Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Экономика arrow Антикризисное управление как основа формирования механизма устойчивого развития бизнеса

НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ МЕХАНИЗМОВ ПРИНЯТИЯ РЕШЕНИЙ В ПРОЦЕДУРАХ БАНКРОТСТВА

Федеральным законом от 30 декабря 2008 г. № 296-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон “О несостоятельности (банкротстве)”» была принципиально изменена система регулирования профессиональной деятельности арбитражных управляющих. Ранее действовавшей редакцией Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» предусматривалось, что установление общих правил профессиональной деятельности арбитражных управляющих отнесено к компетенции государства.

В рамках реализации указанных полномочий Правительством Российской Федерации был принят ряд нормативных актов, регламентирующих деятельность арбитражных управляющих в процедурах банкротства. В соответствии с новой редакцией Закона о банкротстве полномочия по формированию единых правил деятельности арбитражных управляющих, имеющих федеральное значение, отнесены к компетенции Национального объединения саморегулируемых организаций арбитражных управляющих, которым в настоящее время является РССРОАУ.

По состоянию на 1 января 2014 г. принято пять Федеральных стандартов профессиональной деятельности арбитражных управляющих и деятельности СРО АУ, в том числе:

  • - Федеральный стандарт профессиональной деятельности арбитражных управляющих «Требования саморегулируемой организации арбитражных управляющих к арбитражному управляющему по исполнению им обязанности заключить договор обязательного страхования ответственности», утвержден приказом Минэкономразвития России от 12 марта 2011 г. № 102;
  • - Федеральный стандарт профессиональной деятельности арбитражных управляющих «Правила ведения Реестра требований о передаче жилых помещений», утвержден приказом Минэкономразвития России от 20 февраля 2012 г. № 72;
  • - Федеральный стандарт профессиональной деятельности арбитражных управляющих «Правила проведения стажировки в качестве помощника арбитражного управляющего», утвержден приказом Минэкономразвития России от 18 декабря 2012 г. № 799;
  • - Федеральный стандарт деятельности саморегулируемых организаций арбитражных управляющих «Требования к аккредитации саморегулиру-смыми организациями арбитражных управляющих операторов электронных площадок, обеспечивающих проведение торгов в электронной форме при продаже имущества (предприятия) должника в ходе процедур, применяемых в деле о банкротстве», утвержден приказом Минэкономразвития России от 26 декабря 2013 г. № 785;
  • - Федеральный стандарт профессиональной деятельности арбитражных управляющих «Требования к организации повышения уровня профессиональной подготовки арбитражных управляющих», утвержден приказом Минэкономразвития России от 26 декабря 2013 № 786.

В настоящее время Национальным объединением саморегулируемых организаций арбитражных управляющих должны быть разработаны федеральные стандарты по следующим направлениям деятельности СРО (п.4 статьи 29 [9]):

  • - порядка ведения и содержания реестра требований кредиторов;
  • - подготовки, организации и проведения собраний кредиторов и комитетов кредиторов;
  • - анализа финансового состояния должника;
  • - подготовки отчетов арбитражного управляющего;
  • - проведения проверки саморегулируемой организацией деятельности своих членов — арбитражных управляющих.

Что же касается других требований, связанных, например, с деятельностью СРО АУ, законодателем не предусмотрена возможность включения их в федеральные правила и стандарты. Согласно письму Минэкономразвития России от 11 июня 2010 г. № Д06-1817 разработанные Национальным объединением саморегулируемых организаций арбитражных управляющих «Требования к аккредитации саморегулируемыми организациями арбитражных управляющих страховых организаций, осуществляющих страхование ответственности арбитражных управляющих», «Требования саморегулируемой организации арбитражных управляющих к арбитражному управляющему по исполнению им обязанности заключить договор обязательного страхования ответственности», «Правила проведения конкурса по отбору управляющей компании для заключения договора доверительного управления средствами компенсационного фонда саморегулируемой организации арбитражных управляющих»,— по существу содержат требования к страховым организациям в целях их аккредитации саморегулируемыми организациями, а также требования к существенным условиям договора страхования ответственности арбитражного управляющего, а представленные правила определяют порядок проведения конкурса по отбору управляющей компании, обязательный для исполнения саморегулируемыми организациями, и не содержат каких-либо требований к профессиональной деятельности арбитражных управляющих[1].

Минэкономразвития России отметило, что указанные требования и правила не могут быть отнесены к федеральным стандартам профессиональной деятельности арбитражных управляющих, однако это вовсе нс препятствует предусмотреть данные требования непосредственно в правилах и стандартах, разрабатываемых самой СРО АУ.

Федеральным законом «О саморегулируемых организациях» подчеркнуто, что при разработке содержания стандартов и правил СРО АУ они должны соответствовать правилам деловой этики.

Проведенный анализ внутренних документов действующих СРО АУ показал, что правил деловой этики не имеют 5 СРО АУ (НП «СРО АУ “Южный Урал”», НП СРО «СЕМТЭК», НП АУ «Содружества», НП «Инициатива», НП «СРО “СЦЭАУ”», НП «СОАУ “Альянс”»), ПАУ ЦФО, НП «СРО НАУ “ДЕЛО”», НП МСРО «Содействие» имеют правила профессиональной деятельности и деловой этики арбитражных управляющих, НП СОАУ «Меркурий» — Положение о профессиональной этике. НП СРО АУ «РАЗВИТИЕ», НП СРО «МЦПУ»— Кодексы профессиональной этики.

В ряде проведенных научных исследованиях о роли арбитражного управляющего в механизме разрешения конфликта интересов установлено следующее [46]. Во-первых, правовой статус арбитражного управляющего является одним из основных инструментов, используемых для разрешения конфликта интересов субъектов, участвующих в процессе несостоятельности (банкротства). Во-вторых, эффективное разрешение конфликта интересов возможно лишь в случае обеспечения независимости арбитражного управляющего и осуществления им деятельности в целях установления баланса интересов всех лиц, участвующих в процессе. Только при этих условиях процесс несостоятельности (банкротства) не будет служить инструментом передела собственности, а будет достигать целей института. В-третьих, адекватное и эффективное применение арбитражным управляющим правовых средств, находящихся в его распоряжении, напрямую зависит от обеспечения его независимого статуса. В-четвертых, анализ норм материального и процессуального (процедурного) права приводит к неутешительным выводам: в настоящее время говорить о независимости арбитражного управляющего не приходится.

Одной из важнейших форм независимости арбитражного управляющего является принятие в СРО АУ правил деловой и профессиональной этики.

Как отмечалось ранее, Федеральный стандарт деятельности арбитражных управляющих — это совокупность требований, установленных государством, обязательных при реализации деятельности арбитражных управляющих, являющихся членами СРО АУ и направленных на обеспечение обязанности арбитражных управляющих по выполнению установленных требований законодательства Российской Федерации о несостоятельности (банкротстве).

Все это указывает на необходимость разработки «Федерального стандарта деловой этики арбитражных управляющих», который должен определять правила по деловой этике. Данные правила должны соблюдаться арбитражными управляющими в ходе их деятельности при проведении каждой процедуры банкротства и служить основой для разработки внутренних стандартов и правил. В указанном стандарте должны регулироваться все аспекты деятельности и практики арбитражных управляющих, вопросы добросовестности и разумности, профессиональной компетентности, объективности и независимости, честности и беспристрастности арбитражных управляющих, профессионального поведения арбитражных управляющих и конфликтов интересов.

Проблема введении реестра требовании кредиторов

В настоящее время порядок ведения реестра требований кредиторов регулируется достаточно большим количеством нормативных документов.

Пунктом 2 статьи 129 Закона о банкротстве установлена обязанность конкурсного управляющего вести реестр требований кредиторов. В статье 16 также регулируются вопросы ведения реестра требований кредиторов. Так, реестродержатель обязан осуществлять свою деятельность в соответствии с общими правилами деятельности арбитражного управляющего, касающимися содержания и порядка ведения реестра требований кредиторов и утверждаемыми Правительством Российской Федерации.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 9 июля 2004 г. № 345 утверждены Общие правила ведения арбитражным управляющим реестра требований кредиторов (далее— Правила № 345), во исполнение пункта 2 названного постановления приказом Министерства экономического развития и торговли Российской Федерации от 1 сентября 2004 г. № 233 утверждена Типовая форма реестра требований кредиторов. Кроме того, приказом Министерства экономического развития и торговли Российской Федерации от 1 сентября 2004 г. № 234 утверждены Методические рекомендации по заполнению типовой формы реестра требований кредиторов. Согласно письму Минюста России от 30 сентября 2004 г. № 07/9272-ЮД Методические рекомендации не нуждаются в государственной регистрации.

В правоприменительной практике имеются случаи неоднозначной трактовки положений закона и указанных нормативных документов. Так, постановлением ФАС Северо-Западного округа от 28 мая 2009 г. по делу № А56-18445/2008 судом было принято решение о привлечении арбитражного управляющего к ответственности по ч. 3 ст. 14.13 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации за ненадлежащее исполнение обязанностей, установленных законодательством о банкротстве. При этом суд, сделав вывод о нарушении порядка ведения реестра требований кредиторов, не проверил довод арбитражного управляющего о том, что представленный в суд документ фактически является не самим реестром, а только выпиской из него на определенную дату.

ФАС Северо-Западного округа в своем постановлении от 1 октября 2008 г. № А66-2676/2008 пришел к выводу о том, что нарушение Методических рекомендаций образует состав административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ч. 3 сг. 14.13 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации. Однако суд, ссылаясь на ст. 2.9 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации и п. 18 постановления Пленума ВАС Российской Федерации от 2 июня 2004 г. № 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях», пришел к выводу о том, что данные действия не представляют существенной угрозы охраняемым общественным отношениям, в связи с чем совершенное управляющим правонарушение является малозначительным.

Аналогичная позиция содержится в Постановлении ФАС Уральского округа от 10 августа 2009 г. № Ф09-5669/09-С1.

Однако ФАС Северо-Кавказского округа в своем постановлении от 29 мая 2007 г. № Ф08-2647/2007-1100А пришел к выводу о правомерности привлечения арбитражного управляющего к административной ответственности по ч. 3 ст. 14.13 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации в связи с несоблюдением установленной типовой формы.

Необходимость обеспечения защиты участников процесса о несостоятельности от недобросовестных субъектов предпринимательского сообщества

Федеральными стандартами должны определяться требования по обеспечению наиболее важных вопросов профессиональной деятельности арбитражных управляющих, затрагивающих интересы общества, различные аспекты предпринимательской деятельности должников и кредиторов.

В настоящее время регулирование процессов выявления и пресечения признаков фиктивного или преднамеренного банкротства носит следующий организационный порядок. Полномочия по выявлению признаков фиктивного или преднамеренного банкротства возложены на арбитражного управляющего [14], за которым саморегулируемая организация арбитражных управляющих осуществляет контроль [47].

За результатами деятельности арбитражных управляющих по выявлению признаков фиктивного или преднамеренного банкротства стоит «публичный интерес» должника, кредиторов и общества по обеспечению защиты от недобросовестных субъектов предпринимательского сообщества. В условиях современного российского рынка банкротство юридического лица все чаще рассматривается субъектами предпринимательской деятельности как способ решения экономических трудностей предприятия и форма уклонения от погашения кредиторской задолженности [48]. При этом ст. 196, 197 Уголовного кодекса Российской Федерации и ст. 14.12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях направлены на охрану интересов государства, законных прав и интересов собственников коммерческих организаций и кредиторов, обеспечение стабильности и добропорядочности предпринимательских отношений.

Арбитражный управляющий должен выявлять признаки в соответствии с методикой, утвержденной еще в 2004 году постановлением Правительства Российской Федерации от 27 декабря 2004 г. № 855 (далее — Временные правила), которые в настоящее время устарели и нс могут служить эффективным механизмом пресечения экономических правонарушений в сфере банкротства.

Так, Временные правила не предусматривают широкую основу для проведения исследования, поскольку признаки преднамеренного либо фиктивного банкротства могут быть выявлены из множества источников, например, из анализа хозяйственной и финансовой деятельности, анализа финансовых документов должника, анализа прошлых сделок, из информации и свидетельств третьих лиц и т.д.

Основой применения указанных статей Угловного кодекса Российской Федерации и Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации является создание экономически обоснованных правил и методик выявления признаков фиктивного или преднамеренного банкротства, которые должны войти в федеральный стандарт. Так, постановлением Правительства Российской Федерации от 27 декабря 2004 г. № 855 на арбитражных управляющих возложена обязанность по проверке за период не менее 2 лет, предшествующих возбуждению производства по делу о банкротстве должника, наличия признаков фиктивного и преднамеренного банкротства. В основном только с помощью арбитражного управляющего органы расследования могут провести оценку финансовобухгалтерских документов должника, результатов проведения сделок с целью установления в действиях руководства организации наличия признаков преднамеренного банкротства.

Поэтому, по нашему мнению, должен быть разработан Федеральный стандарт деятельности арбитражного управляющего по выявлению признаков преднамеренного и фиктивного банкротства, который учитывал бы принципы и условия проведения арбитражным управляющим исследования по выявлению признаков преднамеренного и фиктивного банкротства, позволял определять обязанность арбитражного управляющего по уведомлению о результатах исследования.

Федеральный стандарт деятельности арбитражного управляющего по выявлению признаков преднамеренного и фиктивного банкротства должен быть разработай вместо существующих в настоящее время Временных правил.

Авторами монографии разработан проект Федерального стандарта деятельности арбитражного управляющего по выявлению признаков преднамеренного и фиктивного банкротства и уведомлении о них, предусматривающий совершенствование механизмов, способствующих выявлению признаков преднамеренного и фиктивного банкротства, активов, отчужденных в преддверии банкро тства, и принимать меры по их возврату.

В Приложении Д приведен проект Федерального стандарта деятельности арбитражного управляющего по выявлению признаков преднамеренного и фиктивного банкротства и уведомлении о них.

По нашему мнению, предложенный проект будет полезен для арбитражных управляющих, так как предоставляет ему расширенные полномочия по получению информации о должнике, позволит управляющему предпринимать более эффективные меры по поиску и возврату имущества, оспариванию сделок должника, заключенных в преддверии банкротства, и т.д. В разработанном Федеральном стандарте определены источники информации, на основе которых может проводиться исследование, и он не ограничивает деятельность арбитражного управляющего.

Необходимость разработки нового Федерального стандарта по финансовому анализу, проводимого арбитражными управляющими в рамках процедур банкротства

Согласно статистике о рассмотрении арбитражными судами Российской Федерации дел о несостоятельности (банкротстве) лишь малая их доля заканчивается прекращением банкротства в связи с восстановлением платежеспособности.

Для эффективной реализации отношений несостоятельности, предотвращения негативных последствий реальных банкротств предприятий необходима эффективная диагностика финансового состояния должника.

Вместе с тем в существующих на сегодняшний момент Правилах проведения арбитражным управляющим финансового анализа [31] хотя и заложены принципы полноты и достоверности, в соответствии с которыми^]:

  • - в документах, содержащих анализ финансового состояния должника, указываются все данные, необходимые для оценки его платежеспособности;
  • - в финансовом анализе используются документально подтвержденные данные;
  • - все заключения и выводы основываются на расчетах и реальных фактах.

Однако существующие правила, как и Временные правила, существенно устарели и требуют доработки. Именно ими руководствуется временный управляющий, обосновывая возможность или невозможность восстановления платежеспособности должника, целесообразность введения применяемых в деле о банкротстве последующих процедур. Однако результаты введения в отношении 95% дел о банкротстве ликвидационной процедуры — конкурсное производство указывает, что либо принципы не выполняются, либо существующие нормативные акты законодательного регулирования института банкротства в оценке финансового состояния организации-должника нуждаются в доработке.

Среди оснований для подачи заявления о банкротстве в арбитражный суд по инициативе организации-должника (ст. 9 [9]) указывается на обоснование невозможности удовлетворить в полном объеме требования кредиторов или существенное осложнение хозяйственной деятельности при обращении взыскания на имущество должника, не связывая их с оценкой настоящих и будущих рисков хозяйственной деятельности и его финансового состояния.

В отношении определения рисков хозяйственной деятельности должника Департаментом регулирования государственного финансового контроля, аудиторской деятельности, бухгалтерского учета и отчетности Минфина России разработаны соответствующие рекомендации. Им обобщены вопросы, поступившие в отношении раскрытия информации о рисках хозяйственной деятельности организации в годовой бухгалтерской отчетности, что является одной из составляющих системы внутреннего контроля совершаемых фактов хозяйственной жизни организации и оценки финансового состояния должника.

При раскрытии информации о рисках хозяйственной деятельности организации целесообразно учитывать требования Международных стандартов финансовой отчетности, в частности МСФО (IFRS) 7 «Финансовые инструменты: раскрытие информации», введенного в действие для применения на территории Российской Федерации приказом Минфина России от 25 ноября 2011 г. № 160н.

В napai-рафе 1.3 монографии было указано, что в процедурах банкротства решение экономических вопросов имеет не меньшее значение, чем юридические процедуры. В соответствии с законодательством о банкротстве от выбора экономических вариантов решения зависят возникающие юридические последствия. В соответствии с результатами исследований в параграфе 1.3 выявлены вопросы арбитражного управления, требующие преимущественно экономического (а не юридического) решения.

Дело осложнено тем, что имеющиеся методические документы [14,47], регулирующие подходы к экономическому обоснованию решений в процедурах банкротства, приняты более 10 лет назад и с тех пор не обновлялись.

В Законе о банкротстве с 2008 года установлена необходимость разработки федеральных стандартов взамен указанным правилам, принятым Правительством Российской Федерации. Но за прошедшее время разработаны и приняты только федеральные стандарты, которые формализуют организационные детали деятельности арбитражных управляющих по заключению договоров страхования, ведению реестра требований кредиторов, прохождения стажировки и повышения квалификации арбитражных управляющих. Федеральные стандарты экономической направленности отсутствуют.

Лица, участвующие в делах о банкротстве, вынуждены адаптировать старые, но еще действующие правовые документы под новые требования, что снижает обоснованность заключений и выводов и вносит значительную долю произвольных толкований результатов экономических исследований.

Таким образом, можно констатировать, что в настоящее время в правоприменительной практике института банкротства отсутствуют общепринятые методики для обоснования и разработки наиболее целесообразных вариантов решения экономических проблем, которые имеют место при проведении процедур в отношении организаций-должников. По нашему мнению, данные методики должны найти свое отражение в федеральных стандартах, в данном случае — Федерального стандарта по финансовому анализу, проводимого арбитражными управляющими в рамках процедур банкротства.

Сложившаяся ситуация требует появления нового Федерального стандарта по финансовому анализу, проводимого арбитражными управляющими в рамках процедур банкротства, но уже с учетом выявленных обстоятельств.

Разработанный авторами монографии Федеральный стандарт по финансовому анализу, проводимому арбитражными управляющими в рамках процедур банкротства, призван заменить существующее постановление Правительства Российской Федерации от 25 июня 2003 года № 367 «Об утверждении правил проведения финансового анализа арбитражными управляющими».

В Приложении Г приведен разработанный авторами монографии проект Федерального стандарта по финансовому анализу, проводимому арбитражными управляющими в рамках процедур банкротства (далее — Федеральный стандарт по финанализу).

Предложенный проект Федерального стандарта по финанализу учитывает положительные черты правил проведения финансового анализа в соответствии с упомянутым постановлением Правительства Российской

Федерации от 25 июня 2003 г. № 367, а также проекта разработанного в 2010 году Европейским банком реконструкции и развития (ЕБРР). Проект содержит разработанные авторами монографии методические указания по подготовке обоснования возможности или невозможности восстановления платежеспособности должника, целесообразности введения последующих, применяемых в деле о банкротстве, процедур. Необходимо отметить, что проекты ЕБРР при их обсуждении получили значительное количество замечаний ввиду того, что содержат только общие рекомендации и противоречат п. 4 ст. 20 Закона о банкротстве, где их выполнение поставлено в один ряд с правовыми актами самого высокого уровня и неисполнение или ненадлежащее исполнение является основанием для отстранения арбитражных управляющих от реализуемых ими процедур банкротства.

В Федеральном стандарте по финанализу предполагается ввести требование, в соответствии с которым арбитражные управляющие по каждому делу должны предоставлять отчет в стандартной форме, где большое внимание будет уделяться выявлению платежеспособности должника. При этом стандартом не предполагаются правила, которые могли бы воспрепятствовать арбитражному управляющему провести анализ в форме и по требованиям, которые раньше были предусмотрены постановлением Правительства Российской Федерации № 367, если этого требует конкретная ситуация.

Ключевым требованием проекта является необходимость в каждом конкретном случае рассмотреть возможности сохранения работоспособных частей бизнеса должника (или предприятия в целом). При принятии решений о раздельной распродаже имущества арбигражный управляющий должен обосновать невозможность сохранения работающего бизнеса.

Это положение обеспечит функционирование разработанной в главе 1 методологии сохранения работоспособного бизнеса в процедурах банкротства.

  • [1] Письмо Минэкономразвития России от 11 июня 2010 г. № Д06-1817 приведено в СПС «КонсультантПлюс» www.consultant.ru (дата обращения — 10.07.2014 года).
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >
 
Популярные страницы