«РОССИЯНИН ИЗ НЕМЦЕВ»

В развитии России XVIII в. иностранцы сыграли большую роль. Среди них было много ученых, военачальников и политических деятелей. Одним из основоположников научного лесоводства в России также стал иностранец — Фердинанд Габриель Фокель (16...—1752).

Служба Фокеля в России прошла в постоянных экспедициях в северо-западные леса. В первый год вместе с геодезистом он описал леса и составил «ландкарты» от Ярославля до Верхней Волги. В том же году он приступил к изучению олонецких лесов. В 1728 г. Фокель описывал леса по р. Волхов и вокруг озера Ильмень. В следующем году он осмотрел дубовые леса по р. Чагода в Устюжском уезде, но годных для кораблестроения дубов не нашел. Таковые обнаружены были в Новгородском уезде в 1730 г. Затем он в Ингер-манландии (Ижорские земли по Неве и на юго-западе Приладожья) находит места для разведения дуба. В 1732 г. Фокель пишет проекты «Каким образом надлежит поступать в разводе и в бережении дубовых рощ», «Особый регламент, который принадлежит должности форстмейстера с его потребными служителями» и Положение, которое указом превращается в «Инструкцию или устав о севе и заводе для удовольствия Ея Императорского Величества флота вновь лесов». В отдельных статьях Фокеля указывалось и на возраст приспевших к рубке деревьев, когда «больше уже они к благопотребности возрастом надежды не подают». Рубить деревья предлагалось с октября по март, «когда у того дерева сок в корню» [131, с. 73].

В 1733 г. осматривает результаты экспериментов по посадке разных древесных пород в Новгородской губернии. Так закончились оба срока его контракта (соответственно четырех- и двухлетний) [174].

Энтузиазм Ф. Фокеля не ослабевает, и он продолжает службу, передавая знания ученикам. В 1735 г. вместе с лейтенантом Татищевым и геодезистом составляет опись и карту лесов Новгородского уезда, клеймит мачтовые деревья. По решению Адмиралтейской коллегии в 1738 г. находит в Выборгском уезде место для посева архангельских семян лиственницы и осуществляет его на площади 1,9 га. Так закладывается всемирно известная Линдуловская роща.

Летом он командируется с четырьмя учениками и геодезистом в Галицкий уезд для окончания описи лесов, начатой лейтенантом князем Вяземским. Продолжаются экспедиции и в другие леса по их описанию, отбору корабельных деревьев, установлению путей сплава. В 1742 г. по просьбе Лифляндской и Эстляндской контор и Академии наук Фокель «как искусный форстмейстер» обследует поврежденные насекомыми леса. Ученики его выезжают уже самостоятельно для посадок леса в Старорусском и Галицком уездах, выполняют другие работы. Более десятка из них стали унтер- и вальдмейстерами.

Он умер в 1753 г. Остались награды: 2 золотые и 8 серебряных медалей, а также рукопись книги «Собрание лесной науки» [174].

Еще при жизни Фокеля обер-вальдмейстер Борис Никитин обратился в Академию наук с запросом о возможности использования книги для обучения. Академики М.В. Ломоносов и С.П. Крашенинников признали в 1752 г. полезной «Лесоводство в России» (так она называлась в протокольных записях). Отзыв Крашенинникова и архивариуса Академии Стафенгалена приводит Г.И. Редько в приложении к книге Ф.Г. Фокеля «Собрание лесной науки» (1996). Первое издание вышло в 1766 г. под названием «Описание естественного состояния растущих в северных российских странах лесов с различными примечаниями и наставлениями, как оные разводить» [174].

Предисловие, написанное, вероятно, М.В. Ломоносовым, заканчивается так: «...хотя книга сия и не может равняться с сочинениями ученых и в физических науках... однако столь нужного и полезного в себе заключает, что всякого домостроителя и любопытного человека к себе привлечь, и к точнейшему исследованию лесного в России искусства побудить может, тем больше, что о свойстве и разведении растущих у нас лесов никто еще ничего не писал» [там же, с. 61—62].

В собственном предисловии Фокель доказывает различие условий Севера России с Германией и делает вывод, что способы восстановления лесов должны быть иными. Он описывает морфологию всех древесных пород, даже осокоря, три низкорослых дерева которого встретил на одном острове по р. Северной Двине, ниже Великого Устюга, как свидетеля теплого периода. И эта часть ближе к дендрологии. Фокель надеялся написать вторую часть о лесах, исследованных им, и третью часть — о свойствах древесины в различных условиях.

Эта ценная книга в 1766 г. вышла малым тиражом (1200 экз.) при Морском Шляхетском кадетском корпусе в Санкт-Петербурге. Она сохранилась в библиотеках этого города и поныне — значит, была востребована читателями. Об уровне знаний свойств древесных пород, условий произрастания и методов разведения того времени можно судить по следующим комментариям.

В «Рассуждениях о деревьях вообще» автор восхищается всемогуществом Создателя: «...коль изрядно все вещи устроены, и коль мудро, на мере, числе и весе основаны» [там же, с. 65], т.е. дает понять, что, применяя меру и число, можно познать природу и передать эти знания другим.

Рассказывая о дубе, Фокель верно представляет силу заморозка, который «на высоких местах... не так сильно чувствуется, как... в болотных местах». Или: «Морозы на открытых сухих местах глубже в землю проходят, а в темных густых лесах продолжительнее в земле бывают, хотя и не столь глубоко проницают на напоенных же водою местах» [там же, с. 68]. Фокель уточняет: «Когда дуб уже распустился, а вода еще под деревьями стоит, тогда открытая студеность воды и пар не допущают, чтобы студеность воздуха в ночных морозах почку цвета и семени дубового дерева повредила» (курсив автора. — А.Т.) [там же, с. 69].

Рекомендации по выращивании дуба начинаются с хранения желудей: «Ежели погреб велик, то кладут оные на полу... пересыпая их сухим песком, и не трогают до марта месяца; потом надобно придать им теплоты больше, и примачивать немного песок; когда же мороз из земли уже вышел, то должно их более нагревать, до тех пор, пока начнут ростки пускать» [там же, с. 70]. Он предупреждает: «Ежели молодые дубки из худой в лучшую землю пересаживать, то такой опасности не имеют, как из доброй в худую землю. Для сего дела не меньше как за пол года надлежит наперед сделать ямки прямою линиею, расстоянием одну от другой от двух до трех сажен» [там же, с. 76]. То есть ширина междурядий принималась 4...6 м в расчете на смешанный лес. Далее предостерегает от интенсивных рубок ухода: «...ежели молодые дубы и тому подобные деревья друг подле друга близко растут и потом вдруг получат себе пространство, тогда очевидно, ежели много мокрого снега выпадает и тотчас морозом хватит, после того еще более снегу нападает, молодые деревья подобно дуге от того сгибаются» [там же, с. 78].

Зная хорошо требования к корабельной древесине, Ф. Фокель описывает суть пороков. «Продолжительные жестокие зимы так непостоянны случаются, что часто в один день дождь с сильными морозами смешен бывает, отчего дубы расщеливаются» [там же, с. 82]. Он также считал, «что за 58 градусов и далее к северу неудобно заводить больших дубовых лесов... Чем далее к северу, тем более белых кружков в ядре у дубов я приметил... когда заболонь морозом хватит, и от того ядро созреть не может, то либо бело останется, или в красную гниль обратится... в деревах растущих в холодных и мокрых местах сие виднее, нежели в сухих и теплых» [там же, с. 83].

Фокель указывает на время рубки: «Понеже с сентября до февраля, а здесь в севере и в марте месяце текущих водяных соков в деревьях не бывает... во время ущерба и приращения месяца... Как скоро весь... лес срублен будет, тогда надлежит немедленно кору с него снять; ибо летом под корою черви заводятся, и класть под оной подкладки... а чтоб от ветров расщелин не получил, то покрыт быть должен сучьями и хворостом... Лес в корабельное строение лучше и прочнее такой, который по срубке, спустя два или три года в дело употребится» [там же, с. 88—89].

Ф. Фокель полагал, что в северных странах скорее и прибыльнее дуба размножать лиственницу, которая, как и в настоящее время в Архангельской области, росла «между сосновыми и еловыми деревьями по долинам, где земля лучше, и притом где от ветра в за-щищении или в покойном месте стоит, там и растет выше. Из всех смольных дерев хватает она корнями глубже в землю и любит хорошую с песком смешанную землю, на которой лучше и скорее растет; напротив того на холодных, глинистых и мокрых местах медлительнее» [там же, с. 154].

Агротехника создания культур лиственницы изложена короче. Если площадь заросла травой, «надлежит оную наперед выжечь, а потом одиножды или дважды вспахать в довольную глубину, потом, семена посеяв, слегка заборонить или тяжелым одавить валом. Когда ж оное семя с сосновыми семенами смешано и посеяно будет, то молодые сосенки при всходе лиственницы тенью своею ее закроют, а между собой друг другу в росте не помешают, а при том сосна более жара терпит. Ежели же сосенки со временем той лиственницы расти несколько мешать станут, то оную очищать от них можно» [там же, с. 157]. Так что «очищать», «подчищать» означало и рубку ухода, и обрезку сучьев. Чтобы защитить от опала корневой шейки лиственницу, Фокель высевает ее с елью, березой и сосной в мае 1738 г.

Лиственничная древесина использовалась при отделке корпусов кораблей. Для выращивания стволов корабельной кривизны «надлежит поступать следующим образом. Лиственничные деревья, пока они еще молоды, криво нагни так, чтобы в той кривизне оные устоялись... когда же кривизны подрастут уже в потребную длину, тогда деревьям дать должно более пространство; отчего оные потом в толщину расти станут» [там же, с. 162—163].

Ф. Фокель пишет о превращении личинок под корой в жуков, об образовании плодовых тел возбудителей гнилей на поврежденных или старых деревьях.

При описании сосны отмечает ее лекарственные свойства. «Доктор Кемп сделал из... свежей серы терпентин... и смешав оный с толченым сахаром леденцом пополам пользовал больных, страдавших грудной болезнью. В здешних госпиталях сосновые молодые шишечки (молодой побег с нераспустившейся хвоей. — А.Т.) снимают и, сварив с пивом, дают больным от цинготной болезни» [там же, с. 173].

О возобновлении сосны пишет мало. «Здесь в северной стороне приметил, что обыкновенно в апреле месяце, да еще позже семя с дерев в лесах ветром сносит... Оный лес семенами размножать нетрудно, а при том весьма и прибыльно... каким образом оный лес на самых худых бесплодных песчаных местах размножать можно, о том уже в описании о березе упомянуто» [там же, с. 170—171].

Но о березе сказано еще меньше. «Оное семя в здешних местах созревает не всегда в одно время, а обыкновенно в июле и августе... когда сев ржи летом бывает; того ради некоторые и другим образом сеяние оных производят» [там же, с. 107]. Ф. Фокель встретил «кустарник... с малыми листочками... а духом они как свежий березовый лист... Род березы внутренностью походит на мрамор, которую обыватели отыскивают на токарную работу... В простых и больших березах... на ином... дереве ветви стоят вверх, а на другом висят вниз» [там же, с. 105—106], т.е. описал современные березы: карликовую, карельскую, пушистую и повислую.

«Под 53 градусом длины и 61 ширины видел я также осину, которая имела вышину 80 фут, а в комле в диаметре 31 дюйм, со 190 годовыми слоями, а притом была весьма здорова, хотя редко до такой толщины из них здоровые находятся» [там же, с. 126]. Недалеко от тех мест (юг республики Коми) в Костромской области советским селекционером А.С. Яблоковым [195] обнаружена исполинская форма осины, обладающая быстрым ростом и гнилоустой-чивостью.

На широте 59—60° Ф. Фокель измерил ясень в лесу диаметром в комле более 50 см, тогда как в XX в. его можно было встретить еще не выше дерева II яруса. Но недавно был обнаружен ясень в I ярусе паркового насаждения в Петрозаводске на берегу Онежского озера. Это связано с изменением климата, влиянием антропогенного фактора на благоприятное развитие деревьев этой породы, любящей тепло. Возможно в скором времени станет возможным восстанавливать дубравы в Костромской области и южной части тайги.

Теперь мы видим, что это не немецкая книга, а первое российское учебное пособие по лесному хозяйству. И верно Г.И. Редько назвал Ф.Г. Фокеля «россиянином из немцев» [174].

Контрольные вопросы и задания

  • 1. Для какого учебного заведения России была предназначена книга «Собрание лесной науки» Ф. Фокеля?
  • 2. Произрастание каких древесных пород было отмечено в XVIII в. севернее современных ареалов?
  • 3. Какие первые лесные культуры были созданы Ф. Фокелем и какие лесные явления впервые были описаны им?
  • 4. Какие виды берез были обнаружены Ф. Фокелем?
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >