ОРГАНИЗАЦИЯ ЛЕСНОГО ДЕПАРТАМЕНТА

Организации лесного ведомства предшествовала поездка по России Екатерины II, которая лично хотела видеть «страну, столь дурно управляемую». Она побывала в прибалтийских губерниях, на Ладоге, в Ярославле, Костроме, спустилась по Волге до Симбирска и сухим путем вернулась в Москву. Своими впечатлениями она делилась в письмах со знаменитым французским просветителем Вольтером. В результате был издан строгий манифест против взяточничества, расширен состав служащих, установлены пенсии чиновникам. Императрица пишет (на основании книги Монтескье «Дух законов» и сочинения Беккариа «О преступлениях и наказаниях» и др.) Наказ для Комиссии уложения. Екатерине II удалось поднять и численность населения России, и доходы государства. Например, с 1766 г. вводится плата за отпуск некорабельных деревьев, а с 1769 г. начали налагать штрафы за оставленную на лесосеках некорабельную древесину.

С 1766 г. начинается Генеральное межевание земель. При этом леса подразделялись на строевые, дровяные, «смешанные» и кустарники. Кроме казенных, помещичьих, общинных, церковных и колонистских лесов появляются с 1785 г. — городские, с 1786 г. — крестьянские, с 1798 г. — арендные, старостинские, а с 1808 г. оформились леса удельного ведомства, в которые вошли, кроме собственно удельных лесов, леса дворцовые и леса царской семьи.

Использовались прежние описания лесов 1731 — 1782 гг., которые и теперь хранятся под названием «Генеральный атлас» в Российской национальной библиотеке [Эрмитажное собр. № 610].

Материалы обследования лесов послужили основой для разработки Устава о лесах. Еще П.С. Палласу после возвращения из экспедиции было поручено подготовить «Постановление о лесоразведении», которое состояло из 66 пунктов.

Проект Устава был закончен к 1782 г. Леса в экономическом отношении были разделены на северную, среднюю и полуденную полосы и на три класса: высокоствольный, малорослый и кустарники. «Кустарники» подразделяли на кусты ...скрывающие всадника, и кусты, не скрывающие пехотинца» [17, с. 8, 9]. Высокоствольный лес, в свою очередь, подразделяли на черный из твердолиственных пород, куда были отнесены и насаждения березы, ольхи; на белый или мягкий (осина, липа, тополь, ива, осокорь) и красный — из хвойных пород.

К средней полосе были отнесены 22 губернии: Полоцкая, Могилевская, Новгородско-Северская, Орловская, Смоленская, Московская, Вологодская, Рязанская, Тамбовская, Калужская, Тульская, Курская, Харьковская, Воронежская, Саратовская, Пензенская, Симбирская, Казанская, Нижегородская, Уфимская, Ко-лыванская, Иркутская [131].

По Уставу запрещалось рубить «недоросший лес», оставлять пни выше 30 см, требовалось нарезать лесосеки шириной не более 40 м против ветра или снизу наверх склона и сохранять примерно 20...30 семенных деревьев на 1 га. В Уставе ставилась задача по посеву леса в южной полосе, по облесению берегов рек, предлагалось в лесах, приписанных к селениям, заводам, отделять пятую часть и называть ее заказной. Полный «Устав о лесах» не был обнародован. Но «отчасти он вошел в силу двумя указами 1786 г., данными губернаторам губерний северной и средней полосы России». Был установлен оборот рубки для высокоствольных лесов северной полосы в зависимости от породы 80—120 лет, в средней полосе — 60—100. Требовалось принимать меры предосторожности против лесных и степных пожаров.

О содержании Устава можно судить по книге, опубликованной в 1798 г. под названием «Краткая российская дендрология, или общие правила о Российских лесах, в пользу любителей лесоводства изданные». Первые страницы посвящены выращиванию дуба. «Дабы не употреблять напрасного труда и не сеять желудей к растению неспособных, надлежит собрать желуди в чан и, налив холодною водою, выкинуть те, кои всплывут на верх воды... Способнейшая для него земля должна быть рухлая, несколько влажная и тучная... Дуб лучше сеять осенью в борозды, через сажень земли, которую засевают овсом, березой или гороховником сибирским (акацией желтой. — А.Т.), дабы возрастающий дубняк сперва защищен был травою, после же молодым лесом... Оный вырастает медлительно, и дабы мог получить надлежащую прочность и крепость, требуется двести лет и более... Дуб на хорошей земле и близ судоходной реки... беречь колико можно, и без необходимой нужды и пока здоров растет и добреет онаго не рубить, но сохранять двести, триста, четыреста лет и более на будущее время» [там же, с. 2—4].

«Буковый лес чем гуще растет, тем лучше» [там же, с. 5]. Ясень «получает на хорошем земляном слое толстый, прямой и рослый ствол» [там же, с. 10]. О сосне: «неудобна же для нее земля крепкая, глинистая и холодная... самое же матерое мачтовое дерево, называемое в Архангельской губернии щеголь, требует для нее надлежащего совершенства своего от ста до ста пятидесяти лет и более... В первый год посеянные деревья совсем почти неприметны, ибо обыкновенно в третий год пускают веточки» [там же, с. 29—30]. Ель «растет на тучной, влажной и холодной земле» [там же, с. 32]. «Пихта в первый год растет медлительно и на четвертом или пятом году едва поднимается выше высокой травы» [там же, с. 34]. О лиственнице: «Роды земли для нее годные суть: рухлая земля, земля холодная, хрящеватая и каменистая, и места гористые и косогоры. Не свойственные же для нее роды земли суть: земля глинистая, песчаная, весьма влажная и болотистая» [там же, с. 35]. Кедр сибирский «находится в глубоких и горных долинах, коих земля камениста, також и на высоких хребтах, влажностью облаков орошаемых... Он растет столь медленно, что деревья, имеющие полфута в толщине или поперечнике, считаются шестидесяти лет, а те, которые больше высокой сосны и из коих можно пилить до двух аршин в ширину, должны быть четырех сот и более» [там же, с. 38]. Лещина «размножается сильными из корня побегами... в двенадцать или пятнадцать лет орешник достигает совершенного своего возраста» [там же, с. 46].

Видно, что к концу XVIII в. появляются действительно российские синтетические знания о лесных породах и их размножении. И то примечательно, что впервые выделяется глава «О деревьях иностранных, которые расти могут в России», как то: акация белая, сосна веймутова, дуб красный, который быстро растет и выдерживает зимнюю стужу, т.е. обобщаются сведения и по ботаническим садам. Но следует обратить внимание, что все это предназначалось «в пользу любителей лесоводства», т.е. как отрасли лесовыращи-вания еще не существовало.

Однако реформы Екатерины II в области лесного дела продолжались недолго. Она подает сенату Указ о продаже дворянам бывших засек. Проданные Белевская и Бобринская засеки к концу XVIII в. были вырублены и представляли пашни или дровяной лес.

Передача государственных лесов в ведение местных властей также привела к сокращению лесов [137].

В 1782 г. издается указ, по которому:

«1) все леса, растущие в помещичьих дачах, хотя бы они были заклеймлены и считались заповедными, оставить в полную собственность владельцев;

  • 2) позволить всякому свои леса продавать внутри государства и отпускать за границу с платежом установленной пошлины;
  • 3) впредь запрещено в помещичьих дачах рубить леса на какие-либо казенные надобности и даже для адмиралтейства иначе как с согласия владельцев и с уплатою требуемой цены».

Последующее истребление лесов можно было предвидеть в высказанном положении, «что радетельные помещики, приемля с признанием сей новый знак Нашей к ним Императорской милости и попечения о добре их, приложат старание их о всевозможном охранении лесов своих от напрасного истребления и о размножении растений их в собственную свою и потомства их пользу» [147, с. 12].

«Указ этот повторяется в дворянской грамоте 21 апреля 1785 г.» [8, с. 213]: земельные владения становятся впервые постоянной частной собственностью дворян, а не царской землей, пожалованной временно за службу. Вот почему к концу XVIII в. усилилось истощение лесов. Указом 1784 г. разъяснялось, «что по требованию Адмиралтейств-коллегии дозволяется рубить леса во всех казенных дачах без всякой за то платы, но рубка леса, даже для казенных надобностей других правительственных мест, должна быть разрешаема только с уплатой попенных денег» [147, с. 12—13]. С этого времени в России была введена попенная плата за стволовую древесину на корню. По другим данным [148], платность отпуска леса на корню введена указом 1769 г., когда была издана форстмейстер-ская инструкция, по которой лесная администрация должна была заниматься посадкой и посевом леса. Указом 1787 г. отпускалось на посев и посадку из Императорского кабинета 10 тыс. руб. [147].

Император Павел I при вступлении на престол обратил особое внимание на целостность нужных для кораблестроения лесов и в 1796 г. повелел, чтобы в корабельных лесах впредь ни одного дерева не употреблять без назначения Адмиралтейской коллегии, которой в 1798 г. были подчинены все казенные леса с форстмейс-терами и вальдмейстерами.

В указе от 12 марта 1798 г. «О лесном управлении» содержались две инструкции — оберфорстмейстерская и форстмейстерская. Обер-форстмейстер был обязан знать больше, чем раньше: связь древесных пород с почвами и климатом, возраст рубки, методы лесовосстановления на вырубках и лесоразведение на других землях.

На должность форстмейстера назначались обер-форстмей-стером или «Экспедицией» лица, знающие качества, свойства и произрастание лесов. Им предлагалось при плохом росте самосева древесных пород выкапывать, если можно, пни и «забороня землю весною, засевать новыми древесными семенами по свойству климата и земли».

«Дабы познание о разведении лесов более и скорее распространяться могло и сохранение оных на будущее время оставалось прочным, назначается быть при каждом форстмейстере по два ученика».

Форстмейстеры и подчиненные им надзиратели обязаны были не притеснять обывателей, не брать взятки под страхом увольнения и строжайшего взыскания.

Павел I, вступив на престол, путешествовал по губерниям, издавая указы по устранению недостатков в лесном деле. Император выделил средства на улучшение лесного управления.

26 мая, по новому стилю 9 июня 1798 г., Павел 1 издал указ «о составлении при Интендантской экспедиции Адмиралтейств-коллегии особого департамента для лесной части», который вскоре стал называться Лесным департаментом. Он состоял из 4 старших и 2 младших советников, 6 секретарей и «надлежащего числа канцелярских служителей и землемеров». Управление департаментом было поручено упомянутому выше адмиралу Осипу Михайловичу Дерибасу (1749—1800). Департамент ведал всеми лесами, кроме помещичьих [34].

Еще в 1797 г. были посланы морские офицеры для описания дубовых, сосновых и других заповедных лесов. Для ускорения описания лесов Казанской, Симбирской, Нижегородской, Вятской, Тамбовской, Оренбургской, Саратовской, Новгородской, Костромской, Пермской, Архангельской и Вологодской губерний увеличено было число описателей-землемеров. Вот почему В.П. Цеп-ляев назвал 1798 г. «началом учета лесов всей России» [179, с. 6]. Поскольку были уже приведены в известность леса Воронежской, Курской, Орловской, Псковской, Санкт-Петербургской губерний, то в них учреждается полный штат лесных чинов (форстмейстеров), а в остальных — по одному обер-форстмейстеру с потребным числом землемеров [8].

Любопытно, что обер-форстмейстеры подчинялись непосредственно департаменту, были независимы от губернаторов, которым следовало оказывать им «всякое начальственное пособие» [124].

Со временем в Лесном департаменте было организовано шесть отделений (территориальных). Местное лесное управление состояло из 40 обер-форстмейстеров (по числу губерний) и 160 форстмейстеров. Они назначались из сведущих в лесном деле лиц после испытания в особом комитете. «Обер-Форштмейстеру знать должно: во-первых, о пространстве земли, занимаемой Государственными лесами, к его ведомству принадлежащими, во-вторых, о разных родах дерев, из коих состоят те леса; по различному положению мест и по свойству климата во сколько лет достигают до совершенного своего роста и каким образом по вырубке опять выращены или вновь разведены быть могут; в-третьих, на какие всеобщие статьи леса разделяются соответственно различным потребам... на которые они пригодны и как сохранять и с хозяйственным сбережением употреблять деревья каждой статьи, а особливо нужные для строения корабельного и судов мореходных... також составляющие засеки, к Государственным заводам приписанные».

Лесная охрана состояла их лесных надзирателей, назначаемых ежегодно поочередно из крестьян казенных поселений, помещичьих крестьян, а в Тульские и Калужские засеки были назначены 120 отставных солдат. На три года избирались пожарные старосты. Также для непосредственного надзора за лесами были введены новые чины форстеров и унтер-форстеров, пожарные старосты [179].

Павел I повелел рубить леса только по лесобилетам, выданным коллегией, а также «стараться заводить рощи и, когда посевы или посадки будут сделаны, доносить подробно императору» [8, с. 215]. В 1799 г. вводится повсеместная плата за отпуск леса. Адмирал -тейств-коллегия поручила сажать леса по берегам Невы, Волхова, Меты, Ловати и др., по которым возможен сплав леса в Петербург [15]. Необходимые для лесовозобновления деньги выделялись из лесных доходов и пошлин на экспортируемую древесину и смолу. Именно обязательное лесовосстановление явилось новым качеством в развитии лесного дела. Для всего этого была разработана новая форстмейстерская инструкция, в которую вошли и многие статьи из проекта Лесного устава времен Екатерины II.

Контрольные вопросы и задания

  • 1. Назовите ключевые положения Лесного устава, разработанного П.С. Палласом.
  • 2. Дайте характеристику книги «Краткая российская дендрология».
  • 3. Какие привилегии получили помещики от Екатерины II в использовании принадлежащих им лесов?
  • 4. Что входило в круг компетенций обер-форстмейстера?
  • 5. Перечислите круг задач лесного управления, созданного Павлом I.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >