Анализ некоторых проблемных вопросов электронной коммерции, связанных со вступлением России во Всемирную торговую организацию

В настоящее время вопрос “вступать или не вступать” уже не стоит, есть твердое понимание того, что вступать необходимо. Сегодня актуален другой вопрос: а на каких условиях должна Россия вступать в ВТО, в том числе и применительно к проблемам электронной коммерции? Круг этих проблемных вопросов достаточно хорошо проявился в процессе обсуждения торгово-политических аспектов развития электронной коммерции в ВТО (в рамках нового раунда многосторонних переговоров, где Россия активно участвовала в качестве наблюдателя) и в ОЭСР. Можно выделить по крайней мере семь таких вопросов:

  • ? классификация объектов электронной торговли;
  • ? определение способов поставки и местонахождения сторон электронной сделки;
  • ? налогообложение участников трансграничных электронных операций;
  • ? трактовка интернет-услуг в рамках договоренности по телекоммуникациям в составе ГАТС;
  • ? роль государства в регулировании глобального электронного рынка;
  • ? защита прав интеллектуальной собственности в условиях электронной коммерции;
  • ? влияние электронной коммерции на переговорный процесс в рамках ГАТС.

Решение этих и других родственных им вопросов есть не что иное, как выработка позиции России по основным вопросам торговой политики в сфере электронной коммерции.

Являясь качественно новым видом деятельности, трансграничная электронная торговля ставит ряд нетрадиционных проблем перед ее участниками и требует выработки согласованных торгово-политических подходов на международном уровне. Соответственно, России необходимо иметь обоснованную и отвечающую национальным интересам позицию по основным обсуждаемым темам.

При формировании российской позиции по вопросам многостороннего регулирования трансграничной электронной коммерции важно учитывать имеющуюся специфику, а именно:

  • ? относительно низкий, по сравнению с западными странами, уровень развития информационной структуры и информационных технологий в стране, а также общий невысокий уровень компьютерной грамотности населения;
  • ? потенциально незначительное, с учетом фактической экспортно-импортной структуры, влияние электронной коммерции на развитие отечественной внешней торговли;
  • ? положение устойчивого и растущего нетто-импортера интернет-услуг;
  • ? высокую чувствительность российского бюджета к любому, даже незначительному снижению таможенных платежей в условиях роста нестабильности мировых товарных рынков и предстоящих крупных долговых выплат;
  • ? уязвимость большинства отечественных производителей товаров и услуг по отношению к повышению степени открытости внутреннего рынка и увеличению поставок конкурентоспособной зарубежной продукции (услуг), в том числе через Интернет;
  • ? сохраняющуюся низкую налоговую дисциплину и значительный несанкционированный отток капитала за рубеж, что, с учетом особенностей электронной торговли, может способствовать росту правонарушений в фискальной сфере;
  • ? слабую конкурентоспособность России на рынке интернет-услуг и важность получения ею международно-правовых гарантий недискриминационного доступа в мировое “киберпространство”;
  • ? необходимость повышения интеграции страны в систему мирового хозяйства и расширения импорта прогрессивных технологий и ноу-хау, в том числе по каналам электронной торговли, для модернизации и структурной перестройки экономики;
  • ? важность обеспечения более полного и постоянного доступа России к мировым информационным ресурсам для принятия эффективных хозяйственных и торгово-политических решений, участия в зарубежных конкурсных проектах и т. д.;
  • ? необходимость совершенствования товарной структуры экспорта путем вовлечения в электронную торговлю продукции (услуг) малых и средних инновационных предприятий;
  • ? возможность более эффективной коммерциализации результатов НИОКР посредством электронных технологий, позволяющих элиминировать фактор неповоротливого и высокозатратного реального производства;
  • ? неразвитую и малоэффективную систему защиты прав интеллектуальной собственности, что резко ограничивает потенциал трансграничной электронной торговли;
  • ? слабую разработанность и непрозрачность основных технико-экономических норм и механизмов регулирования электронной торговли в российских условиях.

Классификация объектов электронной торговли

Проблема. Сохраняется потребность в уточнении базовых понятий электронной торговли, а именно: считать ли любую деятельность, основанную на электронной передаче данных, услугой или же следует отделить сам процесс (собственно передачу данных) от его содержания. В большинстве случаев форма (оказание услуг по передаче данных) и содержание (оказание финансовых, деловых и других услуг) совпадают. В значительном числе случаев передается оцифрованный товар, имеющий очевидные вещественные аналогии. Однако достаточно распространенной является пограничная ситуация, когда передается продукт, не имеющий физических аналогов и не предназначенный для существования в вещественной форме, как, например, электронные поздравительные открытки, произведения виртуального искусства, веб-страницы, промышленные дизайнерские разработки и др. Поскольку в последнем случае продукты не потребляются в процессе передачи и использования информации, а продолжают бесконечно долго существовать в “киберпространстве”, они скорее могут быть классифицированы как товары. Разделение объектов электронного бизнеса на товары и услуги необходимо для адекватного применения в электронной торговле регулирующих норм.

Подходы. (1) Принцип “технологической нейтральности”, т. е. физические и электронные аналоги товаров/услуг классифицируются одинаково, независимо от способа поставки. (2) При торговле оцифрованными товарами осуществляется не столько передача информации, сколько предоставляется доступ к ней, а следовательно, вся электронная сделка представляет собой услугу. (3) Объект электронной сделки — это некий гибрид, несущий в себе черты товара и услуги. Соответственно, необходимы новая классификация и новые торговые правила.

Позиция России в этом случае может состоять в формировании собственного, отвечающего национальным интересам понятийного аппарата в области электронной коммерции, включая базовые понятия и классификацию объектов электронной торговли. Для России, имеющей низкий конкурентный потенциал и ограниченные возможности расширения экспортных сделок в Интернете, выгодна расширительная трактовка понятия “услуга” в контексте электронной коммерции, поскольку международное регулирование сферы услуг менее либерализовано (допускаются многие виды ограничений), прозрачно и последовательно, чем в отношении товаров, и составляет для национальных властей больше возможностей и средств для воздействия на импорт.

При этом необходимо провести анализ конкурентоспособности отечественных товаров и услуг, являющихся потенциальными объектами электронной торговли, для выявления перспективных интересов российских производителей и уточнения позиции страны по вопросу классификации объектов электронных сделок.

Определение способа поставки и местонахождения сторон электронной сделки

Проблема. В рамках ГАТС предусмотрены 4 способа поставки услуг: трансграничные операции, потребление за рубежом, коммерческое присутствие и физическое присутствие. Способ поставки важен как для определения условий доступа на рынок, так и с точки зрения правоприменения (т. е. право какой страны будет применяться к данной сделке). Дополнительные сложности в классификации способа поставки возникают из-за трудностей с точным определением местонахождения сторон, взаимодействующих в Интернете (считается, что важны лишь стартовая и конечная точки сделки, однако и здесь возникают проблемы: например, стартовой точкой могут быть и веб-сайт, и склад, и офис, расположенные в разных местах).

С позиций защиты потребителей предпочтителен первый —- трансграничный способ поставки, когда применяется право страны покупателя услуги. Вместе с тем в условиях электронной коммерции применение первого способа поставки способно существенно сократить участие малых и средних предприятий в онлайновых операциях, поскольку покупатели интернет-услуг очень часто анонимны и продавцы не имеют предварительной информации об их юрисдикции. В этой ситуации для малых и средних предприятий крайне трудно обеспечить соответствие своих электронных продуктов многочисленным и разнообразным зарубежным требованиям, особенно по новым продуктам и в высокорегулируемых секторах. Крупные компании имеют здесь очевидные преимущества.

Подходы. (1) Считать электронные сделки трансграничными операциями. (2) Считать посещение через Интернет покупателем из одной страны веб-сайта продавца в другой стране и оформление коммерческих сделок на этом сайте поставкой услуг способом потребления их за рубежом. (3) Определить для электронной коммерции особый способ поставки и нормы регулирования, выходящие за рамки ГАТС.

В условиях слаборазвитой национальной базы информационных технологий и отсутствия достаточного слоя эффективных инновационных предприятий — участников электронной коммерции для России предпочтительной является классификация электронных сделок как трансграничных, обеспечивающих более высокий уровень защиты потребителей. Такой подход способен оказать сдерживающее влияние на экспортную деятельность в российском сегменте Интернета, однако это может стимулировать формирование высокоэффективных интегрированных интернет-структур.

В качестве практических действий при этом целесообразно провести анализ возможностей расширения экспортной деятельности в российском сегменте Интернета в условиях первого и второго способов поставки услуг по классификации ГАТС, а также провести инвентаризацию отечественного законодательства в области защиты прав потребителей на предмет его соответствия условиям электронной коммерции, подготовить предложения по внесению необходимых изменений и дополнений.

Налогообложение трансграничных электронных операций

Проблема. Сегодня электронная торговля по инициативе ведущих западных стран, прежде всего США, развивается преимущественно как свободное “киберпространство”, где не взимаются таможенные пошлины, отсутствуют другие таможенные формальности и какие-либо контрольные процедуры. Такой режим выгоден в первую очередь крупнейшим промышленно развитым странам, доминирующим на рынке интернет-услуг и выступающим в качестве их нетто-экспорте- ров (свыше 90% всех интернет-хостов сосредоточено в странах Организации экономического сотрудничества и развития, в том числе 2/3 — в США). В то же время подавляющее большинство стран являются и в обозримой перспективе останутся нетто-импортерами интернет-услуг; для них вопросы беспошлинного и в целом безналогового приобретения оцифрованных товаров и услуг через Интернет представляются значительно более чувствительными как с фискальной точки зрения, так и с учетом возможного влияния на уровень внутренней конкуренции. В последнем случае речь идет о том, что дешевеющие, оперативные и высокоэффективные продажи товаров и услуг через Интернет могут вытеснить с рынка местных поставщиков их физических аналогов.

Наиболее сложным, хотя и не требующим немедленного решения в силу пока еще малых объемов трансграничной электронной коммерции, является вопрос о применении к объектам электронной коммерции стандартной налоговой сетки, в первую очередь налогов на потребление и, главным образом, НДС. Специфика электронной торговли, особенно при трансграничных поставках по линии юридическое лицофизическое лицо, заключается, с одной стороны, в ограниченных возможностях продавца подтвердить факт экспортной сделки для освобождения от НДС в силу труднодоказуемого фактического местонахождения потребителя, а с другой стороны, связана с возможным существенным недобором косвенных налогов, прежде всего НДС, в странах, отличающихся низкой налоговой культурой и высокой частотностью уклонения от уплаты налогов.

Важное фискальное противоречие электронной торговли состоит в том, что, с одной стороны, современные информационные технологии позволяют значительно повысить оперативность и эффективность взаимодействия налогоплательщиков и налоговых органов, но, с другой, преимущества торговли через Интернет могут быть использованы для ухода от налогообложения, сокрытия доходов и нелегального вывоза капиталов за рубеж. Отдельную проблему составляют провайдеры Интернет-услуг, зарегистрированные в офшорных зонах.

Подходы. Таможенные пошлины. (1) Взимание таможенных пошлин и сборов не имеет смысла, поскольку расходы более или менее эффективной системы их сбора превысят потенциальные платежи. (2) Поскольку потенциальная база электронной коммерции в международной торговле товарами невелика (около 1,5—2% мирового экспорта), ее последствия для стран-импортеров в виде выпадающих таможенных платежей будут незначительны. (3) Необходимо учитывать значительные страновые различия в структуре импорта, а также высокую зависимость бюджетов многих развивающихся и, особенно, наименование развитых государств от таможенных поступлений. Соответственно, для этой группы стран беспошлинный режим в отношении электронной торговли может быть неоптимальным решением.

Налогообложение и фискальный контроль. (1) Установление определенного стоимостного порога, ниже которого сделки в Интернете легально выводятся из-под действующей системы налогообложения. Речь идет о сделках с невысокой стоимостью, однако всегда существует возможность их искусственного дробления для ухода от налогообложения. (2)

Эффективный финансовый контроль в сфере электронной торговли предполагает более тесную координацию деятельности национальных фискальных служб на двустороннем и многостороннем уровне, принятие мер, направленных на повышение ответственности провайдеров интернет-услуг в плане учета совершаемых пользователем коммерческих сделок и обмена информацией с фискальными органами.

При выработке позиции России по этому вопросу необходимо учитывать, что возможное существенное расширение импорта товаров и услуг через Интернет в условиях повышения деловой активности в стране предполагает двойственное отношение России к любого рода налоговым льготам в Интернете. С одной стороны, эффективнее взимание налогов в электронной торговле сегодня и в обозримой перспективе организационно и технологически крайне затруднено. Тем более, что льготный налоговый режим будет стимулировать пока еще слабый российский сегмент Интернета. С другой стороны, российский бюджет чрезвычайно чувствителен к любым потенциальным потерям таможенных платежей. В целом же оптимальной на сегодняшний день политикой для России могло бы быть увязывание вопросов либерализации трансграничной электронной торговли, установления беспошлинного режима и неприменения ограничительных мер с привлечением дополнительных иностранных инвестиций в развитие информационной инфраструктуры и информационных технологий, а также передачей технологии и ноу-хау.

В качестве практических действий необходимо:

  • ? провести оценку текущих и потенциальных бюджетных потерь в связи с беспошлинным и льготным налоговым ведением электронной торговли;
  • ? принять необходимые организационные меры по обеспечению деятельности таможенных и других фискальных органов в сфере электронной торговли (обеспечение таможенной службы необходимыми кадрами и оборудованием; разработка технологий таможенной очистки грузов, поступающих по сделкам, заключенным в Интернете; упрощение таможенных формальностей в рамках электронной торговли; построение и отлаживание взаимодействия фиска льных/таможен- ных органов с провайдерами интернет-услуг, а также банковской системой для эффективного взимания и контроля уплаты налогов);
  • ? разработать специальные меры против использования электронной коммерции в целях расширения масштабов преступлений экономического характера, включая утечку капитала за границу под предлогом оплаты импорта (при этом особенно важной является разработка не только законодательных норм в новой области коммерческих отношений, но и мер, обеспечивающих неукоснительное исполнение принятых норм).

Трактовка интернет-услуг в рамках договоренности по телекоммуникациям ГАТС

Проблема. Поскольку развитие электронной коммерции зависит от доступа к телекоммуникационным сетям необходимо четко позиционировать интернет-услуги в рамках договоренности по телекоммуникациям ГАТС. Последняя предусматривает деление (1) на общественные и частные сети и услуги и (2) на базовые телекоммуникационные услуги и услуги с добавленной стоимостью. Отнесение интернет-услут к тому или иному виду телекоммуникационных услуг предопределяет соответствующие условия доступа и цены, а также меры регулирования (согласно договоренности устанавливается недискриминационный доступ к общественным сетям применительно ко всем секторам услуг, затронутых либерализацией; существуют определенные регулирующие принципы по поддержке конкуренции и защитным мерам, которые применяются только к базовым телекоммуникационным услугам). Либерализация в области телекоммуникаций в условиях бурного развития Интернета, слияния основных провайдеров интернет-услуг и поставщиков информации у многих стран вызывает опасения в плане подрыва национальных культурных ценностей.

Подходы. (1) Доступ и общение через Интернет следует рассматривать как базовую телекоммуникационную услугу.

Это такое же средство связи, как, например, телефония, и оно должно быть защищено от монополизма, обеспечивать универсальный доступ и конкуренцию. Недопустимо возведение “цифрового” барьера между людьми. Признание интернет-услуг базовыми повлечет возложение на провайдеров дополнительных обязательств, включая лицензирование. (2) Предпочтительной является классификация Интернета как услуги с добавленной стоимостью, поскольку страны настроены в большей степени либерализовать именно эти рынки. Здесь также необходимы конкуренция и определенные защитные меры. (3) Различия между базовыми услугами и услугами с добавленной стоимостью применительно к Интернету постепенно стираются, поскольку в нем объединяется все большее число видов коммуникаций (телефония, факсимильная, телексная, видеосвязь и др.) и услуг.

В этом случае для России предпочтительной является классификация интернет-услут как базовых, где существуют четкие принципы в отношении поддержки конкуренции и применения защитных мер. Соответствующая классификация важна для обеспечения недискриминационного и по разумным ценам доступа отечественных пользователей к услугам Интернета, а также в плане повышения роли и ответственности провайдеров интернет-услуг.

При этом необходимо провести анализ институциональной и технологической структур российского рынка интернет-услуг для принятия мер, стимулирующих конкуренцию и облегчающих доступ для пользователей.

Роль государства в регулировании глобального электронного рынка

Проблема. Становление и развитие глобального “киберпространства”, его открытость и общедоступность как естественного и неотъемлемого атрибута современного информационного общества диктуют необходимость строгого соблюдения в этой сфере норм и принципов справедливой конкуренции. В этой связи требуют своего решения вопросы допустимого вмешательства государства в регулирование деятельности в Интернете (некоторые страны сохраняют жесткую лицензионную систему в отношении электронного бизнеса и телекоммуникационных услуг, практикуют выдачу лицензий с правом просмотра, что может вести к ограничению и нарушению конкуренции), применения различного рода защитных мер в отношении электронного импорта (здесь особенно важна адекватная система доказательств причиненного ущерба, позволяющая объективно оценить последствия электронного бизнеса для реального производства). В качестве элемента дискриминации одних поставщиков интернет- услуг по сравнению с другими поставщиками может рассматриваться навязывание промышленного развитыми странами (особенно США) собственных стандартов передачи и защиты электронных данных, что в случае их непринятия может существенно ограничить для провайдеров из третьих стран возможности участия в глобальной электронной коммерции.

Подходы. (1) В рамках ВТО обсудить перечень мер, которые государства могут и должны использовать в регулировании электронной торговли (в отличие от определения перечня мер, которые нельзя использовать, и принципа “все, что не запрещено, разрешено). (2) Для успешного развития электронной коммерции необходимы прозрачные и стабильные правила, основывающиеся на международных механизмах поддержания конкуренции, обеспечивающие равный доступ на рынки, предполагающие гармонизацию международных норм регулирования и выработку единых стандартов в сфере электронной коммерции, а также ориентирующиеся на постепенное снижение административных ограничений в этой области. (3) Электронная торговля развивается настолько быстро, что выработка эффективного механизма многостороннего регулирования становится проблематичной; новые нормы будут постоянно устаревать. Поэтому лучше согласовать фундаментальные принципы функционирования электронной коммерции (кодекс поведения или набор общепринятых норм) и следовать им. Целесообразно подготовить специальное Руководство (“Reference paper”) в отношении электронной коммерции, как в случае базовых телекоммуникаций (включая поддержку конкуренции в интересах мелких провайдеров и противодействие монополизации доступа в Интернет крупными телекоммуникационными компаниями). (4) Применительно к электронной торговле следует разрабатывать временные регулирующие меры (как, например, мораторий ВТО на взимание таможенных пошлин в электронной торговле). (5) Более эффективной является разработка различных принципов регулирования для последовательных звеньев приращения стоимости -— доступа в Интернет, формирования и передачи массивов информации, коммерческих сделок в Интернете. (6) Нельзя слишком дерегулировать электронную коммерцию, поскольку в этой области необходимо жесткое соблюдение стандартов, особенно в области защиты данных.

Функционирование глобального электронного рынка, с одной стороны, предполагает минимум регулирования на национальном уровне и, с другой стороны, требует эффективной защиты информации (обеспечения конфиденциальности) и прав потребителей. В любом случае электронная торговля испытывает сильное влияние со стороны многочисленных регулирующих мер в сфере финансовых, профессиональных, телекоммуникационных и других видов услуг, взаимодействующих с инфраструктурой и определяющих содержание электронных сделок. Необходимо обеспечить одинаковый уровень защиты потребителей в реальной и виртуальной торговле. Возникновение вертикально интегрированных промышленных порталов угрожает монополизацией некоторых онлайновых видов деятельности.

В этих условиях России целесообразно поддерживать выработку единых принципов регулирования электронной торговли и не стремиться к форсированному принятию на многостороннем уровне подробного свода норм (соглашений), регламентирующих все аспекты трансграничного электронного бизнеса. Можно формально одобрять, но не участвовать в каких-либо обязывающих многосторонних торгово-политических соглашениях в области электронной коммерции в связи с неразвитостью национальной инфраструктуры и механизмов регулирования этой деятельности и невозможностью выполнения вытекающих из них обязательств.

Россия может поддерживать усилия по либерализации электронной коммерции, однако, с учетом низкой конкурентоспособности и слабой защищенности отечественного электронного бизнеса, сохранять элементы лицензирования в этой сфере, а также резервировать за собой возможность отхода от принципов свободного “киберпространства” и установления изъятий из национального режима в случае резкого ухудшения экономической ситуации и возникновения реальной угрозы национальной безопасности.

По нашему мнению, будет полезным, если Россия интегрирует торгово-политические вопросы развития электронной коммерции в общий ход переговорного процесса по присоединению страны к ВТО (учет принципов беспошлинной электронной торговли при формировании тарифных предложений по товарам, поддающимся переводу в цифровой формат; учет перспектив развития электронной торговли, появления новых видов электронных услуг и возможных модификаций способов поставки услуг через Интернет в переговорах по доступу на рынок услуг; учет потребностей развития электронной коммерции в процессе реформирования отечественного законодательства в соответствии с нормами и положениями ВТО, прежде всего в области защиты прав интеллектуальной собственности).

В качестве практических действий можно рекомендовать:

  • ? подготовить развернутую позицию России по вопросам многостороннего регулирования электронной коммерции;
  • ? выработать соответствующие международным нормам защитные механизмы по отношению к импорту оцифрованных товаров и услуг;
  • ? разработать комплекс мер для стимулирования экспортной деятельности в сфере электронной коммерции, включая:

административные меры стимулирования:

  • —- предоставление потенциальным пользователям (преимущественно предприятиям малого и среднего бизнеса) максимума информации о возможностях электронной коммерции;
  • — обучение и повышение квалификации персонала малых и средних предприятий в сфере электронной коммерции;
  • — оказание консультационной и организационно-технической помощи (создание в перспективе специального Центра развития электронной коммерции на условиях совместного финансирования государством и частным сектором);
  • —- разработка отечественных стандартов и норм, совместимых с международными, а также механизмов, повышающих взаимное доверие пользователей, в том числе механизмов поручительства;

меры финансового стимулирования пользователей электронной коммерции, применяемые в традиционной торговле товарами:

  • —- предоставление налоговых льгот определенным категориям компаний-экспортеров или обеспечение им доступа в Интернет на льготных условиях, в том числе для поиска зарубежных торговых партнеров или в рекламных целях;
  • — установление льготного страхования расчетных операций в Интернете.

Защита прав интеллектуальной собственности в условиях электронной коммерции

Проблема. Развитие электронной коммерции модифицирует традиционные механизмы реализации и защиты прав интеллектуальной собственности. Поэтому существует необходимость выработки новых эффективных механизмов защиты прав интеллектуальной собственности в условиях открытого и универсального “киберпространства”: защиты самих оцифрованных объектов, обращающихся в глобальной электронной Сети, защиты формата и способов электронной передачи данных, содержащих элементы ноу-хау, а также защиты доменных имен в Интернете. Только за один 2000 г. ВОИС было принято к рассмотрению около 2,3 тыс. споров в отношении прав на использование зарегистрированных доменных имен. Существует потребность в совершенствовании классификации торговли объектами интеллектуальной собственности с учетом специфики электронной коммерции.

Подходы. (1) Следует обеспечить одинаковый уровень защиты прав интеллектуальной собственности для физических и электронных аналогов, повысить ответственность провайдеров интернет-услуг за соблюдение прав интеллектуальной собственности. (2) Важно, чтобы международный режим в области регулирования прав интеллектуальной собственности не стимулировал передачу прав крупным компаниям (последние могут монополизировать креативную деятельность в Интернете в ущерб интересам непосредственных создателей объектов интеллектуальной собственности). Хотя крупные компании могут лучше осуществлять маркетинг объектов интеллектуальной собственности, Интернет создает достаточные возможности для владельцев прав интеллектуальной собственности в плане самостоятельного широкого выхода на потребителей. Средние сроки действия патентов слишком велики для условий быстрых технологических изменений, что выгодно, в первую очередь, крупным компаниям.

В этих условиях позиция России должна состоять в поддержке международных усилий по более полному и оперативному учету новых факторов и тенденций в сфере регулирования торговли объектами интеллектуальной собственности в условиях расширения объемов электронной коммерции, активном участии в деятельности ВОИС по обеспечению надлежащей защиты прав интеллектуальной торговли в процессе электронного ведения бизнеса, а также противодействии монополизму на рынке объектов интеллектуальной собственности.

Было бы целесообразным подготовить предложения по приведению внутреннего законодательства в сфере защиты интеллектуальной собственности в соответствие с условиями электронной коммерции.

Влияние электронной коммерции на переговорный процесс в рамках ГАТС

Проблема. В 2000 г. начался новый раунд переговоров в рамках ВТО по торговле услугами. Традиционная схема переговоров предполагает достижение договоренностей между странами-членами по отдельным секторам торговли услугами. Вместе с тем электронная коммерция — это не конкретный сектор торговли, а средство ведения бизнеса (способ поставки), вовлекающее в международный электронный оборот все более широкий спектр традиционных и новых видов услуг. С появлением новых электронных услуг (например, услуг, связанных с функционированием веб-сайтов и размещением на них информации клиентов, услуг электронного заверения и др.), не подпадающих под действующую классификацию ГАТС, возникают сферы деятельности, не охваченные процессом либерализации международной торговли услугами и потенциально могущие стать объектом различного рода ограничений.

Подходы. (1) Технически невозможно и практически нецелесообразно рассматривать электронную коммерцию как системное явление, требующее коренного пересмотра ГАТС и последующих договоренностей в сфере торговли услугами. В то же время, поскольку рабочие группы по различным секторам и аспектам торговли услугами так или иначе затрагивают проблематику электронной коммерции, следует подготовить специальное Руководство, фокусирующее внимание на конкретных торгово-политических аспектах этой деятельности, для учета в переговорном процессе. (2) Более продуктивным является так называемый кластерный подход к проблематике электронной коммерции, формально позволяющий приступить к пересмотру всех имеющихся договоренностей в рамках ГАТС. Кластерный подход отражает реалии электронной коммерции, состоящие в том, что многие виды услуг являются одновременно и необходимым условием для нормального ведения электронного бизнеса, и собственно объектом электронной торговли. Кроме того, такой подход будет способствовать повышению общественного внимания к проблемам электронной коммерции. Среди недостатков кластерного подхода называются следующие: поскольку будет затронуто большинство существующих соглашений и договоренностей, регулирующих торговлю услугами, кластерный подход породит огромное число разноуровневых и разнонаправленных обязательств в различных секторах, что сильно утяжелит и сделает трудновыполнимыми положения ГАТС; при кластерном подходе неудача в переговорах по одному вопросу может помешать достижению консенсуса в других секторах; кластерный подход может быть использован развитыми странами для пересмотра в своих интересах уже достигнутых договоренностей, в том числе вынудить развивающиеся государства распространить процессы либерализации на новые сектора и виды деятельности; параллельно с реализацией кластерного подхода необходимо обсуждать и комплекс социальных мер, включая защиту потребителей и конфиденциальности информации, обеспечение занятости и др.

С учетом рассмотренных обстоятельств России целесообразно исходить из того, что форсированная разработка комплекса новых торгово-политических норм, регулирующих электронную коммерцию, не является оптимальной в условиях становления глобального электронного рынка, перманентных структурных и технологических изменений в этой области, значительно опережающих многосторонний переговорный процесс. Реализация кластерного подхода может существенно осложнить переговоры по присоединению России к ВТО, поскольку возникнет необходимость согласования новых обязательств и, вероятно, появятся дополнительные требования со стороны развитых стран по либерализации рынка услуг.

В качестве практических действий необходимо обосновать и сформулировать развернутую позицию российской стороны по вопросу целесообразности посекторального, поэтапного обсуждения проблематики электронной коммерции в рамках ВТО, а также провести двусторонние консультации по этому вопросу с развивающимися странами.

Таможенные правила и процедуры в электронной коммерции

Проблема. Развитие электронной торговли ставит дополнительные проблемы перед национальным и многосторонним внешнеторговым регулированием, поскольку многие его традиционные механизмы оказываются малоприспособленными для отслеживания и контроля коммерческих сделок в Интернете. Речь идет об определении страны происхождения (назначения) товара (услуги), калькуляции таможенной стоимости, применении процедур импортного лицензирования и иных форм контроля в национальных интересах, классификации электронных сделок и объектов электронной торговли для таможенных целей и ряде других вопросов.

Требует дальнейшего согласования вопрос организации электронной торговли реальными товарами. Основные проблемы возникают, когда покупателем выступает физическое лицо, часто оказывающееся в неведении относительно конечной стоимости товара (поскольку продавец выставляет счет без НДС и таможенных пошлин), а также фактических сроков доставки, включающей время на таможенную очистку грузов. По этой причине 85% европейских розничных сетевых дилеров не работают с потребителями из других стран.

Подходы. Необходимо широкое международное сотрудничество по адаптации существующих правил и механизмов внешнеторгового регулирования к условиям электронной коммерции. В том числе актуальной является выработка единообразных подходов к указанию страны базирования в электронных адресах провайдеров интернет-услуг. Для преодоления трудностей, возникающих в процессе электронной торговли реальными товарами, Всемирная таможенная организация предложила упрощенные процедуры таможенной очистки для подобных сделок, выработала стандартные требования к содержанию и степени прозрачности товаросопроводительной электронной документации.

Позиция России при этом должна состоять в активной поддержке усилий мирового сообщества по адаптации норм внешнеторгового регулирования к условиям электронной коммерции.

В этом случае потребуется разработать план мероприятий по адаптации механизмов и норм национального внешнеторгового регулирования к условиям электронной коммерции с учетом имеющегося зарубежного опыта в этой области.

Меры по глобализации электронной коммерции

Проблема. Поскольку электронный бизнес по своей природе глобален и универсален, принципиальным является участие в электронной коммерции возможно большего числа государств. Однако полномасштабное и эффективное включение в трансграничную электронную торговлю большинства развивающихся стран осложняется слабостью соответствующей материально-технической базы и кадрового обеспечения, а также возможными отрицательными последствиями электронного бизнеса для бюджета и внутреннего рынка.

Подходы. Западные страны отмечают важность содействия развитию информационно-технологической инфраструктуры и информационных технологий в развивающихся странах (в конце 1998 г. США приступили к реализации проекта по развитию Интернета в развивающихся странах). Одновременно подчеркивается, что распространение Интернета значительно облегчит передачу технологии и ноу-хау развивающимся странам.

Целесообразная позиция России может состоять в изучении возможностей ее участия в зарубежных национальных и международных проектах технического содействия для развития информационных технологий и разработке системы мер по более эффективному использованию Интернета для получения прогрессивных зарубежных технологий и ноу-хау.

При этом необходимо отметить, что важным условием для эффективной реализации позиции России по основным вопросам торговой политики в сфере электронной коммерции является создание действенных механизмов в этой области.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >