ПОПРАНИЕ ЛЕСНОГО ХОЗЯЙСТВА

В начале 1990-х гг. о крайне тяжелом положении лесопользования в России заявил академик И.С. Мелехов. «Произошли громадные перерубы в районах постоянной эксплуатации лесов, лесозаготовительная промышленность подрубила сук, на котором сидела. Поиски выхода из создавшегося положения требуют неотложного внимания к лесному хозяйству на парламентском и правительственном, союзном и республиканском уровнях» [Эколого-географические проблемы сохранения и восстановления лесов Север. Арх., 1991, с. 5—6]. Но произошло наоборот.

В 1991 г. было упразднено Министерство лесного хозяйства РСФСР, в 1992 г. отделили от лесхозов промышленную деятельность, рубки ухода в средневозрастных древостоях превратились в «рубки дохода».

Президент В.В. Путин в 2002 г. на заседании Президиума Госсовета РФ потребовал разделить хозяйственные, контрольные и управленческие функции в лесном секторе для концессии и долгосрочной аренды лесов. Если до 1 января 2005 г. число лесничих, мастеров и лесников составляло более 120 тыс. человек, то затем сократилось до 20 тыс.

В 2005 г. у лесхозов отняли функции государственного контроля и надзора в лесу. В Лесном кодексе 2006 г. исчезло понятие «лесхоз». Они были лишены статуса самостоятельного юридического лица.

Появилась легенда о несметных лесных богатствах России, которые якобы использовались недостаточно и могли поднять доход страны. Однако для сохранения и улучшения 20% лесов планеты государству необходимо было предусмотреть в бюджете соответствующие расходы.

В новой России государство как собственник почти не финансирует воспроизводство леса. Лесоводов обязывали заниматься «мобилизацией собственных средств». Это достигалось заготовкой древесины нелесоводственными рубками. Созидатель леса превращался в лесоруба промежуточного пользования. Но и при этом средств не хватало на рубки ухода в молодняках, противопожарную профилактику, на ремонт лесоосушительных канав, что только усиливало заболачивание лесов. В 2006 г. бюджетом не было предусмотрено выделение средств на обновление минерализованных полос. Травяные палы с полей, от дорог повреждали опушечные деревья, открывая неприглядную картину усыхающего леса.

В конце 2006 г. Президент В.В. Путин утвердил новый текст «Лесного кодекса» взамен существующего с 1997 г. Разработчики документа переложили ответственность за лесохозяйственную и противопожарную работу на субъекты РФ и арендаторов лесов, которые, как правило, не имели лесоводственных знаний и достаточных средств на лесовосстановительные работы. По словам Председателя профсоюзов работников лесных отраслей на VI съезде в 2015 г. доля лесного сектора в объеме валовой внутренней продукции составила всего 0,8%, тогда как в Финляндии почти в десять раз выше (5,7%), поскольку последняя 60 лет восстанавливала свои леса, расходуя кредиты Всемирного банка.

С ликвидацией лесхозов и в пределах их большинства лесничеств, с сокращением лесной охраны возрос ущерб от лесных пожаров до катастрофических размеров. В частности, потребление кислорода и образование углекислого газа, происходящее при горении лесов, было учтено при оценке динамики выброса парниковых газов и обязательств России в сокращении своей доли выбросов для ослабления антропогенного воздействия на окружающую среду и климат планеты.

Проблемы лесного хозяйства были связаны не только с несовершенством законодательства, но и элементарным отсутствием денежных средств. Государство продает арендаторам древесину по необоснованно низким ценам. Получаемый доход от других лесозаготовителей, штрафы, накладываемые инспекционными лесничествами, лесные налоги идут в центр, расходуются на другие цели, и только часть средств в виде субвенций возвращается на лесные нужды.

Из-за низкого финансирования отрасли начались массовые сокращения лесных рабочих, был ликвидирован институт лесной охраны. Сокращали и лесничих, объединяя лесничества. Некоторые прежние лесничества стали участковыми, а верховными инспекционными лесничествами стали территории ликвидированных лесхозов. Площадь лесничеств повсеместно укрупняли, особенно в таежных лесах, лесоводов или увольняли, или переводили в штат сформированных лесных инспекторов. Многие специалисты были вынуждены покинуть отрасль с низкой оплатой труда.

Средняя площадь инспекционного лесничества возросла до 796 тыс. га при средней численности сотрудников 15 человек, т.е. на одного инспектора приходится 53 тыс. га лесных угодий. При такой площади участка трудно бывает уследить за незаконными рубками и непотушенными кострами. По этому поводу в свое время справедливо говорил классик лесоустройства М.М. Орлов: «Предел увеличения площади лесничества определяется тем, чтобы лесничий был всегда в состоянии нести личную ответственность за каждую частность» (1930).

В настоящее время активно практикуется сдача лесов в аренду для заготовки древесины, для нужд охотничьего хозяйства, побочного пользования, для спортивных и культурно-оздоровительных целей. Более 25% лесов оказались в руках арендаторов на сроки от 1 до 49 лет.

Арендаторы, в соответствии с «Лесным кодексом» 2006 г., ответственные за воспроизводство и охрану лесов, часто оказывались незнакомыми с основами лесоводства, а лесничие становились государственными лесными инспекторами (в лучшем случае — консультантами). Таким образом, смена функций лесничего нанесла отрасли страшный вред, преодолеть негативные последствия которого будет очень трудно.

Арендатор получил право разрабатывать проект освоения лесов и готовить для себя лесосеки. Одни лесосеки не очищали от порубочных остатков, на других оставляли недоруб в виде поврежденных стволов и малоценных деревьев, т.е. расширялось применение условно-сплошных рубок. Комитет лесов Коми, а за ним и органы власти других регионов, разрешили оставлять на корню осину без наложения штрафов, что приводит к нежелательной смене пород из-за обильного появления корневых отпрысков осины. При этом игнорируется факт, что предварительная химподсушка осины без образования отпрысков давно разработана и доказала свою эффективность.

Лесные культуры или меры содействия естественному возобновлению ценных пород резко сократили. Необходимые на этих площадях и на прошлых культурах рубки ухода почти не проводили. В 2008 г. рубки ухода в молодняках осуществили на 379,3 тыс. га, в том числе арендаторами — на 22%.

«За последние 15—20 лет отечественное лесоустройство в значительной степени утратило свой производственный и кадровый потенциал. В настоящее время около 50% лесов имеют давность лесоустройства более 20 лет... Таким образом, сегодня Россия не имеет надежной информации о значительной части лесов, а точность сводных данных по стране неизвестна» [Государственный лесной реестр, государственная инвентаризация лесов и лесоустройство: материалы 3-й международной конференции, г. Новосибирск. М., 2013, с. 6].

Критике нового «Лесного кодекса» было посвящено множество публикаций, например «Это не закон, а намерение» А.С. Тихонова в «Лесной газете». Арендатор заинтересован в прибыли и не думает о борьбе с лесными пожарами и о воспроизводстве леса. Другие ученые (А.И. Писаренко, Н.А. Моисеев, И.В. Шутов, А.С. Исаев) вообще в жесткой форме требовали разработки нового Кодекса. Так, академик А.С. Исаев в 77-м номере «Лесной газеты» за 2015 г. констатировал, что Лесной кодекс привел «к краху лесную отрасль», и требовал ввести качественную оценку лесов. Член-корреспондент РАН И.В. Шутов свои критические статьи обобщил в издании СПбНИИЛХ «Деградация лесного хозяйства России» (2016).

Более обстоятельно эти ученые критиковали и предлагали меры на страницах журнала «Лесное хозяйство». Так, А.С. Исаев в 6-м номере журнала за 2013 г. опубликовал статью «Россия — великая и бедная лесная страна». Выделяя жирным шрифтом «Горе — кадры» пишет: «на Руси лесные династии всегда были в почете. Сейчас они исчезают, разваливаются, молодежь не смотрит в сторону леса. А чего смотреть, если нет ни стоящей зарплаты, ни социальных благ и гарантий, ни уверенности в завтрашнем дне». И заключает: «О нашем горестном лесном опыте последних лет уже можно написать большой учебник и рекомендовать его студентам лесных вузов всех стран, чтобы ясно поняли, чего никогда и ни при каких обстоятельствах нельзя делать в сфере лесных отношений и управления лесами».

Академик Н.А. Моисеев в статье «Проблемы лесного хозяйства в рамках государственной лесной политики» (№ 4 за 2014 г.) негативно оценивает «Основы государственной политики в области использования, охраны, защиты и воспроизводства лесов в Российской Федерации на период до 2030 года» как приложение к «Лесному кодексу», который сам требует кардинальной переработки», и предлагает восстановить лесоустройство как государственную специализированную организацию стратегического назначения, обеспечить подготовку компетентных кадров. В № 2 за 2014 г. в статье «Лесоуправление и лесной сектор экономики России: условия и пути выхода из кризиса» он высказывается против передачи субъектам РФ управления федеральными лесами, выступает за торги на древесину, так как арендаторская плата недопустима низкая. В статье «Лесные дела в России, что дальше?» (№ 6 за 2012 г.) Н.А. Моисеев указывает на отсутствие основной деятельности лесного хозяйства. Создание лесных культур и меры содействия естественному лесовозобновлению «могли бы дать эффект, если на протяжении последующих двух десятилетий последовательно и своевременно проводились бы осветления и прочистки от заглушающего влияния быстросмыкающегося полога более активно растущих мягколиственных пород».

Критика не воспринималась, состояние отрасли только ухудшалось. Лесоустроительные работы с 2007 г. фактически были прекращены. Лесоустроителей привлекли к разработке лесных планов по субъектам Федерации, к составлению регламентов работы инспекционных лесничеств и проектов освоения лесов каждому арендатору. Поэтому количество специалистов, занятых лесоустроительными работами, сократилось с 5 тыс. до 1 тыс. человек. Сведения в государственном лесном реестре устарели.

Количество дипломированных лесоводов в отрасли сократилось в четыре-пять раз, а число ученых, обслуживающих лесное хозяйство, — в десять раз. Среди специалистов инспекционных и участковых лесничеств высшее лесохозяйственное образование имеют только 20—35%. Из-за низкой зарплаты лесоводы не стали отправлять своих детей в лесные вузы.

Заместитель руководителя Рослесхоза Д.М. Гиряев сообщил, что из 914,0 тыс. га лесных культур, заложенных с 1 январоя 2003 г. по 1 января 2008 г. (за 5 лет), погибло 521,1 тыс. га. Итоги работы отрасли по Лесному кодексу 2006 г. оценил новый руководитель Рослесхоза А.И. Савинов на совещании, которое состоялось в конце марта 2010 г.: «В большинстве субъектов Российской Федерации отмечается крайне низкое качество по лесовосстановлению как на арендованных лесных участках, так и на не переданных в аренду территориях».

Беды лесной отрасли возникли не сразу, а накапливались давно. Фактически эксплуатационные леса были освоены и истощены уже в советское время. В эксплуатационные пришлось перевести и леса 11 группы, включая водоохранные. Не вовлекались в хозяйственный оборот лишь недоступные резервные леса.

Наши соседи, белорусские лесоводы, не пошли на коренную ломку прежней системы управления лесным комплексом. Они, наоборот, укрепили лесхозы, получают новую технику, деньги на строительство лесовозных дорог, обеспечивая полное освоение расчетных лесосек в спелых лесах, т.е. увеличили объемы рубок до нормативных расчетов. При этом обеспечивается успешное лесовосстановление и не допускаются самовольные рубки. Действует четко отлаженная система контроля в пределах лесхозов главными лесничими.

В современной России небывалых размеров достигли незаконные рубки. Лесную охрану расформировали, создав службу надзора, которая из-за малочисленности не может предотвращать лесной грабеж. Получила распространение практика оформления на государственной границе древесины дорогих сортов в качестве дешевых лесоматериалов [124].

Возрастает аренда лесов в расчете на дальнейшую приватизацию, тогда как Япония и другие страны скупают участки частных лесов и повышают долю государственного лесовладения [124]. Арендная форма управления лесами в дореволюционных условиях не имела ни одного положительного примера. М.М. Орлов не исключал права частной собственности для тех, кто его создал, создает, растит и бережет [192], что было закреплено Лесным кодексом 1997 г. Как малодоходной отрасли, правительство многих стран выделяет дотации частным лесовладельцам.

Почти не ведутся рубки ухода в молодняках. Объем их в 2014 г. оказался в шесть раз меньше площади лесовосстановления. В 2015 г. лесовосстановление запланировано на 782 тыс. га, в том числе созданием лесных культур на 117 тыс. га.

Особенно печально, не развивается лесная наука. НИОКР в лесном деле почти отсутствует, составляя 0,01 долларов на 1 га, тогда как в США этот показатель возрос до 4,7 доллара, в Финляндии — до 2,8, в Канаде — 1,6.

Венцом явилось закрытие журнала «Лесное хозяйство». Московский государственный университет леса преобразован в Мытищинский филиал Московского технического университета имени Н.Э. Баумана. Лесоводов на службе осталось мало, зарплата их невысокая, и они как подписчики не могли содержать выпуск журнала. Государства как собственника лесов это не интересовало.

Сроки ревизий лесов не соблюдаются, прошлые материалы устарели и не отражают фактического состояния лесов. Арендаторы-лесозаготовители требуют снижения возрастов рубки хвойных древостоев. Лесная промышленность еще в 1963 г. добилась сокращения возрастов рубки. Даже в запретных полосах 1 группы лесов был принят возраст рубки сосны 81 год, когда среднегодичный прирост стволовой древесины еще велик (в Брянском лесном массиве 5—7 м3 на 1 га). Лесодобытчики некоторых регионов рубят даже деревья диаметром 12—20 см.

Но выход из тяжелой ситуации все же есть. Трансконтинентальная и морская торговля российским газом и нефтью обеспечивает рост экономики и благосостояния народа. Лесной же доход не имеет в этом решающего значения. Необходимо снизить дешевый экспорт круглых лесоматериалов, приостановить незаконные рубки, чтобы усилить в будущем заготовку природного полимера (древесины) по мере истощения ископаемого углеродного сырья. Это позволит восстановить рубки сосняков в старшем

возрасте, когда под ними будет накапливаться больше грунтовых чистых вод и подроста. Его нельзя терять при рубке любых древо-стоев, надо не оставлять ни одного гектара вырубки без других мер содействия естественному лесовозобновлению, а лесные культуры создавать лишь вблизи постоянно действующих дорог. Следует повысить уровень механизации рубок ухода в молодняках.

Подобно Финляндии надо восстанавливать лесное хозяйство, в первую очередь, в европейской подзоне хвойно-широколиственных лесов, где и почвы, и климат позволяют получать больший ежегодный прирост ценной древесины, чем в Финляндии, и близки внутренние и внешние потребители древесной продукции. Это 13 субъектов РФ: от западных областей (Псковская, Смоленская, Брянская) до трех республик (Чувашия, Марий-Эл, Татарстан) на востоке. Надежно государство может финансировать восстановление лесного хозяйства в тех местах, где разработаны районные научные системы на зонально-типологической основе [157]. В качестве примера такая система для Юго-запада Нечерноземья приведена в Приложении.

Президент В.В. Путин провозгласил недавно национальную идею — «Патриотизм» и пояснил, что это не только любовь к Отечеству, но и его преемственность. Значит, поступательное развитие лесного дела, возникшее в петровские времена, должно продолжаться. В романе «Русский лес» Л.М. Леонов написал: «Давно пора бы воздать ему хвалу, какой заслуживает этот милый дед, старинный приятель нашего детства, насмерть стоящий воин и безотказный поставших сырья, кормилец рек и хранитель урожаев» [77, с. 290].

Контрольные вопросы и задания

  • 1. Допустимо ли отсутствие рубок ухода в созданных лесных культурах для формирования желаемого состава древостоев? Свой ответ обоснуйте.
  • 2. На кого должна быть возложена ответственность за механизацию лесохозяйственных работ?
  • 3. Сопоставьте расходы на НИОКР в России и в США.
  • 4. Каким образом можно поднять роль лесничего в России и восстановить лесное хозяйство?
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >