Г.Ф. МОРОЗОВ — ОСНОВОПОЛОЖНИК НАУЧНОГО ЛЕСОВОДСТВА

Успехи в естествознании и особенно теория естественного отбора Ч. Дарвина, учение о почве В.В. Докучаева, учение о растительных сообществах Е. Варминга, С.И. Коржинского, Г.И. Танфильева, идеи в лесной типологии отечественных лесоводов и лесоустрои-телей и многочисленные их данные о лесе, а также прогрессивные взгляды зарубежных ученых (Пфейля, Грабе, Раманна, Гайера) позволили Георгию Федоровичу Морозову (1867—1920) синтезировать знания о лесе в цельное учение.

Г.Ф. Морозов окончил Петербургский лесной институт в 1893 г. с присвоением звания ученого лесовода второго разряда.

Создатель научного лесоводства Г.Ф. Морозов

В январе 1894 г. он получил назначение помощником лесничего в Хреновское лесничество Воронежской губернии, где одновременно стал преподавать лесоводство и другие дисциплины в лесной школе, исследовать рельеф, влажность почвы, глубину корневых систем, плодоношение и рост древостоев.

В Воронеже он изучил годовые отчеты лесничих, опросил местных старожилов.

На пустыре в 84-м квартале заложил опыт с посадкой сеянцев сосны в трех вариантах: с покрытием соломой, с многократным рыхлением сохами и боронами и без ухода. Участок с соломой пророс травой, которая иссушила почву, как и в последнем варианте. Все это он отразил в работе на звание ученого лесовода первого разряда — «Борьба с засухой при культуре сосны», в которой обратил внимание на снижение влажности почвы из-за осушки болот и озер и предложил для уменьшения потери влаги в культурах сплошную подготовку почвы с последующим пятикратным рыхлением при уходе за сосной. Работа была опубликована в «Лесном журнале» [1896. Вып. 5]. Совет Петербургского лесного института в декабре 1895 г. удостоил Г.Ф. Морозова званием ученого лесовода первого разряда с правами кандидата российских университетов.

В 1896 г. Лесной департамент посылает Г.Ф. Морозова с учебной целью в двухгодичную командировку в Германию, Швейцарию и Австрию. Там ученый знакомится с лесным делом и совершенствует свое образование у профессоров Шваппаха, Флюри, Ра-манна, Майра, Данкельмана и Гайера.

В Таранде он участвует в 1897 г. в экскурсии делегатов II конгресса Международного союза лесных опытных станций (теперь Международный союз лесных исследовательских организаций — ИЮФРО), ученый был официальным представителем на III конгрессе в Швейцарии (1900).

По возвращении в Россию Г.Ф. Морозов облесяет пески в Воронежской губернии почти на 400 га и назначается исполняющим должность старшего таксатора для заведывания Хреновским опытным участком экспедиции В. В. Докучаева, а с 1899 г. работает лесничим первого разряда в Каменностепном опытном лесничестве. Здесь он создал более 50 га насаждений (сохранилась его полоса № 34 шириной в 42,7 м) и проникся духом учения В.В. Докучаева о почве, его идеей рассмотрения леса как природного единства. В 1899 г. Г.Ф. Морозов опубликовал статью «Почвоведение и лесоводство», в которой утверждал, что благодаря исследованиям ботаников, почвоведов, зоологов и метеорологов возникнет новая область знаний лесоводственно-биологического характера — лесоведение.

Профессура Петербургского лесного института попросила его в 1900 г. провести две беседы со студентами по этой статье, и в 1901 г. Г.Ф. Морозов подает прошение (наряду с А.Н. Соболевым) о занятии кафедры общего лесоводства, с которой был переведен в Киевский политехнический институт профессор В.Я. Добровлянский. В результате кафедру возглавил Георгий Федорович, блестяще прочитавший пробную лекцию «Об уходе за лесом». А.Н. Соболеву он выделяет «частное лесоводство» (лесные культуры) в отдельную кафедру.

В Государственном историческом архиве Ленинградской области в деле под номером 41240 [ф. 387, оп. 7] сохранился циркуляр от 17 октября 1901 г. «О назначении коллежского асессора Морозова профессором Санкт-Петербургского лесного института по кафедре лесоводства».

Читая в своей альма-матер курс лесоводства, Г.Ф. Морозов обобщает мировые знания о лесе, анализирует их, систематизирует, делает теоретические обобщения и создает в процессе подготовки к лекциям учение о лесе (лесоведение), поставив лесоводство на научную основу. В этом отношении он скромно замечал, что учение о лесе подготовили Ч. Дарвин и целый ряд «поколений лесоводов, они создали нам колоссальный материал, они подметили закономерности, и они, в тиши лесов незаметные, создали глубоко поучительную главу социальной биологии, учение о лесе как сообществе» [105, с. 323].

Впервые наброски учения были выпущены литографским путем как студенческий конспект лекций, записанных в 1902—1903 гг. В 1912 г. в типографии издается первая часть («Учение о лесе. Введение в биологию леса»).

В 1914 г. студенческая комиссия издает два конспекта лекций профессора Г.Ф. Морозова. В первый включена «Смена пород», а второй, составленный студентом Г.А. Степуниным, получил название «Учение о типах насаждений».

Разработке «Учения о типах насаждений» предшествовала научная командировка в 1902 г. в двадцать одно лесничество Нижегородской, Рязанской и Владимирской губерний.

Текст более полного учения о лесе был подготовлен самим Морозовым, но вышел в свет после его смерти в 1920 г. под названием «Основание учения о лесе». Последующие издания хотя публиковались под первым названием «Учение о лесе», были расширены учениками, которые включили почти все его работы, касающиеся природы леса [94]. Книга выходила на русском языке более десяти раз, издана на немецком, польском и других языках. С появлением этого учения лесоводство в России превратилось из технического искусства в прикладную науку, а Г.Ф. Морозов был назван основоположником научного лесоводства.

Учение о лесе, в понимании Г.Ф. Морозова, состоит из трех основных частей: 1) биологии древесных пород; 2) биологии насаждений; 3) биологии типов насаждений. Или: 1) учения о лесо-водственных свойствах лесных пород, 2) учения о лесоводственных свойствах насаждений и 3) учения о типах насаждений и смене пород. Этим трем составным частям предшествует «Введение в биологию леса».

Приняв индуктивный метод изложения — от отдельных фактов к обобщению, Г.Ф. Морозов рассматривает во «Введении» биологическую сущность леса на примере отдельного дерева, сравнивая его с деревом, растущим на свободе. Вскрыв и объяснив причины различий в форме деревьев с позиций дарвинской борьбы за существование и естественного отбора, он убеждает читателя в том, что надо «понимать под лесом совокупность древесных растений, измененных как в своей внешней форме, так и в своем внутреннем строении под влиянием воздействия их друг на друга, на занятую почву и атмосферу» [там же, с. 77]. То есть к лесу Г.Ф. Морозов относил не только растительность, но и лесной воздух, и почву. «Атмосфера, занятая лесом, и подстилка... и особенности лесных почв и грунтов как в отношении химическом, так и физическом, все это — принадлежность леса». [Лес как растительное общество, 1930, с. 28]. Затем Г.Ф. Морозов расширяет понятие леса и включает в него и животный мир, называя лес биоценозом, термином, введенным в 1877 г. немецким ученым Мобиусом. И наконец, Георгий Федорович стал рассматривать лес как часть географического ландшафта.

Ученый показывает, что в жизни древостоя возникает постоянное противоречие между возрастающей потребностью увеличивающихся в размерах деревьев и количеством доступного света, влаги и питательных веществ в почве. Борьба за существование приводит к дифференциации деревьев, а затем к естественному отбору, т.е. к выживанию особей, обладающих наибольшей силой роста, устойчивостью в конкретных условиях, оставляющих после себя семенное потомство. В смешанных древостоях он указывает на сложность «взаимоотношений, то положительных, то отрицательных, неотделимых друг от друга — и борьбу, и сотрудничество, и покровительство друг другу» [105, с. 315].

Положительной стороной естественного отбора является формирование древостоя из новых особей, свойства у части которых оказываются соответствующими данным (даже изменившимся) условиям среды. Естественный отбор — вот фактор повышенной устойчивости естественных насаждений, которые раскрыл для леса Г.Ф. Морозов.

В первой части учения о лесе — «Биологии лесных пород» Г.Ф. Морозов развивает сравнительную экологию древесных пород (аутэкологию), рассматривая отношения их к свету, теплу, зольным веществам почвы и влаге и некоторые биологические особенности: быстроту роста и особенности размножения. Заслугой Г.Ф. Морозова является анализ экологических и биологических свойств не изолированно, а в комплексе. «Если, например, наблюдать дуб в оптимуме его климатической области, где-нибудь в Славонии например, то можно составить себе представление об этой породе как о быстрорастущей; если же наблюдать ее на границе ее распространения, например... хотя бы в наших Тульских засеках, то мы придем к обратному заключению, что эта порода медленнорастущая» [там же, с. 163—164].

Если биологию лесных пород Г.Ф. Морозов называл природой пород, то природу их сочетаний представляет следующий раздел его учения о лесе — «Биология насаждений». Насаждение по Г.Ф. Морозову — это лесное сообщество (естественное или искусственное) с присущей ему внутренней средой — почвой и микроклиматом. Поэтому он излагает не только факторы жизни и взаимодействия компонентов сообщества (различные виды деревьев, подрост, подлесок, живой напочвенный покров), но и влияние последних (в основном древостоя) на осадки, ветер, свет, температуру и на почву (синэкология лесных сообществ).

В конце этой части, указывая и на животных, Г.Ф. Морозов делает вывод: «В лесу стихийном, или девственном, нет ни полезных, ни вредных животных — там все полезны для леса... приспособление всех живых существ друг к другу в лесу в тесной связи с внешними географическими условиями создает в этой стихии свой порядок, свою гармонию, свою устойчивость, и то подвижное равновесие, какое мы всюду наблюдаем в живой природе» [там же, с. 322]. Поражает удачное выражение — «подвижное равновесие».

Равновесие воспринимается как нечто неподвижное, застывшее, и вдруг оно — подвижное! Его можно рассматривать как один из примеров раздвоения единого на взаимоисключающие противоположности, являющиеся двигательной силой любого развития. Такой двигательной силой в лесу являются противоречия между организмами и средой их существования.

Поэтому Г.Ф. Морозов отмечал: «...предвзято думать, что под пологом леса совершаются односторонние процессы, всегда только выгодные для составляющих лес и для населяющих его растений» [там же, с. 256]. И он призывал «регулировать жизнь леса в целях удовлетворения запросов человечества, но без ослабления биологической или жизненной устойчивости лесных сообществ» [там же, с. 409].

Последний раздел «Биология типов насаждений» включает частные учения о типах леса и смене пород. Закономерности смены пород отмечены ранее в трудах Д.М. Кравчинского, Н.К. Генко, М.К. Турского, С.И. Коржинского, А.Я. Гордягина и др. Г.Ф. Морозов вскрыл больше факторов, обусловливающих смену состава лесов. Тем самым лесоводы получили ключ к регулированию смены пород. Заложив ландшафтные основы и высказав тезис «лес есть явление географическое», он разобрал причины разнообразия лесов — факторы лесообразования. И если необходимо для науки и практики расчленять лес на естественно-исторические однородности, то такая классификация «типов насаждений», по Г.Ф. Морозову, должна основываться на этих же факторах лесообразования.

Создание «Учения» вдохновляло Г.Ф. Морозова на непосильный, изнуривший его труд. «Мы 150 лет создавали свою науку — лесоводство, и с принятием научного основания явилась возможность внести в нее научный метод — эксперимент, явилось стремление отделить лесоводство как науку от искусства, лесоведение от лесоводства» [Конспект лекций по общему лесоводству, 1914, с. 3-4].

Но такое формальное вычленение лесоведения из лесоводства не означало отхода Г.Ф. Морозова от практики лесовыращивания. В знаменитой лекции «О лесоводственных устоях» он, наоборот, указывает на необходимость совершенствования техники лесоводства на основе учения о лесе для сохранения устойчивости «биоценоза»: это сохранение «подвижного равновесия» должной густотой древостоя для «борьбы за существование» и отбора, включая сохранение «рас», допуская к его естественному началу «сознательное» направление, поддержание группового строения древостоя из «приспособленных» друг к другу пород, разновозрастности применительно к географическим особенностям типа «насаждений». «Фундамент лесоводства я вижу в двух научных дисциплинах: во-первых, в объективной науке, вскрывающей природу леса в связи, конечно, с изучением факторов лесообразования — это лесоведение — первая и необходимая основа, и, во-вторых, в политике лесоводства или учения о принципах лесоводства, стремящегося оценить законы жизни леса в качестве руководящих начал для лесоводст-венной деятельности, памятуя высокую ценность устойчивости леса и, стало быть, тех условий, какие обеспечат это качество при неизбежном вмешательстве человека в жизнь леса, при необходимости соблюдения экономии во времени, в силах и средствах» [105, с. 473—474]. Он предполагал в хозяйственном лесу осуществление искусственного (сознательного) отбора [103].

За научные труды ученый получил в 1910 г. на Всемирной выставке в Париже именную медаль. Русское географическое общество оценило заслуги Г.Ф. Морозова в создании лесоведения и в 1913 г. наградило его Золотой медалью им. П.П. Семенова-Тян-Шанского. Ныне учреждена Золотая медаль имени самого Г.Ф. Морозова.

В сентябре 1917 г. случилось легкое кровоизлияние и Г.Ф. Морозов поехал в двухмесячный отпуск в Крым, где уже поселились супруга Лидия Николаевна и дочь Ольга Георгиевна. Неврологические боли не проходят, и ученый остается в Ялте, где открывается в 1918 г. Таврический университет. Организатор университета — член-корреспондент РАН, участник экспедиции А.А. Тилло ботаник Н.И. Кузнецов приглашает Г.Ф. Морозова, и он избирается на совете профессором по кафедре лесоводства. В университете, переведенном в г. Симферополь, читали лекции и другие знаменитости: В.И. Вернадский, В.И. Палладии, Г.Н. Высоцкий, А.Ф. Иоффе, И.Е. Тамм, А.А. Любимов. Но Г.Ф. Морозову оставалось мало жить. На 54-м году жизни 9 мая 1920 г. по новому стилю он умер, похоронен в парке «Салгирка», где рядом покоится и Лидия Николаевна — помощница в творческих делах [51].

Почти каждый лесовод, отдыхающий в Крыму, приезжает в г. Симферополь на усадьбу Таврического университета поклониться месту захоронения лесного капитана, не доплывшего до родных берегов.

Многолетняя работа Г.Ф. Морозова над учением о лесе с периодической публикацией отдельных его частей и многих статей на другие темы, высокий авторитет в лесной науке, лидерство в качестве редактора «Лесного журнала», публикующего его заметки и капитальные труды почти в каждом номере, позволяют назвать время с начала XX в. и до советской эпохи морозовским периодом в развитии лесоводства. Его фигура заслонила собой имена отечественных лесоводов, среди которых, кроме вышеупомянутых, следует назвать Д.И. Товстолеса, П.П. Серебренникова, И.И. Яценко, А.И. Тарашкевича, Л.И. Яшнова и др.

В 1918 г. Г.Ф. Морозов, как сторонник национализации лесов, заявил: «Я думаю, что будущее лесное хозяйство в России, если захочет быть более экономичным и более разумным, то приспособит и формы своего лесоустройства к возможности ведения таких возобновительных рубок, которые, прежде всего, стремились бы использовать имеющийся самосев и подрост, прибегая к культурам лишь там, где это действительно необходимо или более целесообразно» [Лесной журнал. Вып. 6—8, с. 162]. Однако в советский период это напутствие к потомкам так и не воплотилось в жизнь.

Подтвердились слова спорящего с ним А.Н. Соболева: «Если же единственным владельцем российских лесов будет государство, над которым никакой контрольно-судебной инстанции нет, то в смутные для него времена оно может соблазниться ничем не ограниченными невосполнимыми вырубками самого ценного фонда древесины ради восполнения никогда не наполняемой государственной казны» [51, с. 189].

Контрольные вопросы и задания

  • 1. Какова роль Г.Ф. Морозова в развитии лесной науки?
  • 2. Какое определение понятию «лес» дал Г.Ф. Морозов?
  • 3. Оцените вклад Г.Ф. Морозова в практику лесного хозяйства.
  • 4. Какое значение ученый придавал естественному отбору в устойчивости леса?
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >