ЗАРОЖДЕНИЕ ЛЕСНОГО ДЕЛА В ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЕ И РОССИИ

ВОЗНИКНОВЕНИЕ ЛЕСОВОДСТВА В ЕВРОПЕ

«История лесов и лесного хозяйства, — писал Ф.К. Арнольд, — тесно связана с историей всего рода человеческого» [8, с. 3]. Наука утверждает, что несколько миллионов лет назад вулканическая и тектоническая активность Северо-Восточной Африки привела к обнажению урановых руд, и у предков нынешних обезьян, обильно населявших эту территорию, появились мутанты — человекообразные обезьяны. В Германии обнаружены остатки обезьяны-человека, жившего 47 млн лет назад. Один из последующих гоминидов (человек умелый) выжил благодаря систематическому использованию каменных орудий. Питекантропы (человек выпрямленный), обитавшие и в Европе, пользовались огнем, потребляя в виде топлива древесину. Но на исторический облик наших лесов оказало влияние, главным образом, периодическое оледенение суши, которое, в свою очередь, преобразовало первобытного человека разумного в неандертальца. С потеплением этот свидетель ледникового периода уступил (40—30 тыс. лет назад) место человеку вдвойне разумному (кроманьонцу).

Жизнь наших предков была невозможна без леса. Промышленное освоение лесов началось IV тыс. лет назад. Так, в стране Шумер (III тыс. лет до н.э.) возникло полезащитное лесоразведение, в Хеттском царстве (XVIII—XII вв. до н.э.) одной из повинностей была систематическая посадка деревьев, а в Ассирии (XIV—IX вв. до н.э.) создавали дендросады. Но уничтожение лесов побежденных народов воспринималось, как и разрушение городов, фактом упадка той или иной страны Малой Азии. Лесистость уменьшалась.

В Древнем Египте для выплавки бронзы и меди были вырублены пальмовые рощи. Широкое использование прочнейшей древесины кедра (Cedrus libani A. Rich) для строительства зданий и кораблей привело к сведению кедровых лесов Ливана и опустошению его горных склонов. Сейчас рощи кедра ливанского строго охраняются, а изображение этого дерева появилось на флаге и гербе Ливана.

В Древней Греции леса занимали 65% территории, сейчас — 15...20%. Эти леса имеют низкую производительность: годичный прирост в сомкнутых лесах твердолиственных пород колеблется от 2,0 до 2,8 м3 на 1 га, а на распространенных частично покрытых лесом землях урожай составляет менее 0,5 м3. Нерегулируемая рубка для строительства кораблей, выпас скота, лесные пожары привели к глубокой эрозии почвы, от которой сохранилось лишь 2% ранее обрабатываемых сельхозугодий [209]. Тогда и возник греческий миф об алчном Эрисихтоне, наказанном за рубку дубравы богиней плодородия Деметрой неутолимым голодом.

Об этой катастрофе Ф. Энгельс писал: «Людям, которые в... Греции... и в других местах выкорчевывали леса, чтобы получить таким путем пахотную землю, и не снилось, что они этим положили начало нынешнему запустению этих стран, лишив их вместе с лесами центров скопления и сохранения влаги» [193, с. 496].

В этой связи было распространено обожествление деревьев: считалось, что изгнанные при рубке лесов божества слали проклятия обезлесенной местности, проявляющиеся в сухости, наступлении пустынь или в опустошительных наводнениях. Для умиротворения бога Пана — покровителя природы — в центре египетской Александрии насыпали холм, разбили парк и назвали «Гора Паней». Древнегреческий бог Пан лесными звуками пугал людей, вызывая панический страх. Таким образом, мифологическое сознание людей реагировало на проблемы рационального лесопользования.

Сохранились сведения о лесоводстве и в Древнем Риме. Как указывает итальянский экономист Дж. Луццатто [86], имеется мало достоверных данных о лесоводстве до III в. до н.э., хотя известно, что леса покрывали значительное пространство Италии. Леса, являвшиеся государственной собственностью или находившиеся в общинном пользовании, занимая холмы и горы, оказывали благотворное влияние на режим рек и земледелие. Долины же были почти безлесны, и крестьяне вынужденно высаживали отдельные деревья или создавали рощицы.

В переведенном на русский язык в 1950 г. «Земледелии» Марка Порция Катона (234—149 гг. до н.э.) сообщается, что в виноградниках, на сельскохозяйственных полях или в специально отводимых местах высаживали иву, тополь, кипарис, сосну и другие древесные породы, руководствуясь их требовательностью к почве. «Если где-нибудь в тех местах есть речной берег или сырое место, то посади там тополи — верхушками... Ивняк следует сажать в местах, обильных водой, болотных, тенистых, около рек. Вокруг места с тростником посади греческую иву» [53, с. 13, 15]. Было известно повышение плодородия почвы на огневищах, куда сеяли мак.

Катон дает описание работ в питомниках по выращиванию сеянцев кипариса и сосны итальянской (Р. ріпеа Ь.). Платан он рекомендует размножать отводками. Приводится любопытный способ. «Чтобы ветви на дереве пустили корни, возьми себе дырявый горшок или плетушку; через нее просунь веточку; эту плетушку наполни землей и землю умни; оставь ее на дереве. Через два года перережь внизу молодую ветку; сажай с плетушкой. Таким образом ты можешь заставить дерево любой породы хорошо укорениться» [там же, с. 62]. Это ли не прообраз современной посадки с закрытой корневой системой?

Листья тополя, вяза срезали для подкормки овец и волов в засушливое лето или сушили на зиму. Иву разводили для изготовления подпорок винограда, плетения корзин, укрепления осушительных каналов и т.п.

Лесоматериалы заготавливали из дуба, бука, падуба, лавра, вяза и других пород, пользовались пилой. Комментаторы «Земледелия» Катона — М.Е. Сергеенко и С.И. Протасова [53] подчеркивают дороговизну лесных материалов в Древней Греции и Риме. Поэтому, по свидетельству древнегреческого естествоиспытателя Теофраста (372—287 гг. до н.э.), древесину экспортировали из скифских портов Северного Причерноморья в страны Средиземноморья.

Лесоводственные рекомендации описаны в книге Марка Теренция Варрона (116—27 гг. до н.э.) «Сельское хозяйство» (37 г. до н.э.). Луций Юний Модерат Колумелла в трактате о сельском хозяйстве в 55 г. н.э. излагает способы посадки леса подробнее, расширяя знания о лесоводственных свойствах древесных пород. Труды этого и других авторов обобщил Плиний Старший (23—79). Например, у Колумеллы о кипарисе: «Любит тощую землю и особенно красную глинистую... на очень сырой почве он не взойдет». У Плиния: «Он требует преимущественно сухих и песчанистых мест, из плотных больше всего любит красную глинистую; очень сырые ненавидит и на них не всходит» [53, с. 166]. Если у Катона мы находим отрывочные сведения о шишках-двугодках сосны, которые «начинают созревать во времена сева и зреют месяцев восемь с лишним», то через два столетия у Плиния плодоношение связывается с лесовозобновлением. «Нет дерева, которое с большей страстью стремилось бы продолжить себя... Большинство научила сажать сама природа — и прежде всего семенами: они падают, принятые землей, дают побеги» [там же, с. 127, 152].

Плиний писал: «Деревья могут убивать друг друга тенью или теснотой и отнимая питание» [36, с. 37]. Поэтому, замечает советский профессор А.В. Давыдов, во времена Плиния деревья высаживали

ю

с учетом необходимого жизненного пространства — площади вертикальной тени. Плиний относил лес к высшему дару для человечества, поскольку лес не только давал древесные материалы, корм для скота, но и защищал поля, города от наводнений. Не потому ли, в отличие от страшного древнегреческого бога Пана, древнеримский бог полей и лесов Фавн считался богом, покровительствующим человеку. Поэтому в дубравах летом и зимой пастухи-рабы пасли стада свиней по нескольку сот голов. Перед убоем, для питания легионеров, свиней загоняли в загоны и кормили желудями, зерном, бобами, горохом, чечевицей. В результате выпас свиней привел к вытеснению из лесов бука.

В Древнем Риме благодаря законодательным актам Помпилия и других государственных деятелей в течение многих столетий сохранялись водоохранные горные леса, что способствовало развитию промежуточного пользования, в основном для заготовки древесины на топливо. Главное пользование осуществлялось выборочными рубками. А.В. Давыдов, обобщив дошедшую до нас литературу в докторской диссертации по рубкам ухода, констатировал, что влияние разреживания древостоев на прирост деревьев «знали искусные мастера выборочных рубок Рима» [36, с. 37].

Выборочные рубки не только сохраняли постоянно продуцирующие почвозащитные леса, они позволяли выбирать подходящие стволы для кораблестроения.

Римские правила лесоводства действовали и в период Венецианской республики. «Судя по дошедшим до нашего века описаниям, в Северной Италии сохранялся весьма долго основной порядок пользования землей, и почти в том самом виде, как было в Древнем Риме... Предположение это тем более становится вероятным, что Венеция в своих лесах в XV столетии ввела прекрасное по тогдашнему времени лесное хозяйство, для позаимствования которого непременно должна была иметь образцы. Образцом тому могли быть только древнеримские леса, потому что они находились под глазами» [7, с. 97].

Далее Ф.К. Арнольд сообщал, что в Венеции провели устройство лесов, учредили управление и открыли лесное учебное заведение (1500), которое было подчинено академии земледелия. «Лес делили на 27 лесосек, чтобы в течение такого числа лет обойти порубками по всей площади. При этом рубка производилась на выбор, а не сплошь. К вырубке назначались: 1) все деревья, годные на кораблестроение; 2) все посохшие или чем-либо поврежденные деревья и, наконец, 3) все деревья, не подавшие надежду достигнуть когда-либо годности на постройку кораблей, равно породы некорабельные. На тех местах, где срубалось дерево, тотчас сажали молодое взамен взятого. Саженцы на сей конец возращались в особо устроенных питомниках» [там же, с. 97].

Подобное находим и у А. Бюллера [199]: примерно с 750 г. и в течение Средних веков в Италии процветало комбинированное возобновление главных пород (сочетание естественного с искусственным), широко использовалось порослевое возобновление от пня. А. Берандже сообщал в историческом очерке по венецианскому лесному законодательству о рубках ухода для выращивания дуба со стволами определенной для кораблестроения формы [36].

Однако уже через 100 лет один из венецианцев напишет в 1608 г., что с переходом на сплошные рубки дождевые и талые воды стали вызывать разливы, опустошая поля, разрушая жилище, заиляя морские лагуны [55]. Но в отдельных местах сохранилось природоохранное выборочное хозяйство с разновозрастными древостоями из пихты, ели, бука, в которых размер древопользования регулируется теперь оставляемым запасом крупных деревьев и густотой тонкомерных стволов [205].

В самой Италии на основании общегосударственного закона 1923 г. и последующих провинциальных законов увеличивается площадь лесов, низкоствольники переводятся в высокоствольное хозяйство, увеличивается протяженность лесных дорог, организован мониторинг за состоянием лесов на постоянных пробных площадях, сплошные рубки заменяются традиционными выборочными для формирования разновозрастных устойчивых лесов [201]. Но средние показатели пока низкие: запас на 1 га — менее 100 м3, доминируют порослевые леса [207]. По новым данным средний запас составляет 211 м3, средний годичный прирост — 7,9 м3, лесистость — 29%, горные леса — около 60% общей лесной площади и представлены елью европейской, сосной обыкновенной, черной и калабрийской, лиственницей европейской, буком, листопадными и вечнозелеными видами дуба, тополями и др. (1Чосепйш. 2006).

В Англии, еще до завоевания ее Римом, возникло среднее хозяйство с оставлением при рубке резервных семенных деревьев для выращивания крупных лесоматериалов [166]. Неудивительно, что именно в Англии в 1835 г. была открыта первая в мире опытная лесная станция в Ротемстеде.

Контрольные вопросы и задания

  • 1. Почему в Греции наблюдается низкий прирост стволовой древесины?
  • 2. Что в Древнем Риме подразумевалось под рекомендацией «сажать тополи верхушками»?
  • 3. Что характеризует «площадь вертикальной тени» в лесу?
  • 4. Дайте оценку древнеримским правилам выборочных рубок с подсадкой деревьев.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >