Социальные роли и типажи

Образы, служащие базой для имиджа, представляют собой культурные и социальные роли и типажи, в которых реализуются личностные особенности субъектов в соответствии с культурологическим и социальным контекстом интеракции имиджа. Социальные роли определяются как совокупность требований, предъявляемых индивиду обществом, а также действий, которые должен выполнить человек, занимающий данный статус в социальной системе. Нормы делового поведения также считываются по динамике, стилю и манере общения.

Деловой человек должен быть предсказуем в плане социальных ожиданий и манеры общаться с целевой аудиторией. Он может не только находиться в одном из вышеперечисленных эго-состояний (родитель, взрослый, ребенок), но и обращаться к одному из конкретных эго-состояний партнера. Соответственно, политик общается с аудиторией в рамках этих трех состояний: свысока, покровительственно, поучающее; на равных; эмоционально[1]. Важно, что эти роли должны быть устойчивыми. Для этого каждому ролевому проявлению должен соответствовать определенный стиль поведения, в том числе речевого, и ролевая атрибутика.

Слова становятся ролевыми атрибутами делового человека, поскольку сообщают о некотором наборе характеристик, присущих ему. Наиболее эффективными являются символы, относящиеся к образу жизни, эстетическим и ценностным приоритетам[2].

Ролевая деятельность, на наш взгляд, является основой для позитивной самопрезентации. В процессе делового взаимодействия выделяют три уровня самопрезентации субъектов: личностный, личностно-ролевой и ролевой[3]. Рассмотрим схему социального взаимодействия субъектов имиджа (рис. 5.3).

Ролевой

уровень

Рис. 5.3. Процесс социального взаимодействия субъектов имиджа

н

н

о

На личностном уровне презентуются социально обусловленные личностные качества и характеристики индивида, которые являются мотиваторами того или иного типа социально-коммуникативного поведения. Принципиальным фактором этого уровня является понимание того, что все личности в коммуниктивном смысле равны.

Личностное социальное взаимодействие существует в идеальной ситуации равнозначности статусов коммуникантов и свободно от статусной зависимости. Переход на личностный уровень в ситуации статусного неравенства может привести к коммуникативной неудаче и потере влияния. В то же время Э. Берн отмечает, что близкие отношения развиваются в случае, когда социальные схемы и скрытые ограничения и мотивы отступают на задний план.

Личностно-ролевой уровень предполагает возможность адаптации личности к ролевой ситуации с неопределенным статусным соответствием коммуникантов (возраст, пол, профессия, должность и др.) посредством использования социально-психологического и культурного ресурса личности (манера речи, используемый словарь, стиль одежды, гендерные характеристики идр.).

Одним из ведущих положений теории ролей является понятие «принятие роли другого», что предполагает представление себя на месте партнера по общению и понимание его ролевого поведения. В случае взаимного принятия ролей становится возможным понимание перспектив социального взаимодействия. Например, в ситуациях профессионального общения человек использует ролевое поведение в рамках принятой корпоративной культуры и запросов окружения. Базой такого поведения является личность субъекта, а ролевые компоненты — это надстройки.

На ролевом уровне личность полностью замещается ролью, параметрами которой являются социально-коммуникативная ситуация, различия в статусах коммуникантов, ролевая структура, репрезентативность и др. Роль — жесткая структура, которая зависит от информативного смысла социально-коммуникативной ситуации и существует непосредственно в ней. Потребность в ролевом поведении возникает в ситуации, когда невозможно достичь цели социального взаимодействия с помощью личностных качеств (плохое владение темой общения, напряженность в отношениях с аудиторией, скрываемые мотивы и др.). Тогда субъект имиджа вынужден подключать ролевой ресурс, такой как аналитика, фантазия, копирование знакомого образа, использование стереотипа и др. Чем больше у субъекта таких ресурсов, тем более гибким поведением он обладает и тем богаче он способен создавать образы. Роль может обогащаться за счет вербальных и невербальных средств, но не допускает внесения значительных изменений, искажающих информативный смысл, иначе это будет уже другая роль.

Личностно-ролевой и ролевой уровни социально-коммуникативного взаимодействия характеризуются наличием определенной ролевой ситуации, обусловленной различиями в статусе коммуникантов. Приведем некоторые возможности использования ролевой ситуации.

  • 1. Выделение в статусной позиции равных статусных параметров (должностных, возрастных, гендерных и др.) может снивелировать статусный разрыв по другим параметрам и сделать деловое взаимодействие более личностным.
  • 2. Обладание престижными вещами — маркерами высокого статуса.
  • 3. Выделение более высокого маркированного ролью статусного параметра (например, ролевая ситуация «дама—господин» запускает ролевые механизмы этикетного поведения), что позволит занять более высокую статусную позицию в ситуации взаимодействия.

Таким образом, эффективность делового взаимодействия зависит в этом случае от верно выбранной ролевой / личностно-ролевой позиции и качества реализации ролевого поведения (правдивость и устойчивость роли, соответствие стереотипу и др.).

Для создания эффективного имиджа в ролевом аспекте выделяют две проблемы: отбор целесообразных имиджформирующих качеств и вариативность их транзакции в вербальном, невербальном и контекстном измерениях деятельности.

Процесс создания модели имиджа предполагает следующую последовательность действий:

  • 1) выявление профессиональных качеств, востребованных в конкретной ролевой системе;
  • 2) определение ролевых характеристик, необходимых для осуществления эффективной деятельности в конкретной ролевой системе;
  • 3) выявление личностных и (или) профессиональных качеств субъекта, органичных для субъекта и одобряемых ролевой системой;
  • 4) моделирование выразительных средств имиджа — отбор выразительных символических элементов, обозначающих выбранные имиджформирующие качества методом прямых и (или) свободных ассоциаций;
  • 5) корректировка имиджа — выявление обратной связи и корректировка имиджформирующих характеристик.

Важным компонентом деловой коммуникации выступают гендерные ролевые стереотипы, основанные на нормах маскулинности и фемининности. Например, маскулинные маркеры, такие как объективный, сильный, смелый, активный, интеллектуальный, экстремальный и др., включают позиционные характеристики, ориентированные на решение задач; фемининные маркеры ориентированы на общение с людьми: внимательный, добрый, заботливый, игровой и др.

Развитие современных коммуникативных технологий делового общения идет по двум направлениям.

  • 1. Разработка универсальных норм, схем, правил, основанных на анализе информации и применении рекомендаций в стандартных коммуникативных ситуациях. Часто в основе лежит опыт этикетного делового общения, который нарабатывался деловым сообществом в течение длительного времени. Например, деловые переговоры разрабатываются по определенному плану.
  • 2. Создание технологии воздействия на сознание и подсознание делового партнера с применением различных речевых техник, тактик, приемов. Сущность использования этого инструмента заключается в том, чтобы предугадать, какие именно роли и сценарии, способны наиболее эффективно воздействовать на коммуниканта для достижения положительного результата.

В первом случае происходит процесс передачи информации. Нормативная деловая коммуникация трактуется как сугубо функциональная, ее определяют такие критерии, как краткость, логичность, аргументированность, конкретность передачи информации, лимитирование реального или демонстрируемого социального статуса, т.е. реализация маскулинного ролевого типа. Очевидным преимуществом маскулинной модели является соответствие транзакций требованиям формальной логики. При этом используются фемининные стереотипные характеристики: коммуникабельность, эмоциональность, хитрость, способность к перевоплощению, умение подстроиться в соответствии с ситуацией делового общения. Очевидно, что активизация женских гендерных паттернов приводит к улучшению делового взаимодействия при условии, что найдены оптимальные сценарии продвижения к целям, четко определена целевая аудитория, на которую речевой прием подействует. Однако реализация фемининной модели содержит в себе риски ошибочной транзакции.

Рассмотрим возможные преимущества и недостатки реализации маскулинных и фемининных стратегий в деловом общении (табл. 5.4).

Таким образом, приемы и методы делового общения имеют выраженную гендерную идентификацию. Маскулинная и фемининная гендерные модели имеют свои преимущества и недостатки при реа-

Стратегии

Преимущества

Недостатки

Маску

линные

Провоцирование восприятия субъекта как уверенного, активного, интеллектуального

Провоцирование восприятия субъекта как жесткого, равнодушного, некреативного

Фемининные

Провоцирование восприятия субъекта как неравнодушного, искреннего, приятного

Провоцирование восприятия субъекта как малоинтеллектуального, слабохарактерного, зависимого

лизации делового общения, что обусловливает важность учета всех параметров ситуации делового общения для реализации необходимой речевой стратегии.

Технологии воздействия на сознание и подсознание делового партнера во многом обращены к различным способам провоцирования эмоций и ролевого манипулирования. Отнесем сюда речевые тактики, речевые техники, рекомендуемые в имиджмейкерстве, применение речевых подстроек, внушающие воздействия языка на подсознание личности и массовой аудитории, которые снижают критичность восприятия содержания. Такие технологии повышают вероятность достижения результата.

  • [1] Берн Э. Игры, в которые играют люди. Люди, которые играют в игры. М.: Эксмо, 2007. С. 16—20.
  • [2] Перелыгина Е.Б. Психология имиджа. М.: Аспект Пресс, 2002. С. 97.
  • [3] Гойхман О.Я. О личностной и ролевой коммуникации в сфере сервиса и туризма // Сервис в России и за рубежом. 2011. № 7 (26).
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >