ИСТОЧНИКИ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ОТНОШЕНИЙ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Конституционные основы ? Принципы регулирования предпринимательской деятельности ? Система источников и их критерии ? Иерархия источников ? Обычаи и материалы судебной практики, решения Конституционного Суда РФ ? Акты саморегулируемых организаций ? Правоприменение

Конституционные основы и принципы правового регулирования деятельности предпринимателей

Практически каждое государство отчетливо осознает значение предпринимательства для обеспечения развития общества и поэтому полагает необходимым непосредственно в основных законах предусматривать базовые принципы регулирования деятельности предпринимателей. Такие нормы имеются и в Конституции нашей страны, что исходно придает им высшую юридическую силу (ч. I ст. 15 Конституции). Особенностью данных норм является:

  • • во-первых, их концептуальный характер, выражающий общий смысл государственной политики в данной сфере и возможность применения к конкретным правоотношениям;
  • • во-вторых, их верховенство в системе норм, предполагающее, что прочие предписания любых нормативных правовых актов могут лишь развивать и дополнять содержание конституционных норм, но не противоречить им. Реальность такого значения норм Конституции обеспечивается всей деятельностью государства, в том числе специфической деятельностью Конституционного Суда РФ.

Принципы правового регулирования есть его основные начала, определяющие идеи, нашедшие выражение в конкретных нормах и воплощающиеся в практике как правоприменения, так и осуществления прав самими субъектами.

В соответствии с ч. 1 ст. 8 Конституции экономическая основа конституционного строя нашей страны базируется на принципах единства экономического пространства, свободного перемещения товаров (услуг, финансовых средств), многообразия и равноправия форм собственности, поддержки добросовестной конкуренции.

Эти конституционные положения и предопределяют принципы правового регулирования предпринимательских отношений.

Изложенные в Конституции нормы-принципы иногда требуют специального комментария. В этой связи существенное значение для правильного толкования данных норм-принципов имеют акты Конституционного Суда РФ; так, относительно круга субъектов, которым адресованы указанные нормы, Конституционный Суд РФ разъяснил, что в контексте системы норм Конституции правила об основных правах и свободах распространяются и на юридических лиц.

Принцип свободы предпринимательской деятельности. Применительно к этому принципу особое значение имеет ч. 1 ст. 34 Конституции, устанавливающая, что каждый гражданин имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной деятельности. Эту предусмотренную Конституцией возможность любым легитимным образом реализовать свой потенциал законодатель не связывает только с личным трудом, допуская различные варианты вовлечения идей, материальных ресурсов, физической силы, денежных средств для достижения желаемого эффекта.

Таким образом, каждый правосубъектный гражданин вправе вести всякую не запрещенную деятельность, приводящую к экономическому эффекту, в том числе и прямо не указанную в законах. Если деятельность ограничена (например, территорией или способом), то она также дозволена, хотя и с учетом требований закона. Дозволенной следует считать и деятельность, требующую получения лицензий (разрешений), поскольку смысл ограничений состоит не в исключении такой деятельности, а лишь в проверке наличия у предпринимателя финансовых, организационных, технических и иных условий для соответствующего вида работы.

В рамках данного принципа иногда выделяют отдельные составляющие его компоненты[1], что вполне уместно, поскольку экономическая деятельность многомерна. Однако вряд ли следует включать в содержание данного принципа указания на те правомочия, которые предопределены общей гражданско-правовой дееспособностью (например, право заключать или не заключать сделки), права всякого гражданина (например, право определять место жительства), а также ряд других прав, которые или составляют элемент принципов других отраслей законодательства (например, право иметь имущество в собственности) или же важны для предпринимателя, но имеют универсальное значение.

Принцип свободы предпринимательской деятельности, конечно, распространяется и на выбор сферы (вида) деятельности и конкретных способов (путей) ее ведения, включая выбор места размещения производства, определение организационно-правовой формы и право вести такую деятельность без образования юридического лица, а также объединять до определенного уровня свои капиталы (ресурсы) или не объединять их с другими лицами и т.п.

И наоборот, предосудительными и уголовно наказуемыми являются случаи воспрепятствования законной предпринимательской деятельности (ст. 169 УК).

По смыслу Конституции к «иной экономической деятельности» можно отнести не только предпринимательство, но и, например, игру на бирже, участие в лотереях, получение рентного дохода, ведение подсобного хозяйства, не имеющего товарного характера, участие в деятельности ассоциаций и союзов без извлечения прибыли и т.п.

Принцип многообразия и юридического равенства форм собственности. Данный принцип закреплен прежде всего в ч. 1 ст. 8 Конституции: «В Российской Федерации признаются и защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности». С правовой точки зрения выделение названных форм собственности слабо мотивировано, так же как мало объяснимо применение к отношениям собственности такой категории, как «форма». Практически нет удовлетворительного ответа и на вопрос о том, что могут представлять собой «иные формы собственности».

Судя по всему, в данном случае возобладало экономическое понимание собственности, связанное с уровнем ее концентрации, обобщения. Если законодатель признает юридическое равенство всякой собственности, то последовательное проведение этой идеи в жизнь должно привести к отсутствию каких-либо приоритетов у любой собственности: при формировании, реализации правомочий, защите интересов собственника. Иной подход оказался бы не просто несправедливым, но и разрушительным для сферы экономической деятельности, поскольку привел бы к устранению конкурентных начал.

Что же касается популярного выражения «смешанная форма собственности», то оно имеет право на существование в смысле участия нескольких собственников в создании общего капитала хозяйственного общества; нет ограничений для подобного участия и публичных собственников.

Принцип единства экономического пространства. В соответствии со ст. 8 и 74 Конституции территория России является единым экономическим пространством. Данный принцип подтверждается также нормой п. 3 ст. 1 ГК и рядом других норм.

Этот принцип выражает возможность свободно перемещать товары, услуги и финансовые средства по всей территории России независимо от места их производства и продажи (отчуждения), наличия границ административно-территориального деления страны, отсутствие внутренних таможенных границ и каких-либо дополнительных пошлин и сборов при продвижении товаров в пределах России.

Принцип свободы перемещения товаров, работ услуг. Данный принцип дополняет предшествующий, но вполне самостоятелен. Его смысл заключается в том, что общим правилом для организации экономики является возможность каждого предпринимателя беспрепятственно продвигать собственный товар. При этом — в отличие от советского периода — не является существенным факт производства данного товара лицом, его отчуждающим.

Этот принцип находит свое подтверждение и в отдельных отраслевых нормах. Например, в соответствии с п. 2 ст. 129 ГК «виды объектов гражданских прав, нахождение которых в обороте не допускается (объекты, изъятые из оборота) должны быть прямо указаны в законе. Виды объектов гражданских прав, которые могут принадлежать лишь определенным участникам оборота либо нахождение которых в обороте допускается по специальному разрешению (объекты, ограниченно оборотоспособные), определяется в порядке, установленном законом». По сути приведенная норма указывает на следующий основной прием регулирования оборота специальных объектов: во-первых, устанавливается запрет оборота некоторых объектов; во-вторых, для других может вводиться ограниченный режим; в-третьих, все прочие объекты, не вошедшие в перечни запрещенных или ограниченных объектов, свободны для оборота.

При этом установление ограничений для перемещения товаров и услуг допускается только федеральным законом и только в случаях, когда это необходимо для обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья людей, охраны природы и культурных ценностей[2].

Принцип конкурентных начал экономики. Данный принцип закреплен прежде всего в ч. 2 ст. 34 Конституции, предусматривающей запрет на осуществление монопольной деятельности и недобросовестной конкуренции. Находит свое подтверждение данный принцип и в нормах отраслевого законодательства (см., например, ст. 10 ГК).

По существу монополизм, злоупотребление доминирующим положением на рынке и недобросовестная конкуренция есть явления одного порядка, поскольку увеличивают экономические возможности одних субъектов за счет других. Именно поэтому государство стремится создать систему норм, обеспечивающих надлежащую конкурентную среду, побуждающую предпринимателей к более эффективной работе.

Реализация данного принципа требует непрерывной работы, анализа изменяющихся условий рынка, оперативного учета динамики экономических показателей. Накопленный опыт организации и регулирования конкурентной среды позволил законодателю принять новый Закон о защите конкуренции.

Внесены изменения и дополнения также в иные законы и нормативные правовые акты, направленные на обеспечение конкуренции, включая ФЗ от 17 августа 1995 г. № 147-ФЗ «О естественных монополиях» (СЗ РФ. 1995. № 34. Ст. 3426). Закон о защите конкуренции расширил сферу действия антимонопольного (конкурентного) законодательства.

Введены также новые понятия, отражающие реалии современного рынка. Так, закреплено понятие «вертикальное соглашение», т.е. соглашение между хозяйствующими субъектами, один из которых приобретает товар или является его потенциальным приобретателем, а другой предоставляет товар (п. 19 ст. 4, ст. 12 Закона

0 защите конкуренции). Обычно это соглашения производителей с крупными продавцами о том, чтобы реализовывалась только их продукция, что, конечно же, сказывается на правах потребителей, а также других производителей. «Вертикальные соглашения» допускаются только на товарном рынке, только в письменной форме, только при использовании договора коммерческой концессии и в случае, если доля каждой стороны на рынке не превышает 20%[3].

Смысл принципа конкурентных начал в экономике состоит не только в пресечении деятельности монополистов, но и в решении проблем доступности товаров для потребителя (например, завышение цен), улучшении организации экономического оборота, поддержки перспективных экономических структур и направлений деятельности.

Новые правила организации конкурентной среды потенциально способны помочь и в устранении «скрытой» недобросовестной конкуренции, например, при поддержке мелких торговых точек «шаговой доступности», вытесняемых гигантами сетевой торговли.

В тексте Конституции имеются положения, закрепляющие разнообразные права и свободы, примерно 20 из них имеют прямое отношение к экономической деятельности. В этой связи уместно подчеркнуть, что всякая система норм уместна и оправдана лишь постольку, поскольку в конечном счете обеспечивает наличие, осуществление и защиту прав человека. «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства» (ст. 2 Конституции). Это конституционное положение следует дополнить указанием Римской конвенции, основавшей Совет Европы, о том, что приоритет имеют частные интересы отдельной (автономной) личности (Конвенция о защите прав человека и основных свобод, ETS № 005, Рим, 4 октября 1950 г.//СЗ РФ. 2001. №2. Ст. 163).

  • [1] См., например: Гаджиев Г.А. Защита основных экономических прав и свободпредпринимателей за рубежом и в Российской Федерации (опыт сравнительного исследования). М., 1995. С. 136—137.
  • [2] Подробнее о реализации данного принципа см.: Гапоненко В.Ф., Костюк О.М.Свобода индивидуальной предпринимательской деятельности и пределы правсубъектов при ее осуществлении // Законодательство. 2006. № 2. С. 28—34.
  • [3] Подробнее см.: Варламова А.Н. Новый закон о конкуренции // Законодательство. 2006. № 11. С. 56.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >