Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Литература arrow Имя прилагательное в языке русской поэзии ХХ века

КРАТКИЕ ФОРМЫ ИМЕН ПРИЛАГАТЕЛЬНЫХ В ЯЗЫКЕ ПОЭТИЧЕСКИХ ПРОИЗВЕДЕНИЙ И.А. БУНИНА

В современной лингвистике отмечается тот факт, что по семантике прилагательные и их краткие формы крайне неоднородны, их классификации разнообразны и опираются как на значения самих прилагательных, так и на свойства денотатов, к которым относятся признаки, а также на возможности интенсификации, усиления признака, сочетаемости с разными видами наречий и т.п. [Лингвистический энциклопедический словарь, 1990, с. 397]. Выделяются оценочные прилагательные («хороший» — «плохой»), параметрические («низкий» — «высокий»); прилагательные формы, цвета и т.д. В.В. Виноградов выделяет также прилагательные, обозначающие свойства вещей, воспринимаемые чувствами, физические качества людей и животных и внутренние, психологические свойства [Виноградов, 1986], постоянные качества и временные состояния. Значение качественного прилагательного гомогенно, оно плохо делится на семы, характеризуется подвижностью в зависимости от содержания денотата, к которому относится признак, и имеет тенденцию к отрыву от денотата и сдвигу в соседние семантические зоны [Арутюнова, 1988]. Например, «печальный пейзаж», «печальное настроение», «печальное выражение лица», «печальный результат», «печальное происшествие», «рыцарь печального образа» и т.д. Семантические отношения внутри системы качественных прилагательных опираются прежде всего на сигнификаты, для них характерна антонимия и особый характер синонимии, основанный не на сходстве денотатов, а на близости сигнификатов (ер. «веселый», «радостный», «живой» и т.д.).

Краткие прилагательные обладают общей семантикой качества, качественного состояния и модального состояния. В лингвистике устоялось мнение, что по значению краткие формы отличаются от полных форм: они обозначают признак как качественное состояние, т.е. такой, который может быть приурочен к определенному времени [Русская грамматика, 1980]. Под качеством понимается определенная сторона, черта, примета, которой обладает предмет.

Качественное состояние — это такой способ представления качества, когда оно мыслится как пассивный процессуальный признак: признак, протекающий или возникающий во времени признак как внутренний процесс, как результат какого-либо действия.

Модальное состояние — это способ представления модального признака, т.е. модальность представляется как пассивный процессуальный признак, выражающий отношение говорящего к высказываемому, оценку говорящим сообщаемого к объективной действительности [Виноградов, 1986].

В.В. Виноградов отмечает, что «между краткими и полными формами имен прилагательных образуется все более глубокая семантическая грань. В краткой форме имени прилагательного значение качества переходит в значение качественного состояния». При известных условиях краткие формы «могут оторваться от полных форм имен прилагательных и переходить в другую грамматическую категорию»— категорию состояния. «Таким образом, во многих случаях разрушается и лексическая цельность имени прилагательного, ранее объединявшего и полные и краткие формы» [Виноградов, 1986, с. 264]. Семантический отрыв кратких прилагательных от полных, по мнению В.В. Виноградова, обусловлен их грамматическим своеобразием, а именно: они не склоняемы, принадлежат к словам с формами времени, они могут определять только формы именительного падежа существительных, т.е. могут находиться только в составе сказуемого. «Утратив склонение и укрепившись в позиции сказуемого», краткие прилагательные «перестают быть названиями, а становятся предикативными характеристиками. Форма времени неотрывна от понимания таких слов, как: мал (ер. малы и), велик (ер. великий), «рад», «должен», «намерен», «горазд», «солон», «прав»,«здоров» (в значении: мастер, искусен), «виден» (ер. видный), устарелое и народно-поэтическое «люб» и т. п.» [Виноградов, 1986, с. 402].

Краткие прилагательные с общей семантикой качества, качественного состояния, модального состояния представлены рядом лексикосемантических групп [Ахмедова, 1992].

Краткие прилагательные с общей семантикой качества классифицируются на следующие лексико-семантические группы:

1) Краткие прилагательные, характеризующие человека: черты характера — аккуратен, бережлив, болтлив, доверчив, завистлив, ленив, серьезен, стеснителен, трудолюбив, черств; признаки темперамента — апатичен, индифферентен, инертен, флегматичен, темпераментен; внешний облик — бледнолиц, долговяз, кареглаз, круглолиц, полон, пышноволос, узкоплеч, широколоб; интеллектуальные свойства — гениален, бездарен, пустоголов, смышлен, талантлив, туп, умен; физические особенности: силу — крепок, немощен, силен, хил; активность — активен, энергичен, деятелен, быстр; особенности органов восприятия — дальнозорок, остроглаз; физические недостатки — горбат, косоглаз, кривонос, хром; здоровье — аллергичен, рахитичен, малокровен; возраст — молод, стар, юн; нравственную оценку личности — аморален, безнравственен, морален, нравствен, развратен, распутен и т.д.

2) Краткие прилагательные с семантикой внешних особенностей животных и птиц: клыкаст, легкокрыл, остроклюв, толсторыл, хвостат, черногрив, ширококрыл.

3) Краткие прилагательные с семантикой цветовых признаков: ал, бел, золотист, красен, пурпурен, розов, сиз,черен.

4) Краткие прилагательные с семантикой вкусовых признаков: безвкусен, горек, кисло-сладок, сладок, солон, терпок.

5) Краткие прилагательные с семантикой свойств и качеств вещей, воспринимаемых органами чувств: ароматен, громок, душист, липок, пахуч, пронзителен, тухл.

6) Краткие прилагательные с семантикой количественной характеристики предмета: безбрежен, бескраен, масштабен, необъятен, огромен.

7) Краткие прилагательные с семантикой прочности-непрочности, устойчивости-неустойчивости: морозоустойчив, непрочен, огнестоек, прочен, светостоек, теплоустойчив, холодоустойчив.

8) Краткие прилагательные с семантикой уподобления: грибовиден и т.д.

9) Краткие прилагательные с семантикой оценки: абсурден, безукоризнен, восхитителен, изумителен, прекрасен, удивителен, чудесен, фальшив.

10) Краткие прилагательные с семантикой социальной оценки: агрессивен, антинароден, консервативен, нерентабелен, прибылен, реакционен, противоправен, регрессивен.

11) Краткие прилагательные с семантикой качественного состояния. Эти краткие прилагательные представлены двумя группами:

а) Краткие прилагательные с общей семантикой «пребывающий в данном качестве, испытывающий какое-либо чувство»: благодарен, бодр, болен, весел, голоден, доволен, род, счастлив, спокоен, Эти краткие прилагательные обозначают качественное состояние как внутренний процесс, связанный с эмоциональным состоянием лица или состояние его здоровья.

б) Во вторую группу входят краткие прилагательные с семантикой «результат чего-либо». В этой группе выделяется несколько подгрупп. К ним относятся краткие прилагательные:

• обозначающие качественное состояние субъекта, как результат его деятельности: виноват, готов, знаком, неверен;

• обозначающие качественное состояние субъекта, как результат деятельности семантического субъекта: знаком, знаменит, известен;

• обозначающие качественное состояние субъекта, как результат отношения семантического субъекта к семантическому объекту: близок, дорог;

• обозначающее качественное состояние субъекта как результат взаимоотношений предметов: дружен, согласен и т.д.

12) Краткие прилагательные с семантикой модального состояния, среди которых выделяются три группы:

а) прилагательные с семантикой возможности/невозможности осуществления чего-либо: возможен, невозможен, способен, достижим, исполним;

2) прилагательные с семантикой долженствования: должен, обязан, обязателен;

3) прилагательные с семантикой необходимости чего-либо: нужен, необходим.

Анализируя краткие формы имен прилагательных, употребляющиеся в языке поэзии И.А. Бунина, необходимо подчеркнуть, во-первых, то, что данные формы весьма характерны для поэтического творчества автора. В сравнительно небольшом по объему поэтическом наследии Бунина нами методом сплошной выборки обнаружены 107 прилагательных, используемых в кратких формах. Довольно значительное количество кратких форм, встречаемых нами в стихотворениях И.А. Бунина, позволяет сделать вывод о том, что употребление прилагательных в кратких формах свойственно стилю Бунина — поэта.

Нужно отметить, что среди лексико-семантических групп (далее — ЛСГ) кратких прилагательных, употребляющихся в текстах лирических произведений И.А. Бунина, наиболее значительными являются следующие:

1. Краткие прилагательные, характеризующие человека

К этой ЛСГ относятся такие формы, как: молод, юн, стар; груб, доверчив, молчалив, лукав, мудр, скромен, угрюм, смиренен; худ; бледен, строен; слаб и т.д.

2. Краткие прилагательные с семантикой свойств и качеств вещей, предметов, воспринимаемых органами чувств

К данной ЛСГ принадлежат такие формы, как: светел, свеж, темен; тускл; холоден, горяч, тепел; чист, мутен; легок, мягок, тяжел; морозен; кругл; гладок; сух и т.д.

3. Краткие прилагательные с семантикой качественного состояния

Среди кратких прилагательных, употребляемых И.А. Буниным в

его стихотворениях, к этой ЛСГ относятся: счастлив, печален, радостен, рад, спокоен, кроток, грустен, одинок, уныл, болен, весел, пьян, близок, дорог, противен и тд.

4. Краткие прилагательные с семантикой оценки

К данной ЛСГ принадлежат такие формы, как: страшен, прекрасен, хорош, славен, красив, наряден и т.д.

5. Краткие прилагательные с семантикой цветовых признаков

Среди кратких прилагательных, употребляемых И.А. Буниным в

его стихотворениях, к этой ЛСГ относятся: синь, черен, бел, лазурны, бесцветна

Анализ показывает, что в языке лирических произведений Ивана Алексеевича Бунина не употребляются краткие прилагательные с семантикой прочности/непрочности, устойчивости/неустойчивости. Также отсутствуют формы с семантикой уподобления, с семантикой социальной оценки.

Крайне мало представлены такие ЛСГ кратких прилагательных, как «Краткие прилагательные с семантикой модального состояния», «Краткие прилагательные с семантикой вкусовых признаков», «Краткие прилагательные с семантикой внешних особенностей животных и птиц», «Краткие прилагательные с семантикой количественной характеристики предмета». Нами отмечены лишь единичные примеры («сладок», «достоин», «бесконечен»), относящиеся к вышеуказанным ЛСГ.

Анализируя ЛСГ кратких имен прилагательных в языке поэзии И.А. Бунина, нужно сразу же отметить, что более важным нам видится вопрос частотности употребления тех или иных прилагательных в кратких формах. Проведенный нами анализ показывает, что И.А. Бунин, как великолепный стилист, избегает повторов [Пантелеев, Веду-нова, 2015]. Подавляющее большинство прилагательных в краткой форме употребляются в текстах стихотворений автора лишь единожды либо (гораздо реже) дважды. Статистический подсчет приводит к следующим результатам, ер.:

• 63 прилагательных в краткой форме используются в текстах по одному разу;

• 22 прилагательных в краткой форме употребляются в текстах дважды;

• 11 прилагательных в краткой форме используются по три раза;

• 7 прилагательных в краткой форме встречаются четырежды;

• 2 прилагательных в краткой форме употребляются в текстах по пять раз;

• 2 прилагательных в краткой форме по семь раз реализуются в краткой форме в анализируемых текстах.

Если обобщить все данные о частотности употребления прилагательных в кратких формах в языке поэзии Ивана Алексеевича Бунина, то мы получим следующее:

• наибольшей частотностью употребления в кратких формах характеризуются прилагательные «страшный» и «светлый» (по 7 словоупотреблений);

• прилагательные «синий», «тихий» тоже отличаются весьма высокой частотностью употребления в кратких формах (по 5 словоупотреблений);

• следующую группу составляют краткие формы прилагательных «близкий», «далекий», «молодой», «печальный», «свежий», «темный», «холодный» (по 4 словоупотребления);

• чуть менее частотны в языке поэзии Бунина краткие формы прилагательных «бледный», «дикий», «долгий», «одинокий», «полный», «старый», «счастливый», «таинственный», «тяжелый», «хороший», «черный» (по 3 словоупотребления);

• в плане частотности употребления оказываются на периферии краткие формы прилагательных «веселый», «вечный», «глухой», «голый», «грустный», «звонкий», «легкий», «милый», «мудрый», «недолгий», «нежный», «низкий», «прекрасный», «пустой», «радостный», «сладкий», «скучный», «теплый», «туманный», «чистый», «яркий», «ясный» (по 2 словоупотребления);

• наиболее многочисленную группу составляют краткие формы имен прилагательных, находящиеся на дальней периферии с точки зрения анализа частотности употребления в языке поэзии Бунина; к ним относятся формы прилагательных «безвестный», «белесый», «белый», «бесконечный», «бессмертный», «бесцветный», «богатый», «больной», «великий», «ветхий», «видный», «высокий», «гладкий», «глубокий», «горячий», «грубый», «гулкий», «доверчивый», «дорогой», «достойный», «красивый», «кривой», «кроткий», «круглый», «лазурный», «лукавый», «малый», «мелкий», «мокрый», «молчаливый», «морозный», «мутный», «мягкий», «нагой», «нарядный», «непонятный», «нетленный», «новый», «плоский», «полновесный», «понятный», «прозрачный», «простой», «противный», «прохладный», «пустынный», «пьяный», «рад», «сирыи», «скромный», «слабый», «славный», «смиренный», «спокойный», «странный», «стройный», «сухой», «тусклый», «тяжкии», «унылый», «худой», «юный».

Безусловно, столь высокая частотность кратких форм прилагательных «страшный» и «светлый» позволяет утверждать, что они занимают важное место в поэзии Бунина. При этом необходимо отметить, что краткие формы прилагательного «светлый» в подавляющем большинстве примеров реализуют прямое номинативное значение лексемы, ер.: «Осенний полдень светел» (Бунин. Отрывок); «Светел день, но холодно, — // До снега недалеко» (Бунин. Отрывок); «День тут светел, бесконечен,...» (Бунин. К Востоку).

В данных примерах краткая форма прилагательного «светлый» реализует значение: «Светлый... 2. Хорошо освещенный; яркий» [Ожегов, Шведова, 1993, с. 726]. При этом краткие формы прилагательного «светлый» употребляются в функции сказуемого при подлежащих «день», «полдень», «даль», ер.: «День будет долог, светел и горяч» (Бунин. С обезьяной); «Даль над пустынными полями// Была таинственно светла» (Бунин. Сапсан).

Очевидно, что поэт стремится подчеркнуть яркость, «солнечность» дня. Краткая форма позволяет трансформировать статичный, постоянный непроцессуальный признак во временный, внести в него некую «глагольность», а точнее, предикативность. День и даль не просто светлые, они именно так воспринимаются лирическим героем. Признак «светлый» воспринимается говорящим либо в настоящий момент, в момент речи, либо до («была светла») или после момента речи («будет... светел»).

Лишь в одном примере прилагательное «светлый» в краткой форме реализует переносное экспрессивно-синонимическое значение, ер.: «Но всегда, везде и неизменно// Близ тебя светла душа моя» (Бунин. Счастлив я, когда ты голубые...).

Форма «светла» здесь выступает в значении: «Светлый... 5. Радостный, ничем не омраченный, приятный» [Ожегов, Шведова, 1993, с. 726]. Метафора, используемая автором, помогает читателю лучше ощутить тесную связь между состоянием радости человеческой души и присутствием рядом с субъектом — говорящим его возлюбленной. Следует обратить внимание на средства микроконтекста — обстоятельства «везде, всегда, неизменно», распространяющие сказуемое «светла». Временность признака нейтрализуется при помощи данных наречий, однако некое «постоянство» признака «светла» связано с объектом «близ тебя» [Пантелеев, Ведунова, 2015].

Прилагательное «страшный» используется в краткой форме в текстах стихотворений поэта только в первичном, прямом номинативном значении: «Страшный... 1. Вызывающий чувство страха» [Ожегов, Шведова, 1993, с. 799], ер.: «И был он страшен, непонятен,// Таинственен, как этот бег» (Бунин. Сапсан); «И в молчанье только им не страшен// Близкой смерти медленный дозор» (Бунин. В старом городе); «А враг везде — и страшен он козюле» (Бунин. Ночная змея).

Форма «страшен» в текстах лирических произведений поэта сочетается с лексемами, связанными с понятиями «смерть», «забытье», «опасность». Это либо конкретный враг (змея, сапсан, человек), либо внушающее страх абстрактное понятие, например, сон, похожий на смерть. Неслучайно в большинстве примеров с формой «страшен» краткое прилагательное управляет зависимым дополнением в форме дательного падежа, обозначающим объект, испытывающий чувство страха, ср.: «И в молчанье только им не страшен// Близкой смерти медленный дозор» (Бунин. В старом городе); «А враг везде — и страшен он козюле» (Бунин. Ночная змея); «Как страшен смертному безгласный час Морфея» (Бунин. Морфей).

Форма «страшен» в данных примерах максимально сближается по семантике с глаголом «страшить», т.е. «пугать, вызывать страх» [Ожегов, Шведова, 1993, с. 799]. Обозначая предикативный признак, форма прилагательного частично утрачивает семантику непроцессу-альности, ср.: «А враг везде — и он страшит козюлю (и страшен он козюле)».

Одинаковая частотность употребления кратких форм прилагательных «светлый» и «страшный» отражает всю сложность, глубину философской лирики поэта, в восприятии которого прелесть жизни, яркость дня, который дарит всему живому радость, тесно соприкасаются со страхом ночи, смерти, с опасностью, подстерегающей любое живое существо.

В лирике И.А. Бунина сравнительно немногочисленны примеры реализации кратких форм прилагательных — цветообозначений. Их гораздо меньше, чем можно встретить в текстах стихотворений поэтов — символистов, например, А.А. Блока, или в творчестве представителей других течений русского модернизма. Например, имя «белый» в краткой форме используется Буниным только единожды в его творчестве, ср.: «Как туман, бела ее одежда» (Бунин. Канун Ку-палы).

Прилагательное «черный» в кратких формах употребляется в стихах И.А. Бунина трижды. Особое место занимает прилагательное «синий», краткие формы которого пять раз встречаются в текстах стихотворений поэта. Краткие формы этого прилагательного сочетаются в бунинских произведениях с лексемами «небеса» и «зыби», ср.: «На высоте, где небеса так сини,// Где радостно сияет зимний свет,...» (Бунин. На высоте, на снеговой вершине...); «На высоте, где небеса так сини,// Я вырезал в полдневный час сонет...» (Бунин. На высоте, на снеговой вершине...); «Н небеса здесь несказанно сини» (Бунин. Ковсерь); «И опять были ярки и сини// Средиземные зыби, глядевшие в дом» (Бунин. Капри)

Небо и море в фоновых знаниях носителей языка являются идеальным воплощением синего цвета, синевы. Однако И.А. Бунин стремится еще усилить степень проявления признака в этих предметах. Поэтому в текстах в качестве зависимых обстоятельств меры и степени при краткой форме используются наречия — интенсификаторы «так», «несказанно»; форма «сини» выступает в ряду однородных сказуемых с формой «ярки».

Лишь в одном примере краткая форма прилагательного «синий» используется в нетипичной сочетаемости, ер.: «День тут светел, бесконечен, вечер синь и дик» (Бунин. К Востоку).

В данном тексте формы «светел» и «синь» являются окказиональными антонимами, противопоставленными друг другу по семантике оценки. Если «светел» воспринимается как признак со знаком «+», то форма «синь» выступает как признак со знаком «-». Ранее уже отмечалось, сколь важным является для Бунина прилагательное «светлый». Можно считать, что и краткие формы лексемы «синий» имеют особое значение для поэта. Вечер, в противоположность светлому дню, не «черен», «темен», «мрачен» и т.д., а именно «синь».

Особая «антонимичность» языка поэзии И.А. Бунина [Пантелеев, Ведунова, 2014; Пантелеев, Ведунова, 2015], ярко выраженный характер противопоставления в восприятии тех или иных явлений природы или жизни человека прекрасно проявляются в особенностях выбора лексем — прилагательных, употребляемых в кратких формах. Так, четырежды в текстах используются формы прилагательных «близкий» и далекий», ер.: «Мне в нем теперь все дорого и близко» (Бунин. В степи); «Как эта скорбь и жажда — быть вселенной,// Полями, морем, небом, — мне близка» (Бунин. Памяти друга); «Звезды стали тусклы и далеки» (Бунин. В отъезжем поле); «А ночь долга, и новый путь далек» (Бунин. Запустение).

На четыре словоупотребления кратких форм имени «молодой» приходятся три случая использования Буниным форм прилагательного «старый», ер.: «Тот, кто молод,// Знает, что он любит» (Бунин. Венеция); «Я был молод,// Я слагал свой первый стих» (Бунин. Ландыш); «Он слишком стар» (Бунин. Запустение); «Стар сторож, стар!// И слаб и плохо видит» (Бунин. Сторож).

Особенно ярко характер противопоставления проявляется в рамках одного контекста, где сталкиваются окказиональные, контекстуальные антонимы, ер.: «Я одинок и ныне — как всегда// И счастлив я печальною судьбой» (Бунин. За все тебя, господь, благодарю).

Форма «одинок» обозначает признак, временный в своем проявлении, но реализующийся в единстве с таким же временным по характеру проявления признаком, обозначаемым краткой формой «счастлив». Перед читателем превосходный пример контекстуальной амфитезы, как и в примере, см.: «Как хороша, как одинока жизнь» (Бунин. В пустынной вышине).

Необходимо отметить, что краткие формы подобных прилагательных, вступающих в антонимические отношения, отличаются относительно высокой частотностью употребления в текстах лирических произведений Ивана Алексеевича Бунина. Например, по два раза употребляются краткие формы прилагательных «радостный» и «грустный». Трижды встречается краткая форма прилагательного «долгий», тогда как в двух стихотворениях используются краткие формы

прилагательного «недолгий», ер.: «А ночь долга, и новый путь далек» (Бунин. Запустенье); «Как бледен смуглый лик,// Как долог грустный взор» (Бунин. Бунин. Морфей); «Да недолог век земным утехам» (Бунин. Канун. Купалы); «И недолги были ожиданья» (Бунин. Три ночи).

Таким образом, можно утверждать, что в языке поэзии И.А. Бунина большая часть кратких форм прилагательных, отличающихся высокой частотностью употребления, выражает признаки, противопоставленные либо на узуальном уровне, либо в контексте. Можно выделить целый ряд антонимических оппозиций, часто реализующихся в текстах лирических произведений автора.

Еще одной яркой чертой, отличающей язык бунинской поэзии, является метафоричность. Краткие формы имен прилагательных, встречающиеся в текстах произведений поэта, часто выступают в переносных метафорических значениях. Например, трижды в текстах встречаются краткие формы прилагательного «тяжелый», и во всех случаях они реализуют переносное метафорическое значение, ер.: «Миг обру-ченья, миг причастия// Как смерть был сладок и тяжел» (Бунин. Гейм-даль искал родник божественный); «Тяжела, темна стезя земная» (Бунин. Тэмджид); «Ай, тяжела турецкая шарманка!» (Бунин. С обезьяной).

Очевидно, что в первых двух фрагментах формы прилагательного «тяжелый» выступают во вторичных, переносных метафорических значениях. В первом случае форма «тяжел» реализует значение: «Тяжелый...7. Горестный, мучительно-неприятный» [Ожегов, Шведова, 1993, с. 849]. Во втором стихотворении форма «тяжела» выступает в значении: «Тяжелый... 5. Суровый, очень серьезный» [Ожегов, Шведова, 1993, с. 849]. В последнем же отрывке сочетаемость «тяжела шарманка» позволяет, на первый взгляд, утверждать, что здесь форма «тяжела» реализует прямое значение: «Тяжелый... 1. Имеющий большой вес, отягощающий» [Ожегов, Шведова, 1993, с. 848]. Однако средства микроконтекста позволяют читателю определить, что и в данном случае форма содержит метафорическое, образное, экспрессивное значение. Лирический герой стихотворения — бедный старый хорват, вынужденный таскать именно «турецкую шарманку». Османская империя лишила его родины. Неслучайно стихотворение начинается со слов «тяжела турецкая шарманка!», а заканчивается фразой, тоже имеющей восклицательный характер: «Ты далеко, Загреб!». Следовательно, адресат текста начинает воспринимать форму «тяжела» как имеющую переносное, образное значение в данном контексте, т.е. значение «горестный, мучительно-неприятный».

Употребление кратких форм прилагательных в переносном метафорическом значении в языке поэзии И.А. Бунина, как мы уже отмечали, может рассматриваться как одна из характерных черт, ер.: «Жизнь, как могила в поле, молчалива» (Бунин. Бродяги); «Печален долгий вечер в октябре» (Бунин. Запустение); «О, как была печальна ночь!» (Бунин. Сапсан); «Мне в нем теперь все дорого и близко» (Бунин. В степи) и т.д.

Так, в текстах лирических произведений И.А. Бунина четырежды встречаются краткие формы прилагательного «печальный», и во всех четырех случаях они употребляются в переносном метафорическом значении. Так же четыре раза используются в текстах краткие формы имени «близкий», и лишь в одном примере краткая форма выступает в прямом номинативном значении, ср.: «Но подъезд уж близок. Вот и двери» (Бунин. Новый год).

Однако необходимо подчеркнуть, что в метафорических переносных значениях употребляются, как правило, краткие формы, обозначающие предикативные признаки субъектов — явлений природы, абстрактных понятий. В тех же случаях, когда краткие формы обозначают признаки субъекта — человека или животного, конкретного предмета, тесным образом связанного с жизнью людей, данные формы реализуют в большинстве текстов свои прямые номинативные значения, ср.: «Мала твоя тугая грудь,// И кожа смуглая гладка,// И влажная нежна ладонь,// И крепкая кругла рука» (Бунин. Малайская песня). Как видим, все четыре краткие формы прилагательных — «мала, гладка, нежна, кругла» используются в прямых номинативных значениях, обозначая предикативные признаки субъектов — подлежащих, выполняющих функцию названий частей человеческого тела.

Важно заметить, что это не единичный пример, а именно типичный, сопоставимый со многими другими в лирических произведениях великого русского писателя, ср.: «Говорят, гречанки на Босфоре// Хороши... А я черна, худа» (Бунин. Песня); «...бесцветна и плоска,// Я сплю в дупле» (Бунин. Змея); «Окно по ночам голубое,// Да ветхо и криво оно» (Бунин. При дороге) и т.д.

В вышеприведенных примерах каждая из кратких форм прилагательных, обозначая предикативный признак субъекта — подлежащего, выступает в прямом номинативном значении, ср.: гречанки «хороши», девушка — цыганка «черна и худа», змея «бесцветна и плоска», окно «ветхо и криво». Характерное для автора использование кратких формы прилагательных в их прямых номинативных значениях является наглядным подтверждением реалистичности бунинской лирики, лишенной излишней вычурности, эпатажа. Стремление найти прекрасное в простом, прочувствовать эмоции, экспрессию в обыденном и привычном отличает И.А. Бунина от большинства представителей поэтических течений русского модернизма начала двадцатого столетия, подчеркивает стремление поэта к сохранению традиций русской литературы XIX в.

В то же время язык поэзии И.А. Бунина отличается рядом специфических черт, среди которых, помимо проанализированных нами ранее, следует отметить высокую степень концентрации кратких форм прилагательных в рамках одного микроконтекста. Из 116 стихотворных фрагментов, в которых реализуются краткие формы имен прилагательных, в 63 контекстах анализируемые нами формы выступают либо в функции однородных сказуемых, либо в качестве предикатов разных простых предложений, но предложений контактно расположенных в рамках контекста, ер.: «Мала твоя тугая грудь,// И кожа смуглая гладка,// И влажная нежна ладонь,// И крепкая кругла рука» (Бунин. Малайская песня); «...Озеро белесо. Бледен небосвод» (Бунин. Осень. Чащи леса).

При этом ряд однородных членов — предикатов, выраженных краткими прилагательными, может включать в свой состав не только два, но и, хоть и реже, три члена, ер.: «Так небо низко и уныло» (Бунин. На дальнем Севере); «И мне печаль могил понятна и близка» (Бунин. Могильная плита); «Утро тихо, радостно и молодо// (Бунин. На окне, серебряном от инея); «Будь доверчив, кроток и спокоен,// Отдохни от дум» (Бунин. В дачном кресле, ночью, на балконе); «Москва темна, глуха, пустынна, — поздно» (Бунин. Игроки).

Столь высокая концентрация кратких форм в рамках микроконтекста связана, как нам представляется, со стремлением автора донести до адресата текста идею не только временности признаков, но и их динамики, изменения, развития. Признаки воспринимаются не как статичные, они временные в своем протекании, т.к. сама жизнь не статична. Краткие прилагательные, концентрируясь в рамках микроконтекста, помогают лучше передать то, как человек воспринимает окружающий мир и свое собственное существование в этом мире. Временный характер признаков, обозначаемых контактно расположенными краткими формами прилагательных, способствует лучшему восприятию изображаемого, пониманию того, что мир динамичен и изменчив.

Таким образом, в результате анализа кратких форм имен прилагательных, употребляющихся в языке поэзии И.А. Бунина, можно сделать ряд выводов.

Краткие прилагательные являются важной составляющей поэтического стиля автора, отличаются высокой частотностью употребления. Однако из 107 кратких прилагательных, отмеченных нами в текстах стихотворений поэта, лишь 44 прилагательных употребляются более одного раза. По количеству словоупотреблений выделяются краткие формы имен «светлый» и «страшный», по семь раз используемые поэтом в текстах его лирических произведений. Одинаковая частотность употребления кратких форм прилагательных «светлый» и «страшный» отражает всю сложность, глубину философской лирики поэта, в восприятии которого прелесть жизни, яркость дня, который дарит всему живому радость, тесно соприкасаются со страхом ночи, смерти, с опасностью, подстерегающей любое живое существо.

Краткие формы прилагательных — цветообозначений немногочисленны в языке поэзии Бунина, однако среди них выделяется прилагательное «синий», которое в кратких формах пять раз реализуется в анализируемых стихотворениях. При этом данные формы в четырех случаях выступают в качестве предикатов при подлежащих «небеса» и «море».

В языке поэзии И.А. Бунина большая часть кратких форм прилагательных, отличающихся высокой частотностью употребления, выражает признаки, противопоставленные либо на узуальном уровне, либо в контексте. Нами выделен целый ряд антонимических оппозиций, часто реализующихся в текстах лирических произведений автора.

Еще одной яркой чертой, отличающей язык бунинской поэзии, является метафоричность. Краткие формы имен прилагательных, встречающиеся в текстах произведений поэта, часто выступают в переносных метафорических значениях.

Однако в метафорических переносных значениях употребляются, как правило, краткие формы, обозначающие предикативные признаки субъектов — явлений природы, абстрактных понятий. В тех же случаях, когда краткие формы обозначают признаки субъекта — человека или животного, конкретного предмета, тесным образом связанного с жизнью людей, данные формы реализуют в большинстве текстов свои прямые номинативные значения.

Язык поэзии И.А. Бунина отличается рядом специфических черт, среди которых важное место занимает высокая степень концентрации кратких форм прилагательных в рамках одного микроконтекста. Из 116 стихотворных фрагментов, в которых реализуются краткие формы имен прилагательных, в 63 контекстах краткие формы выступают либо в функции однородных сказуемых, либо в качестве предикатов разных простых предложений, но предложений контактно расположенных в рамках контекста.

Высокая концентрация кратких форм в рамках микроконтекста связана, на наш взгляд, со стремлением автора донести до адресата текста идею не только временности признаков, но и их динамики, изменения, развития. Признаки воспринимаются не как статичные, они временные в своем протекании. Краткие прилагательные, концентрируясь в рамках микроконтекста, помогают лучше передать то, как человек воспринимает окружающий мир и свое собственное существование в этом мире. Временный характер признаков, обозначаемых контактно расположенными краткими формами прилагательных, способствует лучшему восприятию изображаемого, пониманию того, что мир динамичен и изменчив.

Анализ семантических и функциональных особенностей кратких форм и форм степеней сравнения имен прилагательных в языке поэзии Ивана Алексеевича Бунина позволяет нам сделать следующие выводы.

В языке лирических произведений И.А. Бунина особое место занимает одиночный компаратив. Для поэта характерно использование

в качестве денотата компаратива существительных двух лексикограмматических разрядов: конкретных и абстрактных имен. При этом обращает на себя внимание явное доминирование имен абстрактной семантики, выступающих в качестве объекта — носителя признака, обозначенного одиночным компаративом. Подобное функционирование определенной лексико-семантической группы существительных (обозначение неконкретных предметов) связано с творческой целью И.А. Бунина, поскольку писатель всегда стремится передать читателю свои конкретные переживания, чувства, мысли. Употребление компаратива преимущественно при абстрактном существительном свойственно философской, реалистичной лирике поэта.

Для творчества И.А. Бунина также характерно использование наречия в качестве зависимого компонента при компаративе. Это связано с тем, что наречия более полно, эффективно передают как минимальные, так и максимальные проявления признаков, малейшие изменения, колебания. Целесообразно говорить о пусть и небольшой, но группе используемых И.А. Буниным наречий.

Наиболее ярким средством выражения категории интенсивности в языке бунинской поэзии выступают конструкции «компаратив + родительный падеж имени» и «компаратив + сравнительный оборот». При всей своей малочисленности в текстах стихотворений поэта, данные конструкции всегда используются как носители идеи признака в абсолютной степени его проявления, т.е. компаратив употребляется в значении суперлатива. Именно для этих конструкций характерно использование сочинительных рядов, в которые объединяются формы сравнительной степени имен прилагательных, что также является средством усиления экспрессивности и интенсивности. Ряды однородных членов — компаративов в подобных конструкциях выполняют текстообразующую функцию.

В лирике И.А. Бунина практически не используются формы превосходной степени сравнения имен прилагательных, что резко отличает его поэзию от творчества таких представителей русской литературы, как И.И. Гумилев, А.А. Ахматова, М.И. Цветаева. Эту черту лирики можно рассматривать как специфическую особенность поэтического творчества И.А. Бунина, который избегает излишней интенсификации признака окружающих нас предметов, жизни нашего мира, движения духовного мира самого человека. В этом нам видится причина практически полного отсутствия форм превосходной степени сравнения в текстах стихотворений великого русского писателя.

Краткие прилагательные являются важной составляющей поэтического стиля автора, отличаются высокой частотностью употребления. Многочисленны следующие ЛСГ кратких прилагательных: каткие прилагательные, характеризующие человека; краткие прилагательные с семантикой свойств и качеств вещей, предметов, воспринимаемых органами чувств; краткие прилагательные с семантикой качественного

го состояния; краткие прилагательные с семантикой оценки; краткие прилагательные с семантикой цветовых признаков. Остальные же ЛСГ либо представлены одним прилагательным, либо вообще не реализуются в текстах поэтических произведений И.А. Бунина.

Однако из 107 кратких прилагательных, отмеченных в текстах стихотворений поэта, 63 прилагательных употребляются не более одного раза. По количеству словоупотреблений выделяются краткие формы имен «светлый» и «страшный», по семь раз используемые поэтом в текстах его лирических произведений. Одинаковая частотность употребления кратких форм прилагательных «светлый» и «страшный» отражает всю сложность, глубину философской лирики поэта, в восприятии которого прелесть жизни, яркость дня, который дарит всему живому радость, тесно соприкасаются со страхом ночи, смерти, с опасностью, подстерегающей любое живое существо.

Краткие формы прилагательных — цветообозначений немногочисленны в языке поэзии Бунина, однако среди них выделяется прилагательное «синий», которое в кратких формах пять раз реализуется в анализируемых стихотворениях. При этом данные формы в четырех случаях выступают в качестве предикатов при подлежащих «небеса» и «море».

В языке поэзии И.А. Бунина большая часть кратких форм прилагательных, отличающихся высокой частотностью употребления, выражает признаки, противопоставленные либо на узуальном уровне, либо в контексте. Нами выделен целый ряд антонимических оппозиций, часто реализующихся в текстах лирических произведений автора.

Еще одной яркой чертой, отличающей язык бунинской поэзии, является метафоричность. Краткие формы имен прилагательных, встречающиеся в текстах произведений поэта, часто выступают в переносных метафорических значениях.

Однако в метафорических переносных значениях употребляются, как правило, краткие формы, обозначающие предикативные признаки субъектов — явлений природы, абстрактных понятий. В тех же случаях, когда краткие формы обозначают признаки субъекта — человека или животного, конкретного предмета, тесным образом связанного с жизнью людей, данные формы реализуют в большинстве текстов свои прямые номинативные значения.

Язык поэзии И.А. Бунина отличается рядом специфических черт, среди которых важное место занимает высокая степень концентрации кратких форм прилагательных в рамках одного микроконтекста. Из 116 стихотворных фрагментов, в которых реализуются краткие формы имен прилагательных, в 63 контекстах краткие формы выступают либо в функции однородных сказуемых, либо в качестве предикатов разных простых предложений, но предложений контактно расположенных в рамках контекста.

Высокая концентрация кратких форм в рамках микроконтекста связана, на наш взгляд, со стремлением автора донести до адресата текста идею не только временности признаков, но и их динамики, изменения, развития. Признаки воспринимаются не как статичные, они временные в своем протекании. Краткие прилагательные, концентрируясь в рамках микроконтекста, помогают лучше передать то, как человек воспринимает окружающий мир и свое собственное существование в этом мире. Временный характер признаков, обозначаемых контактно расположенными краткими формами прилагательных, способствует лучшему восприятию изображаемого, пониманию того, что мир динамичен и изменчив.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
 
Популярные страницы