ЗАЩИТА ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ И ИХ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ

ЗАЩИТА ПРАВ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ И ОСОБЕННОСТИ РАССМОТРЕНИЯ СПОРОВ С ИХ УЧАСТИЕМ

Право на защиту ? Способы защиты ? Выбор способа защиты ? Виды, формы и меры ответственности предпринимателя ? Судебная форма защита прав предпринимателей ? Представление интересов предпринимателей в суде ? Государственная пошлина за рассмотрение дел в суде ? Третейский суд ? Самозащита ? Примирительные процедуры ? Административная форма защиты

Особенности защиты прав и интересов предпринимателей

Современное законодательство, признавая за предпринимателями определенные права и обязанности несомненно должно предоставить им право на защиту. В противном случае такое право является декларативным[1].

Право на защиту можно определить как предоставленную управомоченному лицу возможность применения мер правоохранительного характера для восстановления нарушенного или оспариваемого права. Необходимость в защите у предпринимателей появляется лишь тогда, когда возникают препятствия для осуществления гражданских прав, например контрагент просрочил поставку товара или оспаривает качество проведенных работ, или возник спор о принадлежности самого права и т.д. При этом деятельность предпринимателей, направленная на устранение преград в осуществлении своих прав и обязанностей, и составляет содержание защиты[2].

Объем правомочий по защите субъективных гражданских прав всегда зависит от целого ряда факторов, которые связаны как с самим защищаемым правом, так и с обстоятельствами его нарушения[3]. Поэтому предприниматель, защищая свое нарушенное право, зачастую стоит перед выбором оптимального способа защиты. Неверное его определение нередко влечет за собой отказ в осуществлении защиты[4], а также появление дополнительных расходов как материальных, так и временных.

Способы защиты субъективных гражданских прав и законных интересов установлены нормами гражданского законодательства (ст. 12—14 ГК[5]), а особенности их реализации, порядок применения, в том числе с использованием судебной или иной формы защиты, регулируются также иными отраслями законодательства, в частности процессуальным, налоговым, таможенным, административным и т.д.

Ответственность в сфере предпринимательства является формой государственного принуждения, которая предусмотрена нормами права. Являясь необходимым компонентом права[6], ответственность устанавливается и применяется с целью принуждения предпринимателей к соблюдению норм, правил и стандартов в рамках осуществления предпринимательской деятельности, обеспечения восстановления нарушенных прав и интересов других лиц и государства в целом, наказания за неисполнение обязанностей, а также предотвращения нарушения договоров и норм права предпринимателями[7]. Поэтому в литературе выделяется, по крайней мере, три функции ответственности: карательная (стимулирующая), превентивная (предупредительная) и компенсационная.

Ответственность в предпринимательской сфере, как правило, сопровождается применением санкций имущественного характера[8], последствием которых являются неблагоприятные для правонарушителя ограничения в виде возложения на него дополнительной обязанности или лишения принадлежащего ему права[9].

Дополнительная обязанность обычно связана с возмещением убытков, выплатой штрафа, неустойки, процентов за пользование чужими денежными средствами (ст. 395 ГК), а также возмещением вреда, причиненного жизни или здоровью граждан.

В свою очередь, лишение права также носит имущественный характер и выражается, например, в изъятии имущества в доход государства, полученного по сделке, совершенной с целью, противной основам правопорядка и нравственности (ст. 169 ГК). Ответственность в виде лишения права может привести к ограничению, а в некоторых случаях и прекращению правосубъектности предпринимателя. Так, например, несоблюдение экологических и санитарно-эпидемиологических требований при сборе, складировании, использовании, сжигании, переработке и ином обращении с отходами производства и потребления влечет административное приостановление деятельности на срок до 90 суток (ст. 3.12, 8.2 КоАП). Предпринимательская деятельность может быть приостановлена в случае осуществления ее с грубым нарушением условий, предусмотренных специальным разрешением, лицензией (ст. 14.1 КоАП) и т.д. Юридическое лицо подлежит ликвидации по решению суда в случае осуществления предпринимательской деятельности без надлежащего разрешения (лицензии) либо деятельности, запрещенной законом, либо с иными неоднократными или грубыми нарушениями закона или иных правовых актов (ст. 61 ГК). Возможна реорганизация юридического лица по решению уполномоченных органов в форме разделения или выделения из его состава одного или нескольких коммерческих организаций (ст. 57 ГК). К подобным мерам ответственности также следует отнести и применение уголовного наказания в виде:

  • • лишения свободы, например в случае получения индивидуальным предпринимателем или руководителем организации кредита или льготных условий кредитования путем представления банку или иному кредитору заведомо ложных сведений о хозяйственном положении либо своем финансовом положении (ст. 176 УК);
  • • лишения права занимать определенные должности, осуществлять определенную деятельность в случае уклонения от уплаты налогов субъекта предпринимательской деятельности (ст. 199 УК).

Из вышеизложенного следует, что меры ответственности в предпринимательских отношениях следует дифференцировать на меры гражданско-правовой, административно-правовой и уголовноправовой ответственности, каждая из которых может быть применена в зависимости от содержания правоотношения, размера вреда, степени тяжести и общественной опасности[10].

Гражданское законодательство предусматривает различные формы ответственности: убытки (ст. 15 ГК), уплата неустойки (ст. 330 ГК), процентов за пользование чужими денежными средствами (ст. 395 ГК), потеря задатка (ст. 381 ГК) и т.д.[11]

Участники предпринимательских отношений вправе установить форму ответственности и ее размер в гражданско-правовом договоре. К примеру, стороны в договоре указали, что за нарушение сроков поставки товара поставщик обязан будет оплатить заказчику пени в размере 3% от стоимости поставляемого товара.

Однако бывают случаи, когда санкция применяется к правонарушителю, не состоящему в договорных отношениях с потерпевшим. Так, в соответствии со ст. 18 Закона о защите прав потребителей производитель несет внедоговорную ответственность перед покупателем товара, поскольку в договорных отношениях с последним не состоит.

Следует особо указать на то, что ответственность по обязательствам, возникающим в связи с предпринимательской деятельностью, наступает независимо от вины (ст. 401 ГК). Повышенная ответственность предпринимателей выражается как в принципе солидарной ответственности (ст. 322 ГК), так и в особых условиях, касающихся одностороннего отказа от исполнения обязательств (ст. 310 ГК), в определении места исполнения обязательства (ст. 316 ГК)[12]. При этом добросовестная сторона не обязана доказывать вину нарушителя. Напротив, лицо, нарушившее договорное обязательство, должно доказать отсутствие своей вины, и оно признается виновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, которая от него требовалась, не приняло все меры к надлежащему исполнению обязательства (ст. 401 ГК). Только если должник представит доказательства, что нарушение обязательства стало следствием непреодолимой силы, он освобождается от ответственности. ГК дает квалифицирующие признаки понятия непреодолимой силы. К их числу относятся чрезвычайность и непредотвратимость в наступлении обстоятельств, делающих невозможным исполнение обязательства. Следует подчеркнуть, что такое событие носит временный характер и относится к неопределенному кругу лиц. Перечень форс-мажорных обстоятельств, как правило, заранее определяется в договоре. Это могут быть как причины стихийного характера (наводнения, пожары, землетрясения, цунами и т.д.), так и иные события (ограничение экспорта или импорта товаров, забастовки, военные действия, блокады и т.д.)[13].

Одновременно с этим в ГК содержится примерный перечень обстоятельств, не являющихся непреодолимой силой. К ним относятся отсутствие у должника денежных средств, нужных для исполнения обязательства товаров[14], банкротство кредитной организации[15] и т.д.

Однако правила о безвиновной ответственности предпринимателя являются диспозитивными, т.е. стороны вправе в договоре самостоятельно установить условие о вине[16]. Кроме того, наступление ответственности субъектов предпринимательской деятельности законом во многих случаях связывается с наличием вины. Например, ст. 538 ГК устанавливает, что производитель сельскохозяйственной продукции, не исполнивший обязательство по договору контрактации либо исполнивший его ненадлежащим образом, отвечает только при наличии своей вины. Если, например, причиной невыполнения обязательства явилось крайне дождливое или засушливое лето, производитель сельскохозяйственной продукции освобождается от ответственности за невыполнение договора контрактации. Исполнитель по договору на выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ по правилам ст. 777 ГК отвечает перед заказчиком за нарушение договора лишь постольку, поскольку он не доказал, что нарушение произошло не по его вине. В соответствии со ст. 796 ГК перевозчик несет ответственность за несохранность груза и багажа, если не докажет, что утрата, недостача или повреждение груза или багажа произошли вследствие обстоятельств, которые перевозчик не мог предотвратить и устранение которых от него не зависело.

Представляется обоснованной позиция, согласно которой бюджетная организация может быть привлечена к ответственности. Правовой статус учреждения и его недофинансирование не могут учитываться при рассмотрении вопроса о взыскании неустойки, поскольку не освобождают от ответственности за неисполнение обязательства. С учетом разъяснений, содержащихся в п. 8 Постановления Пленума ВАС РФ от 22 июня 2006 г. № 21 «О некоторых вопросах практики рассмотрения арбитражными судами споров с участием государственных и муниципальных учреждений, связанных с применением статьи 120 Гражданского кодекса Российской Федерации», отсутствие у учреждения находящихся в его распоряжении денежных средств само по себе нельзя расценивать как принятие им всех мер для надлежащего исполнения обязательства с той степенью заботливости и осмотрительности, которая требовалась от него по характеру обязательства и условиям оборота[17].

Среди различных форм ответственности особое место занимает возмещение убытков. По общему правилу убытки — это те отрицательные последствия, которые одно лицо понесло вследствие неправомерного поведения другого лица[18]. Эти потери включают в себя реальный ущерб и упущенную выгоду (ст. 15 ГК).

В состав реального ущерба входят не только фактически понесенные расходы, но и расходы, которые лицо должно будет произвести для восстановления нарушенного права. Необходимость таких расходов должна быть подтверждена документально (сметами, расчетами), а также, например, наличием вещи, на восстановление которой будут произведены затраты[19]. Наличие причинной связи между нарушением договора и наступившими убытками является одним из необходимых условий для наступления ответственности. Поэтому перед потерпевшей стороной стоит важная и крайне сложная задача — доказать данную причинно-следственную связь[20].

Нельзя не отметить тот факт, что на практике происходит смешение таких различных категорий, как убытки и сумма основного долга[21]. Однако отличие данных категорий очевидно[22]. Помимо основного долга существуют и иные денежные обязательства, которые обязательствами по возмещению убытков не являются, например возврат уплаченного.

Следует обратить особое внимание, что при определении упущенной выгоды учитываются меры, предпринятые кредитором для ее получения, и сделанные с этой целью приготовления (п. 4 ст. 393 ГК).

При установлении конкретного размера упущенной выгоды необходимо исходить из реальных условий коммерческого оборота. При этом суды не принимают в качестве доказательства предположительные расчеты истца и учитывают только точные данные, которые бесспорно подтверждают реальную возможность получения дохода, если бы обязательство было исполнено надлежащим образом. Суды, как правило, требуют представлять письменные доказательства: договоры, заключенные с контрагентами, гарантийные письма с предложениями о заключении договоров, предварительные договоры, протоколы о намерениях и т.д.

В соответствии со ст. 400 ГК законом или договором может быть установлена ограниченная ответственность. Например, в случае причинения покупателю убытков энерготеплоснабжающая организация возмещает лишь реальный ущерб (ст. 547 ГК). В ст. 796 ГК устанавливается ответственность перевозчика только в пределах стоимости перевозимого груза или багажа. При расторжении договора безвозмездного пользования ссудодатель возмещает ссудополучателю понесенный им реальный ущерб (ст. 692 ГК). Размер возмещаемых убытков лицу, действовавшему в чужом интересе, ограничен ст. 984 ГК. Большое число ограничений размера возмещаемых убытков содержат и законы, изданные в развитие ГК[23].

Проектом ГК предусмотрено изменение подходов к возмещению убытков. Так, для облегчения процедур по расчету и доказыванию размера убытков предполагается установить норму о том, что их размер должен устанавливаться с разумной степенью достоверности, но если это сделать сложно, суд не вправе отказать в их возмещении; в таком случае он сам должен определить размер убытков исходя из всех обстоятельств дела и с учетом принципа соразмерности. Проще говоря, в удовлетворении иска не может быть отказано лишь по причине недоказанности размера убытков.

Законодательство РФ устанавливает ответственность за неисполнение денежных обязательств. Так, в соответствии со ст. 395 ГК за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки либо неосновательного получения или сбережения их за счет другого лица, подлежат уплате проценты на сумму этих средств. При этом они подлежат уплате независимо от того, получены ли чужие денежные средства в соответствии с договором либо при отсутствии договорных отношений.

Проценты за пользование чужими денежными средствами имеют ряд особенностей, которые позволяют отличать их от иных форм ответственности. Во-первых, по своей правовой природе они отличаются от процентов, подлежащих уплате за пользование денежными средствами, предоставленными на основании договора на возвратной основе (договор займа или кредитный договор) либо в качестве коммерческого кредита. Во-вторых, проценты имеют компенсационную природу. Вследствие этого суд вправе в порядке ст. 333 ГК уменьшить ставку процентов, взыскиваемых в связи с просрочкой исполнения денежного обязательства, в случае, если эта ставка явно несоразмерна последствиям просрочки. В-третьих, они являются мерой гражданско-правовой ответственности[24].

Размер процентов определяется учетной ставкой банковского процента на день исполнения денежного обязательства, которая существует в месте жительстве (в месте нахождения) кредитора.

Проект ГК предлагает изменить порядок определения процентов по ст. 395 ГК, а также ввести отдельную статью (ст. 317.1) о «законных процентах» в отношениях предпринимательской деятельности, чтобы отличать взыскание процентов как меру ответственности и взимание процентов в качестве платы за пользование денежными средствами.

Одной из «популярных» форм ответственности за нарушение обязательства является неустойка. Ее основная правовая функция заключается в укреплении обязательства путем обеспечения интереса кредитора. Размер неустойки может быть установлен сторонами в договоре в виде процента от суммы договора или его неисполненной части, в твердой денежной сумме. В некоторых случаях неустойка устанавливается в законе (законная неустойка). Например, в ст. 23 Закона о защите прав потребителей установлена ответственность продавца за просрочку исполнения требования потребителя в виде неустойки, размер которой составляет 1% в день от стоимости товара.

Неустойка может быть выражена в виде штрафа или пени. Штраф — это однократно взыскиваемая неустойка, определяемая в твердой денежной сумме либо в процентах к определенной величине. В свою очередь пеня взыскивается нарастающим итогом за каждый день просрочки исполнения обязательства, например при задержке оплаты арендных платежей, поставленной продукции и т.д.

Широкое распространение неустойки объясняется относительной простотой ее взыскания, поскольку в данном случае кредитор не должен доказывать наличие убытков (ст. 330 ГК). Но поскольку неустойка носит компенсационно-штрафной характер, закон и устанавливает определенные правила ее соотношения с убытками. В зависимости от сочетания неустойки с возмещением убытков, закон (ст. 394 ГК) различает четыре вида неустойки: зачетная, исключительная, альтернативная и штрафная.

В соответствии со ст. 333 ГК суду предоставляется право на уменьшение неустойки не только договорной, но и законной. Основанием уменьшения является явная несоразмерность неустойки последствиям нарушения[25]. Естественно, что должник заинтересован доказать незначительность нарушения, а в некоторых случаях и отсутствие убытков у кредитора для уменьшения размера неустойки. В судебной практике встречаются случаи, когда суд предлагает именно истцу предоставить доказательства понесенных убытков[26]. Различия судебной практики в этом вопросе во многом устраняются в силу положений постановления Пленума ВАС РФ от 22 декабря 2011 г. № 81 «О некоторых вопросах применения ст. 333 Гражданского кодекса Российской Федерации» (Вестник ВАС РФ. 2012. М2). В нем, в частности, отмечено, что по общему правилу неустойка снижается по заявлению ответчика, но снижение ее ниже однократной учетной ставки Банка России допускается лишь в экстраординарных случаях. По требованию об уплате неустойки кредитор не обязан доказывать причинение ему убытков, он может в опровержение заявления ответчика о снижении неустойки представить доказательства, свидетельствующие о том, какие последствия имеют подобные нарушения обязательства для кредитора, действующего в гражданском обороте разумно и осмотрительно при сравнимых обстоятельствах, в том числе основанные на средних показателях по рынку (изменение процентных ставок по кредитам или рыночных цен на определенные виды товаров в соответствующий период, колебания валютных курсов и т.д.). При этом доводы ответчика о невозможности исполнения обязательства вследствие тяжелого финансового положения, о неисполнении обязательств контрагентами, о наличии задолженности перед другими кредиторами, о наложении ареста на денежные средства или иное имущество ответчика, о непоступлении денежных средств из бюджета, о добровольном погашении долга полностью или в части на день рассмотрения спора, о выполнении ответчиком социально значимых функций, о наличии у должника обязанности по уплате процентов за пользование денежными средствами (например, процентов по договору займа) сами по себе не могут служить основанием для снижения неустойки на основании ст. 333 ГК.

Относительно ответственности в виде компенсации морального вреда в предпринимательских отношениях ведутся споры в течение многих лет. Арбитражные суды придерживаются следующей позиции: юридическое лицо не может испытывать нравственные и физические страдания, следовательно, ему невозможно компенсировать моральный вред. Однако нельзя исключать возможность возмещения юридическими лицами так называемого репутационного вреда.

По мнению Конституционного Суда РФ, отсутствие прямого указания в законе на способ защиты деловой репутации юридических лиц не лишает их права предъявлять требования о компенсации убытков, в том числе нематериальных, причиненных умалением деловой репутации[27]. Конституционный Суд РФ сослался на решение Европейского суда по правам человека от 6 апреля 2000 г. по делу «“Компания Комингерсолль С.А.” против Португалии», в котором указывалось, что суд не может исключить возможность присуждения коммерческой компании компенсации за нематериальные убытки, которые «могут включать виды требований, являющиеся в большей или меньшей степени «объективными» или «субъективными»[28].

Рассматривая способы привлечения должника к ответственности, нельзя не указать на меры оперативного воздействия. Задача последних состоит в охране прав и законных интересов управомоченных лиц. Такие меры применяются лишь в том случае, когда обязанная сторона допустила нарушения, например не осуществила поставку в определенный договором срок, уклоняется от выполнения работ, систематически задерживает оплату[29]. Особенностью данных мер является односторонний и внесудебный характер их применения. Использование мер оперативного воздействия в конечном счете приводит к появлению невыгодных имущественных последствий для должника, тем не менее они не связаны напрямую с такой функцией, как восстановление имущественной сферы кредитора. Меры оперативного воздействия призваны в первую очередь побуждать сторону, допустившую просрочку исполнения, к надлежащему исполнению ранее принятых на себя обязанностей.

Наиболее действенной мерой оперативного воздействия является право кредитора на односторонний отказ от исполнения договора в связи с нарушением контрагентом условий договора. Такой отказ от договора возможен, если он допускается законом или соглашением сторон (ст. 450 ГК). Например, ст. 475 ГК предусматривает право покупателя отказаться от исполнения договора в случае существенного нарушения требований к качеству товара. В силу ст. 716 ГК подрядчик вправе отказаться от исполнения договора подряда, если заказчик, несмотря на своевременное и обоснованное предупреждение со стороны подрядчика, в разумный срок не заменит недоброкачественные материалы.

Отказ от исполнения договора должен совершаться в письменной форме. С момента получения контрагентом соответствующего уведомления договор считается расторгнутым, если иное не указано в самом договоре[30].

Субъект предпринимательской деятельности, являясь профессиональным участником экономических отношений, обязан всегда проявлять максимальную степень заботливости и осмотрительности для надлежащего исполнения своих обязательств. Вопрос о вине не должен приниматься во внимание при привлечении предпринимателя к гражданско-правовой ответственности, поскольку ее специфика обусловлена компенсационным характером и необходимостью восстановления имущественной сферы потерпевшего. Исключения из этого правила могут быть направлены лишь на защиту конкретных интересов сторон договора и установлены законом или договором. В свою очередь, административная или уголовная ответственность наступает за нарушение публичных интересов и носит конфискационный характер, например штраф или изъятие имущества в доход государства. Поэтому в последнем случае вина обязательно должна приниматься во внимание при привлечении к ответственности.

  • [1] См.: Грибанов П.В. Осуществление и защита гражданских прав. М., 2000. С. 104.
  • [2] См.: Свердлык Г.А., Страунинг Э.Л. Защита и самозащита гражданских прав:Учеб, пособие. М., 2002. С. 6.
  • [3] См., например: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: общиеположения. М., 1998. С. 626 и послед.; Вершинин А.П. Выбор способа защитыгражданских прав. СПБ, 2000. С. 22.
  • [4] Это подтверждается и судебной практикой — см., например: постановлениеПрезидиума ВАС РФ от 16 марта 1996 г. № 334/96 // Вестник ВАС РФ. 1996.№ 7. С. 25.
  • [5] В Проект ГК способы защиты права дополнены таким средством, как компенсация ущерба, причиненного правомерными действиями государственных органов и органов местного самоуправления (ст. 16.1 Проекта ГК).
  • [6] См.: Пугинский Б.И. Коммерческое право России. М., 2000. С. 262.
  • [7] См.: Хачатуров Р.Л., Ягутян Р.Г. Юридическая ответственность. Тольятти, 1995.С. 58 и послед.; Иоффе О.С. Избранные труды: В 4 т. Т. 1. Правоотношения посоветскому гражданскому праву. Ответственность по советскому гражданскомуправу. СПб., 2003. С. 206-207.
  • [8] См.: Белякова О.А. Предпринимательское право: Учеб, пособие. М., 2006.
  • [9] См.: Хачатуров Р.Л., Ягутян Р.Г. Указ. соч. С. 68.
  • [10] См.: Предпринимательское право Российской Федерации / Отв. ред. Е.П. Губин, П.Г. Лахно. М., 2003.
  • [11] См.: Гражданское право: Учебник. Т. 1 / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого, М., 2000. С. 532 и послед.; Баринова Е.В. Понятие, виды и формы гражданско-правовой ответственности за нарушение договорного обязательства //Актуальные проблемы гражданского права: Сб. ст. Вып 6 / Под ред. О.Ю. Шилохвоста. М., 2003. С. 274 и послед.
  • [12] Гражданское право России. Общая часть: Курс лекций / Под ред. О.Н. Сади-кова. М., 2001.
  • [13] См.: Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от24 ноября 1998 г. № КГ-А40/2851-98 // СПС «Гарант».
  • [14] Например, см.: Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 5 января 2000 г. № Ф08-2993/99; постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 24 марта 1999 г.№ АЗЗ-2449/98-С1-Ф02-394/99-С2 // СПС «Гарант».
  • [15] См.: Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западногоокруга от 16 октября 1996 г. № 1482/96 // СПС «Гарант».
  • [16] См.: Илюшина М.Н., Челышев М.Ю., Ситдикова Р.И. Коммерческие сделки:теория и практика: Учебно-практическое пособие. М., 2005. С. 127 и послед.
  • [17] См.: Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от18 ноября 2011 г. № Ф06-10338/11 по делу № А65-28386/2010 // СПС «Гарант».
  • [18] См.: Гражданское право. В 4 т. Т. 1: Общая часть / Под ред. Е.А. Суханова. М.,2004. С. 601 и послед.
  • [19] См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 13 июня 2000 г. № 8904/99 // СПС«Гарант».
  • [20] См.: Евтеев В.С. Проблема доказывания причинной связи между неисполнением договора и убытками // Законодательство. 2005. № 12. С. 15 и послед.
  • [21] См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 22 июня 1999 г. № 8573/98 // СПС«Гарант».
  • [22] См.: Савенкова О.В. Возмещение убытков в современном гражданском праве //Убытки и практика их возмещения: Сб. статей / Отв. ред. М.А. Рожкова. М.,2006. С. 26—33; Нам К. Ответственность за нарушение обязательств // Хозяйство и право. 1997. № 4. С. 132.
  • [23] См.: Мякинина А.В. Ограничение размера возмещаемых убытков в гражданскомправе Российской Федерации // Убытки и практика их возмещения: Сб. статей /Отв. ред. М.А. Рожкова. М., 2006. С. 295—305.
  • [24] См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума ВАС РФ от8 октября 1998 г. № 13/14 «О практике применения положений Гражданскогокодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами» // РГ. 1998. 27 окт.
  • [25] См.: Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 14 июля 1997 г. № 17«Обзор практики применения арбитражными судами статьи 333 Гражданскогокодекса Российской Федерации» // Вестник ВАС. 1997. № 9.
  • [26] См.: Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказскогоокруга от 8 января 2004 г. № Ф08-5227/03 // СПС «Гарант».
  • [27] См.: Определение Конституционного Суда РФ от 4 декабря 2003 г. № 508-0«Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Шлафмана Владимира Аркадьевича на нарушение его конституционных прав пунктом 7 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации» // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 2004. № 3.
  • [28] Европейский Суд по правам человека и Российская Федерация. Постановленияи решения, вынесенные до 1 марта 2004 года / Отв. ред. Ю.Ю. Берестнев.М„ 2005.
  • [29] См.: Грибанов В.П. Осуществление и зашита гражданских прав. М., 2001.С. 133-137.
  • [30] См.: Карпов М.С. Гражданско-правовые меры оперативного воздействия. М.,2004. С. 117 и послед.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >