АНАЛИЗ ВЗАИМОДЕЙСТВИЙ ГОСУДАРСТВА, ОБЩЕСТВА И ЭКОНОМИЧЕСКИХ СТРУКТУР В ГОСУДАРСТВЕННОМ РЕГУЛИРОВАНИИ НАЦИОНАЛЬНОЙ ЭКОНОМИКИ

При разработке социально-экономической политики России необходимо учитывать политические, экономические и общественные факторы в их органической взаимосвязи. Взаимодействие этих факторов носит очень сложный характер, но все же необходимо выявить и оценить существующие между ними причинно-следственные связи, тем более, что наблюдаемое в практической жизни несоответствие принимаемых политических решений сущности экономических процессов и требованиям гражданского общества ведет к социальной напряженности в обществе.

Академик Л.И. Абалкин указывает «...Нет и не может быть эффективной, базирующейся на современных научно-технических достижениях социально ориентированной рыночной экономики без активной регулирующей роли государства. ...Вместе с тем с развитием общества, с изменениями в структуре общественного производства, сдвигами в его технической базе, актуализацией тех или иных сфер общественной жизни происходят развитие, обогащение, уточнение функций государства. ...Прежде всего, мы наблюдаем последовательный процесс становления институтов гражданского общества, которые приобретают все большую значимость в регулировании социально-экономических процессов»[1].

Прямо противоположное мнение высказывают некоторые либеральные реформаторы. Например, В.А. Найшуль пишет: «Перед страной, таким образом, стоят две взаимосвязанные задачи: а) завершение процесса коммерциализации госконтор и освобождение их от бюрократических отношений (отделение экономики от государства) и б) создание эффективного ^коммерциализированного государства, способного защищать права собственности и контрактные права (отделение государства от экономики)»2. При этом автор допускает ту неточность, что освободить от бюрократических отношений любую организацию невозможно. В наших силах только воспользоваться рекомендациями теории государственного управления и существенно снизить влияние бюрократических отношений в органах государственной власти.

Учитывая важность фундаментальной проблемы взаимодействия государства, общества и экономических структур, мы попытались в данной работе, основываясь на системной модели взаимодействия макромасштабных факторов социально-экономического развития страны, разработанной членом-корреспондентом РАН Г.Б. Клейнером3, предложить методические основы анализа взаимодействий государства, общества и экономических структур в управлении национальной экономикой как один из возможных подходов к решению этой проблемы.

Ниже кратко освещается история вопроса исследования взаимодействии государства, общества и экономических структур, уходящая своими корнями в философию древних веков, что подчеркивает значимость и непреходящий характер этой проблемы. Показано, что успешное развитие страны зависит от гармонического взаимодействия и баланса сил таких макросистем, как Государство, Общество и Экономика. И если одна из этих составляющих доминирует над другими, возникает деформированный и неэффективный тип общественного устройства. На основе исследования характера взаимодействий Государства, Общества и Экономики предлагается индекс демократичности управления национальной экономикой, основанный на оценке силы и анализа конфигураций взаимодействий макросистем при принятии важнейших стратегических и тактических решений по управлению национальной экономикой. Здесь, говоря о принятии решений, мы имеем в виду завершающий акт в целостном процессе принятия решения, т.е. выбор наилучшего решения из множества подготовленных альтернативных вариантов проекта решения и несение ответственности за принятое решение. В акт принятия решения не включаются процедуры подготовки проекта решения по сбору, обработке исходной информации, собственно подготовке проекта решения и его оформления.

История вопроса. Многие мыслители древности обращались к исследованию проблем взаимодействия политики и экономики, государства и общества, власти и собственности. В частности, это такие античные философы как Платон, Аристотель, Ксенофонт, Демокрит и др. Как известно, Платон к важнейшей составляющей идеального государства-полиса относил аристократию, при господстве которой только и достигается гармония в управлении, основанная на разуме и справедливости. Он также считал необходимым добиться единства и солидарности всех граждан. Для того чтобы достичь личного блага, личность должна полностью подчиниться обществу[2]. Аристотель отверг идею идеального государства Платона и создал свое учение о государстве, где отождествил государство и общество. Он считал, что несовершенства общества можно исправить моральным улучшением людей: «Кто желает создать совершенных людей, должен создать совершенных граждан, а кто хочет создать совершенных граждан, должен создать совершенное государство2».

Дальнейшее развитие исследований в этом направлении получило в трудах Н. Макиавелли, Т. Мора, Т. Кампанеллы, а впоследствии в трудах представителей европейского просвещения — Т. Гоббса,

Дж. Локка, Б. Спинозы, Ш.Л. Монтескье, Ж.-Ж. Руссо, И. Канта, И.Г. Фихте и др.

Так, Н. Макиавелли в своей работе «Рассуждения о первой декаде Тита Ливия» очень четко связывает формы правления и их смену с соотношением социальных сил. Правда, наилучшей формой правления Макиавелли считает смешанную, в которой сочетались бы элементы монархии, аристократии и демократии. Ее можно характеризовать как умеренную демократию, а для всех остальных извращенных, по его мнению, форм он подбирает особое название — Исета (распущенность)1.

Т. Гоббс в своих трудах говорил о необходимости уравновесить полномочия двух властей — гражданской и государственной, из которых одна борется за слишком большую свободу, а другая — за слишком широкие полномочия[3] [4]. Дж. Локк пытался обосновать идею, что экономическое понятие частной собственности является необходимой предпосылкой гражданского общества. Он же предложил распределять полномочия государственной власти на основе общественного договора[5].

А. Смит большое внимание уделил поискам правильного соотношения взаимодействий человека и общества и, соответственно, общества и государства, подойдя, таким образом, к своему представлению об экономической природе человека (кото оесопотДиБ)[6]. Другой английский ученый, А. Фергюссон, в работе «Заметки по истории гражданского общества» указывал, что гражданское общество это «тип политического порядка», в задачу которого входит не только совершенствование ремесла, культуры, но и создание преград для деспотического правления[7]. Один из основателей Соединенных Штатов Америки Т. Пейн в книге «Права человека» писал, что чем совершеннее гражданское общество, тем более оно регулирует самое себя, и тем в меньшей степени нуждается в опеке со стороны государства[8].

Следующий этап в развитии воззрений на проблему взаимодействия политики и экономики, государства и общества относится к периоду промышленной революции, конца XVIII — середины XIX в. и связан прежде всего с именами Г. Гегеля, К. Маркса и Ф. Энгельса. Гегель проводит анализ связей между гражданским обществом и государством и приходит к выводу, что первично именно государство, а уже из него развивается гражданское общество.

По мнению Гегеля, гражданское общество во многом зависит от базисных экономических структур, при этом экономика движется по своим внутренним законам, а ее интересы должны быть подчинены высшим интересам государства1. Как известно, К. Маркс и Ф. Энгельс по иному представляли взаимосвязи экономики и политики, экономических и политических факторов. В работе «К критике гегелевской философии права» К. Маркс, в отличие от Гегеля, считал, что власть политического государства является выразителем его целостности, поэтому столкновение представителей гражданского общества с этой властью неизбежно. Согласно марксовой теории отчуждения работников, потерявших смысл своего существования в процессе труда и лишенных денег и образования, никак нельзя отнести к полноправным членам гражданского общества. Именно поэтому считал Маркс, для преодоления разрыва между обществом и политическим государством необходимо осуществить преобразование капиталистического общества, поскольку только лишь при истинно демократическом строе ликвидируется разрыв между обществом и политическим государством[9] [10].

После работы А. де Токвиля «Демократия в Америке» гражданское общество рассматривается как необходимое условие нормально функционирующей либерально-демократической системы[11]. В своей работе «Общая теория занятости, процента и денег» Дж.М. Кейнс пытается найти компромисс между морально-нравственными и экономическими критериями. Кроме того, он рассмотрел вопрос о масштабах и необходимости государственного вмешательства в хозяйственные дела[12].

Нобелевский лауреат Ф. фон Хайек выступал против представителей всех течений, ратующих за какие-либо формы государственного регулирования экономики, и называл любое вмешательство государства в экономику «пагубной самонадеянностью»[13].

Философ К.Р. Поппер показал, что идеальные государства Платона, Гегеля и Маркса в сущности представляют собой тирании — закрытые общества. Открытым он назвал общество, в котором индивиды принимают решения самостоятельно; они действуют методом «проб и ошибок», но при этом признают и учитывают совершенные ошибки1.

Известный американский финансист, инвестор и филантроп, автор ряда публикаций по становлению открытого общества в посткоммунистическом мире, Дж. Сорос, утверждал, что именно провалы в политике являются всепроникающими, они подрывают экономику гораздо сильнее, чем неудачи рыночного механизма. Принятие решений отдельными лицами через рыночный механизм является гораздо более эффективной системой, чем коллективное принятие решений, — система, которая распространена в политике. Он говорил, что хотел бы по-новому подойти к пониманию сущности открытого общества, которое содержало бы не только «рыночные», но и «социальные» ценности[14] [15].

Современные исследователи гражданского общества Дж. Коэн и Э. Арато определяют его как сферу социальной интеракции, находящуюся между экономикой и государством, и считают, что данная концепция позволяет осуществить переход от авторитарной системы к демократической[16].

Вопросы взаимодействия государства, общества и экономики рассматриваются также в концепциях экономической демократии. По мнению одного из представителей этого направления американского ученого С. Ригена, если есть демократия в политической жизни, но ее нет в экономической жизни, и если вес экономической власти растет пропорционально политической власти, то граждане вправе задаться вопросом: насколько демократично их общество «на самом деле», а представление о том, что политический контроль над экономикой способствует экономической эффективности, следует считать опровергнутым: нездоровая экономическая демократия не нужна людям[17].

Немецкий ученый В. Ойкен выдвинул важные положения о взаимозависимости политического, экономического, социального и правового порядков[18], а исследование процессов взаимодействия институтов государства, общества и рынка получило свое развитие в теории «социального рыночного хозяйства», предложенной А. Мюл-лер-Армаком. Тем самым он пытался преодолеть разрыв между индивидуализмом и коллективизмом, общественными и государственными институтами1.

Следует упомянуть также идеи представителей американской школы конституционной экономики, которые сформулировали набор фундаментальных правил, регулирующих рыночное хозяйство, для последующего их конституционного закрепления, что обеспечит социальную защиту человека, и станет условием формирования свободного и экономически эффективного саморазвивающегося общества[19] [20].

Специфика российской общественной жизни наложила свой отпечаток на взгляды российских мыслителей XIX в. и первой половины XX в. на проблемы становления гражданского общества и политического государства в рамках развития капиталистических экономических отношений. Так, например, В.С. Соловьев определяет три основные формы общества: первичную форму — экономическое общество; вторую форму — общество политическое, или государство, и третью — духовное общество[21]. Другой русский философ Н.А. Бердяев много внимания уделял взаимоотношениям государства и нации. Так, в работе «Философия неравенства» он пишет, что государство не является определяющим признаком бытия нации. Через государство нация раскрывает свои потенции. Хотя может быть также и состояние, когда при сильном государстве существует бедственное положение народа и упадок национального сознания[22].

Один из авторитетных ученых-экономистов России второй половины XIX — начала XX в. академик И.И. Янжул исследовал сложную эволюцию социальной структуры российского общества в ходе капиталистической модернизации. Склоняясь к так называемому «государственному социализму», он был приверженцем широкого вмешательства государства в экономическую жизнь и возлагал надежды на его социальную политику, способную, по его мнению, сгладить общественные противоречия, смягчить конфликты и облегчить участь трудящихся классов[21].

Приведенные выше авторитетные мнения ученых и мыслителей показывают, что на протяжении многих веков их интересовал вопрос взаимовлияния политических, социальных и экономических макросистем на форму правления страной и ее социально-экономическое развитие. При этом, несмотря на неоднозначность суждений о том, какая же из макросистем должна доминировать, проблема управления национальной экономикой на основе знаний закономерностей взаимодействия политических, социальных и экономических факторов остается пока еще не решенной.

При этом необходимо в первую очередь ответить на следующие вопросы: какая из макросистем и при каких обстоятельствах может занимать доминирующую позицию, каковы закономерности взаимовлияния трех макросистем друг на друга, и как они влияют на степень демократичности управления национальной экономикой и на социально-экономическое развитие страны?

Закономерности взаимодействия макросистем в управлении национальной экономикой. Анализируя закономерности взаимодействия макросистем в управлении национальной экономикой следует прежде всего обратиться к определению зависимости между уровнем экономического развития страны и демократическим устройством. Имеются интересные, относящиеся к нашей теме исследования западных ученых, где макроэкономические показатели сопоставляются со степенью политической свободы и соблюдением гражданских прав в различных странах. По мнению The Wall Street Journal оказывается, что соотношение темпов экономического роста и развитие демократии в различных странах неоднозначно. Например, в странах, которыми правят диктатуры, темпы роста составляют около 7% — это в 2,5 раза превосходит соответствующий показатель для стран, где существует политическая демократия. Авторитарные режимы, либерализовавшие в последние десятилетия экономику, но продолжающие ограничивать политические свободы, например как Китай, достигают темпов роста до 10%[24].

Профессор Нью-Йоркского университета А. Пшеворски, один из известных исследователей взаимосвязи между экономическим и политическим развитием, в своем интервью журналу «Эксперт» заявил, что демократии могут быть устойчивы лишь при определенном уровне экономического развития, но сам по себе высокий уровень доходов не гарантирует демократического устройства. По его мнению, вероятность того, что страна, где уровень подушевого дохода составляет более 4900 долл, с учетом паритета покупательной способности, откажется от демократии в пользу диктаторского режима, близка к нулю. Диктатуры порой производят экономические чудеса, но они же производят экономические катастрофы. Демократии же в среднем дают стабильные средние темпы1.

Противоположного мнения придерживается немецкий эксперт Ф.-Й. Левен: «Авторитарный режим не совместим с рыночной экономикой. Авторитарный режим отбирает у людей экономические свободы, экономика подвергается произволу»[25] [26].

По мнению ученого-экономиста Р.М. Гусейнова, деспотизм власти создает иллюзию стабильности. Диктатура, какого бы она ни была происхождения, как правило, берет на себя множество социально-экономических функций, решая, таким образом, судьбу своих граждан[27]. В монографии С.П. Перегудова особое внимание уделено отношениям корпорации с институтами власти и общественными организациями, проблеме роли и места корпораций в процессе формирования гражданского общества[28].

Таким образом, при рассмотрении любого сколько-нибудь существенного вопроса, касающегося социально-экономического развития страны, необходимо учитывать взаимодействия трех основных макросистем: Государства, Общества и Экономики. Государство понимается как политическая организация, осуществляющая управление страной. Общество — это совокупность индивидов, проживающих на территории данной страны и образующих различные политические и иные общественные и профессиональные организации. Экономика — это процесс производства, распределения, обменом и потреблением материальных и духовных благ. Управление экономикой имеет целью достижение компромисса между экономическим критерием максимизации прибыли производителей благ и этическим критерием удовлетворения потребностей потребителей благ. Успешное социально-экономическое развитие страны зависит от соотношения между тремя указанными макросистемами. В каждой из них заложены внутренние силы собственного развития, но этот процесс может быть в целом успешным только тогда, когда между этими силами соблюдается определенный баланс. Если одна из этих макросистем существенно доминирует над другими, возникает деформированный тип общественного устройства[29].

Мы используем понятия «слабый» или «сильный» для характеристики степени доминирования той или иной макросистемы, но при этом следует иметь в виду, что для каждой конкретной страны понятие « силы» относительно и его можно определять различными способами. Тем не менее мы предлагаем свой критерий для оценки силы или слабости макросистем, а именно — силу влияния макросистем в принятии важнейших стратегических и тактических решений по управлению национальной экономикой страны.

Таким образом, под силой Государства мы понимаем степень влияния органов законодательной и исполнительной власти при принятии важнейших стратегических и тактических решений по управлению национальной экономикой. Под силой Общества мы понимаем степень влияния организаций гражданского общества и отдельных граждан при принятии важнейших стратегических и тактических решений по управлению национальной экономикой. Здесь велика роль институтов гражданского общества, призванных выражать разнообразные ценности, интересы и потребности членов общества. Эти институты функционируют только при демократическом режиме разделения властей: законодательной, исполнительной и судебной, что является важнейшим условием социальной справедливости, всех видов свободы, закрепленных в Конституции РФ, и наиболее полного удовлетворения материальных и духовных потребностей человека как высшей ценности гражданского общества. Под силой Экономики мы понимаем степень влияния экономических структур при принятии важнейших стратегических и тактических решений по управлению национальной экономикой страны.

Следует иметь в виду, что Государство, Экономика и Общество в конечном счете участвуют в принятии решений по управлению национальной экономикой в лице своих формальных и неформальных представителей всех ветвей власти, общественных организаций и экономических структур. При этом один и тот же человек может одновременно выступать в трех ипостасях и выражать в одинаковой или разной степени противоречивые интересы всех трех макросистем. В каждом конкретном случае действия того или иного индивида можно условно рассматривать как направленные на отражение и защиту интересов той или иной макросистемы. Приняв эту предпосылку, мы сможем корректно определить степень активности макросистем в процессе принятия решений по управлению национальной экономикой.

Однако исследование вариантов конфигурации политических, общественных и экономических факторов, концентрированных в силе Государства, Общества и Экономики, позволит определить тип управления национальной экономикой1. В табл. 2 приводятся описание основных типов управления национальной экономикой.

Определение типа управления национальной экономикой

Таблица 2

Варианты конфигурации силы макросистемы

Тип управления национальной экономикой

Государство

Общество

Экономика

Сильная

Сильное

Сильная

Демократическое управление национальной экономикой в условиях развитых институтов гражданского общества

Сильная

Слабое

Слабая

Административно-командное управление национальной экономикой, когда органы государства полностью берут на себя функцию принятия решений по управлению экономикой, а общественные институты и экономические структуры в этом процессе не участвуют

Слабая

Сильное

Слабая

Общественное управление национальной экономикой, когда различные общественные организации берут на себя принятие решений по управлению экономикой, отстраняя органы государственного управления и экономические структуры от этой функции

Слабая

Слабое

Сильная

Олигархический капитализм, при котором органы государственного управления и общественные институты не участвуют в процессах принятия решений по управлению национальной экономикой, отдавая эту прерогативу финансово-экономическим олигархическим структурам

Сильная

Слабое

Сильная

Государственно-олигархический капитализм, когда Государство и экономические структуры узурпировали власть при принятии решений по управлению национальной экономикой, а общественные организации в этом процессе не участвуют

Сильная

Сильное

Слабая

Государственно-общественное управление, когда Государство и Общество используют свою власть при принятии решений по управлению национальной экономикой, а экономические структуры в этом процессе не участвуют

Слабая

Сильное

Сильная

Общественно-экономическое управление, когда общественные организации и экономические структуры полностью берут на себя функцию принятия решений по управлению национальной экономикой, а органы государственной власти отстранены от этого процесса

Слабая

Слабое

Слабая

Дезорганизация системы управления национальной экономикой

Наиболее эффективным типом управления национальной экономикой является демократическое управление национальной экономикой в условиях развитых институтов гражданского общества,

См.: Петросян Д.С. Математические модели анализа взаимодействий государства, общества и экономических структур в управлении национальной экономикой // Аудит и финансовый анализ. 2010. № 4.

когда все три макросистемы Государство, Общество и Экономика с наибольшей силой и полноценно участвуют в принятии важнейших стратегических и тактических решений по управлению экономикой.

  • [1] Абалкин Л. Роль государства в становлении и регулировании рыночной экономики // Вопр. экономики. 1997. № 6. С. 3—12. Найшуль В.А. Либеральная реформа www.libertarium.ru/l_libnaul_libref Клейнер Г.Б. Экономическая политика и управление государственной собственностью. Россия: тенденции и перспективы развития. Третья международная конференция. Секция «Экономическая наука и экономическая политика в современной России»: Сб. докл. М.: ЦЭМИ РАН, 2003.
  • [2] Платон. Государство // Соч.: В 3 т. Т. 3. — М.: Мысль, 1994. Аристотель. Соч. в 4 т. Т. 4 / Пер. с древнегреч. — М.: Мысль, 1984.
  • [3] Макиавелли Н. Государь: Рассуждения о первой декаде Тита Ливия. О военном искусстве / Сост. Е.И. Темное. — М: Мысль, 1997.
  • [4] Гоббс Т. Левиафан, или материя, форма и власть государства церковного и гражданского. — М.: Мысль, 1991.
  • [5] ЛоккДж. Два трактата о правлении. Кн. 2 // Соч.: В 3 т. Т. 3. — М.: Мысль, 1988. С. 262-356.
  • [6] Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов / Пер. с англ. — М.: Эксмо, 2007; Он же: Теория нравственных чувств / Пер. с англ. — М.: Республика, 1997.
  • [7] Фергюссон А. Опыт истории гражданского общества. — М.: РОССПЭН, 2000.
  • [8] Хитченс К. Томас Пейн: Права человека / Пер. с англ. — М.: ACT: ACT Москва, 2009.
  • [9] Гегель Г.В.Ф. Философия права. — М.: Мысль, 1990.
  • [10] Маркс К. К критике гегелевской философии права. Нищета философии. — М.: Мир книги, 2007.
  • [11] ТоквильА. де. Демократия в Америке / Пер. с фр. — М.: Прогресс, 1992.
  • [12] Кейнс Дж.М. Общая теория занятости, процента и денег. — М.: Прогресс, 1978.
  • [13] Хайек Ф.А. Пагубная самонадеянность. Ошибки социализма / Пер. с англ. — М.: Новости, 1992.
  • [14] Поппер К. Открытое общество и его враги. Т. 1 и 2 / Пер. с англ. — М.: Феникс: Международный фонд «Культурная инициатива», 1992.
  • [15] Сорос Дж. Кризис мирового капитализма: Открытое общество в опасности / Пер. с англ. — М.: ИНФРА-М, 1999.
  • [16] Коэн Дж., Арато Э. Гражданское общество и политическая теория / Пер. с англ. — М.: Весь мир, 2003.
  • [17] Ринген С. Распределительная теория экономической демократии // Логос. 2004. №2. С. 113-136.
  • [18] Ойкен В. Основы национальной экономии / Пер. с нем. — М.: Экономика, 1996.
  • [19] Мюллер-Армак А. О свободе и социальной справедливости / Предложения по осуществлению социальной рыночной экономики / Социальное рыночное хозяйство // Политэконом. 1996. № 1.
  • [20] Данилов С.Ю. Конституционная экономика в зарубежных странах. — М.: ГУ-ВШЭ, 2008.
  • [21] Соловьев В.С. Философские начала цельного знания // Соч. в 2 т. М.: Мысль, 1988. Т. 2. С. 140-288.
  • [22] Бердяев Н. Философия неравенства. — М.: ACT : ACT Москва: Хранитель, 2006. Янжул И.И. Миллионы и что с ними надо делать. — М.: Общество купцов и промышленников России, 2006.
  • [23] Соловьев В.С. Философские начала цельного знания // Соч. в 2 т. М.: Мысль, 1988. Т. 2. С. 140-288.
  • [24] Диктатура и демократия — что эффективнее // The Wall Street Journal США 19/06/2007.
  • [25] Кошкаров А. О демократии, экономике и человеческом потенциале: В среднем демократия лучше // Эксперт. 2005 г. 11 апр.
  • [26] Левен Ф.-И. Демократия и экономика, www.ryzkov.ru/pg.php7id Гусейнов Р. Экономика, деспотизм и демократия, www.nnews.ru/2003/11/3/
  • [27] politics
  • [28] Перегудов С.П. Корпорации, общество, государство: Эволюция отношений. — М.: Наука, 2003.
  • [29] Клейнер Г., Петросян Д., Беченов А. Еще раз о роли государства и государственного сектора в экономике // Вопр. экономики. 2004. № 4. С. 25—41.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >