельных правовых актах о составе комиссий прямо указывается на наличие у независимого эксперта ученой степени кандидата или доктора наук, в большинстве же других актов подобные указания отсутствуют.

В-третьих, у привлекаемого со стороны члена конфликтной комиссии должен быть опыт прохождения государственной и/или муниципальной службы не менее трех лет, при этом становится важным, чтобы он не был уволен с государственной или муниципальной службы за несоблюдение требований к служебному поведению и (или) требований к урегулированию конфликта интересов.

В-четвертых, привлекаемый из образовательной организации член конфликтной комиссии на день включения в ее состав должен иметь как минимум трехлетний опыт преподавания учебных дисциплин, связанных с обучением студентов и слушателей порядку прохождения государственной и/или муниципальной службы. Член комиссии, привлекаемый к участию в ее деятельности из научной организации, должен иметь как минимум по две научных публикации (иных видов научных работ) в год в течение трех лет, предшествовавших его включению в состав комиссии. Тематика научных публикаций (иных работ) должна быть связана с прохождением гражданской и/или муниципальной службы, а также может быть связана с вопросами противодействия коррупции на государственной (муниципальной) службе.

В-пятых, обязательным условием должно быть отсутствие у члена комиссии судимости за совершение преступлений, что свидетельст-

Направление подготовки — юриспруденция или государственное (муниципальное) управление.

вует о его нравственных личных качествах и профессиональной репутации. Кроме того, член комиссии должен быть полностью дееспособен.

В-шестых, привлекаемый член конфликтной комиссии должен быть российским гражданином и не иметь иностранного гражданства (подданства) либо вида на жительство. Однако в отдельных случаях исходя из общих принципов антикоррупционного законодательства — сотрудничества органов государственной власти и органов местного самоуправления с институтами гражданского общества — участие в деятельности комиссии представителей иностранных научных и образовательных учреждений все-таки представляется возможным, если они удовлетворяют вышеперечисленным требованиям, и это положение прямо указано в нормативном правовом акте, регулирующем деятельность комиссии. Дополнительным требованием к таким иностранным членам в данном случае становится уверенное владение русским языком.

Что касается тех членов комиссий, чье привлечение в их состав факультативно, то есть представителей общественных и профсоюзных организаций, к ним также необходимо предъявлять определенные требования, конечно, не столь высокие, как к независимым экспертам.

В первую очередь представители общественных и профсоюзных организаций должны соответствовать общим требованиям к членам комиссии (наличие российского гражданства, отсутствие сведений о судимости, отсутствие ограничений, связанных с дееспособностью, и наличие высшего профессионального образования). Но чтобы в работе комиссии обеспечить равноправное и компетентное участие представителей общественных и профсоюзных организаций, они должны иметь опыт прохождения государственной и/или муниципальной службы не менее трех лет.

Еще одной нерешенной проблемой функционирования конфликтных комиссий следует признать отсутствие правил вывода членов данных органов из их состава. До настоящего времени этот вопрос не урегулирован в нормативных правовых актах, посвященных организации и обеспечению деятельности комиссий и по большому счету даже не рассматривался в научной литературе. Вместе с тем без закрепления формальных оснований и порядка вывода членов конфликтных комиссий из их состава независимость и прозрачность деятельности конфликтных комиссий ставится под вопрос.

Представляется очевидным, что основания для выведения разных категорий членов из состава конфликтной комиссии должны быть различными. Это продиктовано как спецификой правового регулирования формирования комиссий, так и правовым статусом их членов.

По правовому положению члены конфликтных комиссий могут быть разделены на две неравные по численности группы: государственные (муниципальные) служащие и независимые члены — представители образовательных и научных организаций, профсоюзной организации, общественного совета, общественной организации ветеранов.

Для государственных (муниципальных) служащих членство в конфликтных комиссиях неразрывно связано с их служебно-правовым статусом: согласно нормам Положения о конфликтных комиссиях (п. 8) в состав комиссии входят заместитель руководителя государственного органа (председатель комиссии), руководитель подразделения кадровой службы государственного органа по профилактике коррупционных и иных правонарушений либо должностное лицо кадровой службы государственного органа, ответственное за работу по профилактике коррупционных и иных правонарушений (секретарь комиссии), государственные служащие из подразделения по вопросам государственной службы и кадров, юридического (правового) подразделения, других подразделений государственного органа, определяемые его руководителем. Таким образом, председатель и секретарь комиссии входят в ее состав ex officio, другие служащие — на основании решения руководителя органа, однако и для тех и для других членство в конфликтной комиссии — своеобразное приложение, дополнение к служебным обязанностям по занимаемой должности государственной гражданской службы. С учетом этого для государственных (муниципальных) служащих — членов конфликтных комиссий представляется возможным предусмотреть четыре основания для их выведения из состава комиссий:

  • 1) прекращение служебного контракта;
  • 2) перевод в другой государственный (муниципальный) орган;
  • 3) перевод на другую должность в том же органе;
  • 4) заявление государственного (муниципального) служащего об освобождении его от обязанностей члена комиссии.

Первые два основания можно признать безусловными для освобождения от членства в конфликтных комиссиях: названные обстоятельства препятствуют соответствующим лицам исполнять их членские обязанности, так как прекращаются служебные правоотношения, послужившие основанием для включения данных лиц в состав комиссий. Таким образом, при наличии безусловных оснований руководитель соответствующего органа обязан принять решение о выведении соответствующих лиц из состава конфликтной комиссии.

Третье и четвертое основания не носят безальтернативного характера, ведь служебные правоотношения не прекращаются1, а значит, окончательное решение вопроса о членстве того или иного государственного (муниципального) служащего остается за руководителем соответствующего органа.

Для независимых членов оснований для выведения из состава конфликтных комиссий можно предложить восемь:

  • 1) заявление обязанностей члена комиссии;
  • 2) смерть (признание умершим);
  • 3) неучастие в заседаниях комиссии без уважительной причины либо на протяжении длительного времени;
  • 4) утрата гражданства Российской Федерации;
  • 5) ограничение дееспособности по суду;
  • 6) для представителей научных и образовательных организаций — увольнение из направившей (согласовавшей кандидатуру) организации; для членов общественных советов, профсоюзных организаций и общественных организаций ветеранов — прекращение членства в них;
  • 7) поступление на государственную (муниципальную) службу;
  • 8) вступление в силу обвинительного приговора суда.

В приведенном списке также можно выделить безусловные основания для выведения (п. 1,2, 4, 5), при наличии которых руководитель соответствующего органа должен принять положительное решение о выведении лица из состава комиссии по урегулированию конфликтов интересов. Здесь необходимо отметить, что участие в работе конфликтных комиссий независимых членов не может входить в круг их должностных обязанностей по основному месту работы. Следовательно, в силу закрепленного в ст. 4 Трудового кодекса Российской Федерации запрета принудительного труда при поступлении заявления независимого члена конфликтной комиссии об освобождении от участия в ее работе для руководителя государственного (муниципального) органа не остается ничего другого, как такое заявление удовлетворить.

Пожалуй, самым спорным основанием для вывода члена комиссии, не замещающего должности государственной (муниципальной) службы, из ее состава следует признать его увольнение из научной

Да, председатель или секретарь комиссии при переводе их на другую должность в государственном (муниципальном) органе уже не смогут исполнять свои руководящие функции, однако это не мешает им при наличии соответствующего решения руководителя органа продолжить исполнение обязанностей рядовых членов комиссии.

или образовательной организации, которая его рекомендовала в состав. Как справедливо отмечает П.А. Кабанов1, изменение места работы независимым экспертом не всегда связано с утратой им полученных профессиональных (экспертных) навыков. По этой причине представляется важным установить то, по каким основаниям он был уволен из научной или образовательной организации. Если основанием для увольнения послужило невыполнение профессиональных обязанностей либо нарушение норм профессиональной этики, то вывод такого члена из состава комиссии может оказаться оправдан. Если же член конфликтной комиссии уволился в связи с переводом в другую научную или образовательную организацию либо в связи с ликвидацией или реорганизацией этого учреждения, тогда этот вопрос может быть решен путем внесения изменений в правовой акт о персональном составе конфликтной комиссии с указанием нового места работы эксперта.

Помимо оснований вывода членов конфликтной комиссии из ее состава, не менее сложной является сама процедура выведения. Представляется возможным установить следующий процессуальный порядок: при наличии безусловных оснований для выведения члена комиссии из ее состава руководителем государственного (муниципального) органа самостоятельно принимается соответствующее решение с доведением его до сведения других членов конфликтной комиссии; необходимые для принятия такого решения материалы могут направляться руководителю органа как напрямую, так и через председателя конфликтной комиссии.

Для принятия решения о выводе члена комиссии по основаниям, не являющимся безусловными, требуется проведение оценки соответствующих фактов. Поэтому в данном случае представляется целесообразным рассмотрение данного вопроса предоставить самой конфликтной комиссии; решение по существу должно приниматься голосованием, а оформляться —решением комиссии с необходимыми рекомендациями для руководителя государственного (муниципального) органа.

Необходимо отметить, что отсутствие формализованного порядка вывода членов конфликтной комиссии из ее состава — далеко не единственная проблема регламентации процессуальной стороны деятельности конфликтных комиссий. Внимательное изучение на

Кабанов П.А. Основания и порядок вывода членов комиссий по соблюдению требований к служебному поведению государственных (муниципальных) служащих и урегулированию конфликта интересов из их состава // Административное и муниципальное право. 2012. № 3.

этот счет нормативно-правовой базы деятельности комиссий по урегулированию конфликтов интересов, созданных в органах государственной власти и местного самоуправления, позволяет сделать ряд неутешительный вывод: в законодательстве пока не предусмотрен процессуальный порядок осуществления и оформления предоставления для ознакомления участникам заседания комиссии материалов, поступивших в комиссию. Имеется лишь открытый перечень лиц, которые имеют право знакомиться с материалами, поступившими на рассмотрение комиссии, и общее указание на то, что организует такое ознакомление председатель комиссии.

Таким образом, вне рамок правового регулирования деятельности комиссий остались сложные процедурные вопросы: на какой стадии должно осуществляться ознакомление с поступившими на рассмотрение комиссии материалами, кто именно осуществляет ознакомление заинтересованных лиц с данными материалами, в какие сроки должно быть проведено ознакомление и каким процессуальным документом должны быть оформлены его результаты?

Анализ практики деятельности конфликтных комиссий показывает, что ознакомление с поступившими на их рассмотрение материалами происходит, как правило, на стадии подготовки комиссионного заседания, до начала рассмотрения материалов по существу.

Согласно п. 18 Положения о конфликтных комиссиях организация ознакомления с информацией, поступившей на рассмотрение, лежит на их председателях, однако по факту ознакомление с материалами производит секретарь комиссии по устному поручению ее председателя, при этом никакие процессуальные документы поданному факту не составляются.

В связи с этим представляется необходимым в положениях о конфликтных комиссиях закрепить срок, в течение которого заинтересованные лица должны быть ознакомлены с поступившими на рассмотрение комиссии материалами, объем правомочий по ознакомлению1, очередность ознакомления с материалами, вид и содержание

В связи с возможным содержанием в поступивших материалах информации конфиденциального характера, а также информации, составляющей охраняемую законом тайну, объем правомочий по ознакомлению с материалами должен быть различным. В частности, гражданскому (муниципальному) служащему, в отношении которого будет рассматриваться вопрос о несоблюдении им требований к предотвращению и урегулированию конфликта интересов и т.п., а также его представителю должны быть предоставлены условия не только для ознакомления, но и для копирования материалов, производства выписок из них. В это же время членов комиссии представляется целесообразным ограничить лишь производством выписок.

документа1, фиксирующего факт, срок, субъектов и результаты ознакомления, порядок подачи ходатайств, заявлений и замечаний по результатам ознакомления.

Важно обеспечить очередность ознакомления участников заседания с материалами, поступившими на рассмотрение комиссии: представляется целесообразным вначале ознакомить с данными материалами государственного (муниципального) служащего, в отношении которого будет рассматриваться вопрос о несоблюдении им требований к предотвращению и урегулированию конфликта интересов и т.п., его представителя, а затем уже членов комиссии и других лиц.

Поскольку в нормативных правовых актах, регулирующих деятельность конфликтных комиссий, сроки ознакомления участников заседания с материалами, поступившими на рассмотрение комиссии, не определены, они ограничиваются временным периодом стадии подготовки материалов к рассмотрению. Значит, де-факто срок течет с момента представления материалов в комиссию до момента начала ею рассмотрения поступивших материалов по существу. Но является ли такой, пусть и относительно определяемый, срок достаточным? Здесь возникает уже другая проблема — соблюдение в деятельности конфликтных комиссий установленных в Положении о конфликтных комиссиях сроков.

Согласно подп. «а» п. 18 Положения о конфликтных комиссиях председатель комиссии при поступлении к нему соответствующей информации должен в трехдневный срок назначить дату заседания комиссии, при этом оно не может быть назначено позднее семи дней со дня поступления указанной информации. Допустим, председатель принял решение на третий день и назначил заседание на четвертый. В этом случае очевидно, что государственный служащий, в отношении которого комиссией рассматривается вопрос, оказывается лишен возможности реализовать право на ознакомление с поступившими на рассмотрение комиссии материалами, не говоря уже о вызове лиц, указанных в подп. «б» п. 13 Положения о конфликтных комиссиях. По этому поводу отдельными исследователями2 справедливо предлагается в положениях о комиссиях по урегулированию конфликтов интересов указать, что дата заседания комиссии должна

Помимо документов, собственно фиксирующих факт ознакомления, у ознакомленных уже с документами лиц также необходимо отбирать расписку о неразглашении ставших им известными из материалов фактов и обстоятельств.

См.: Братановский С.Н., Зеленов М.Ф. Специфика правового регулирования деятельности комиссий по соблюдению требований к служебному поведению государственных и муниципальных служащих и урегулированию конфликта интересов// Российская юстиция. 2011. № 10.

определяться ее председателем с таким расчетом, чтобы государственный служащий, в отношении которого комиссией рассматривается вопрос, или член комиссии могли реализовать свое право на ознакомление с поступившими материалами и вызов поименованных в подп. «б» п. 13 Положения лиц.

Говоря же в целом о соблюдении сроков в деятельности комиссий, нельзя не отметить, что на практике вообще могут возникнуть трудности в применении правила подп. «а» п. 18 рассматриваемого Положения, по которому дата заседания комиссии не может быть назначена позднее семи дней со дня поступления информации председателю комиссии. К примеру, велика вероятность возникновения случаев, когда назначение даты заседания комиссии возможно только на праздничный или выходной день (например, в случае, если информация поступила председателю комиссии в последние дни перед новогодними праздниками). Решение данной проблемы (и ряда связанных с ней) видится в следующем: в положениях о конфликтных комиссиях, утверждаемых в конкретных органах государственной власти и местного самоуправления соответственно целесообразно все сроки исчислять не в календарных, а в рабочих днях1.

Отдельный, весьма объемный блок проблем составляют нерешенные вопросы прекращения производства по материалам, поступающим на рассмотрение конфликтных комиссий, а также отмены их обязательных решений.

Анализ нормативных правовых актов, регулирующих деятельность конфликтных комиссий, и практики деятельности этих органов свидетельствует об отсутствии установленной процедуры прекращения производства по поступившим материалам.

Можно привести несколько примеров ситуаций, в которых явно должно быть принято решение о прекращении производства, однако это невозможно сделать по соображениям законности — порядок и основания прекращения производства по поступившим в конфликтные комиссии материалам не предусмотрены. Очевидной, например, представляется бессмысленность рассмотрения на заседании конфликтной комиссии материалов в отношении государственного служащего, который к этому моменту скончался. По существу отсутствует предмет рассмотрения и в случае обращения (уведомления) коммерческой или некоммерческой организации об отказе в приеме на работу либо на выполнение работы на условиях гражданско-правового договора бывшему государственному или муниципальному служащему — данную информацию комиссия как максимум сможет принять к сведению.

П.А. Кабанов1 рассматривает ситуацию, когда государственным (муниципальным) служащим было заблаговременно (до истечения срока подачи сведений о доходах в кадровую службу) подано заявление о невозможности по объективным причинам представить сведения о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своих супруги (супруга) и несовершеннолетних детей, но до заседания конфликтной комиссии служащий все-таки получил и в установленный срок представил такие сведения в кадровую службу соответствующего органа (государственной власти или местного самоуправления). Случаи, схожие с описанным, вполне возможны, когда государственный или муниципальный служащий не проживает вместе со своей семьей. Однако имеется вероятность и того, что супруг (супруга) представит сведения о своих доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера и о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера несовершеннолетних детей в кадровую службу соответствующего органа самостоятельно, без уведомления супруга (супруги). В таком случае кадровая служба должна уведомлять письменно государственного (муниципального) служащего, а также конфликтную комиссию о поступивших к ним сведениях (к вопросу о механизмах и технологиях взаимодействия конфликтных комиссий с кадровыми службами).

Представляется целесообразным, чтобы решение о прекращении производства по поступившим материалам принималось председателем комиссии единолично на стадии подготовки материалов к рассмотрению на заседании комиссии, так как при этом должен решаться вопрос об изменении повестки дня заседания или об отмене самого заседания, если на рассмотрение выносился только этот вопрос. Однако в случае, когда о наличии основания прекращения производства по поступившим материалам стало известно непосредственно на заседании комиссии, соответствующее решение должно приниматься коллегиально большинством голосов.

Что касается документа, оформляющего прекращение производства по материалам, то в данном случае предлагается использовать по аналогии с процессуальным законодательством форму определения. Протокол для оформления решения о прекращении производ-

Кабанов П.А. Прекращение производства по материалам, поступающим на рассмотрение комиссий по соблюдению требований к служебному поведению государственных (муниципальных) служащих и урегулированию конфликта интересов: основания и порядок//Административное и муниципальное право. 2012. № 1.

ства по поступившим материалам не представляется возможным использовать в случае единоличного решения председателя комис-сии, так как заседание не проводится. Содержательно определение комиссии рекомендуется максимально приблизить к требованиям Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации: должны отражаться субъект, принявший решение, и способ принятия решения (коллегиально/единолично), а также основание и мотивы принятия.

Нет полной ясности и в механизме обжалования решений конфликтных комиссий. Большинство принимаемых ими решений имеют значение рекомендаций для руководителя государственного (муниципального) органа — в данном случае конфликтные комиссии выступают, по сути, в роли исследователей-аналитиков, готовящих лишь эмпирическую базу для решения руководителя. Поскольку напрямую прав государственных и муниципальных служащих решения комиссий, носящие рекомендательный характер, не затрагивают, а руководитель органа ими не связан, то предмет обжалования де-юре отсутствует. Иная ситуация с решениями комиссий, носящими обязательный характер: различные исследователи сходятся во мнении, что по существу возможно обжалование только этих решений, к числу которых в настоящее время относится лишь обращение гражданина, замещавшего в государственном органе должность государственной службы, включенную в соответствующий перечень должностей, о даче согласия на замещение должности либо на выполнение работы на условиях гражданско-правового договора в коммерческой или некоммерческой организации, если отдельные функции по государственному управлению этой организацией входили в его должностные (служебные) обязанности.

Обязательный для руководителя государственного (муниципального) органа характер означенного решения конфликтной комиссии автоматически делает возможным двойную процедуру обжалования — административного и судебную. К сожалению, ни по одной, ни по другой процедуре нет определенности по двум важным аспектам: 1) в какой орган следует обращаться за защитой своих прав бывшему государственному (муниципальному) служащему; 2) по каким основаниям.

В рамках административной процедуры по общему правилу обжалование должно осуществляться путем обращения в вышестоящий орган либо к вышестоящему должностному лицу. Однако конфликтная комиссия в своей деятельности независима и никому де-юре не подчиняется. Вариант обращения к руководителю государственного (муниципального) органа либо руководителю вышестоящего органа в данном случае неуместен: для этого потребуется наделение соответствующего руководителя полномочиями по отмене (изменению) обязательных решений конфликтных комиссий, что, по сути, будет означать вторжение в сферу их деятельности и сведет на нет их роль независимого арбитра, столь старательно проводимую в законодательстве.

Вступивший в силу с 15 сентября 2015 г. Кодекс административного судопроизводства от 8 марта 2015 г. № 21-ФЗ1 (далее — КАС) предоставляет заинтересованным лицам право обратиться в суд с административным исковым заявлением о защите нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов, в том числе в случае, если, по мнению этого лица, созданы препятствия к осуществлению его прав. Однако для бывшего государственного (муниципального) служащего, не согласного с обязательным решением конфликтной комиссии, использование судебной формы защиты своих прав также не лишено проблем.

Согласно ч. 1 ст. 218 КАС гражданин может обратиться в суд с требованиями об оспаривании решений, действий (бездействия) органа государственной власти, органа местного самоуправления, иного органа, организации, наделенных отдельными государственными или иными публичными полномочиями (включая решения, действия (бездействие) квалификационной коллегии судей, экзаменационной комиссии), должностного лица, государственного или муниципального служащего, если полагает, что нарушены или оспорены его права, свободы и законные интересы, созданы препятствия к осуществлению прав, свобод и реализации законных интересов или на гражданина незаконно возложены какие-либо обязанности. Но, как справедливо отмечается в юридической литературе2, правовая природа конфликтных комиссий такова, что они не являются государственными или муниципальными органами, хотя наделены полномочиями по принятию решений, затрагивающих права и свободы граждан. Таким образом, судебное обжалование решения комиссии в рамках гл. 22 КАС «Производство по административным делам об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, наделенных отдельными государственными

Официальный сайт интернет-портал правовой информации. иЯЬ: ЬПр://ууу. pravo.gov.ru

См.: Андриченко Л.В., Плюгина И.В. Проблемы регламентации статуса и деятельности комиссий по урегулированию конфликта интересов на муниципальной службе //Журнал российского права. 2014. № 2.

или иными публичными полномочиями, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих» фактически невозможно. Следовательно, существующее правовое регулирование, по сути, нарушает конституционные права указанных граждан на судебное обжалование.

Помимо инстанций, полномочных принимать решения об отмене или изменении решений конфликтных комиссий, необходимо предусмотреть соответствующие материально-правовые основания. К их числу представляется возможным отнести следующие:

  • 1) рассмотрение поступивших материалов и принятие по ним решения конфликтной комиссией в незаконном составе:
    • — утвержденный состав комиссии (качественный и количественный) не соответствует требованиям федерального / регионального законодательства (муниципальных правовых актов);
    • — рассмотрение поступивших материалов и принятие решения конфликтной комиссией с участием только членов, замещающих должности государственной (муниципальной) службы в государственном органе или органе местного самоуправления;
    • — рассмотрение поступивших материалов и принятие решения при отсутствии кворума;
  • 2) рассмотрение поступивших материалов в отсутствие кого-либо из участвующих в деле лиц, не извещенных надлежащим образом о дате и месте заседания конфликтной комиссии;
  • 3) не установлены и/или не в полной мере исследованы все обстоятельства, имеющие значение для принятия объективного и полного решения.

Обстоятельствами, имеющими значение для принятия объективного и полного решения, по мнению П.А. Кабанова1, целесообразно признать вопросы, связанные с предшествующей государственной (муниципальной) службой обратившегося лица и деятельностью коммерческой или некоммерческой организации при заключении между ними трудового или гражданско-правового договора. Исследование обстоятельств прохождения предшествующей государственной (муниципальной) службы должно в итоге ответить на вопрос, имеется ли прямая связь между предыдущей служебной деятельностью служащего и заключением соответствующего договора.

Кабанов П.А. Процессуальные основания и порядок отмены обязательных решений, принимаемых Комиссиями по соблюдению требований к служебному поведению государственных гражданских (муниципальных) служащих и урегулированию конфликта интересов //Административное и муниципальное право. 2012. №7.

* * *

Обобщая сказанное выше, можно назвать три характерные черты организации и деятельности комиссий по соблюдению требований к служебному поведению гражданских служащих и урегулированию конфликта интересов.

Во-первых, необоснованное содержательное смещение деятельности комиссий в сторону противодействия коррупции. Борьба с проявлениями коррупции важна и нужна, однако перестановка исключительно на нее акцентов в деятельности комиссий представляется в корне неправильной: концентрация на вопросах отчетности государственных служащих и членов их семей де-факто вывела из поля зрения комиссий ряд социально опасных ситуаций возникновения конфликта интересов, связанных, например, с кумовством на государственной (муниципальной) службе, незаконным использованием служебного положения в целях личного обогащения, вхождением в состав органов управления, попечительских или наблюдательных советов, иных органов иностранных некоммерческих неправительственных организаций и действующих на территории Российской Федерации их структурных подразделений, представлением интересов третьих лиц по делам в государственном органе и т.д. А невключенность данных вопросов в компетенцию комиссий автоматически обусловливает отсутствие какого-либо регулярного контроля по ним.

Во-вторых, пассивный характер работы комиссий не позволяет в достаточной мере реализовать весь их потенциал, заложенный в положениях Закона № 79-ФЗ: конфликтные комиссии, образно выражаясь, выступают в роли карательных органов, тогда как по идее должны быть наставниками — исходя из духа названного Закона основная деятельность данных органов должна сводиться к превенции деликтных проявлений, то есть, по сути, к обучению и просвещению. Наряду с рассмотрением поступающих в отношении государственных (муниципальных) служащих материалов комиссиям целесообразно сосредоточиться на организационных вопросах их работы, анализе вопросов антикоррупционного мониторинга, проведении организационных совещаний с участием заинтересованных органов управления, на которых бы рассматривались итоги выполнения мероприятий антикоррупционной направленности на государственной (муниципальной) службе соответствующего органа, вопросы практической реализации законодательства о государственной (муниципальной) службе и противодействии коррупции, а также предложения по повышению эффективности принимаемых мер.

Наконец, правовая регламентация создания и функционирования конфликтных комиссий неудовлетворительна: в Положении о конфликтных комиссиях, являющемся типовым документом, не урегулированы многие аспекты деятельности комиссий, что вкупе с бездумным заимствованием норм Положения ведомственными, региональными и муниципальными актами приводит не только к необоснованному сужению компетенции конфликтных комиссий, их пассивному характеру работы, но и, как было показано выше, к нарушению конституционных прав граждан.

Тем не менее означенные выше недостатки организации и деятельности комиссий по соблюдению требований к служебному поведению гражданских служащих и урегулированию конфликта интересов вполне устранимы — уже только вдумчивый подход к содержательному наполнению актов, регулирующих деятельность конфликтных комиссий, и внесение в них предлагаемых в настоящей главе корректив вполне способны вывести деятельность конфликтных комиссий на несоизмеримо более высокий уровень.

2

  • [1] См.: Братановский С.Н., Зеленов М.Ф. Указ. соч.
  • [2] См.: Андриченко Л.В., Плюгина И.В. Проблемы регламентации статуса и деятельности комиссий по урегулированию конфликта интересов на муниципальной службе //Журнал российского права. 2014. № 2. Правда, есть исключения, например, приказом Архивного агентства Иркутской области от 1 сентября 2010 г. № 37-апр утвержден Порядок поступления информации, содержащей основания для проведения заседания комиссии по соблюдению требований к служебному поведению государственных служащих Архивного агентства Иркутской области и урегулированию конфликта интересов. и ЯП: http://irkobl.ru/sites/archiv/archivobl/minicipal/New%20Folder/Poryadok_ postupleniay_infp_dlay_komissii.doc См.: Андриченко Л.В., Плюгина И.В. Указ. соч. См. об этом подробнее: Соловьев А. Служебное поведение и конфликт интересов// Кадровик. Трудовое право для кадровика. 2009. № 10.
  • [3] См.: Соловьев А. Указ. соч.
  • [4] См.: Андриченко Л.В. Урегулирование конфликта интересов на государственной гражданской службе в субъекте Российской Федерации // Правовые инновации в сфере противодействия коррупции: материалы первого Евразийского антикор
  • [5] рупционного форума и VII Международной школы-практикума молодых ученых-юристов (Москва, 30—31 мая 2012 г.) / отв. ред. Л.В. Андриченко, А.М. Цирин. М., 2012. С. 321.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >
 

Популярные страницы