СТЕПЕНИ СРАВНЕНИЯ ИМЕН ПРИЛАГАТЕЛЬНЫХ В ТВОРЧЕСТВЕ МАРИНЫ ЦВЕТАЕВОЙ

Марина Цветаева, наряду с Анной Ахматовой — это имя, которое определяет целую эпоху русской поэзии первой половины XX в. Творчество М.И. Цветаевой является ярчайшим примером самобытности, индивидуальности авторского стиля, многоликости и художественного мастерства. Несмотря на глубокий трагизм судьбы поэтессы, поэтический мир Цветаевой воспринимается как удивительно цельный, единый. «Личность — поэзия — судьба образуют неразрывное триединство поэтического мира, все члены которого равнозначны и соподчинены» [Коркина, 1990, с. 5]. В разные годы Цветаеву относили то к «эпигонам символизма» [Селивановский, 1934, с. 8], то к «эпигонам акмеизма» [Совсун, 1929, с. 73], однако ее творчество выходит за рамки этих модернистских течений в русской поэзии первых десятилетий XX в. Как и Анна Ахматова, Марина Цветаева — это отдельная страница в истории русской литературы, страница яркая и оригинальная, неповторимая в своем очаровании. «Я и в предсмертной икоте останусь поэтом!» — писала о себе М.И. Цветаева [Цветаева. Знаю, умру на заре]. О ее поэзии можно говорить бесконечно долго и только в восторженных тонах. В данной главе книги мы стремимся рассмотреть специфику употребления компаратива и суперлатива в языке поэтических произведений Марины Цветаевой.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >