Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Литература arrow Субстандартные лексиконы в подъязыках немецких и русских военнослужащих и военнопленных (контрастивно-социолектологический подход)

История лексикологического описания

военных социолектизмов

История лексикологического описания немецких военных социолектизмов

В зарубежной германистике работы о немецком военном социолекте в большинстве своем принадлежат немецким исследователям и берут свое начало по сведениям Б.Л. Бойко в конце XIX в.1 Исследователь отмечает, что к наиболее ярким работам того периода следует отнести книгу «Die deutsche Soldatensprache» П. Хорна, датированную 1899-м г., и две книги, принадлежащие Г. Кребсу, под названием «Militarische Redensarten und Kunstausdriicke» 1892-го г. и «Militarische Sprichworter und Redensarten» 1895-го г. П. Хорн в своем исследовании ориентируется на систематизацию лексики языка немецких солдат, разделяя ее на тематические группы. Вопросом определения понятия «Soldatensprache» П. Хорн специально не занимается, но отделяет его от более общего Militarsprache или Heeressprache, отмечая: «Подобно тому, как любой язык распадается на отдельные диалекты, язык солдат распадается на языки отдельных воинских частей»[1] [2].

В работах Г. Кребса, посвященных речи военнослужащих австровенгерской и германской армий, большое внимание уделяется описанию лексических единиц в этимологическом аспекте, где автор стремится раскрыть культурно-исторические корни образных выражений. Военное ремесло германцев оставило, по его мнению, значительный след в языке, поскольку многие военные лексические единицы давно уже стали «членами многочисленной семьи крылатых выражений»[3].

В работах П. Хорна и Г. Кребса понятия «солдатский язык», «язык казармы», «казарменная латынь» соотносимы с понятием «военный жаргон». Оба автора противопоставляют «язык солдат» (Soldatensprache) «языку военных» (Militarsprache), разумея под «языком военных» тот слой общего немецкого языка, который относится к военному делу.

К началу XIX в. в Германии возрастает интерес к немецкому военному жаргону. К наиболее серьезным работам этого периода принадлежат «Deutsche Soldatensprache. Ihr Aufbau und ihre Probleme» O. Mayccepa 1917-го г. и «Die deutsche Soldatensprache der K.u.K. Armee. Ein erster Ver- such der Darstellung auf Grund eigener vielfaltiger Aufzeichnungen im Felde, in der Etappe wie im Hinterlande» X. Комменды 1918-го г. В качестве объекта исследования О. Мауссер избирает для себя «солдатское арго», которое по мнению исследователя должно изучаться с позиций лексикографии и немецкой стилистики. Автор считает, что «солдатское арго - это не только “окопный язык” (Schutzengrabensprache) пехотинца, но и “язык” действующих частей и подразделений, “язык” тыловых служб и гарнизонов».

При отборе материала автор видит его профессиональную, территориальную и социальную дифференцированность: а) по родам войск, корпусам и дивизиям, полкам и более мелким подразделениям; б) по отнесенности к территориальным диалектам; в) в зависимости от социального членения в войсках, в том числе по соотнесенности с рядовыми, прочими чинами или офицерами1.

О. Мауссер в своем исследованием касается сопоставительного анализа «языка» германских солдат с солдатскими арго армий других государств, в котором выявляет психологический аспект. По мнению автора, определенные условия и отношения вызывают до определенной степени одинаковые впечатления, обусловливающие в свою очередь похожее языковое выражение. Отсюда и аналогии в «солдатских языках» германской и французской армий типа «Kaffeemuhle», «Nahmaschine», «Tack-tack» - «mouline a cafe», «machine a coudre», «tac-tac» для пулемета. Того же мнения придерживается Г. Комменда, изучавший австрийский военный жаргон.

Г. Комменда в языке военных выделяет три лексических слоя: 1) «закрепленный уставами специальный язык, или терминология» (Regiment, Uniform, Korporal, Gewehr), «язык военной канцелярии, или военный деловой стиль» (Kanzell, Durchlaufer, Dienstzettel, prasentieren) (эти два слоя автор объединяет под общим наименованием «официальный язык служебных отношений» (Dienstsprache)), 3) «язык солдатского сословия» (soldatische Standessprache). По мнению Г. Комменды, «язык солдатского сословия» состоит из выражений и словосочетаний, которые употребляются представителями солдатского сословия в значениях, отличных от тех, которые они имеют в официальном языке служебных отношений, литературном (письменном) языке, обиходной разговорной речи или диалекте. Поясняя сказанное, Г. Комменда сравнивает элементы «официального языка служебных отношений» с их соответствиями в «солдатском языке»: Regiment - Haufen, Uniform - Kluft, Gewehr - batten[4] [5].

Особое место в работах о военном жаргоне на материале немецкого языка занимает диссертация Р. Невальда, в которой автор формулирует определение понятия «разговорный солдатский язык» и проводит сопоставительный анализ лексики «солдатских языков» на материале социальногрупповых диалектов французских, английских, швейцарских и австрийских солдат. Автор пришел к заключению о том, что корни семантической аналогии «солдатских языков» следует искать не в их взаимном влиянии, а в общей психологии носителей, чем обеспечивается прочная связь между окказиональными и узуальными значениями. К определению понятия «разговорный солдатский язык» Р. Невальд приходит через сопоставление понятий «профессиональный язык» и «солдатский язык». Профессиональный язык, по мнению автора, является средством общения членов замкнутой профессиональной группы, которая требует от своих членов знания профессии и специального языка профессии, поскольку и профессия и ее язык усваиваются одновременно1.

Р. Невальд находит значительное сходство «разговорного солдатского языка» с «языком студентов», полагая: «и солдаты, и студенты хотят отличаться от прочих сословий как своим платьем, так и своей речью. Им хочется быть заметными и речь помогает им быть такими»[6] [7]. Следовательно, «разговорный солдатский язык» Р. Невальда может быть назван социально-групповым диалектом, так как используется военными и как средство демонстрации принадлежности к особому социальному слою, и как средство сокрытия содержания говоримого в присутствии «чужих». Понятие «солдатский разговорный язык» совпадает по своему содержанию с понятием «язык солдатского сословия», которое выдвинул Г. Комменда, поскольку язык «солдатского сословия» реализуется в неофициальных условиях общения.

В ряду серьезных исследований немецкого немецкого военного жаргона периода Первой мировой войны необходимо назвать словарь солдатского языка «Die Soldatensprache der Deutschen im ehemaligen tschechoslowakischen Heere» 1943 г. E. Риппля. В словаре описан и обобщен материал, полученный автором посредством анкетирования немецких солдат, служивших в чехословацкой армии. Е. Риппль в предисловии к словарю уточняет понятие «солдатского языка» терминами «язык казармы» (Kasernensprache) и «язык военной службы» (Kommissdeutsch) и отличает его от «языка армии» (Armeedeutsch), или официально-делового стиля, для которого присуще использование специальных военных лексем и фразеологизмов1.

Интерес к научному изучению немецкого военного языка не уменьшается и во времена Второй мировой войны. Проблемами экзистенции солдатских языков занимаются такие ученые, как А. Миллер, В. Эшер, X. Ваннер, X. Хайнтц, Г. Лузе, X. Кюппер, Л. Макензен.

А. Миллер составляет тридцатитысячную картотеку синонимов, в которой понятия литературного языка выражаются понятиями «солдатского языка». Однако автор не дает определения понятию «солдатский язык».

В статье «Von unserer Soldatensprache» Г. Ваннер излагает свое объяснение причин возникновения «солдатского языка», одной из которых является «влияние коллективной психологии, то есть неосознанное уподобление цивилизованного примитивному»[8] [9]. Г. Ваннер называет основной причиной возникновения языка солдат склонность к языковой игре и потребность в психологической разрядке, тогда как чувству принадлежности к социальной группе он отводит второстепенную роль.

В солдатском языке Г. Лузе можно выделить два слоя лексики: слова, употребляемые всеми военнослужащими, и слова, распространенные в том или ином роде войск или виде вооруженных сил. Г. Лузе собирал материал в лагерях, где основную массу военнопленных составляли немецкие военные[10].

В работе «Die deutsche Sprache unserer Zeit. Zur Sprache des 20. Jahr- hunderts» Л. Макензена язык, на котором говорят солдаты, представляет сплав «военного специального языка» (militarische Fachsprache) и «цивильной речи» (zivile Redeform). Этот речевой сплав способствовал формированию социальных групп в армии. «Тот, кто говорил подобным образом, как бы удостоверял свою принадлежность к солдатам, а в последующем - к участникам кампаний»[11].

Вторая половина XX в. характеризуется сильным влиянием английского языка, в том числе и на «язык немецких солдат». В частности, X. Мозер в своей статье «Sprachprobleme bei der Bundeswehr» обращает внимание на присутствие большого количества англицизмов в речи немецких солдат, обосновывая это явление страстным желанием солдат снискать уважение окружающих. Автор приводит такие примеры из протоколов переговоров летчиков во время полетов: «Wir machen den climb out in parade formation. - Ich fliege leader. - Number two rechts. - Wir machen take-off. Wenn wir airborne sind und das gear eingefahren ist, gibt jeder dem leader ein thumbsup fur closed pannels. Wenn er nach einer Minute»1.

Одной из самых заметных работ о «языке немецких солдат» второй половины XX в. является словарь «Von Anschiss bis Zwitschergemiise. Das Bundessoldatendeutsch von A - Z» X. Кюппера[12] [13]. Словарь содержит около 10 000 единиц, собранных посредством анкетирования преимущественно рядовых. «Главное, что отличает “язык” немецкого солдата мирного времени - отсутствие лексики, отражающей реалии войны и идеи “ура- патриотизма”. Ассоциативная образность современного немецкого военного жаргона основана на общей образности немецкого языка, она отражает состояние общественной и культурной жизни Федеративной Республики Германия 60-х годов, с точки зрения военной тематики, наряду с традициями военной службы в Германии (Kamel ‘новобранец’, Gulaschkanone ‘полевая кухня’)... службу в армии, которая ориентирована на тесное взаимодействие с войсками союзников по НАТО, о чем свидетельствуют, в частности, несколько страниц словаря, включающих сложные слова от NATO-Adler - мясо птицы до NATO-Zylinder - стальная каска. Тематический круг словаря достаточно обширен и включает лексику, относящуюся к повседневной жизни казармы, спорту, музыке, кино, впечатлениям краткосрочного отпуска, общения в среде молодежи и т.п.»[14].

В отечественной германистике можно отметить несколько статей Я.А. Манукяна, в которых автор рассматривает дифференциацию немецкого военного жаргона периода Первой и Второй мировых войн по следующим понятийным полям: 1) «продовольственное снабжение в армии», 2) «германская наградная система», 3) «лечебные учреждения», а также

4) по микрополям, отражающим обиходно-разговорный язык и речь немецких солдат[15].

  • [1] Здесь и далее материал излагается и цит. по: Бойко Б.Л. Корпоративный жаргон как средство социально-ориентированного общения (на материале «солдатского языка» / немецкого военного жаргона)// Ауэрбах Т.Д. Словарь немецкого военного жаргона. М., 2005.
  • [2] См.: Horn Р. Die deutsche Soldatensprache. Giessen, 1899. S.10.
  • [3] См.: Krebs G. Militarische Redensarten und Kunstausdriicke. Wien, 1892. S. 4.
  • [4] Cm.: Mausser O. Deutsche Soldatensprache. Ihr Aufbau und ihre Probleme. StraBburg, 1917. S. 101.
  • [5] Cm.: Commenda H. Die deutsche Soldatensprache in der k.u.k. osterreichisch-ungarischen Armee: einerster Versuch der Darstellung auf Grund eigener vielfaltiger Aufzeichnungen im Felde, in der Etappe wie imHinterlande. Linz, 1976.
  • [6] См.: Newald R. Beitrage zur Soldatensprache. Inaugural-Dissertation zur Erlangung der Doktorwurdeder philosophischen Fakultat (1. Sektion) der bayerischen Ludwig-Maximilians-Universitat zu Miinchen. Mun-chen, 1921. S. 11.
  • [7] Newald R. Beitrage zur Soldatensprache. Inaugural-Dissertation zur Erlangung der Doktorwurde derphilosophischen Fakultat (1. Sektion) der bayerischen Ludwig-Maximilians-Universitat zu Miinchen.
  • [8] См.: Rippl Е. Die Soldatensprache der Deutschen im ehemaligen tschecho-slowakischen Heere. Leipzig, 1943. S. 8.
  • [9] Cm.: Wanner F. Von unserer Soldatensprache. In: Schweizerisches Archiv fur Volkskunde: 42 Band.H.3. Basel, 1945. S. 188.
  • [10] Cm.: Loose G. Zur deutschen Soldatensprache des zweiten Weltkrieges. In: The Journal of English andGermanic Philology: Bd. 46. Nr. 3, 1947.
  • [11] Mackensen L. Die deutsche Sprache unserer Zeit. Zur Sprache des 20. Jahrhunderts. Heidelberg, 1956. S. 100.
  • [12] Moser H. Sprachprobleme bei der Bundeswehr. In: Muttersprache. 1964. S. 130.
  • [13] Cm.: Kupper H. ABC-Komiker bis Zwitschergemiise. Das Bundessoldatendeutsch.
  • [14] Бойко Б.Л. Корпоративный жаргон как средство социально-ориентированного общения (на материале «солдатского языка» / немецкого военного жаргона). С. 275-276.
  • [15] См.: Манукян Я.А. Германская наградная система в языке немецких солдат // Вопросы германистики: Сб. науч. тр. кафедры немец, филол.. Вып. VI. Пятигорск, 2004. С. 104-108; Он же. Немецкая обиходно-разговорная речь и язык солдат // Теоретическая и прикладная лингвистика. Вып. IV. Пятигорск,2005. С. 89-95; Быт солдата в лексиконе немецких военнослужащих // Записки по германистике и межкультурной коммуникации. Вып. II. Пятигорск, 2007. С. 121-125; Манукян Я.А. Некоторые особенностинемецкого солдатского жаргона (на материале понятийного поля «лечебные учреждения»). Пятигорск,2007. 4. 2. С. 39—43; Он же. Особенности языка немецких солдат двух мировых войн (на материале понятийного поля «Продовольственное снабжение в армии») // Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова.Вып. III. Кострома, 2007. С. 120-124; Он же. Особенности языка немецких солдат периода Первой иВторой мировых войн // Вестник БГУ. Филология. Улан-Удэ, 2007. С. 218-222. 86
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >
 

Популярные страницы