Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Политология arrow Создавая будущее: Оккупации, вторжения, имперское мышление и стабильность

Латинская Америка, не склонившая головы

Более тысячи лет назад, задолго до европейского завоевания, в регионе, теперь известном как Боливия, процветала цивилизация, впоследствии погибшая.

Археологи обнаружили, что в древности на территории нынешней Боливии было богатое, образованное и сложное общество: «Одно из крупнейших, необычных и совершенно устроенных образований на планете... Деревни и города здесь были просторными и созданными в соответствии с тщательно продуманным планом». Жители этих территорий создали ландшафт, который можно признать «одним из величайших произведений человечества, шедевром».

Теперь Боливия, наряду с большей частью региона от Венесуэлы до Аргентины, вступила в период возрождения. Завоевания конкистадоров и многолетнее имперское доминирование США дали толчок борьбе за независимость, которая увенчалась успехом, и теперь мы можем наблюдать новую динамику в отношениях между Северной и Южной Америкой, и это на фоне глобального кризиса в США и мировой экономики.

За десять лет Латинская Америка стала самым прогрессивно развивающимся регионом в мире.

Ряд крупных инициатив, реализованных здесь, оказал влияние на отдельные страны и способствовал рождению крупных региональных институтов, таких как Южноамериканский банк1 — финансовая организация, проект создания которой еще в 2007 г. был одобрен лауреатом Нобелевской премии экономистом Джозефом Стиглицом в Каракасе, Венесуэла. Также следует упомянуть АЛБА (Боливарианский альянс для народов нашей Америки)[1] [2], который может оказаться огромным прорывом в развитии Южной Америки, если сумеет выполнить свою заявленную миссию.

АЛБА часто называют альтернативой спонсируемой США Зоны свободной торговли стран Америки (Free Trade Area of the Americas), но это сравнение вводит в заблуждение. Это самостоятельная история с уникальными и важными целями, а не альтернатива чему-либо. Кроме того, так называемые соглашения о свободной торговле имеют весьма отдаленное отношение к свободной торговле, как и к торговле вообще.

Более точным был бы термин «соглашения о правах инвесторов», который разрабатывают многонациональные корпорации, банки и могущественные государства, которые обслуживают их интересы, созданный в основном втайне, без участия общественности.

Другая перспективная организация — Союз южноамериканских наций. По образцу Европейского союза, она ставит своей целью создание южноамериканского парламента в Кочабамбе, Боливия: в 2000 г. жители Кочабамбы начали мужественную и успешную борьбу против приватизации воды, которая пробудила солидарность мирового сообщества, подтвердив тем самым огромные возможности социальных инициатив.

Динамика развития Южной Америки отчасти была задана курсом, который взяла Венесуэла, выбрав президентом Уго Чавеса, левого политика, сделавшего все возможное, чтобы богатейшие ресурсы страны использовались на благо ее народа, а не власть имущих. Также он содействовал региональной интеграции, борьбе за демократию и конструктивное развитие.

Чавес далеко не одинок в своих стремлениях. Боливия, беднейшая страна континента, является, пожалуй, наиболее ярким примером «левого пути».

Боливия сделала важнейшие шаги к истинной демократизации в странах Южной Америки. В 2005 г. большинство коренного населения станы, самого репрессированного в Западном полушарии, вышло на политическую арену и избрало человека «от плоти и крови» народа — Эво Моралеса, чтобы реализовать программы, призванные консолидировать и воплотить в жизнь все, что осознавалось боливийцами как насущные проблемы и задачи.

Выборы были только одним этапом в борьбе. Вопросы, которые в связи с ними обострились, были, что называется, вечными: контроль над ресурсами, права человека и правосудие в контексте многонационального общества, а также огромный экономический и социальный разрыв между большинством населения и богатой элитой.

В результате Боливия стала ареной чрезвычайно опасной конфронтации между народной демократией и привилегированной европеизированной элитой, которая возмущена потерей своих политических привилегий и тем самым выступает против демократии и социальной справедливости, иногда весьма яростно. Она регулярно пользуется надежной поддержкой США.

В сентябре 2008 г. на чрезвычайном саммите Союза южноамериканских наций в Сантьяго южноамериканские лидеры заявили о «полной поддержке конституционного правительства президента Эво Моралеса, полномочия которого были признаны подавляющим большинством», ссылаясь на его победу на недавнем референдуме.

Моралес поблагодарил Союз, отметив, что «впервые в истории Южной Америки страны нашего региона принимают решения о том, как справиться с проблемами без Соединенных Штатов».

США долгое время доминировали в экономике Боливии, особенно в экспорте олова. Как указывал в начале 1950-х эксперт по международным делам Стивен Зунес, «в критическое для боливийцев время правительство США заставило Боливию использовать свой скудный капитал не для своего собственного развития, а для компенсаций бывшим владельцам шахт и погашения внешнего долга».

Экономическая политика, навязанная Боливии в то время, проводилась в рамках либерального курса, действовавшего на континенте уже 30 лет и приведшего к катастрофическим последствиям.

К настоящему времени в число жертв неолиберального рыночного курса приходится включить и богатые страны, где финансовая либерализация привела к худшему финансовому кризису со времен Великой депрессии.

Традиционные рычаги имперского управления в регионе — насилие и экономическая война — в результате ослаблены. Латинская Америка сегодня имеет реальный выбор. Вашингтон хорошо понимает, что этот выбор угрожает не только его господству на всем полушарии, но и его глобальному господству.

Контроль над Латинской Америкой всегда был целью американской внешней политики США.

Если Соединенные Штаты не смогут контролировать Латинскую Америку, то они не смогут «внедрить свой порядок в других странах мира», согласно заключению Совета национальной безопасности при президенте Никсоне 1971 г., которое было сделано в рамках разработки мер по уничтожению чилийской демократии, впоследствии успешно примененных.

Эксперты признают, что Вашингтон оказывает поддержку демократии, если только это способствует стратегическим и экономическим интересам, и проводит политику подавления, которая не менялась, вне зависимости от того, какой президент у власти.

Этот принцип в действии позволяет избежать эффекта домино, когда попытка сбросить ярмо хотя бы в одной стране вызвала бы аналогичные попытки по всему миру. По этим причинам даже мельчайший отход от полного послушания США рассматривается последними как экзистенциальная угроза, которая требует жесткого ответа: вспомните, что стало с сельскими общинами в отдаленных районах северного Лаоса, рыболовецкими кооперативами в Гренаде и т.д. по всему миру.

В недавно поверившей в себя Латинской Америке интеграция имеет по крайней мере три направления: 1) региональная интеграция — важнейшая предпосылка к независимости, препятствующая вмешательству США в дела стран региона; 2) глобальная интеграция — диверсификация рынков и инвестиций, налаживание отношений с Китаем как важным партнером; 3) внутренняя интеграция (пожалуй, наиболее важное направление из всех). Латинская Америка славится концентрацией богатства и власти в руках горстки влиятельных кланов и наплевательским отношением привилегированных элит к благополучию нации.

Регион имеет огромные проблемы, но здесь есть много перспективных проектов и начинаний, что, возможно, предвещает наступление эпохи международной интеграции в интересах простых людей, а не инвесторов и других властей предержащих.

8 марта 2009 г.

Долой линию Дюранда!

Со времен античности регион, в котором в настоящее время располагается Афганистан, располагался на пересечении путей многих завоевателей. Александр Македонский, Чингисхан и Тамерлан захватывали его.

В XIX в. Британская и Российская империи боролись за господство в Центральной Азии — это была так называемая большая игра. В 1893 г. сэр Генри Мортимер Дюранд, британский колониальный офицер, начертил на карте линию предполагаемых западных границ управляемой британцами Индии. Линия Дюранда очертила области, где проживали пуштуны, которые афганцы считают частью своей страны. В 1947 г. северо-западная часть региона вошла в новое государство — Пакистан.

«Большая игра» продолжается в Афганистане и Пакистане, а также в регионе, который называют Афганопакистан. Речь идет об области по обе стороны от линии Дюранда — границы, которую население никогда не принимало и за пересмотр которой последовательно выступало государство Афганистан.

Афганистан по-прежнему стоит на кону как главный приз в «большой игре». В Афганопакистане президент США Обама в соответствии с предвыборными обещаниями запустил эскалацию военных действий — метод, характерный скорее для республиканца Буша.

В настоящее время Афганистан оккупирован Соединенными Штатами и их союзниками по НАТО. Военное присутствие посторонних усиливает конфронтацию внутри страны, в то время как необходимы усилия заинтересованных региональных держав, в том числе Китая, Индии, Ирана, Пакистана и России, которые помогут афганцам решить внутренние проблемы мирным путем, и в эту их способность верят многие.

НАТО уже давно не связывают с холодной войной. После распада Советского Союза альянс потерял предлог для своего существования: защиты от нападения СССР. Однако НАТО ринулся к новым рубежам. Президент Клинтон, нарушив обещание, данное Михаилу Горбачеву, расширил НАТО на восток, создав серьезную угрозу безопасности России и повысив международную напряженность.

Национальный советник по безопасности президента Обамы Джеймс Джонс — верховный главнокомандующий объединенными вооруженными силами НАТО в Европе с 2003 по 2006 г. — выступает за расширение НАТО на восток и юг, призванное укрепить американский контроль над поставками энергии из стран Ближнего Востока (так называемое обеспечение энергетической безопасности). Он также выступает за создание сил быстрого реагирования НАТО1, которые дадут военному союзу «возможность осуществлять свои акции быстро в любой точке мира».

Такая миссия НАТО может включать в себя защиту строящегося газопровода ТАПИ стоимостью 7,6 млрд долларов, по которому природный газ будут поставлять из Туркменистана в Пакистан и Индию, проходящего через Кандагар, где [3] развернуты войска НАТО. Вашингтон выступает за скорейшее строительство ТАПИ, потому что это позволит уменьшить доминирование России на энергетическом рынке Центральной Азии. Однако неясно, можно ли считать эти планы реалистичными в свете нынешних потрясений в Афганистане.

Китай вызывает наибольшую озабоченность у Вашингтона. В Шанхайскую организацию сотрудничества, которую некоторые аналитики рассматривают как потенциальный противовес НАТО, входят Россия и государства Центральной Азии. Индия, Пакистан и Иран являются в ней наблюдателями, и ходят разговоры об их скором присоединении. Китай также укрепил отношения с Саудовской Аравией, жемчужиной в короне нефтяной системы Запада.

Противовесом великодержавным маневрам в Афганистане стало пацифистское движение, которое растет в стране. Активисты призвали к прекращению насилия и переговорам с талибами. Эти афганцы приветствуют помощь извне в деле восстановления страны и ее развития, а не войны.

Движение за мир получило широкую народную поддержку в Афганистане, и американские войска ждет неласковый прием не только со стороны талибов, но и со стороны «безоружного, но не менее опасного врага — общественного мнения», — пишет Памела Констебль в Washington Post. Многие афганцы говорят, что «вместо подавления насилия, охватившего страну, иностранные войска лишь усугубляют его».

Большинство афганцев в интервью Констебль заявили, что «предпочли бы урегулирование путем переговоров с повстанцами вместо интенсивной военной кампании. Несколько из них отметили, что талибы являются друзьями афганцев и мусульманами, и что страна традиционно улаживала конфликты путем всенародного обсуждения и достижения договоренностей между племенами».

Первое послание президента Афганистана Хамида Карзая Обаме, по-видимому, оставшееся без ответа, заключало просьбу остановить нападения на гражданское население. Карзай также сообщил делегации ООН, что хочет установить срок вывода иностранных войск. Поэтому он впал в немилость в Вашингтоне и сменил статус «любимца СМИ» и «нашего человека в Кабуле» на статус «коррумпированного и враждебного политика». Пресса сообщает, что Соединенные Штаты и их союзники планируют заменить его на своего ставленника. Популярность Карзая снизилась также в самом Афганистане, хотя его по-прежнему любят несравнимо больше, чем американских оккупантов.

О мотивах США в Афганистане остроумно высказался опытный британский журналист Джейсон Берк: «Мы все еще надеемся построить там государство, нужное нам, а затем убедить афганцев, что они сами этого хотели. Это гораздо лучше, чем позволить им построить страну, которая им действительно нравится. В этом случае мы получим второй Иран».

Роль Ирана здесь особенно важна. Он имеет давние и непростые отношения с Афганистаном, решительно выступает против талибов, оказывая существенную помощь в их изгнании. Иран более заинтересован в стабильном и процветающем Афганистане, чем любая другая страна, и имеет прочные отношения с Пакистаном, Индией, Турцией, Китаем и Россией. Эти отношения вполне могут развиваться сами по себе, а также в рамках Шанхайской организации сотрудничества, если Соединенные Штаты по-прежнему будут препятствовать отношениям Ирана с западным миром.

На этой неделе на конференции ООН по Афганистану, прошедшей в Гааге, Карзай встречался с иранскими должностными лицами, которые обязались помочь с восстановлением страны и в борьбе с захлестнувшей Афганистан наркоторговлей.

Политика эскалации военных действий Буша и Обамы не способствует мирному урегулированию в Афганистане. Переговоры между сторонами конфликта должны пройти без иностранного вмешательства, «больших игр» или чего-то подобного. Проблемы Афганистана могут решить только сами афганцы.

1 апреля 2009 г.

  • [1] Созданный в 2009 г. Южноамериканский банк объединяет Бразилию, Аргентину, Боливию, Венесуэлу, Парагвай и Уругвай и предназначен для финансирования крупных совместных промышленных и инфраструктурных проектов. — Прим. ред.
  • [2] Боливарианский альянс для народов нашей Америки (исп. Alianza Bolivariana para los Pueblos de Nuestra) — социалистическое содружество стран Латинской Америки и Карибского бассейна. Включает девять стран: Боливию, Венесуэлу, Кубу, Эквадор, Никарагуа, Доминику, Антигуа и Барбуда, Сент-Винсент и Сент-Люсию. Создан в 2004 г. по инициативе Уго Чавеса и Фиделя Кастро. Цель альянса — экономическая интеграция и совместное развитие участников на основе принципов социализма. — Прим. ред.
  • [3] Окончательное решение о создании сил быстрого реагирования НАТО было принято 5 сентября 2014 г. на встрече руководителей стран НАТО в Ньюпорте. — Прим. ред.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >
 

Популярные страницы