МАТЕРИАЛЬНОЕ ОСНОВАНИЕ АДМИНИСТРАТИВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА АДМИНИСТРАТИВНЫЕ ПРАВОНАРУШЕНИЯ В СФЕРЕ ОБОРОТА НАРКОТИКОВ

Материальным основанием административной ответственности служит административное правонарушение, под которым в соответствии с ч. 1 ст. 2.1 КоАП РФ понимается противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое КоАП РФ или законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях установлена административная ответственность.

Признаки административного правонарушения

Противоправность административного правонарушения заключается в том, что данное деяние нарушает правовую норму, охраняемую мерами административной ответственности. При этом сами нормы могут относиться к административному, трудовому, экологическому, налоговому и другим отраслям права.

Виновность как признак административного правонарушения означает, что деяние даже при формальной противоправности признается административным правонарушением лишь при наличии вины лица в форме умысла или неосторожности. Объективное вменение (т.е. привлечение лица к административной ответственности без вины лишь на основании внешней противоправности совершенного деяния) не допускается. Тем не менее в КоАП РФ имеются отдельные положения, претендующие на исключения изданного правила, связанные с реализацией ст. 2.6-1, 2.6-2, ч. 3 ст. 28.6, ч. 7 ст. 2.10 КоАП РФ. Ученым-юристам пока не удалось прийти к единому мнению по этому поводу.

Вопрос о виновности лица в совершении административного правонарушения решается с учетом следующих правил:

  • • во-первых, в силу принципа презумпции невиновности лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, считается невиновным, пока его вина не будет доказана в порядке, предусмотренном КоАП РФ, и установлена вступившим в законную силу постановлением судьи, органа, должностного лица, рассмотревших дело. Лицо, привлекаемое к административной ответственности, не обязано доказывать свою невиновность; неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, толкуются в пользу этого лица;
  • • во-вторых, ссылки лица на свою неосведомленность не исключают его вины в совершении правонарушения. Иными словами, «незнание закона не освобождает от ответственности». В то же время незнание факта может служить основанием для освобождения от административной ответственности, например не будет наступать ответственность по ст. 6.8 КоАП РФ для лица, согласившегося передать третьему лицу сумку и не знавшего о том, что в данной сумке находится наркотическое средство;
  • • в-третьих, «забывчивость» лица не исключает его вины в совершении административного правонарушения. Например, лицо, не обратившее должного внимания на факт назначения ему административного штрафа и по этой причине не исполнившее обязанность по его уплате, будет привлечено к административной

ответственности, предусмотренной ч. 1 ст. 20.25 КоАП РФ. При этом бездействие признается умышленным;

  • • в-четвертых, нахождение дина в состоянии физиологического опьянения не исключает его вменяемости, а соответственно и вины в совершении административного правонарушения. Например, действия нарушителя, сначала употребившего наркотическое средство, а затем в состоянии наркотического опьянения оказавшего неповиновение сотруднику органа наркоконтроля, повлекут административную ответственность по ч. 1 ст. 6.9, ч. 3 ст. 19.3 КоАП РФ;
  • ? в-пятых, исключается административная ответственность в случае невиновного причинения ущерба (казус), когда лицо не предвидело и с учетом имевшихся обстоятельств не могло предвидеть возможность их наступления. Например, лицо, выезжая из гаража на автомобиле, наезжает на случайно оброненный соседом мобильный телефон, причиняя последнему незначительный имущественный ущерб. Несмотря на наличие признаков административного правонарушения, предусмотренного ст. 7.17 КоАП РФ, административная ответственность в данном случае не наступает. Правонарушение совершается в форме действия (например, ст. 6.13 КоАП РФ «Пропаганда наркотических средств, психотропных веществ или их прекурсоров») или бездействия (например, ст. 10.5 КоАП РФ «Непринятие мер по уничтожению дикорастущих растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры...»). Бездействие предполагает неисполнение лицом (ненадлежащее исполнение) своих юридических обязанностей, которое, кстати, может быть связано с физической активностью лица. Например, правонарушение, предусмотренное ч. 3 ст. 19.3 КоАП РФ (неповиновение законному распоряжению или требованию сотрудника органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ... в связи с исполнением им служебных обязанностей, а равно воспрепятствование исполнению им служебных обязанностей), совершается в форме бездействия. Однако оно может выражаться как в пассивном (правонарушитель сел на пол и отказывается подчиняться), так и в активном поведении лица (правонарушитель пытается убежать или оказывает ненасильственное сопротивление).

КоАП РФ не предусматривает возможность наступления административной ответственности за мысли, чувства, желания. Например, если лицо в личном дневнике обосновывает допустимость и необходимость немедицинского употребления определенного вида наркотического средства, оно (лицо) не может быть привлечено к административной ответственности. Если же эта информация адресована иным лицам (например, путем размещения в сети Интернет или излагается устно), применяется ст. 6.13 КоАП РФ либо иная юридическая ответственность, предусмотренная действующим законодательством.

К административной ответственности могут привлекаться физические, должностные и юридические лица. Выделение данных категорий правонарушителей позволяет законодателю дифференцированно подходить к установлению административной ответственности. Очевидно, например, что нельзя использовать одни и те же размеры наказаний для физических и юридических лиц.

Важно учитывать, что согласно ч. 3 ст. 2.1 КоАП РФ назначение административного наказания юридическому лицу не освобождает от административной ответственности за данное правонарушение виновное физическое лицо, равно как и привлечение к административной или уголовной ответственности физического лица не освобождает от административной ответственности за данное правонарушение юридическое лицо.

В случае совершения юридическим лицом административного правонарушения и выявления конкретных должностных лиц, по вине которых оно было совершено, допускается привлечение к административной ответственности по одной и той же статье как юридического лица, так и указанных должностных лиц. Привлечение к уголовной ответственности должностного лица не может в силу ч. Зет. 2.1 КоАП РФ служить основанием для освобождения юридического лица от административной ответственности[1]. Например, при выявлении факта непринятия мер по уничтожению дикорастущих растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры (ст. 10.5 КоАП РФ), к административной ответственности могут быть одновременно привлечены и должностное лицо, в обязанности которого входило принятие указанных мер, и виновное юридическое лицо. Решение о распределении ответственности в каждом конкретном случае принимается с учетом наличия или отсутствия вины должностных и юридических лиц.

Наконец, противоправное деяние может именоваться административным правонарушением лишь втом случае, если имеется формальное основание административной ответственности, т.е. если за данное противоправное деяние КоАП РФ или законами субъектов Российской Федерации установлена возможность назначения административных наказаний.

В юридической литературе достаточно часто выделяется еще один признак административного правонарушения — общественная вредность. Он используется для отграничения административного правонарушения от преступления, которое согласно ст. 14 УК РФ является общественно опасным деянием[2]. В то же время в современных научных и учебных источниках все чаще высказывается мнение о том, что признак общественной опасности присущ не только преступлениям, но и административным правонарушениям[3]. Оба подхода не противоречат действующему законодательству. Сегодня отсутствует нормативное определение общественной опасности, а кроме того, законодатель вообще не относит к числу существенных признаков административного правонарушения ни общественную опасность, ни общественную вредность.

Состав административного правонарушения — система нормативно определенных элементов, наличие которых позволяет признавать конкретное деяние административным правонарушением.

Состав административного правонарушения — логическая конструкция, абстрактная модель правонарушения. В свою очередь, административное правонарушение — жизненный факт, имевший место в жизни конкретных лиц, в определенное время и в определенном месте. Составы находят отражение в нормах особенной части КоАП РФ и законов субъектов об административных правонарушениях, и если имевшее место деяние соответствует всем признакам состава, правоприменитель констатирует факт совершения административного правонарушения. Если отсутствует хотя бы один из элементов состава административного правонарушения, появляется обстоятельство, исключающее производство по делу об административном правонарушении (п. 2 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ), а само деяние не может быть признано административным правонарушением.

Элементами состава административного правонарушения являются объект, объективная сторона, субъект, субъективная сторона.

Объект административного правонарушения — это общественные отношения, охраняемые законодательством об административных правонарушениях, на которые направлены противоправные действия (бездействие).

Объекты административных правонарушений принято классифицировать следующим образом:

  • • общий (вся совокупность общественных отношений, охраняемых нормами об административной ответственности);
  • • родовой (общественные отношения, защищаемые нормами, объединенными в главы КоАП РФ (например, в гл. 19 КоАП РФ сконцентрированы нормы, охраняющие общественные отношения в сфере установленного порядка управления));
  • ? видовой (общественные отношения, защищаемые группой норм об административной ответственности, например, ст. 6.15 и 6.16 КоАП РФ призваны охранять установленный порядок легального оборота инструментов или оборудования, используемых для изготовления наркотических средств или психотропных веществ, а также наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров);
  • • непосредственный (общественные отношения, нарушаемые при совершении конкретного административного правонарушения). Определение объекта необходимо для:
  • • квалификации правонарушения. Например, при употреблении наркотического средства в общественном месте, основной ущерб причиняется не здоровью граждан, а общественному порядку, следовательно, квалифицировать такие действия необходимо не по ст. 6.9, а по ст. 20.20 КоАП РФ;
  • • определения срока давности привлечения лица к административной ответственности. Например, правонарушение, предусмотренное ст. 6.9 КоАП РФ, связано с нарушением законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан. В соответствии со ст. 4.5 КоАП РФ срок давности в этом случае составляет один год с момента совершения правонарушения. Если же объектом выступает общественный порядок (ч. 3 ст. 20.20 КоАП РФ), то срок давности составляет два месяца, а в случае рассмотрения дела судьей — три месяца с момента совершения правонарушения;
  • • принятия решения о возможности производства административного расследования (перечень категорий административных правонарушений, по которым возможно проведение административного расследования, отражен в ч. 1 ст. 28.7 КоАП РФ);
  • • решения вопроса о повторности совершения административного правонарушения в случаях, предусмотренных п. 2 ч. 1 ст. 4.3 КоАП РФ (имеется ли обстоятельство, отягчающее административную ответственность).

В некоторых случаях объект связан с предметом правонарушения — объектом материального мира, на который направлена противоправная активность правонарушителя. Например, предметом правонарушения, предусмотренного ст. 6.8 КоАП РФ («Незаконный оборот наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов и незаконные приобретение, хранение, перевозка растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества»), служат наркотические средства, психотропные вещества или их аналоги, соответствующие растения либо их части. Именно предмет в этом случае служит основным критерием разграничения административной и уголовной ответственности, предусмотренной ст. 228 УК РФ.

Объективная сторона — это совокупность признаков, характеризующих внешнюю сторону административного правонарушения: последствия, время, место и иные обстоятельства его совершения.

В зависимости от объективной стороны выделяют формальные и материальные составы. Объективную сторону первых составляют действия (бездействие) вне зависимости от наступления вредных последствий, например ст. 6.8,6.9, 6.13 и др. КоАП РФ. Объективную сторону правонарушений с материальным составом образуют противоправные действия (бездействие), повлекшие наступление предусмотренных законом общественно вредных (общественно опасных) последствий, например ч. 2 ст. 19.4-1 КоАП РФ (действия (бездействие), предусмотренные ч. 1 ст. 19.4-1 КоАП РФ, повлекшие невозможность проведения или завершения проверки). В таких случаях правоприменитель обязан доказывать не только факт нарушения установленных правил, но и причинно-следственную связь противоправных действий с наступившими последствиями. При отсутствии такой связи административная ответственность не наступает. Важно отметить, что абсолютное большинство административных правонарушений имеет формальные составы.

Кроме того, при характеристике объективной стороны принято выделять:

  • • длящиеся административные правонарушения, которые характеризуются длительным невыполнением либо ненадлежащим выполнением лицом своих обязанностей, например ст. 10.5 КоАП РФ («Непринятие мер по уничтожению дикорастущих растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры»). В этом случае весь период невыполнения обязанности (ненадлежащего выполнения) рассматривается как один эпизод правонарушения, а срок давности начинается с момента обнаружения данного правонарушения (ч. 2 сг. 4.5 КоАП РФ);
  • • продолжаемые административные правонарушения, которые совершаются одним лицом путем совершения нескольких тождественных противоправных действий, объединенных общим умыслом. Например, если лицо, стремясь довести себя до состояния наркотического опьянения, употребляет один за другим несколько видов наркотических средств. Перечисленные действия также будут рассматриваться как одно административное правонарушение.

Применяя законодательство об административных правонарушениях, сотрудники правоохранительных органов могут столкнуться с таким признаком объективной стороны правонарушения, как повторность. Речь в данном случае идет о совершении одним и тем же лицом однородного административного правонарушения, за которое оно (лицо) уже привлекалось к административной ответственности. Повторность может иметь место с момента вступления постановления о назначении административного наказания в силу и до истечения срока, в течение которого лицо считается подвергнутым административному наказанию (ст. 4.6 КоАП РФ). В большинстве случаев повторность учитывается в качестве обстоятельства, отягчающего административную ответственность (п. 2 ч. 1 ст. 4.3 КоАП РФ). Однако в некоторых случаях законодатель делает данный признак квалифицирующим, (например, ч. 3 ст. 19.4-1 КоАП РФ).

Субъект административного правонарушения — это физическое, должностное либо юридическое лицо, совершившее административное правонарушение.

Физическое лицо может быть привлечено к административной ответственности, если в момент совершения административного правонарушения достигло возраста 16 лет и было вменяемым. Ограничение дееспособности гражданина либо признание лица недееспособным само по себе не исключает его вменяемости.

К ответственности могут применяться иностранные граждане и лица без гражданства. В отличие от граждан РФ к указанным лицам может применяться такой вид административного наказания, как административное выдворение за пределы Российской Федерации иностранного гражданина или лица без гражданства (ст. 3. К) КоАП РФ).

Понятие должностного лица формулируется в примечании к ст. 2.4 КоАП РФ. Применительно к деятельности органов наркоконтроля это лица, постоянно, временно или в соответствии со специальными полномочиями осуществляющие функции представителя власти, т.е. наделенные в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся в служебной зависимости от него, а равно лица, выполняющие организационнораспорядительные или административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных организациях, а также в Вооруженных

Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации.

Особенности применения административной ответственности к юридическим лицам регламентированы ст. 2.10 КоАП РФ.

В теории административного права принято выделять общий, специальный и особый субъекты административного правонарушения.

Специальными субъектами признаются физические, должностные, юридические лица, имеющие специфический статус, который учитывается законодателем при конструировании конкретного состава административного правонарушения. Например, административное правонарушение, предусмотренное ст. 6.18 КоАП РФ, может совершить не всякое физическое лицо, достигшее возраста 16 лет, а лишь обладающее статусом тренера, специалиста по спортивной медицине или иного специалиста в области физической культуры и спорта; санкция ст. 6.16 КоАП РФ указывает, что субъектом данного правонарушения могут выступать лишь юридические лица.

Особыми субъектами административного правонарушения принято считать лиц, в отношении которых действующим законодательством предусмотрены особенности применения и несения административной ответственности. Это могут быть как лица, выполняющие определенные государственные функции (депутаты, судьи и т.д.), так и несовершеннолетние (в частности, дела о правонарушениях, совершенные несовершеннолетними рассматриваются комиссиями по делам несовершеннолетних и защите их прав), беременные женщины (в частности, к ним не может применяться административный арест) и т.д.

Во всех иных случаях принято говорить об общем субъекте административного правонарушения.

Субъективная сторона административного правонарушения вкл ю-чает вину правонарушителя, мотивы совершения и цели административного правонарушения. Вина служит основным элементом субъективной стороны, представляет собой субъективное отношение лица к совершаемому административному правонарушению и выражается в форме умысла или неосторожности.

Иным образом решается вопрос о вине, когда к ответственности привлекается юридическое лицо (коллективный субъект). Согласно ч. 2 ст.2.1 КоАП РФ юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых настоящим Кодексом или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.

Вопрос установления вины юридического лица имеет большое значение, поскольку в зависимости от его решения к административной ответственности могут быть привлечены в одних случаях юридическое лицо и виновное должностное лицо, в других — только юридическое лицо, в третьих — только должностное ЛИЦО.

Мотив и цель относятся к факультативным признакам субъективной стороны административного правонарушения. Однако в некоторых случаях их учет обеспечивает правильную квалификацию. Например, при наличии цели сбыта исключается возможность применения ст. 6.8 КоАП РФ.

  • [1] См.: п. 15 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 г. № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях».
  • [2] См., например: Алёхин А.П., Кармолицкии А.А. , Козлов Ю.М. Административное право Российской Федерации: Учебник. — М.: ЗЕРЦАЛО, 1996. — С. 274; Телегин А.С. Административная ответственность по законодательству Российской Федерации: Учеб, пособие / НОУ «Западно-Уральский институт экономики и права». — Пермь, 2005. — С. 27; Административное право: часть вторая: Учебник. — М.: ЦОКР МВД России, 2005. — С. 5 и т.д.
  • [3] См., например: Административное право России: Учебник. — 2-е изд., псрераб. и доп. — М.: Проспект, 2010. — С. 331; Общее административное право: Учебник/ Под ред. Ю.Н. Старилова. — Воронеж: Изд-во Воронеж, гос. ун-та, 2007. — С. 530; Румянцев Н.В. и др. Административная ответственность: Учеб, пособие для студентов вузов, обучающихся по специальности «Юриспруденция»/Под ред. Н.В. Румянцева, А.И. Стахова.-5-е изд., перераб. и доп. — М.: ЮНИТИ-ДАНА: Закон и право, 2010. — С. 34 и др.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >